Читать онлайн Шотландские тайны, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - 3. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шотландские тайны - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 106)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шотландские тайны - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шотландские тайны - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Шотландские тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3.

Английский помещик возвращался в свои шотландские владения, и любой из поджидавших его под Фирдарским мостом молодых людей охотно свел бы с ним счеты, если бы получил приказ своего вожака. За прошедшие двенадцать месяцев отношение батраков и арендаторов к своему отсутствующему господину сильно изменилось. Было время, когда они не обращали особого внимания на приезды и отъезды лорда Рендала. У него была своя жизнь, у обитателей здешних мест — своя. Так было и прежде, при его отце. Но теперь все стало совсем иначе.
В поместье появился новый управляющий из Лоуленда <Лоуленд — менее гористая часть Шотландии, расположенная южнее Хайленда.>. Звали этого человека Серль, и до местных жителей ему не было никакого дела. Он решил вышвырнуть бедняков из их домов и оставить без работы, обрекая несчастных на голодную смерть. Он нагло заявил им, что Страткерн превращен теперь в охотничье хозяйство, а тысячи акров окружающих его земель станут отныне охотничьими угодьями. Лучшие леса и долины Дисайда предназначались теперь только для того, чтобы английский помещик мог здесь всласть порезвиться со своими английскими гостями.
И вот вернувшиеся с войны мужчины обнаружили, что дома их сожжены, а семьи нашли приют в расположенных поблизости коровниках и конюшнях. Впрочем, так повезло далеко не всем. Многие жили теперь под открытым небом, как кочевавшие в окрестностях цыгане.
Урожай уже был убран, приближалась суровая зима, и мужчины, которым нужно было кормить свои семьи, совершенно не знали, что делать.
Молодой парень, словно только что оперившийся птенец в стае орлов, прохаживался среди мужчин, радушно предлагая каждому добрый глоток уэсгебиты, чтобы согреться и не дрожать на ветру. Ведь ночной холод пробирал до костей… На голове у юноши была шотландская шапочка с орлиным пером. Тартан — плед в зеленую и голубую клетку, — наброшенный на узкие плечи и сколотый свинцово-оловянной пряжкой в виде оленьей головы, свидетельствовал, что парень принадлежит к клану Гордонов. На ногах у юноши, как и у всех вокруг, красовались шерстяные шотландские гетры, плотно обтягивавшие его голени. Пожалуй, он больше всех здесь походил на настоящего кельта — темноволосый, узкокостный и гибкий, напоминающий чем-то одного из тех хайлендских пони, что были сейчас привязаны к рябинам на берегу ручья.
— Мы устроим тут его светлости теплый прием! Пусть знает, как встречают англичан шотландские горцы! — усмехнулся Джемми Макгрегор, крупный рыжебородый мужчина с веселыми темными глазами. Откинув назад голову, он жадно отпил из предложенной ему кожаной фляги.
Мужчины расхохотались, но тут раздался чей-то предостерегающий голос:
— Но только никакого кровопролития! Помните, что сказал Дарок. Нам надо лишь немного попугать этого сас-сенаха, чтобы он побыстрее убрался прочь.
— Таких, как он, не испугаешь, — мрачно возразил Макгрегор. — Я видел его в деле! В бою под Ватерлоо… Разве я вам не рассказывал? Да он настоящий герой! Этот паршивец просто не знает, что такое страх. И если мы хотим, чтобы он убрался отсюда, то нам надо придумать что-нибудь посерьезнее этой дурацкой засады. Господи! Это же просто детские игрушки!
Все загомонили разом, но смолкли, когда начал говорить молодой Гордон.
— Что ж… Может, Макгрегор и прав, — задумчиво произнес юноша. — Но это ведь только начало! И даже если Рендал действительно бесстрашен, я сильно сомневаюсь, что гости его слеплены из того же теста. И раз им нужна охота, то мы им ее устроим, только они будут добычей, а мы — егерями.
С пареньком никто не стал спорить. Во-первых, он всего лишь повторил то, что говорил их вожак Дарок. А во-вторых, несмотря на молодость Гордона, мнение его имело определенный вес. Жизнь обитателей Хайленда всегда была нелегкой, и даже в лучшие времена детям тут зачастую приходилось ложиться спать голодными. Молодой Гордон помог многим семьям выбраться из нужды, предложив мужчинам заняться весьма прибыльным делом. Они и занялись — контрабандой виски. Каждый мог подтвердить, сколь выгодно поставлять в соседние городки уэсге-биту. Конечно, при том условии, что тебя не поймают. Но опасность была невелика. Юный родич Дарока не только знал все тайные тропы в округе как свои пять пальцев, но еще и издали чуял любые засады и ловушки властей!
О пареньке ходили самые разные слухи. Одни говорили, что он — сводный брат Дарока, что мальчишку похитили цыгане и что лишь год назад Дарок узнал о его существовании. Другие, глядя на смуглую кожу юноши, покачивали головами и клялись, что он и есть самый настоящий цыган. Наверняка было известно только то, что Дарок печется о юноше, как нежная мать о любимом сыне. И когда контрабандисты попадали в какую-нибудь передрягу — а такое временами случалось, — то все знали: чтобы не навлечь на свою голову гнев Дарока, нужно прежде всего позаботиться о безопасности мальчишки.
— Эх! Надо было мне проткнуть этого мерзавца штыком! Ведь я же вполне мог это сделать! — заявил Макгрегор.
— Это когда же? — рассеянно спросил юноша. Он только вполуха слушал сердитого молодого горца, который подошел к нему, чтобы проверить, хорошо ли привязаны стоящие тут же лошади.
— При Ватерлоо, — пояснил горец. — Прости меня, господи, но он казался таким смелым, таким отчаянным… Ну прямо настоящий Рендал! И я готов был идти за ним хоть в рай, хоть в ад! — Макгрегор покачал головой и, наверное, добавил бы что-нибудь еще, но вдруг заметил, как на ресницах у юноши что-то заблестело. А ресницы эти были длинными, густыми и загибались вверх, как у девушки.
— Так ты, значит, из клана Гордона? — полюбопытствовал Макгрегор, пристально разглядывая паренька.
— Да.
Юноша облизнул губы.
— У Рендала был двоюродный брат по имени Дэвид, — дрогнувшим голосом сказал он. — Дэвид Рендал… Он погиб при Ватерлоо. Ты не знаешь, как это случилось?
«А у мальчишки-то еще молоко на губах не обсохло. Совсем ребенок», — с удивлением подумал Макгрегор. Раньше он считал, что парень куда старше.
— Он спасал Рендала. Я видел это собственными глазами, — мрачно изрек горец.
— И что же ты видел? — взволнованно спросил паренек.
— Ну… он повернул назад и выхватил Рендала прямо из-под сабли француза-кавалериста. Дэвид был смелым солдатом. Послушай, сколько тебе лет?
Юноша сразу насторожился.
— Сколько надо! — резко ответил он и ехидно поинтересовался: — А много ли тебе самому?
— Мне-то? Восемнадцать, — сказал Макгрегор, широко улыбаясь. — Возраст — в самый раз! Это тебе может подтвердить множество красоток по всей Шотландии. А ты-то имел дело хоть с одной?
Глаза юноши гневно блеснули, и он повернулся, чтобы проверить подпругу у своей лошади.
На широкое плечо Макгрегора опустилась тяжелая рука.
— Перестань приставать к парню, — пророкотал Тод Кромби. Он был помощником Дарока и в его отсутствие руководил этим маленьким отрядом.
— Парню? — недовольно переспросил Макгрегор. — Да он еще совсем ребенок! От горшка два вершка — а туда же! Ему еще за материну юбку держаться! Готов поклясться, что он ни одну девчонку не…
— Хватит! — рявкнул Кромби и схватил Макгрегора за горло. — Придержи свой дурацкий язык или дождешься, что Дарок самолично растолкует тебе, когда стоит открывать рот, а когда и не стоит.
Макгрегор был горд, самолюбив и не сомневался в том, что по крайней мере раза в три сильнее Тода Кромби, самого пожилого среди них. Но слова старика так изумили парня, что он не разъярился и не отшвырнул Тода в сторону. Просто подумал, что есть, видно, в молодом Гордоне что-то такое, чего он, Макгрегор, понять не в силах. Он очень мало знал об этом мальчишке, поскольку совсем недавно вернулся с войны. Но одно было совершенно ясно: Дарок и его помощник берегли сопляка как зеницу ока.
Отбросив руку Кромби, Макгрегор потер шею и упрямо продолжил:
— Послушай, вместо того, чтобы делать из парня неженку, нам бы надо окрестить его да превратить в настоящего мужчину.
— Это как же? — воскликнул молодой Гордон, сжимая кулаки. Юноша явно готов был полезть в драку.
Макгрегор снисходительно улыбнулся.
— Сопливый щенок, — насмешливо бросил он. — Да просто уложить тебя с девушкой. Когда я в следующий раз поеду в Баллатер, то возьму тебя с собой. Или тебе не нравятся девушки?
— Почему же, конечно, нравятся, — пробормотал юноша, и все вокруг расхохотались.
— Тихо! — цыкнул Тод Кромби.
Все подняли головы и услышали приглушенный стук копыт. Потом негромкий голос произнес пароль (это был девиз клана Гордонов), и Дарок, уже не таясь, с шумом спустился по склону холма и спрыгнул с лошади.
Даже в неверном свете осенних сумерек внешность этого человека поражала окружающих. Молодой, породистый, отважный… Все, кому приходилось с ним встречаться, сразу же испытывали на себе огромную притягательную силу его личности. Любой клан почел бы за честь иметь такого вождя, но, к сожалению, титул этот передавался только по наследству, а Дуглас Гордон из Дарока принадлежал к одной из младших ветвей большого клана Гордонов. Он владел лесами и полями, но никогда не смог бы стать вождем.
— Парни, поднимайтесь — и за дело, — распорядился он, — вы знаете, с чего начать. — Его взгляд перебегал с одного лица на другое, пока не остановился на мальчишке. — А тебе придется поскучать здесь. Надо же кому-то присмотреть за лошадьми, — сказал Дарок и, не обращая внимания на протесты юноши, повел своих людей вверх по склону холма.
* * *
А в то же самое время Ренд, следуя за огнями собственного экипажа, подъезжал на своем могучем гнедом коне к Фирдарскому мосту. Молодой человек был рад вырваться из тесноты кареты и немного размяться, хотя это и означало, что ему придется ехать бок о бок с отрядом кавалеристов из гарнизона в Бреймаре.
Их командир остановил Ренда в шести милях к востоку от деревни и сообщил, что они выехали на поиски контрабандистов. Движущийся в сумерках одинокий экипаж показался им крайне подозрительным. Ренд объяснил бравому служаке, что собирался провести ночь-другую в Инвери, но получил письмо от своего управляющего, в котором тот настоятельно просил его не откладывать своего приезда. И поскольку завтра — воскресенье, а в этот праздничный день в Шотландии запрещено ездить по королевским дорогам, то он, лорд Рендал, решил отправиться в путь незамедлительно.
Ренд так и не понял, поверили ему или нет. Но зато он получил отряд кавалеристов, который должен был проводить его до дверей его собственного дома. Что ж… Ренда это вполне устраивало. Одинокий экипаж, движущийся в темноте, мог показаться бандитам легкой добычей, грозный же вид английских солдат явно остудит самые горячие головы.
Дорога из Перта была длинной, но вовсе не скучной. Надо быть совсем уж злобным брюзгой, чтобы не залюбоваться шотландским Хайлендом. И что бы там ни говорили о Шотландии — а сам Ренд мог о ней много чего сказать, — но край этот был одним из самых прекрасных в мире. Поросшие вереском склоны холмов, заснеженные горные вершины, дремучие леса во всем великолепии осеннего убранства, реки и озера с водой такой кристальной чистоты, что виден каждый голыш на каменистом дне, — все эти места от Дункельда через ущелье до самого Бреймара… Да тот, кто не был здесь, никогда и не поверит, что есть на свете такая красота. Ренд назвал бы ее первозданной — в самом лучшем смысле слова. Здесь почти не ощущалось присутствия человека — и это шло Хайленду лишь на пользу.
Конечно, и погода была великолепной, что тоже радовало Ренда. Если бы шел дождь, то все вокруг выглядело бы совершенно иначе. Когда в Шотландии заряжали дожди, надо было срочно укладывать чемоданы и переезжать в Англию или строить ковчег. Так Ренд пошутил в присутствии своего доброго друга и радушного хозяина, Джона Мюррея из Инвери, у которого собирался остановиться на несколько дней; однако острота Ренда не вызвала у Джона ни тени улыбки. Трудно разговаривать с этими шотландцами. У них совершенно нет чувства юмора. Очень уж они суровы. Это шотландское слово, но Ренд прекрасно понимал, что оно означает. С шотландцами все было бы в порядке, если бы только они относились к себе чуть менее серьезно и умели бы чуть больше наслаждаться жизнью.
Тут мысли Ренда перескочили на другое. Дэвид. Сейчас, когда было уже слишком поздно, Ренд горько сожалел, что не успел узнать своего двоюродного брата получше. Вернувшись в Англию после Ватерлоо, Ренд нанес визит отцу Дэвида, надеясь получить ответы на некоторые свои вопросы. Но молодой человек приехал слишком рано. Старик был убит горем. И Ренду пришлось уйти, так и не услышав о кузене ничего такого, чего он не знал бы раньше. Черт возьми, Ренд ненавидел всякие соболезнования! Это просто пустая трата времени! Глупость! Чушь!
Но теперь с этим покончено. И Ренд вовсе не собирается сочувствовать той девушке, хотя она, разумеется, тоже оплакивает Дэвида. Она была как-то связана с ним. А Ренд дал Дэвиду слово позаботиться о ней. Вот только Ренд был совсем не уверен в том, что ему ясно, к чему его тогда подталкивал Дэвид. С тех пор Ренд сотни раз обдумывал их последний разговор и перебирал в памяти слова, которые Дэвид произнес в палатке накануне битвы. Девушка. Шотландия. Нет, Ренд не понимал, что все это значит. Ему было известно лишь одно: Дэвид хотел, чтобы он, Ренд, приехал сюда. Что ж… Возможно, пока ему и не надо знать больше.
Очень жаль, что девушка принадлежит к роду Рендалов из Гленшила. Старой вражде будет не так легко положить конец, хотя в общем-то Ренд не унывал и считал, что сумеет заставить Гленшилов подчиниться, если возьмется за дело всерьез. По словам матери Ренда, только Гленшилы и продолжали поддерживать эту междоусобицу. За долгие годы семья Ренда несколько раз пыталась наладить отношения с родственниками, но старик Гленшил со злобным упорством отказывался идти на мировую. Что ж… семья Ренда не слишком переживала из-за этого. В Англии Рендалы были крупными землевладельцами, женились на знатных английских девушках, и каждый такой брак преумножал семейные богатства. Как Ренд и говорил когда-то Дэвиду, шотландскими у Рендалов остались лишь имя и титул. Во всем остальном они были англичанами до мозга костей. Правда, в сердце Ренда вдруг проснулась любовь к Шотландии… Видимо, из-за той девушки… Интересно, что она наговорила Дэвиду, этому юному мечтателю?..
Из-за скал вдруг появилось небольшое стадо благородных оленей. Животные высыпали на дорогу прямо перед маленьким отрядом. Испуганные кони поднялись на дыбы и попятились назад, сбросив двух кавалеристов на землю. Мужчины, проклиная все на свете, начали успокаивать своих скакунов, но это оказалось непростым делом. Одна лошадь ударила кого-то копытом и стремительно унеслась прочь.
— У, глупые твари! — прокричал один из кавалеристов, поднимаясь с земли и грозя кулаком вслед удалявшемуся оленю.
Наконец порядок был восстановлен, но экипаж Ренда успел тем временем исчезнуть в густой тени, которую отбрасывали сосны, росшие вдоль дороги. Так что отряду предстояло теперь двигаться вперед, надеясь лишь на неверный свет луны.
— Давайте поторопимся, — сказал Ренд. — Мой экипаж обогнал нас. — При этом молодой человек подумал, что оленей наверняка кто-то спугнул.
И он не ошибся. Это подтвердили звуки охотничьего рога, в следующий миг разорвавшие ночную тишину. И тут же впереди загрохотали выстрелы и раздался дикий вой, словно все демоны ада вырвались из преисподней и резвились теперь на лесной дороге.
— Засада! — закричал капитан драгун. Его солдаты выхватили пистолеты, пришпорили лошадей и помчались вперед.
Выскочив из-за деревьев, все сразу увидели, что карету Ренда окружила дюжина шотландских горцев — верховых и пеших. Ренду показалось, что все они очень молоды и похожи на толпу буйных школьников, решивших пошалить и ужасно довольных своей смелостью.
— Солдаты! — предостерегающе крикнул человек, сидевший на козлах, и его товарищ взмахнул кнутом. Экипаж покачнулся и стремительно помчался вперед
Не успели драгуны прицелиться, как над головами у них просвистели пули. Горцы же перепрыгнули через каменистые канавы, проскользнули меж валунов и растаяли за деревьями. Кавалеристы стреляли наугад. Но вокруг уже все замерло: никого не видно, ничего не слышно.
— Вперед, за экипажем! — скомандовал капитан, и драгуны устремились в погоню за каретой.
Вскоре Ренд отстал от них. Подумав, он свернул с дороги и, держась в тени деревьев, поехал напрямик к Фирдарскому мосту. Минут через десять молодой человек остановился возле двух высоких сосен.
Он был почти уверен в том, что ни его кучеру, ни слуге, оказавшемуся единственным пассажиром экипажа, горцы не причинили ни малейшего вреда. Если бы они и впрямь хотели перебить тех, кто ехал в карете, то сделали бы это двумя-тремя выстрелами. Нет, это явно была просто злая шутка. Ренд сразу вспомнил проказы сорвавшихся с цепи молодых повес. Он ведь и сам лет десять назад был таким же… Но когда в ход идут пистолеты и ружья, то это уже трудно назвать невинными шалостями. И поскольку Ренд сильно подозревал, что шутники поджидали в придорожных кустах его самого, то твердо решил пресечь все это в зародыше.
… Его терпение было вознаграждено. Сначала он увидел тени, скользнувшие через дорогу, потом услышал смех, приглушенный, но вполне явственный. Люди неторопливо шли к мосту. Стараясь двигаться бесшумно, Ренд поспешил вслед за ними. Он ничуть не удивился, увидев, как на лужайку выводят лошадей. Они словно возникли из воздуха. Ну так что ж… Людям же надо как-то вернуться домой.
Снова раздались выстрелы, на этот раз у реки, а немного погодя запел охотничий рожок. Горцы торжествовали.
— Молодцы, парни, все отлично! А теперь надо быстро убираться отсюда, — сказал один из них.
Когда всадники двинулись прочь, Ренд выбрал себе жертву. Ему повезло. Последним уезжал какой-то подросток. Ренд не собирался причинить ему вреда, по крайней мере существенного. Но если понадобится, Ренд надает сопляку пощечин. Это быстро развяжет ему язык! Да и вообще, мальчишку стоит проучить! Нечего такому молокососу впутываться в мужские дела. Когда Ренд с ним разберется, малыш будет рад-радешенек вернуться к своим игрушкам.
* * *
… Выбравшись на поросшую вереском пустошь, Кейтлин позволила своей лошади самой выбирать дорогу. Лошадка хайлендской породы шла вперед уверенной рысцой, которая в этих коварных местах была куда надежнее галопа лихих скакунов. Даже если бы луна не освещала путь, лошадка с завязанными глазами смогла бы найти дорогу в свое стойло. От Кейтлин требовалось лишь одно: направить кобылку в нужную сторону.
Не было ничего удивительного в том, что мысли девушки вновь вернулись к Дэвиду. По словам Джемми Макгрегора, молодой майор спас своего кузена ценою собственной жизни. Зная Дэвида, Кейтлин сочла его самопожертвование вполне естественным и утешалась теперь лишь тем, что юноша умер счастливым. Он ведь вырвал из когтей смерти человека, которого любил как брата и почитал как Господа Бога.
Ей очень недоставало Дэвида. Горе ее трудно было описать словами. Он был единственным человеком, которому она доверяла, с которым говорила по душам. Оба они, как сказал ей однажды Дэвид, были «белыми воронами», «чужаками» в собственных семьях, оба скрывали от окружающих свои тайны. Это-то, пожалуй, больше всего и влекло молодых людей друг к другу.
Погрузившись в свои мысли, Кейтлин совсем забыла об опасностях, которые могли подстерегать ее в эту ночную пору. Девушка была уже на полпути к дому, когда обнаружила, что кто-то едет за ней следом. Она не испугалась, по крайней мере, сначала. Кейтлин была почти уверена, что Макгрегор увяжется за ней. Очень уж она его заинтересовала — то есть не она, конечно, а паренек по имени Дирк Гордон. Беда в том, что очень уж самонадеянным типом оказался этот Джемми Макгрегор! Он, видите ли, повидал мир, участвовал вместе с горцами Гордона в сражении при Ватерлоо и считал себя теперь человеком опытным и просвещенным. На парней, которые никогда не покидали узких горных долин Шотландии, Макгрегор смотрел свысока. Приказам вожака он подчинялся с большой неохотой, и Кейтлин не знала, буйная ли кровь Макгрегоров тому виной или чин капрала, до которого Джемми дослужился в британской армии.
Девушка натянула поводья и заставила кобылку сделать полукруг. На открытом пространстве, поросшем вереском, ее преследователю негде было укрыться. Сначала Кейтлин решила, что не ошиблась. В лунном свете всадник казался таким же высоченным, как Макгрегор. Она вздохнула и открыла было рот, чтобы посоветовать ему убираться подобру-поздорову, но тут заметила кое-что еще. Под всадником был не хайлендский пони, а могучий боевой конь, вполне достойный легендарного Лохинвара.
От страха Кейтлин резко дернула поводья, и ее пони шарахнулся в сторону, протестующе встряхнув головой. Быстро взяв себя в руки, Кейтлин развернула лошадь, хлестнула ее поводьями по крупу и крепко ударила каблуками в бока. Пони рванулся вперед. В следующий миг они уже неслись отчаянным галопом по поросшей вереском пустоши.
Кейтлин действовала, не задумываясь. Верх взяло природное чутье. Понимая, что на ровном месте громадный конь быстро настигнет маленького пони, Кейтлин направила свою лошадку в низину, в сторону заброшенной каменоломни. Это уже было не чистое поле! Тут нужно было постоянно петлять, объезжая низкорослые деревья, цеплявшиеся за склон холма, колючие кусты ежевики, густой ракитник, большие неустойчивые валуны. Для неосторожного всадника такая прогулка могла кончиться очень печально! Кейтлин, конечно, ехала здесь не так быстро, но ее преследователь двигался еще медленнее.
Когда девушка добралась до края каменного карьера, ей потребовалась вся ее выдержка, чтобы бросить поводья и остановиться. Кейтлин хотела, чтобы преследователь хорошенько запомнил то место, на котором она сейчас стоит. Ей надо было заманить его именно сюда. Если бы, гонясь за ней, он попытался спуститься вниз чуть левее или чуть правее, то и лошадь, и всадник разбились бы насмерть, сорвавшись с крутого обрыва. И лишь там, где застыла сейчас Кейтлин, была каменистая осыпь, покрытая щебнем. На этих кучах щебенки не смог бы удержаться даже хайлендский пони, так что же говорить о других лошадях!
Конь и всадник непременно тут упадут, но отделаются лишь царапинами.
Кейтлин тщательно выбрала нужный момент. Преследователь был уже совсем рядом. Она слышала его яростные проклятия, видела белки глаз его лошади и ее напряженные мышцы, чувствовала, с какой осторожностью выискивает конь место, чтобы поставить ногу. И тут девушка легонько шлепнула своего пони по крупу. Три коротких шага — и маленькая кобылка, послушно перепрыгнув через плотную стенку ежевики, с мягким стуком приземлилась на узкую дорожку за колючими зарослями. Левой рукой Кейтлин натянула поводья. Кобылка сердито фыркнула и отступила назад, чуть было не сбросив всадницу, но потом немного успокоилась и по неприметной тропке принялась осторожно спускаться с обрыва.
Кейтлин каждую секунду ожидала услышать грохот катящейся по склону щебенки и испуганный крик своего преследователя. Он вот-вот должен был упасть… Но тишину ночи нарушало лишь учащенное дыхание самой Кейтлин да негромкий стук копыт ее лошадки, из-под ног которой во все стороны летели камни и веточки вереска. Можно было подумать, что всадник на огромном коне просто растворился в воздухе.
В испуге Кейтлин приникла к шее своей лошадки и бросила поводья. Казалось, пони потребуется целая вечность, чтобы спуститься с холма. Еще немного — и они доберутся до высоких сосен. Как только девушку поглотит лесной мрак, она будет в безопасности.
Мужчина налетел на нее так неожиданно и так стремительно, что она даже не успела увернуться. От сокрушительного удара в спину Кейтлин вылетела из седла.
Ошеломленная и задыхающаяся, она долго беспомощно лежала на заросшей вереском земле и, часто моргая, смотрела на звезды. Услышав, что мужчина спрыгивает с лошади, Кейтлин заставила себя сесть и осторожно ощупала ушибленную голову. Потом поднялась на ноги, подобрала с земли свою шапку и аккуратно надела ее, не спуская глаз со своего противника. Увидев у него в руке арапник, девушка судорожно сглотнула и невольно схватилась за кинжал, который был запрятан у нее под тартаном.
Мужчина шагнул к ней. Она попятилась и едва не споткнулась, но устояла на ногах. Грозно глядя на врага, Кейтлин принялась перебрасывать кинжал из одной руки в другую, как учил ее Дарок. Но толку от этого не было никакого. Она понятия не имела, как этим кинжалом защищаться. Господи, недруг оттесняет ее в карьер, и она ничего не может сделать!
Теперь, когда мужчина был совсем рядом, Кейтлин узнала его. Его светлые, выгоревшие на солнце волосы были длиннее, чем раньше. Он двигался, как разъяренный тигр, и это очень удивило Кейтлин. Все те годы, что лорд Рендал провел на войне, в здешних местах его продолжали считать избалованным щеголем. Он ведь никогда не путешествовал без слуги и всегда был безукоризненно одет и причесан. И было очень трудно поверить, что этот устрашающий исполин, это воплощение бешеной мужской силы — тот самый франт, ленивые улыбки и элегантные поклоны которого заставляли трепетать все девичьи сердца в Дисайде. Никто здесь не сомневался в том, что Рендал — большой любитель женщин. А уж Кейтлин знала это куда лучше других.
Он наконец заговорил, и стало ясно, что его просто колотит от ярости. Кейтлин даже показалось, что она слышит, как он скрипит зубами.
— Я думал, что ты — маленький глупый проказник, — проговорил лорд Рендал. — Но я ошибся. Ты — мерзкая, злобная тварь. Ты же хотел убить меня там! — Он дернул головой в сторону обрыва. — Ты пытался заманить меня туда, где я наверняка разбился бы насмерть. И если бы я не знал об этом карьере, то труп мой валялся бы сейчас на камнях внизу!
Казалось, его гневный взгляд вот-вот испепелит ее на месте. Она открыла рот, но не смогла издать ни звука. От страха и волнения у нее отнялся язык. Она дрожала как осиновый лист. Нет, перед ней стоял сейчас совсем не тот человек, которого она помнила. Неужели это он поймал ее когда-то в своих владениях? Неужели это его мог часами расхваливать Дэвид? Юноша утверждал, что Ренд — истинный английский джентльмен. На гневные слова Кейтлин о том, что Рендал не достоин быть вождем шотландского клана, Дэвид со смехом отмечал, что Ренд — настоящий англичанин и потому горцы со своими междоусобицами и обычаями кровной мести кажутся ему дикарями.
Но сейчас, когда Рендал приблизился к Кейтлин, ей показалось, что вся его английская благовоспитанность куда-то исчезла. Господи, где же его внешний лоск, где изысканные манеры? Ренд сам в этот миг был похож на дикаря, на потомка какого-нибудь древнего викинга — из тех, что сотни лет назад совершали набеги на берега западной Шотландии, грабили дома, убивали мужчин и насиловали женщин.
Кейтлин понимала, что не сможет пустить в ход кинжал, — и не только потому, что человек этот был вождем клана Рендалов; девушка никогда не ударила бы ножом двоюродного брата Дэвида. К тому же она подозревала, что противник и не позволит ей этого сделать. Он внимательно следил за каждым ее движением. И не было никакого сомнения в том, что он твердо решил разоружить ее. В лучшем случае он сейчас сломает ей руку. А в худшем — ее собственным кинжалом перережет ей, Кейтлин, горло. Судя по искаженному яростью лицу Ренда, он только об этом и мечтает.
Когда он бросился на нее, Кейтлин взвизгнула, увернулась и рванулась к карьеру. Однако ей не удалось проскочить мимо Ренда. Он схватил ее за шиворот — да так, что у нее клацнули зубы. Одним ударом обутой в тяжелый башмак ноги он выбил у нее из рук кинжал, и тот, отлетев далеко в сторону, упал в заросли вереска.
Словно обезумевший от ужаса зверек, Кейтлин попыталась укусить Ренда. У нее и в мыслях не было причинить ему боль — девушка хотела лишь вырваться и убежать. Но Ренд с оскорбительной легкостью так стиснул ее, что она и шевельнуться не могла. Потом он снова схватил ее за шиворот и за пояс и, как она ни лягалась и ни размахивала руками, подтащил к одному из больших плоских валунов, лежавших у въезда в карьер. Швырнув ее лицом вниз, Ренд крепко прижал ее к камню коленом и стегнул арапником по заднице.
Крик, вырвавшийся из груди мальчишки при первом ударе, явно порадовал сиятельного лорда. Мысль о том, что парень пытался заманить его в смертельную ловушку, заставляла Ренда скрежетать зубами от ярости. Поэтому сейчас он вновь пустил в ход свой арапник — и с наслаждением порол сопляка до тех пор, пока вопли боли и обиды не сменились сдавленными стонами и рыданиями. Убедившись, что паренек понял, кто тут хозяин, Ренд удовлетворенно хмыкнул и на шаг отступил от валуна.
— А теперь, — сказал мужчина, угрожающе поигрывая арапником, — давай поговорим. Ты, приятель, назовешь мне свое имя и имена своих друзей, или мне придется выдрать тебя еще разок. Понял?
Мальчик скатился с валуна, упал на четвереньки и молча уставился на своего мучителя. Ренд долго всматривался в это несчастное, залитое слезами лицо с огромными испуганными глазами, в которых застыл упрек — и что-то еще, чего мужчина не мог понять. И весь гнев Ренда вопреки всякой логике внезапно куда-то исчез. Он и сам не знал, почему вдруг протянул мальчику руку, словно в знак запоздалого примирения. Ренд лишь почувствовал, что ему чертовски хочется стереть с лица парнишки это горестное выражение.
И Ренду удалось это сделать. Скорбь в глазах мальчика сменилась гневом. Ворча от бессильной ярости, юный горец сжался в комок и отпрянул от Ренда. Тот подошел поближе.
— Послушай, — сказал он, — может быть, я ошибся… Может, ты просто не понял, в какое опасное место мы заехали. Я ведь вовсе не злой человек. И хотел бы послушать, что ты скажешь в свое оправдание.
Он не понимал, что с ним происходит, но ему неожиданно захотелось поговорить с мальчиком по-хорошему, захотелось, чтобы тот тоже не держал на него зла. Ренд снова протянул руку, но быстро спрятал ее за спину, заметив, что парнишка снова задрожал.
Довольно долго мужчина просто смотрел на паренька, соображая, как же им договориться. Ренду стало ясно, что юный горец не понимает по-английски. Наконец Ренд присел на корточки и заглянул мальчику в глаза. Тот на миг замер, а потом дрожащей рукой дотронулся до своей шапки, словно проверяя, на месте ли она.
Эта шапка немного удивила Ренда. За то время, что он ловил, а потом порол мальчишку, она должна была уже раз двадцать слететь у бедолаги с головы. Ренд уже протянул к загадочной шапке руку, но тут заметил, что из мрака, из смутно различимых пещер каменоломни появились какие-то тени. Кто-то закричал по-гэльски, и паренек радостно откликнулся на этот зов. Залаяла собака. Пока Ренд соображал, что же ему делать дальше, из темноты выступила четверка здоровенных горцев и со свирепым ревом бросилась на него.
Ренд быстро понял, что противники не собираются причинять ему серьезного вреда. Они были безоружны, да и драться толком не умели… Это были вовсе не те юнцы, что напали на экипаж; сейчас Ренд имел дело с неотесанными деревенскими мужиками — судя по исходящему от них зловонию. И хотели они лишь одного: навалившись скопом, сбить его с ног, чтобы отвлечь от мальчика. Ренд без особого труда расшвырял их в разные стороны. Но парнишка даром времени не терял. Пока Ренд отбивался от горцев и доставал пистолет, мальчик успел коротким резким свистом позвать свою лошадь, и в следующий миг конь и всадник исчезли среди деревьев.
И все же Ренд мог бы выстрелить ему в спину — и наверняка бы не промахнулся. Но эта мысль заставила мужчину поморщиться, хоть он и понял, что паренек обвел его вокруг пальца. Как только мальчишка заметил, что Ренд преследует его, каждый шаг этого сопляка был продуманным и точным. Ловушка на краю обрыва, компания вонючих бродяг, этот испуганный жалкий вид и горестное молчание… Да, парень использовал все средства, чтобы любой ценой избавиться от преследователя и избежать наказания.
А он, Ренд, попался на удочку и едва не пожалел этого маленького негодяя! Разозлившись и на него, и на себя, Ренд повернулся к горцам, которые помогли парнишке убежать. Однако те предпочли благоразумно скрыться в темных пещерах карьера, и Ренда окружала теперь толпа подоспевших женщин. От них ему ничего не удалось добиться. Они говорили только по-гэльски, но Ренд все прекрасно понял, хоть и не знал языка. Они размахивали руками, грозили Ренду, оглушительно кричали, и было совершенно ясно, какие чувства вызывал у них этот спектакль, среди ночи поднявший их с постелей, и что именно думают обитательницы здешних мест о здоровом и сильном мужчине, напавшем на хрупкого и слабого ребенка.
Лицо Ренда исказилось от ярости. Мало того, что он упустил этого бессовестного обманщика, так теперь еще не мог оправдаться перед толпой вопящих женщин! Едва не взвыв от злости и обиды, Ренд вскочил на лошадь.
Путь до Страткерна был неблизкий. Ренд в полном одиночестве ехал в свое поместье и с мстительной радостью размышлял в дороге о том, что узнать имя мальчишки будет не так уж и трудно. Несколько зацепок у Ренда уже было. Пряжка в виде оленьей головы и тартан в сине-зеленую клетку были эмблемами клана Гордонов. Правда, в северо-восточной Шотландии Гордонов — как песка на морском берегу в окрестностях Абердина… Но Ренд дал себе клятву отыскать парня. Он, Ренд, из-под земли достанет негодяя — и тогда молодой Гордон крепко пожалеет, что вообще родился на свет!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шотландские тайны - Торнтон Элизабет

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.От автора

Ваши комментарии
к роману Шотландские тайны - Торнтон Элизабет



мне понравилось, все в меру, есть над чем всплакнуть и есть над чем посмеяться
Шотландские тайны - Торнтон Элизабетнадежда
24.09.2012, 20.25





Есть романы которые будоражат тебя, ты что то принижаешь, с чем то споришь, но они тебе нравятся! Очень рада , что познакомилась с ним! Я не очень верю в мужскую любовь. Она очень скоротечна. А такие повесы, это не просто приохоть. - это часть их самих! Другими они не становяться. Это противоестественно их натуре. Но в данном случае, все просто чудесно! Я рада...
Шотландские тайны - Торнтон ЭлизабетЧарити
10.03.2013, 22.48





очень красивый роман,сильные эмоции,мне очень-очень понравилось!!!
Шотландские тайны - Торнтон Элизабетгуля
12.04.2013, 21.02





Не люблю рыцарские и шотландские романы.rnНо этот роман хотя бы времен регенства. По его прочтении страсть к шотландским романам не проснулась.
Шотландские тайны - Торнтон ЭлизабетВ.З.,65л.
31.05.2013, 7.46





Неплохо. Прочла быстро, роман увлек, но особых эмоций не вызвал. Мне показалось, что при переводе что-то вырезано. Обычно у Торнтон все логически складывается, а здесь приходится домысливать некоторые моменты. Присутствует некая недосказанность в описаниях взаимоотношений героя с Кейтлин. Не могу поверить, что автор не привела сцену выяснения отношений героев относительно того, что сделал граф с ней в первую встречу, когда думал, что она мальчишка. А после того, как Рендал узнал, что под личиной мальчишки скрывается Кейтлин, даже не заикнулся о своем поступке. Как они могли об этом не поговорить?!?! Есть еще несколько ситуаций, которые в книге практически спущены на тормоза и на всецелое понимание героев друг друга. А в целом роман интересный, местами забавный, герои адекватные, мужчина больше похож на мужчину, а не на женскую мечту; и в чувства его я поверила, и то что изменился верю: 8/10
Шотландские тайны - Торнтон ЭлизабетNeytiri
27.05.2014, 10.43





Мне понравилось) 9 б.
Шотландские тайны - Торнтон ЭлизабетОльга
21.12.2015, 16.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100