Читать онлайн Шотландские тайны, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - 13. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шотландские тайны - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 106)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шотландские тайны - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шотландские тайны - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Шотландские тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13.

Свадьба обещала быть пышной и очень «шотландской», выдержанной в старинных традициях горцев. Все в округе знали о том, что произошло, однако готовилась церемония без всякой неприличной поспешности. К тому же из-за снежных заносов долина оказалась отрезанной от внешнего мира, так что торопиться было некуда — при всем желании никто никуда не смог бы уехать, и потому люди терпеливо ждали свадебных торжеств.
Как и полагалось, ровно за три недели до церемонии в церкви громко огласили имена тех, кто намеревался вступить в брак. Приглашения на свадьбу получили все прихожане до единого, так что сразу стало ясно, что многие в доме не поместятся и будут толпиться на обширном дворе.
Гленшил повсюду твердил, что внучка будет венчаться прямо в его доме, — очевидно, старик хотел показать, что не сердится на девушку.
Да и вообще, не только он, но и никто другой не пытался смеяться над участниками этой истории и ни словом не намекал на некоторую пикантность ситуации. Те же, кто не мог сдержаться, ограничивались многозначительными кивками и подмигиванием и искренне радовались, что Гленшил так ловко обвел англичанина вокруг пальца. Разумеется, говорили они, добродетельность девушки ни в коем случае не ставится под сомнение, и старый лис попросту расставил на сассенаха силки, в которые тот угодил. И как хорошо, что теперь клан Рендалов вновь объединится и станет самым большим и могущественным в Дисайде. Нет-нет, можно только поздравить старика с тем, что он сделал.
Рендал, до которого долетали обрывки этих разговоров, лишь добродушно посмеивался, но Кейтлин ходила мрачная и задумчивая.
До свадьбы оставалось еще около месяца, и все женщины были заняты делом. Дамы с утра до вечера хлопотали об обеде, который должен был состояться сразу после венчания, а большой дом превратился в настоящий бедлам, ибо по нему суетливо бегало множество слуг и поденщиков, которые под присмотром Шарлотты Рендал приводили жилище Гленшила в порядок. Все ковры и драпировки были выбиты и развешаны на веревки — проветриваться. Все полы, перила и столы были тщательно вымыты. Все люстры аккуратно спустили вниз, протерли и вновь водрузили на прежнее место. Серебро, хрусталь, фарфор — каждый предмет подвергался тщательному осмотру, чистился, мылся, вытирался и возвращался в буфеты или в горки. Даже головы оленей, украшавшие главный холл дома, не были забыты. Деревенские женщины вооружились жесткими щетками, забрались на высокие лестницы и принялись отчищать чучела от въевшейся за долгие годы пыли и грязи. Они трудились так усердно, что шерсть благородных животных стала напоминать переливчатый атлас.
Кейтлин с трудом удавалось делать вид, что творившееся вокруг ее не беспокоит и не раздражает. В ту ночь, когда девушку застали в постели Рендала, ей пришлось подчиниться и отправиться в дом деда. Не то чтобы ее держали там в заточении, но глаз с нее все же не спускали. Даже в стоявшую во дворе уборную ее обыкновенно сопровождала служанка. Что же до Ренда, то видела она его только в церкви, во время службы, когда их разделяла толпа. Она начинала уже думать, что он намеренно избегает ее, но ей, конечно, и в голову не приходило винить за это Гленшила. Старик же между тем, сомневаясь в благоразумии своей внучки, попросил Ренда держаться от нее подальше.
— Время романтических свиданий прошло, — сказал он лорду. — Никаких встреч наедине до тех пор, пока не высохнут чернила на вашем брачном договоре!
Шли дни, и до свадьбы осталось совсем мало времени.
У Кейтлин было очень тяжело на душе. Она не знала, что ее ждет, и терялась в догадках. «Неужели он все же женится на мне?» — спрашивала она себя и не находила ответа. Девушка помнила, как Ренд оскорбительным тоном заявил ей, что не о такой жене мечтал и что она — не из его круга. Он обещал позаботиться обо всем, и Кейтлин была уверена, что вот-вот ее позовут к деду и объявят: свадьбы не будет, потому что жених отказался от тебя! И Кейтлин иногда хотелось, чтобы эти слова прозвучали. Она полагала, что легче один раз пережить скандал, чем провести всю жизнь рядом с мужчиной, который женился только потому, что к этому его вынудили обстоятельства.
Кейтлин чувствовала себя усталой и разбитой. Она разучилась думать. Разучилась принимать самые простые решения. Когда тетушка сказала, что невесте вполне подойдет бабушкино свадебное платье — если, конечно, сделать его чуть-чуть менее вычурным, — Кейтлин согласилась. Когда Фиона предложила сделать ей греческую прическу, Кейтлин молча кивнула. Хорошо, что эти слова услужливой Фионы услышала горничная и передала их старому Гленшилу, иначе роскошные волосы девушки были бы принесены в жертву легкомысленной моде. А когда миссис Макгрегор принесла показать Кейтлин свадебные букеты, которые она составила из разноцветных засушенных цветов, добавив к ним традиционный белый вереск (на счастье!), девушка сдержанно поблагодарила ее, сказав, что букеты ей очень понравились. Между тем она едва взглянула на них.
Чем ближе была свадьба, тем хуже становилось Кейтлин. Накануне торжественного дня невесте полагалось устроить чаепитие и показать дамам и девицам свадебные подарки. Кейтлин сидела во главе стола и мило щебетала, подавая гостьям полные чашки. Но если бы кто-нибудь спросил ее спустя час после того, как дамы удалились, о чем и с кем она говорила, девушка не смогла бы припомнить ни одной из своих собеседниц.
Она покорно шила собственное приданое, так что глаза у нее временами начинали слезиться, а пальцы сводило судорогой, но за иголку она бралась только потому, что ей велели.
Встав в день свадьбы с постели, она мало что понимала и двигалась, точно лунатик.
Волынщик, что стоял на галерее, надул щеки и заставил свой инструмент издать громкие и пронзительные звуки. Под их аккомпанемент Кейтлин медленно спустилась с лестницы, опираясь на руку деда. Следом шла подружка невесты Фиона в платье нежно-персикового цвета. В одной руке она сжимала букетик сухих цветов, а другой бережно поддерживала шлейф невесты.
Ренд, облаченный в удивительно шедший ему наряд шотландского горца, с восторгом смотрел на Кейтлин. Сияющая белая тафта платья казалась еще белее на фоне темных волос девушки и подчеркивала безукоризненность стройной фигурки. Над низким корсажем виднелись полные манящие груди. Кожа у Кейтлин была белоснежная, а черты лица заставляли вспомнить о египетских камеях. Изящно очерченные розовые губки были приоткрыты. Волосы, убранные под серебристую сетку, придавали Кейтлин сходство со средневековыми красавицами. Ренду страстно хотелось, чтобы девушка подняла на него глаза. Ему казалось, что он тут же прочитает в них свою судьбу. Но Кейтлин упорно смотрела только себе под ноги.
Если бы она пожелала, она бы в любую минуту могла расторгнуть их помолвку — весьма условную, как известно. Но она не сказала, что не выйдет за него замуж, хотя в ее распоряжении были добрых три недели. И все это время ее держали в доме деда почти как пленницу. Ренд никак не мог улучить минутку и переброситься с невестой хотя бы парой слов — вот почему он не знал, что она обо всем этом думает. Но, говорил он себе, если бы он был ей неприятен, она бы сказалась больной, или просто отказалась бы идти в церковь, или на худой конец сплела бы еще одну неправдоподобную историю, вроде той, что поведала ему.
Ренд отказывался верить в то, что Кейтлин — его единокровная сестра. Отказывался потому, что все эти дни его обуревало горячее желание овладеть ею, слиться с ней в единое целое, глубоко-глубоко погрузиться в ее тело. Нет, будь Кейтлин его сестрой, не вожделел бы он ее столь страстно!
Он беспрестанно возвращался мыслями к тому утру, когда девушка была грубо и бесцеремонно извлечена из его постели и предстала перед своим дедом, который тут же начал корить и стыдить ее. Сначала Ренд изумленно слушал старика, а потом почувствовал, как в нем нарастает глухая ярость и желание придушить и Гленшила, и всех его присных.
— Прекратите! — Голос Ренда пророкотал под высокими сводами, подобно раскату грома, и подвески на люстре угрожающе зазвенели и закачались.
Сорвав с себя халат, Ренд набросил его на дрожавшую от холода и страха Кейтлин и нежно привлек ее к себе. Ее слезы обильно оросили его обнаженную грудь, и он поверх головы бедняжки свирепо взглянул на старика.
— Она ни в чем не виновата! — вновь загремел его грозный голос. — Она не сделала ничего дурного!
— Значит, вы женитесь на ней?
Ренд отозвался в ту же секунду:
— Я сделаю все, что от меня зависит, лишь бы защитить ее!
Гленшил долго и мрачно смотрел на него, и его губы кривились в усмешке. Ренду внезапно показалось, что от него ожидали какого-то другого ответа. Тут Гленшил глянул на лестницу, где стоял молодой Дарок, и проговорил елейным голоском:
— Впрочем, можно поступить и иначе…
Ренд проследил за его взглядом и сказал веско:
— Этого не будет! Она достанется мне — и никому другому!
Глаза Гленшила хитро блеснули, и он тихо произнес:
— Ах, вот как? Ну что ж, я вам верю.
Тут Кейтлин принялась, смахивая со щек слезинки, торопливо рассказывать деду о событиях прошлой ночи, и слова ее звучали так жалко и неубедительно, что Ренд прервал эти излияния:
— Перестань, девочка, и посмотри вокруг. Никого из них не интересует, что именно привело тебя сюда. Так, а теперь взгляни-ка на меня.
Кейтлин послушно подняла к нему покрасневшие, но по-прежнему прекрасные глаза, и он серьезно объяснил ей:
— Понимаешь, мы с тобой опозорены. Да-да, тут уж ничего не поделаешь.
Она попыталась что-то сказать, но он приложил палец к ее губам и прошептал:
— Предоставь все мне, хорошо?
Он ждал, что Кейтлин, осознав, что им предстоит стать мужем и женой, скажет, что придумала, будто они — кровные родственники, но девушка молчала. Тогда Ренд сам спросил у нее:
— Это ведь неправда, да? То, что ты недавно сказала мне…
И Кейтлин еле слышно ответила:
— Мы не можем пожениться, я ведь уже говорила. Так сделайте что-нибудь, пока еще не поздно.
После этих слов дед взял ее за руку и увлек за собой. И встретились они с Кейтлин только сейчас, на собственной свадьбе. Что ж, пускай она, если хочет, во всеуслышание объявит, что Ренд — ее брат. Он ласково пожал ей пальцы, и Кейтлин наконец взглянула на него. Взгляд девушки оказался таким же холодным, как ее рука.
Последний вздох волынки пронесся над залом, и Ренд разобрал слова, которые сказала Кейтлин:
— Пожалуйста, придумайте что-нибудь. Мы попали в ужасное положение, и я не знаю, что делать…
Ренд, почти не разжимая губ, прошептал в ответ:
— О господи, да что же я могу придумать? Я не привык отказываться от своего слова и должен жениться на тебе. Ты помнишь, что тебя нашли обнаженной в моей кровати? И ты полагаешь, что после этого кто-нибудь поверит, что мы — брат и сестра?
Кейтлин закусила губу. Одетый с ног до головы в черное священник внимательно посмотрел на них. В его глазах мелькнуло смятение. Гости начали громко перешептываться.
Гленшил прошипел на ухо святому отцу:
— Если вы немедленно не обвенчаете их, вас повесят. Выбирайте!
Священник вздрогнул и начал обряд.
Свадьба показалась Ренду очень странной. Она совершенно не напоминала те празднества, на которых ему доводилось присутствовать в Англии. Все очень много танцевали, очень много ели и очень много — просто на удивление — пили. Правда, ему удалось протанцевать с Кейтлин целых три танца, но он и словечком с ней не перекинулся, потому что па были на редкость сложными, а музыка гремела так, словно волынщикам страстно хотелось снести у дома крышу.
И вот теперь Ренд стоял на лестнице и с любопытством наблюдал за дюжиной наряженных в шотландские килты горцев, которые вышли на середину холла. Ренд решил, что они намерены исполнить знаменитый военный танец с мечами.
— Хорошо бы, чтобы эти мечи взмывали в воздух только в танце, — весело сказал Ренд Гленшилу, заметив, что тот стоит неподалеку от него.
Ответ Гленшила потонул в реве волынок. Улыбнувшись, старик принялся было спускаться по ступеням, но Ренд громко сказал:
— По-моему, нам пора поговорить. Вы твердо обещали мне это.
Мужчины сошли с лестницы, и Ренд, взяв старика под локоть, повел его через холл к одной из многочисленных дверей. Он толкнул ее, и они очутились в небольшой и уютно обставленной гостиной.
Гленшил обреченно вздохнул и тяжело опустился на обитый парчовой тканью диванчик.
— Ох, — сказал он, — знали бы вы, как хочется мне поскорее закончить эту беседу.
— Она еще и не начиналась, — парировал Ренд, — но все в наших руках. Ответьте на несколько моих вопросов — и я оставлю вас в покое.
В прошлый раз они сидели с Гленшилом в этой же комнате и вели беседу с несколькими стряпчими. Речь шла о будущей свадьбе, о приданом и о брачном договоре. Как только юристы углубились в какие-то бумаги, Ренд торопливо спросил у Гленшила:
— Скажите, а кто был отцом Кейтлин?
— Сейчас не время, — сухо ответил старик. — Наберитесь терпения, и я вам все расскажу.
И вот теперь терпение жениха подошло к концу, и он задал Гленшилу тот же вопрос.
— Итак, — протянул старик, — вы хотите узнать об ее отце?
— Да, сэр, — кивнул Ренд.
— Видите ли, я могу лишь строить догадки на сей счет. Моя дочь Мораг не открыла мне имени человека, который обесчестил ее. — Он помолчал, а потом проговорил негромко: — Мне бы не хотелось, чтобы вы обсуждали эту историю с Кейтлин.
— Предоставьте мне самому решать, о чем я буду говорить с моей женой! — немедленно вспылил Ренд.
В глазах Гленшила блеснул недобрый огонек, но старик тут же взял себя в руки и усмехнулся.
— Мне почему-то кажется, что вы не принесете беды моей внучке. Бог знает почему, но я доверяю вам. — И тут же добавил раздраженно: — Не нависайте надо мной, подобно утесу! Садитесь — и я расскажу вам все, что мне известно.
Ренд повиновался, и старик мрачно произнес:
— Я уверен, что отцом Кейтлин был кто-то из Гордонов. Конечно, у ее матери тоже были темные волосы, но Кейтлин-то почти брюнетка! И к тому же эти серые глаза, изящная фигура, манера двигаться… Да-да, она — дочь одного из Гордонов, но доказательств у меня нет, и вам придется поверить мне на слово.
Ренд с облегчением перевел дух. Только сейчас он понял, что очень страшился ответа старика.
— И кто же это, как вы думаете? — спросил он.
— Я, конечно, мог и раньше догадаться, но вот только недавно меня осенило. Видите ли, Мораг всегда презирала его, этого Дарока. И когда он посватался к ней, я ему отказал.
Ренд резко выпрямился.
— Неужто вы хотите сказать, что отцом Кейтлин был отец молодого Дарока?
— Что-что? Да нет же, вы меня не так поняли. Я говорю о его дядюшке, владельце имения. Впрочем, оба братца были два сапога пара. Развратники. Ни одной юбки не пропускали. Их выходки возмущали всех порядочных людей в округе. И Дарок в родню пошел. Недаром говорят: яблочко от яблони недалеко падает. Представьте только, этот молодчик надеется, что я позволю ему жениться на Фионе!
Но Ренд думал лишь о том, что занимало его в настоящую минуту.
— Если Мораг так ненавидела Дарока, вряд ли именно он стал отцом Кейтлин…
Гленшил пожал плечами:
— Мужчина хотел женщину — и взял ее. Все очень просто.
Откинувшись на спинку кресла, Ренд задумчиво глядел на старика.
— Повторите, пожалуйста, что именно сказала вам ваша дочь.
— Да она вообще ничего мне не сказала! Ей было стыдно, и она старалась забыть об этой истории. Разумеется, я убил бы мерзавца, если бы судьба не распорядилась иначе. Он погиб на дуэли прежде, чем я узнал о том, что Мораг в положении.
Ренд разочарованно вздохнул. А он-то надеялся, что старику известна правда!
— Сплошные догадки — и ни одного доказательства. Значит, нет никакой уверенности в том, что ее отец — Дарок…
— Но если не он, то кто же?
Ренд хотел было назвать имя своего отца, но промолчал. Зачем, если он был уверен, что лорд тут ни при чем? А может, Мораг обесчестил кто-нибудь из приезжих? Почему, собственно, разговор все время вертится только вокруг жителей Дисайда?
И Ренд осторожно поделился со стариком своими сомнениями.
Гленшил ужасно возмутился.
— Как жаль, что вы не знали мою Мораг! Она была добрая и порядочная девушка и ни за что не позволила бы ничего лишнего мужчине, который не собирался жениться на ней! Ее изнасиловали, я в этом убежден!
Ренд молчал. Он избегал смотреть на своего собеседника. В голосе старика звучала такая боль, что надо было бы немедленно прекратить этот тягостный разговор, но Ренду следовало выяснить все до конца. Ведь им с Кейтлин предстояло отныне спать в одной постели…
— Но почему же, — негромко спросил Ренд, — она ничего не рассказала вам после того, как Дарок погиб? Ведь она могла уже не опасаться своего обидчика. Так почему она продолжала хранить молчание?
Гленшил поднял на него полные печали глаза.
— Гордость. Стыд, — еле слышно прошептал он. — Разве это имеет хоть какое-нибудь значение? Милостивый государь, если бы я знал, что для вас так важно, кто именно был отцом Кейтлин, я не стал бы настаивать на этом браке…
— Настаивать? — холодно переспросил Рендал. — Вы при всем желании не смогли бы ни на чем настаивать, так как ни одному человеку в мире не под силу принудить меня сделать что-нибудь против моей воли!
Гленшил изумленно посмотрел на него и громко расхохотался.
— Хорошо! — проговорил он, утирая слезы, выступившие у него от смеха. — Очень хорошо! Вы именно такой, каким я вас и представлял! Вы мне нравитесь!
Ренд спросил:
— А почему, скажите на милость, вас не пугает моя репутация? Вы же наверняка знаете, что я далеко не ангел.
— Не ангел, говорите?
— Ну да. А ведь вы предпочли меня Дароку. Так объясните, почему вы довольны тем, как все складывается?
Гленшил нахмурился.
— Значит, вы решили, что я польстился на ваш титул и богатство? Вы действительно так думаете?
— Я не знаю, что думать.
— Что ж, тогда позвольте мне кое-что сказать вам. Да, я знаю о ваших похождениях. Оргии в Страткерне, увеселительная прогулка в «Прекрасную служанку»… Но для вас все это — отнюдь не главное в жизни. Вы были солдатом, и никто не посмел бы назвать вас бездельником и светским хлыщом, проматывавшим свое состояние за карточным столом и в борделях. А в последнее время вы ведете себя очень достойно. И я уверен, что моей дорогой девочке будет хорошо и спокойно с вами.
— Вы, очевидно, удивитесь, но ваша «дорогая девочка» отнюдь не считает, что жизнь преподнесла ей подарок, когда свела нас вместе.
Гленшил поглядел на него мгновение, а потом сказал сердито:
— Вы сами в этом виноваты. О том, что вы распутничали и пили, знает в наших краях каждая собака. Кроме того, вы согнали арендаторов со своих земель, и в ваших жилах течет английская кровь, которая заставляет вас презирать все то, что так дорого Кейтлин, — нашу страну и наши обычаи. Понятно, что девочка не хотела выходить за вас. Но ничего, со временем она непременно поймет, что ее муж — хороший человек.
Ренд изогнул в изумлении бровь.
— Я не ослышался? Вы считаете меня хорошим человеком?
— Да. Я давно наблюдаю за вами. Если точно, то с того самого дня, когда понял, что вам нравится моя внучка. Еще бы она вам не нравилась! Ведь вы же Рендал, а ни один Рендал никогда не давал обета целомудрия.
— Заковыристо сказано, но по сути верно, — согласился Ренд.
— Однако мне показалось, что вы зорче прочих мужчин. Только вы заметили, насколько Кейтлин великодушна и добра. Она умеет быть верной и преданной, и вы знаете это.
— А еще она умеет быть упрямой, дерзкой и безрассудной… — сказал Ренд — то ли шутя, то ли всерьез.
Гленшил нехотя кивнул и улыбнулся.
— Вы правы, она действительно упряма, дерзка и безрассудна. Но я думаю, вы сумеете подчинить ее себе и заставить любить вас. — Старик усмехнулся и подергал себя за мочку уха. — Надо же, прибегнуть к помощи миссис Макгрегор! Мне бы это и в голову не пришло! И никогда я не думал, что моя внучка сумеет влиться в дамское общество и с интересом обсуждать модные наряды. Ради меня она никогда бы этого делать не стала.
Ренд нахмурился.
— Вы слишком многое ей позволяли, — с упреком в голосе проговорил он. — Она пользовалась слишком уж большой свободой. Как вы могли допустить, чтобы она в одиночестве бродила по…
Тут Ренд осекся и плотно сжал губы, почувствовав, что может наговорить лишнего. Но Гленшил ответил ему мягко и тихо:
— Да-да, мы с вами оба знаем, что Кейтлин — самостоятельная девушка. Что толку теперь обсуждать это? Позвольте лучше сказать вам нечто другое.
Желая подчеркнуть значимость своих слов, старик подался к собеседнику, тяжело опершись на трость.
— Видите ли, все дело в том, что моя маленькая девочка слишком долго была совершенно одинока. У нее прекрасная душа, но, к сожалению, Кейтлин очень ранима и все принимает близко к сердцу. Если бы вы знали, как боится она ненароком обидеть кого-нибудь, причинить кому-нибудь боль!..
Старик пытливо взглянул на Ренда, и ему, наверное, понравилось то, что он прочитал в глазах англичанина. Он слегка откинулся назад и продолжал:
— Вы говорите, что ей слишком многое позволялось и что она пользовалась слишком большой свободой. Наверное, вы правы. Но поймите, я поступал так лишь потому, что боялся потерять ее доверие. Мне очень не хотелось, чтобы девочка отдалилась от меня и замкнулась в себе.
Тут Гленшил глубоко вздохнул, помолчал несколько секунд и закончил:
— Я хотел, чтобы она была счастлива. Хотел, чтобы жизнь улыбалась ей. Я мечтал о хорошем муже для моей девочки, о таком муже, который по достоинству оценит ее характер и не промотает ее приданое. Да-да, вы же знаете, что Кейтлин — отнюдь не нищая. Половина того, чем я владею, достанется ей. Я уже давно все приготовил и ждал только подходящего человека, чтобы вручить ему Кейтлин…
— А вы уверены, что Кейтлин считает меня как раз таким человеком?
— Это не имеет значения. Я так все устроил, что ей не удастся пойти против моей воли.
Слова Гленшила прозвучали настолько цинично, и столько в них было пренебрежения к желаниям и самой Кейтлин, и того человека, который должен был бы стать ее мужем, что Ренд просто задохнулся от негодования. Ему показалось, что Гленшил — это кукловод, который дергает за ниточки послушных ему марионеток.
— Ну, знаете, Гленшил, — воскликнул лорд, — да вы настоящее чудовище, расчетливое и хладнокровное!
— Верно, — спокойно ответил старик. — Но что мне оставалось делать? Человек я уже немолодой и скоро умру. Девочке-то почти двадцать два года, и она своенравна и неуступчива. Нет на свете закона, который вынудил бы ее выполнять волю престарелого родственника. А вот воля мужа — это дело другое. Муж вправе приказывать ей.
Ренд усмехнулся:
— Значит, вы думаете, я сумею обуздать ее?
Гленшил кивнул и проговорил негромко:
— Да. И помоги ей Бог!
Ренд долго еще размышлял над словами старика. Он думал о Кейтлин и о том, что Гленшил считает его самым подходящим для нее мужем. И Ренд был согласен с ним. Он полагал, что будет вести Кейтлин по жизни и поможет ей превратиться в уверенную в себе и очень привлекательную женщину. Но вот потворствовать ее прихотям он не станет. Никакой мужчина не потерпит рядом с собой женщину, которая руководствуется только своими желаниями и не прислушивается к советам супруга. Да-да, он теперь — ее супруг. И он сумеет настоять на своем!
Ренд внимательно оглядел зал, ища глазами Кейтлин. Она и Фиона весело улыбались Дароку, который ловко вел их обеих в танце. Его замысловатые фигуры были неизвестны англичанину, и он с любопытством смотрел на увлеченных своим занятием партнеров. Дарок, невольно отметил лорд, был очень привлекателен.
Однако же он не чувствовал ни малейших уколов ревности и со снисходительной усмешкой старшего наблюдал за тем, как Дарок подвел девушек к их креслам. Этот человек не годился бы Кейтлин в мужья, ибо и сам еще нуждался в наставнике. Он был слишком молод и неопытен, а муж Кейтлин должен быть одновременно и хорошим любовником, и защитником, и учителем. Дарок плохо разбирался в сельском хозяйстве, вечно спорил с арендаторами и наверняка не справился бы с трудной ролью супруга. Во всяком случае — пока.
И Ренд самодовольно усмехнулся, вспомнив, как вела себя Кейтлин в ту ночь, когда он пытался соблазнить ее. Она была так непосредственна и так неумела, что у Ренда не возникло никаких сомнений относительно чистоты ее отношений с Дароком.
Тут он в который уже раз подумал о покойном Дэвиде. Последняя воля кузена была выполнена: Ренд вернулся в Шотландию и взял Кейтлин под свою защиту, так что теперь он чувствовал радость при мысли, что Дэвид был бы этим доволен. Впрочем, нахмурился вдруг Ренд, кто знает, кто знает?.. Ведь Дэвид был Кейтлин другом и скорее всего женился бы на ней, если бы не погиб в том бою. Сам Ренд никогда не дружил с женщинами и считал такую дружбу невозможной. Именно поэтому он полагал, что двоюродный брат лукавил, когда не называл Кейтлин своей невестой…
Ладно, махнул рукой Ренд. Дело прошлое, главное — о Кейтлин он позаботился и последнее желание Дэвида исполнил. Он опять посмотрел в сторону своей молодой жены и почувствовал, как его захлестнула горячая и ставшая уже привычной волна страсти. Какая там дружба! Он вожделел свою жену и знал, что сумеет сделать из нее замечательную любовницу. Почти все его знакомые были счастливы в браке, но при этом речь вовсе не шла о плотских утехах. Большинство супругов, подписывая брачный контракт, заключали выгодный союз или покупали какой-нибудь титул. Мужей и жен объединяло имущество, но никак не ложе любви.
Они же с Кейтлин просто идеально подходили друг другу. У них было все, и их клан после свадьбы очень усилился. И ее приданое, разумеется, не будет лишним и поможет Кейтлин чувствовать себя увереннее. Ренд, конечно, и так не относился к ней как к бедной родственнице, но все же им обоим стало легче, когда они узнали, сколь велико ее состояние. Хоть бы скорее музыка умолкла, гости разошлись и они отправились в Страткерн, думал Ренд. Вот они входят в дом, поднимаются в спальню, вот дверь за ними закрывается… Их наверняка ожидает восхитительная ночь, ночь любви и наслаждений!..
Правда, Кейтлин упорно твердила, что он — ее родной брат, и отказывалась поверить, что этого не может быть. Но Ренд-то знал, что у них были разные отцы. «Я хочу ее, — повторял он, — я хочу ее так, как не хотел прежде ни одну женщину, а это значит, что она — вовсе не сестра мне. Вот только как убедить в этом Кейтлин?» Он очень рассчитывал на помощь Гленшила, но оказалось, что старику почти ничего не известно. Сплошные догадки, сплошные предположения. Наверное, это вообще невозможно — выяснить, кто же был отцом Кейтлин.
Ренд вздохнул и подумал, что ему это совершенно неинтересно. Лишь бы только удалось доказать, что его собственный отец тут ни при чем. Если же это не получится, то Кейтлин никогда не будет счастлива, ибо ее станут терзать сомнения.
— М-да, — пробормотал лорд, — похоже, меня втянули в историю, которая вполне достойна древнегреческой трагедии! Во всяком случае, ночевать нам с женой в нашу брачную ночь предстоит в разных спальнях.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шотландские тайны - Торнтон Элизабет

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.От автора

Ваши комментарии
к роману Шотландские тайны - Торнтон Элизабет



мне понравилось, все в меру, есть над чем всплакнуть и есть над чем посмеяться
Шотландские тайны - Торнтон Элизабетнадежда
24.09.2012, 20.25





Есть романы которые будоражат тебя, ты что то принижаешь, с чем то споришь, но они тебе нравятся! Очень рада , что познакомилась с ним! Я не очень верю в мужскую любовь. Она очень скоротечна. А такие повесы, это не просто приохоть. - это часть их самих! Другими они не становяться. Это противоестественно их натуре. Но в данном случае, все просто чудесно! Я рада...
Шотландские тайны - Торнтон ЭлизабетЧарити
10.03.2013, 22.48





очень красивый роман,сильные эмоции,мне очень-очень понравилось!!!
Шотландские тайны - Торнтон Элизабетгуля
12.04.2013, 21.02





Не люблю рыцарские и шотландские романы.rnНо этот роман хотя бы времен регенства. По его прочтении страсть к шотландским романам не проснулась.
Шотландские тайны - Торнтон ЭлизабетВ.З.,65л.
31.05.2013, 7.46





Неплохо. Прочла быстро, роман увлек, но особых эмоций не вызвал. Мне показалось, что при переводе что-то вырезано. Обычно у Торнтон все логически складывается, а здесь приходится домысливать некоторые моменты. Присутствует некая недосказанность в описаниях взаимоотношений героя с Кейтлин. Не могу поверить, что автор не привела сцену выяснения отношений героев относительно того, что сделал граф с ней в первую встречу, когда думал, что она мальчишка. А после того, как Рендал узнал, что под личиной мальчишки скрывается Кейтлин, даже не заикнулся о своем поступке. Как они могли об этом не поговорить?!?! Есть еще несколько ситуаций, которые в книге практически спущены на тормоза и на всецелое понимание героев друг друга. А в целом роман интересный, местами забавный, герои адекватные, мужчина больше похож на мужчину, а не на женскую мечту; и в чувства его я поверила, и то что изменился верю: 8/10
Шотландские тайны - Торнтон ЭлизабетNeytiri
27.05.2014, 10.43





Мне понравилось) 9 б.
Шотландские тайны - Торнтон ЭлизабетОльга
21.12.2015, 16.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100