Читать онлайн Шотландские тайны, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - 10. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шотландские тайны - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 106)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шотландские тайны - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шотландские тайны - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Шотландские тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10.

У Кейтлин появилась компаньонка. Ею стала вдова Макгрегор, мать бывшего капрала. Она уже довольно долго жила со своей сестрой в Абердине, но ей очень хотелось перебраться в Хайленд, и потому она обрадовалась возможности поселиться в доме Кейтлин.
— Это ненадолго, — говорил Макгрегор, убеждая Кейтлин согласиться разделить кров с его матерью. — Она так несчастна. Ей совсем не нравится жить с сестрой да к тому же в долине. Матушка любит горы. Ведь всю свою жизнь она провела в Дисайде.
Разговор велся на ступенях церкви. Только что кончилась служба, и двор был полон народу. Кейтлин вполуха слушала Макгрегора и искала глазами лорда Рендала. Наконец она его увидела. Он шептался о чем-то с Гленшилом. «Уж не о моей ли компаньонке идет речь? » — сердито подумала девушка и заявила:
— Я привыкла жить одна!
Она не хотела показаться грубой, но слова ее прозвучали жестко, и капрал загрустил.
— Да-да, я все понимаю, — сказал он, понурясь. — И зачем только я навязываюсь? Ничего, может, мне удастся подыскать ей что-нибудь в Баллатере. Конечно, я надеялся, что она поселится неподалеку от меня, ведь старушка так одинока… Извините, мисс Кейтлин.
Кейтлин вздохнула и сдалась. Она понимала, что миссис Макгрегор не может жить вместе с сыном в комнатке над страткернской конюшней. К тому же речь шла всего об одной-двух неделях, а потом женщине подыщут что-нибудь более подходящее.
— Хорошо, Макгрегор, — сказала Кейтлин. — Я согласна. Твоя мать всегда опекала меня, когда я была ребенком.
Капрал просиял, рассыпался в благодарностях, смешался с толпой — и уже через минуту церемонно подвел мать к Кейтлин. В представлениях нужды не было. В свое время миссис Макгрегор держала в Баллатере мануфактурную лавку. Пухленькая и хлопотливая, как наседка, она старалась относиться ко всем по-матерински, хотя зачастую слишком уж упорно настаивала на своем, добиваясь послушания. Кейтлин немного побаивалась ее. Если миссис Макгрегор отчитывала кого-нибудь, то провинившийся чувствовал себя крайне неловко и обещал непременно исправиться.
Вдова изъяснялась учтиво и даже несколько витиевато.
— Ах, мисс Кейтлин, я и не посмела бы просить вас о такой чести.
— Я буду рада вашему обществу, — улыбнулась Кейтлин.
Миссис Макгрегор заметно обрадовалась тому, как с ней обошлись.
— Я непременно окажусь вам полезной, — в свою очередь улыбнулась она. — Я неплохо управляюсь с иголкой и, разумеется, могу убирать дом.
— Вообще-то мне не надо… — начала было Кейтлин, но тут же осеклась, потому что на лице пожилой дамы вновь появилась озабоченность. Еще бы! Ведь если выяснится, что ей предлагается стать приживалкой, то, к сожалению, она будет вынуждена вернуться в Абердин. Шотландские женщины — большие гордячки, и их нельзя обижать. Кейтлин быстро исправилась: — Вообще-то мне надо обновить весь мой гардероб. Я даже не знаю, с чего начать…
Обновить гардероб? Какая странная мысль! И девушка, нахмурившись, посмотрела на Ренда. Милорд шагал со старым Гленшилом к экипажу. Подав старику руку, он помог ему подняться по ступенькам, а потом легко вскочил на подножку и захлопнул за собой дверцу.
* * *
Вечером за ужином Кейтлин наконец-то узнала, о чем толковал Ренд с ее дедом. Его светлость был настроен решительно. Он намеревался показать всем, что нет больше пропасти, так долго разделявшей их семейства. Для этого он устраивал в Страткерне бал, на который пригласил Гленшила и всех его родных. Так сказал глава клана, а его слово было законом.
Шарлотта сияла от счастья. Она отправила Фиону к себе в комнату за модным журналом, и дамы погрузились в созерцание глянцевитых страниц. Платья показались неискушенной Кейтлин прямо-таки вызывающе неприличными. Низкие декольте, корсажи, высоко приподнимавшие грудь… Множество рюшек, бантиков и кружев на рукавах и подолах… Но более всего поразило ее белье — тонкая кисея просвечивала, когда тетушка подносила к огню свечи нижнюю сорочку, недавно доставленную из Лондона.
Ужас Кейтлин очень порадовал тетушку. Она сказала, что все просто помешались именно на этих фасонах и что такие платья давно никого не изумляют. В них, мол, ходит весь свет Лондона и Эдинбурга, да и здесь, в Хайленде, приглашенные на бал женщины наверняка будут одеты по последней моде.
— А кто приглашен на бал? — поинтересовалась Кейтлин.
Тетушка без запинки перечислила всех представителей древней шотландской аристократии. У большинства этих людей были огромные поместья неподалеку от Дисайда, а также городские усадьбы в Эдинбурге и Лондоне. Подобно Рендалу, они были скорее англичанами, чем шотландцами.
Кейтлин сказала, что у нее побаливает голова и что ей надо прогуляться. Накинув плед, она выскользнула во двор и направилась к конюшне. Бокейн неспешно трусила следом.
Знакомые запахи и звуки, как всегда, настроили девушку на мечтательный лад. Она зашла в пустой денник и села на охапку сена, опершись спиной о стену. Бокейн легла рядом и положила морду хозяйке на колено, как бы понимая, что Кейтлин нуждается в утешении.
Здесь-то и нашел ее дядя Дональд. Несколько секунд он молча разглядывал девушку, сидевшую с закрытыми глазами, а потом сказал мягко:
— Так вот где ты прячешься… Кейтлин открыла глаза и вскочила.
— Ой, дядя Дональд! — воскликнула она. — Но я вовсе не прячусь. Просто мне захотелось немного поразмыслить.
— Мне тоже. Но, девочка моя, сколько бы мы с тобой ни размышляли, ничего изменить нельзя. Мы обязаны подчиняться вождю нашего клана.
— А если я не подчинюсь, то что он мне сделает? — с вызовом вскинула голову Кейтлин.
Дональд помрачнел.
— Ничего хорошего тебя в этом случае не ждет. Пойми, Кейтлин, мы не в долине, мы — в Хайленде. У нас нет права оспаривать приказ главы клана. Если же ты не хочешь подумать о себе, то подумай о всех нас. Отвечать за тебя перед Рендалом придется твоему деду. Я знаю, о чем ты сейчас размышляешь. О том, что два наши семейства уже давно враждуют, да?
Но она размышляла вовсе не об этом, а о предстоящем пышном празднестве. Люди, которые соберутся в Страткерне, хорошо знают историю местных кланов и почти наверняка будут поглядывать на нее с презрением и насмешкой — как на незаконнорожденную. Ох, может, Рендалу удастся защитить ее?..
Наконец Кейтлин вышла из денника и проговорила уверенно:
— Какая там вражда, дядюшка! О ней пора забыть.
Дональд внимательно поглядел на нее и ответил:
— Может, ты и права. Ведь Гленшил принял от короны титул, а это значит, что он смирился с нынешним порядком вещей.
— Жаль, что дедушка никогда не станет вождем клана. Бедная Шотландия! На ее землях хозяйничают англичане.
— Да, — пробормотал Дональд, поправив очки. — Из Гленшила получился бы отменный вождь. Но не забывай, что после его смерти власть все равно перешла бы к Рендалу. Осознай это хорошенько, Кейтлин.
Они остановились возле огромного гнедого жеребца.
— Ты все еще дьявольски хорош, Принц, — ласково сказала девушка. — И не подумаешь, что ты уже старичок. — Принц благодарно ткнулся мордой ей в плечо. — А дедушка это уже осознал?
Дядя, казалось, потерял нить разговора.
— Что-что? — рассеянно спросил он.
— Дедушка. Что он думает о Рендале?
— Он редко говорит о нем, но я-то знаю все его мысли. Твой дед не уважает Рендала и ждет от него неприятностей.
Дядя говорил так уверенно, что Кейтлин невольно улыбнулась. Дональд Рендал был очень предан своему старшему брату, и корни этой преданности уходили в далекое прошлое. Кейтлин узнала обо всем, когда стала помогать дядюшке в его работе над летописью.
* * *
… Это случилось вскоре после битвы при Куллодене. Армия принца была разбита, и некоторые воины, принадлежавшие к клану Рендалов, боялись возвращаться к семейному очагу. Их наверняка расстреляли бы англичане. Гленшил, тогда еще мальчик, носил еду в их укрытия и рассказывал о том, что происходит в Хайленде.
Однажды, когда он вернулся домой, в Страткерн, он пережил настоящее потрясение. В Дисайд вошли красные мундиры, которые разыскивали бунтовщиков. Трое негодяев-солдат ворвались в дом и изнасиловали мать мальчиков. Но этого им показалось мало, и они жестоко, до крови избили крохотного Дональда. Потом, опустошив десяток бутылок, они уснули пьяным сном на полу большого холла.
Гленшил созвал соседей, и первое, что услышал Дональд, когда очнулся, были жуткие вопли троих мерзавцев, которых сначала лишили мужского достоинства, а потом вздернули прямо на потолочной балке холла.
После этого семейству пришлось скрываться в горах до тех пор, пока друзьям не удалось вывезти его в спокойную Голландию.
Это жуткое событие на многое открыло Кейтлин глаза. Она поняла, почему ее дядя Дональд никогда не женился. Мало того, насколько она знала, в его жизни вообще не было ни одной женщины. Этот тихий милый человек стремился только к покою. Он хотел заниматься своим любимым делом и лишь изредка с большим неудовольствием отрывался от рукописей, чтобы съездить в Абердин или Эдинбург и побывать на заседании исторического общества. Он частенько бродил по горам, и ему было безразлично, светит ли солнце или льет дождь.
Ну, а Гленшил стал единственной опорой своей небольшой семье. Когда он вырос, он понял, что выжить можно, только поступив на службу в английскую армию. Так он и сделал и через какое-то время смог вернуться в Дисайд. Однако Страткерн успел за эти годы перейти к Рендалам — так же, как и перстень главы клана.
Если уж Гленшил, который никогда никого не боялся, считал для себя невозможным спорить с Рендалом, то Кейтлин и подавно вынуждена была смириться. Она вздохнула и тут же подумала о дяде Дональде. Каково-то ему будет снова очутиться в Страткерне, где случилось много лет назад это трагическое происшествие? Да, дядюшке придется хуже, чем ей.
— Я горжусь тем, что принадлежу к Рендалам из Гленшила! — проговорила она и, взяв Дональда под руку, вышла из конюшни.
* * *
Карета повернула — и перед глазами Кейтлин во всей своей красе предстал Страткерн. Все его окна ярко светились. Фиона трещала без умолку. Она обсуждала сама с собой длинную череду экипажей, а также тех элегантных дам и кавалеров, что поднимались по ступенькам к распахнутым высоким дверям дома. Кейтлин тоже иногда что-то говорила. Она казалась спокойной, но внутри у нее все дрожало. Страх трепетал в ее груди, точно бабочка в сачке, и девушка боялась, что не совладает с собой.
Однако назад дороги не было. Постаравшись хоть немного успокоиться, Кейтлин принялась размышлять. Что такого страшного может произойти? Ну, отнесутся все эти аристократы к ней как к выскочке, как к девчонке, хитростью проникшей в их круг. И что с того? Неужели она не сумеет достойно ответить на насмешки? Конечно, сумеет. Язык у нее всегда был без костей… Но тут Кейтлин подумала о Ренде и едва не заплакала. А вдруг он тоже станет глядеть на нее свысока? Или вообще не заметит? Вон здесь сколько красавиц, и все — не ей чета. Образованные, умные, привыкшие к светским развлечениям, вхожие в высшее общество. Зря она вертелась перед зеркалом. Все равно ее стараний никто не оценит.
Ее горестные размышления прервал величественный лакей в безукоризненной ливрее дома Рендалов, который распахнул дверцу их кареты. Дональд невольно отшатнулся, и Кейтлин стало жалко его. Она поняла, что дядюшка боится куда больше, чем она, потому что ему совершенно не хочется встречаться с призраками из своего детства.
Желая успокоить и отвлечь старика, она с уверенностью, которую вовсе не испытывала, положила ему на рукав свою затянутую в перчатку руку и, сойдя по ступенькам кареты, принялась весело рассказывать о том, как нелегко дались ей приготовления к этому балу. Лиф белого платья, выгодно подчеркивавшего ее фигуру, Кейтлин собственноручно расшила маленькими белыми же цветками чертополоха и при этом едва не ослепла. А над ее прической долго трудилась миссис Макгрегор. В ход шли и раскаленные щипцы для завивки, и папильотки, и уйма шпилек. («Если бы не шпильки, — призналась девушка дяде Дональду, — все это сооружение наверняка бы рухнуло») Что же касается ее лица, то несколько последних дней Кейтлин истязала себя, умываясь разведенной в лимонном соке овсяной мукой, отчего кожа приобрела замечательную белизну.
Тут в разговор вмешалась Шарлотта, которая принялась делиться воспоминаниями о своем первом бале. Гленшил смеялся и вставлял остроумные замечания. Так, ведя непринужденную беседу, они и ступили под высокие своды Страткерна. Встав в конец длинной цепочки гостей, намеревавшихся поздороваться с хозяином, Гленшил тут же взял под руки своего младшего брата и Кейтлин. Он понимал, как волнуются его близкие, и потому прошептал, улыбаясь внучке:
— Я горжусь тобой, девочка моя. Очень горжусь!
Гленшил редко хвалил кого-нибудь. Этот истинный шотландец не любил льстецов и относился к ним с подозрением. Поэтому Кейтлин немедленно высоко вскинула голову и уверенно поглядела по сторонам. Ее дед сказал, что гордится ею, а он слов на ветер не бросает!
И тут девушка заметила, что Ренд смотрит на нее сияющими глазами, полными восхищения, и позабыла обо всех своих страхах и тревогах. Теперь она знала: все сегодня будет хорошо.
* * *
Хозяин Страткерна собрал нынче у себя под кровом множество гостей. Гленшил был доволен. Давненько ему не приходилось видеть в одном месте представителей стольких знатных семейств. Здесь были все кланы востока — Фрейзеры и Гордоны, Фаргухарсоны и Мюрреи, Макгре-горы и Рендалы. Гленшил едва не прослезился, когда заметил, что большинство молодых мужчин было в национальных юбках. А он-то думал, что традиция навсегда канула в прошлое! Ведь в последнее время юноши Хайленда предпочитали клетчатые бриджи, как будто забывая о том, что запрет на ношение юбок уже давно отменен. Однако сегодня вечером все нарядились так, как того требовал древний обычай, и старики с гордостью посматривали на своих сыновей и внуков.
Гленшил поднялся на галерею и обвел глазами огромный холл. Теперь он выглядел совсем не так, как в дни его юности. Английские помещики поменяли стенные панели, перестроили лестницу… Гленшил с трудом узнавал знакомый с детства зал и радовался этому, ибо ничто здесь не могло бы напомнить Дональду о давней трагедии.
Однако же сам он не смог справиться с собственной памятью, которая немедленно воскресила перед ним картину былого. Гленшил смотрел на массивную потолочную балку, проходившую через весь холл. На ней была укреплена нарядная серебряная люстра в тысячу свечей, но старик не замечал ее. Он отчетливо видел три фигуры в красных мундирах. Повешенные хрипели и дергались, как паяцы, и по их ногам стекала кровь…
Старик тряхнул головой, отгоняя от себя ужасное видение, и отыскал глазами хозяина дома. Рендал беседовал с герцогом Этолом, а вскоре к ним присоединились лорды Эбойн и Абердин. Гленшилу подумалось, что в прежние времена такое собрание цвета хайлендского дворянства выглядело бы очень подозрительно и вызвало бы множество кривотолков. Наверняка пошли бы слухи о готовившихся заговорах и государственных переворотах. Гленшил вздохнул. Тоска теснила ему грудь. Как же все изменилось! Нынешние лендлорды все как на подбор были деловыми людьми и не интересовались ничем, кроме увеличения доходов от имений. Они, в отличие от своих отцов и дедов, больше не ощущали себя стражами родной страны и защитниками народа. Наоборот, страна и народ были обязаны служить им.
Да, старые времена безвозвратно ушли, и, казалось, очень немногие оплакивают их уход. Скоро Шотландия забудет о своем бунтарском духе, и ее жители станут мирно разводить овец и строить корабли. Неужели, думал Гленшил, все эти влиятельные люди не понимают, что губят свои кланы и приносят родине куда больший вред, чем английский парламент? Горцев сгоняют с их земель, и они вынуждены отправляться в Новый Свет в поисках лучшей доли…
Как жаль, что не он, Гленшил, глава клана Рендалов! Уж он бы сумел позаботиться об этом крае! А нынешний лорд Рендал не намерен даже жить здесь, вот-вот опять уедет в Англию.
Тут старик подумал о Кейтлин, и улыбка тронула его губы. У девочки есть голова на плечах, и если бы все шло, как следует, если бы он, Гленшил, по-прежнему владел Страткерном, а Кейтлин родилась бы юношей…
Нет, опомнился вдруг Гленшил. Его внучка не могла бы стать вождем клана, даже если бы господь сделал ее мужчиной. Кейтлин была незаконнорожденной…
— О чем ты задумался? — Дональд Рендал внимательно смотрел на брата.
Гленшил не ответил. Он увидел, что сиятельный лорд Рендал в сопровождении своего друга Мюррея подошел к Кейтлин и склонился к ее руке. Оркестр заиграл «Веселого сержанта», и девушка в компании сразу двух кавалеров в ярких юбках вышла на середину зала.
— Пути господа воистину неисповедимы… — пробормотал Гленшил.
— Что? — не расслышал Дональд.
— Я говорю — Господь всегда помогает тем, кто настойчив и упорен.
* * *
Бал был в разгаре, когда Ренду вдруг пришло в голову, что роль хозяина доставляет массу неудобств. Он не принадлежал себе. Он просто обязан был расточать улыбки гостям и особенно заботиться о тех застенчивых людях, которые мгновенно обижаются, если им вдруг покажется, что к ним отнеслись без должного почтения. «В следующий раз, — твердо решил Ренд, — я попрошу Мюррея заменить меня, а сам стану танцевать и вообще заниматься тем, что мне по вкусу».
Краем глаза он заметил, что замужняя сестра Мюррея, которая была сегодня хозяйкой бала, кивает ему. Ренд не сомневался, что Мария оказалась без кавалера и хочет вальсировать с ним. Она вела себя просто безукоризненно, и Ренд знал, что его мать не нахвалилась бы на нее. Знал он и другое. Леди Рендал наверняка не одобрила бы того, что он сейчас сделает.
Ренд притворился, что не заметил призывного жеста Марии, и отыскал глазами Кейтлин. Увидев девушку, он решительно двинулся к ней, обходя многочисленные препятствия. Сначала он ловко увернулся от назойливой рыжеволосой девицы, которая весь вечер преследовала его, потом коротко кивнул и вежливо улыбнулся двум величественным лордам — Эбойну и Абердину, приглашавшим его присесть к ним за карточный стол, и наконец, извинившись перед какой-то пожилой дамой, которую он едва не толкнул, молодой человек достиг своей цели.
— Разрешите пригласить вас на тур вальса.
Кейтлин вздрогнула от неожиданности и ответила:
— Я не умею танцевать вальс.
Ренду понравилось, что она испугалась его. И он решил не упускать единственную возможность обвить рукой ее стан.
— Я вас научу.
«И не только этому, — добавил он мысленно. — Однако всему свое время».
Кейтлин оказалась прилежной ученицей и уже после первого круга перестала считать шаги. Когда Ренд заметил, что танец начал доставлять ей удовольствие, он сказал мягко:
— Я до самого последнего мгновения сомневался, что вы примете мое приглашение.
— Но я не получала никакого приглашения. Это был приказ, и мне оставалось лишь повиноваться. «Так сказал вождь клана Рендалов! Такова воля повелителя! » Мне объяснили, что в гневе вы страшны, — и я испугалась и приехала веселиться.
— Судя по вашей улыбке, вы не очень огорчены тем, что появились в Страткерне.
Кейтлин улыбнулась еще шире.
— Милорд, я всегда делаю только то, что считаю нужным.
Он был слишком умен, чтобы спорить с ней. К тому же она была просто восхитительна! Это платье, эти тщательно уложенные — наверняка с помощью миссис Макгрегор — локоны… В его глазах промелькнуло нечто такое, что заставило Кейтлин гордо вскинуть голову и победоносно усмехнуться. Он понял, что его разоблачили, и решил перевести разговор в другое русло.
— Еще один-два танца с молодым Дароком, — заметил он, — и вы станете притчей во языцех. Сегодня вы уже дважды принимали его приглашение.
Уловка удалась. Кейтлин сбилась с шага и удивленно воззрилась на своего визави.
— Ничего не понимаю, — призналась она. — Какая притча? Что плохого сделали мы с Дароком?
— Ничего. Но есть неписаное правило — девушка не танцует с одним и тем же кавалером более двух раз. Моя матушка внушила мне его перед моим первым балом.
— Ах, вот оно что! — протянула она презрительно. — Но это же английское правило. К нам оно отношения не имеет.
Ренд не ожидал, что его шутливое замечание будет воспринято в штыки. Он припомнил, как по-хозяйски расположился тогда Дарок в домике Кейтлин, и спросил невежливо:
— Кейтлин, а что связывает вас с Дароком?
Вопрос поразил девушку. Она почувствовала себя оскорбленной и поинтересовалась холодно:
— Не собираетесь ли вы затеять с Дароком ссору из-за нескольких танцев?
— Если он оскорбит мою гостью, трижды пригласив ее, то я непременно это сделаю, — сообщил Ренд. В его словах звучала ирония, но Кейтлин ее не расслышала. Он понял, что девушка всерьез обеспокоена.
Кейтлин думала о дуэли на пистолетах, когда противников разделяют всего десять шагов. Она не знала, хорошо ли владеет пистолетами Ренд, а вот Дарок, и это было ей доподлинно известно, стрелял просто превосходно. Нет, до дуэли дело доводить не стоит.
— Я не буду больше танцевать с Дароком, обещаю! — сказала она.
Ей не понравилась улыбка Ренда. Это была улыбка человека, чьи предположения подтвердились, и Кейтлин отчего-то обиделась. Но теперь была ее очередь делать ход.
— Те правила, о которых вы толковали, касаются только женщин?
— Нет, — коротко отозвался Ренд, не понимавший, к чему она клонит.
Кейтлин лениво улыбнулась.
— Лорд Рендал, что вы скажете о некой рыжеволосой даме? До конца бала еще очень далеко, а вы уже дважды танцевали с ней.
На кончике языка у него вертелся забавный легкомысленный ответ, но она смотрела на него такими глазами, что ему захотелось поцеловать ее. Нет, она не ревновала. Это было что-то другое, что-то… Но тут Кейтлин отвернулась, и Ренд проговорил:
— Видите ли, мисс Бернет сродни наполеоновской гвардии. Тот же натиск и та же целеустремленность. Да, она дважды успешно атаковала меня, заставая врасплох, но, уверяю вас, в третий раз ее ожидает Ватерлоо.
Кейтлин рассмеялась.
— Ваша светлость часто прибегает к военным терминам? Если да, то немногие же вас понимают.
— Но вы-то поняли меня прекрасно. Я вообще считаю, что мы с вами могли бы обойтись без слов. К чему они?
Ренд не собирался овладевать ею прямо на паркете залитого огнями бального зала. Не собирался? О господи, и зачем только он надел сегодня эту дурацкую юбку?! В штанах он чувствовал бы себя увереннее.
Ренд притянул девушку поближе к себе и поймал ее взгляд. Девушка поняла, о чем он думает, и задышала чаще; ее грудь высоко вздымалась… Его дыхание стало прерывистым… Воздух между ними, казалось, сгустился, и они замедлили шаги, а потом и вовсе остановились.
— Кейтлин, — прошептал он, — о Кейтлин…
Но тут на них налетела вальсирующая пара, и очарование исчезло. Кейтлин отшатнулась от него. В ее глазах плеснулось смятение, и ему захотелось подхватить ее на руки и отнести наверх, в спальню, чтобы закончить там то, к чему он только что так неосторожно приступил.
И Ренд был уверен, что Кейтлин позволила бы ему это! Да-да! Она была бы покорна, она разрешила бы ему все!
Торжество промелькнуло в его взгляде, когда он вновь обхватил ее и увлек в танце. Никакой мужчина не мог бы требовать от женщины большего!
* * *
К тому времени, когда все сели ужинать, щеки у Кейтлин раскраснелись, а глаза весело сияли. Она больше не чувствовала себя чужой среди всех этих аристократов. Никто не задавал ей каверзных вопросов об ее отце. Она была внучкой Гленшила. Общество приняло ее.
Дарок склонился к ней и щелкнул перед ее носом пальцами. Девушка встрепенулась и удивленно поглядела на него.
— Вот так-то лучше, — усмехнулся молодой помещик. — А то умчалась мыслями невесть куда, так что и не догнать. Ну-ка, где ты была?
На щеках Кейтлин появились соблазнительные ямочки. Она улыбалась.
— Ох, Дарок, ты и не представляешь, какого страху я натерпелась нынче вечером!
— Да? А мне кажется, здесь так весело.
«До чего же он нечуткий, — с горечью и раздражением подумала Кейтлин. — Ну неужели он не понимает, что мне было неловко, что я боялась услышать перешептывания за своей спиной? А ведь я тщеславна, есть такой грех. Я страшилась остаться без кавалера и танцевать только с родственниками, которым дедушка велел бы опекать меня. И я думала, что Ренд даже не посмотрит в мою сторону, — ведь вокруг столько красавиц! Какое счастье, что все оказалось иначе. Никогда еще мне не было так хорошо!»
Кейтлин спросила:
— Как тебе мое платье? Оно достойно этого бала?
Дарок безразлично скользнул по ней взглядом и ответил:
— Ты прекрасно выглядишь. Тебе идет белый цвет.
Кейтлин вспомнила о тех вечерах, что провела вместе с миссис Макгрегор, трудясь над самым нарядным в своей жизни платьем, вздохнула и занялась ростбифом.
И тут напротив сели Фиона и какой-то молодой человек. Дарок мгновенно преобразился. И куда только подевалось его недавнее равнодушие? Он повернулся к Кейтлин и принялся усердно флиртовать с ней, изображая изнывающего от любви поклонника. Фиона коротко взглянула на него и кокетливо улыбнулась своему спутнику. У Кейтлин испортилось настроение. Когда Фиона и Дарок ссорятся, от них нужно держаться подальше. Будь она дома, она просто встала бы и ушла, но сейчас деваться было некуда. Приходилось покорно ждать развития событий.
Дарок решил притвориться, что только что заметил сидевшую напротив пару.
— О, — сказал он преувеличенно радостно, — мистер Хаутон, если не ошибаюсь? Мы, кажется, уже встречались.
Тут Кейтлин узнала в привлекательном молодом человеке нового арендатора замка Балморал. Если она правильно помнила, отца мистера Хаутона задержали в Лондоне какие-то дела, и он должен был приехать в Хайленд со дня на день.
— А вы мистер Гордон, больше известный как Дарок, да? — Молодой Хаутон был сама учтивость.
Дарок кивнул.
— Вы ведь англичанин, верно? — осведомился он.
Мистер Хаутон посмотрел на Фиону и только после этого серьезно ответил:
— Верно. Я самый настоящий сассенах. — Обернувшись к Кейтлин, он спросил:
— Хозяин дома не ошибся, сказав, что вас, мисс Рендал, занимает история?
— Лорд Рендал прав. Но все же я не могу утверждать, что интересуюсь историей. Скорее рассказами о прошлом. А почему вы спросили меня об этом?
— Потому что мой отец тоже увлекается прошлым. Он в восхищении от Дисайда и от распространенных здесь легенд о кровной вражде.
— Легенд? — нахмурилась Кейтлин.
Дарок рассмеялся.
— Мистер Хаутон хочет сказать, что наши представления о прошлом зачастую неверны. Иногда история пишется теми, кто любит слухи и сплетни. — Он многозначительно посмотрел на Фиону. — Я не осуждаю таких людей. Они просто идут на поводу у своей натуры. Ведь человеку свойственно приукрашивать жизнь — даже с помощью лжи.
— Я согласен с вами, — сказал Хаутон. — Вот, например, легенды о добром принце Чарли…
Фиона взглянула на Дарока и изрекла:
— Дыма без огня не бывает!
Хаутон кивнул.
— Пословица права. Но согласитесь, дым может быть таким густым, что огня уже попросту не видно.
— Или же, — подхватил Дарок, не сводивший глаз с Фионы, — кто-то нарочно напускает побольше дыма.
— Как странно! — воскликнула красавица. — И кому же это может понадобиться напускать дым?
Мистер Хаутон быстро проговорил:
— Я только имел в виду, что в разгар сражения мы не можем хвалить врага, а после битвы каждая сторона пытается оправдаться. — Он усмехнулся и добавил: — Возьмем хоть Англию и Шотландию. Вы же не станете спорить, что они по-разному пишут историю своих отношений.
Кейтлин слушала очень внимательно.
— Но как же тогда, — спросила она, — отделить правду от вымысла? Выходит, это совершенно невозможно. — Она думала о многих и многих томах из библиотеки ее дядюшки Дональда.
— Не то чтобы невозможно, — медленно произнес Хаутон, — но очень и очень нелегко. Например, мой отец никогда ничего не принимает на веру и старается непременно отыскать побольше свидетельств об одном и том же событии. И если их нет, то он начинает подозревать обман. — Он опять обратился к Кейтлин: — Мисс Рендал, вы не согласились бы показать нам с отцом свои записи? Мы сравнили бы их.
Кейтлин покачала головой.
— Мистер Хаутон, вам надо обратиться к моему дяде. Вот кто настоящий историк. А я всего лишь переписываю его заметки. Ведь они написаны по-гэльски, вот и приходится переводить их на английский.
Обед подходил к концу. Тарелки были пусты, гости лениво переговаривались, ожидая лишь знака хозяина дома, чтобы подняться из-за стола.
Дарок сказал внезапно:
— А все же удивительный мы народ, шотландцы. Вместо того, чтобы смотреть в будущее, все время норовим оглянуться назад.
Фиона аккуратно положила себе на тарелку несколько ломтиков жареного картофеля и негромко произнесла:
— Мой дядя Дональд ответил бы вам, мистер Гордон, что все мы неразрывными и невидимыми нитями связаны с прошлым. С этим ничего не поделаешь.
— А мы его перепишем, это прошлое, и все сразу изменится, — весело заявил мистер Хаутон, и вся четверка рассмеялась.
Кейтлин все еще думала об этой необычной беседе, когда они с Фионой подошли к тете Шарлотте. По лицу достойной дамы было видно, что сейчас разразится гроза.
— У тебя есть хоть какая-нибудь гордость?! — немедленно обрушилась Шарлотта на дочь. — Или тебя не волнуют людские пересуды?
Фиона опустила голову.
— Какие людские пересуды?
— Вокруг только и разговоров, что о тебе и Дароке.
— Но я же танцевала с ним всего однажды!
Шарлотта несколько повысила голос.
— Может быть. Но ты совершенно не владеешь собой. Все замечают, что рассказы о нем задевают тебя за живое.
— Вы о чем, матушка? — спросила Фиона, не сводя глаз с носков своих бальных туфелек.
Шарлотта быстро оглянулась и прошептала пронзительно:
— Мы не можем здесь разговаривать. Надо отойти в сторонку.
Девушки сели на диванчик возле окна, а их наставница грозно нависла над ними.
— Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду, — сказала она дочери. — Все знают, что у Дарока в каждой деревушке есть любовница. А посчитай-ка, сколько деревушек между Дисайдом и Абердином?
— Но Дарок клянется, что это неправда! — Губы Фионы дрожали.
— Вот как? Тогда ответь мне, где он так подолгу пропадает? Он пренебрегает своими обязанностями землевладельца и то и дело куда-то отлучается.
— Он навещает друзей, — упрямилась Фиона. — Он сам сказал мне это.
— Значит, ты не намерена отказывать ему от дома?
Бедняжка молчала, и Кейтлин вынуждена была вмешаться.
— Тетушка, — мягко сказала она, — я тоже не верю этим слухам. И не понимаю, почему мы сомневаемся в словах Дарока. А Фиона держится весьма достойно, и многие говорили мне, что мы можем гордиться ею.
Шарлотта, позабыв о дочери, решила образумить племянницу.
— Гордиться? — повторила она. — А чем тут гордиться? Я ведь видела, как ты танцевала с лордом Рендалом. У тебя было такое лицо… Дорогуша, пойми, он и не думает о женитьбе. Он просто играет с тобой. И если ты не опомнишься, то очень скоро окажешься замешанной в скандал. Не говори тогда, что я тебя не предупреждала!
С этой минуты бал потерял для Кейтлин все свое очарование. Прежде мысль о свадьбе с Рендалом ни разу не посещала ее. Но теперь девушка поняла, что их брак действительно невозможен, потому что она — всего лишь незаконнорожденная внучка Гленшила.
Положа руку на сердце, после того как Ренд тогда поцеловал ее, она постоянно переносилась в некий призрачный мир и заново переживала ощущения, которые испытала в его объятиях. Но при этом Кейтлин совершенно не думала о будущем.
И вот теперь она впервые задумалась о нем и — ужаснулась, потому что впереди маячила глубокая пропасть. Кейтлин не знала, как избежать падения, потому что была неопытна и не умела отваживать мужчину, который явно не собирался довольствоваться одними лишь поцелуями.
Когда Ренд в третий раз пригласил ее на танец, Кейтлин отказала ему. Он видел, что ей очень хотелось танцевать с ним, но уговорить девушку не сумел. Ренд расстроился и предположил, что во всем виноват Гленшил, хотя пожилой джентльмен был тут совершенно ни при чем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шотландские тайны - Торнтон Элизабет

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.От автора

Ваши комментарии
к роману Шотландские тайны - Торнтон Элизабет



мне понравилось, все в меру, есть над чем всплакнуть и есть над чем посмеяться
Шотландские тайны - Торнтон Элизабетнадежда
24.09.2012, 20.25





Есть романы которые будоражат тебя, ты что то принижаешь, с чем то споришь, но они тебе нравятся! Очень рада , что познакомилась с ним! Я не очень верю в мужскую любовь. Она очень скоротечна. А такие повесы, это не просто приохоть. - это часть их самих! Другими они не становяться. Это противоестественно их натуре. Но в данном случае, все просто чудесно! Я рада...
Шотландские тайны - Торнтон ЭлизабетЧарити
10.03.2013, 22.48





очень красивый роман,сильные эмоции,мне очень-очень понравилось!!!
Шотландские тайны - Торнтон Элизабетгуля
12.04.2013, 21.02





Не люблю рыцарские и шотландские романы.rnНо этот роман хотя бы времен регенства. По его прочтении страсть к шотландским романам не проснулась.
Шотландские тайны - Торнтон ЭлизабетВ.З.,65л.
31.05.2013, 7.46





Неплохо. Прочла быстро, роман увлек, но особых эмоций не вызвал. Мне показалось, что при переводе что-то вырезано. Обычно у Торнтон все логически складывается, а здесь приходится домысливать некоторые моменты. Присутствует некая недосказанность в описаниях взаимоотношений героя с Кейтлин. Не могу поверить, что автор не привела сцену выяснения отношений героев относительно того, что сделал граф с ней в первую встречу, когда думал, что она мальчишка. А после того, как Рендал узнал, что под личиной мальчишки скрывается Кейтлин, даже не заикнулся о своем поступке. Как они могли об этом не поговорить?!?! Есть еще несколько ситуаций, которые в книге практически спущены на тормоза и на всецелое понимание героев друг друга. А в целом роман интересный, местами забавный, герои адекватные, мужчина больше похож на мужчину, а не на женскую мечту; и в чувства его я поверила, и то что изменился верю: 8/10
Шотландские тайны - Торнтон ЭлизабетNeytiri
27.05.2014, 10.43





Мне понравилось) 9 б.
Шотландские тайны - Торнтон ЭлизабетОльга
21.12.2015, 16.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100