Читать онлайн Роковой мужчина, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковой мужчина - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковой мужчина - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковой мужчина - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Роковой мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Розамунде не довелось окончательно опозориться. Мэйтленд вернулся как раз вовремя, развязал ее и, указав на густой кустарник, велел поторапливаться. Розамунда не заставила себя ждать. Со всем возможным достоинством она направилась к кустарнику и там, отыскав укромное местечко, разрешила самую свою насущную проблему. Только после этого она позволила себе подумать о других, не менее важных. Она еще раньше слышала, как отъехала карета, а стало быть, теперь с ней остался один только Мэйтленд. Если б только Розамунде удалось сбежать от него, она могла бы спрятаться в зарослях и подождать до темноты. Судя по всему, они сейчас недалеко от Лондона. Чтобы избежать ненужных встреч, беглецы ехали окольными дорогами, но Розамунда все равно сумела заметить, что совсем недавно карета проезжала через деревню. Если б она только сумела…
— Ты что, ломовая лошадь? Времени у тебя на эти дела было более чем достаточно. А ну, вылезай, не то я сам отправлюсь за тобой, и мне наплевать, в каком ты там виде.
А ведь с него станется! Этот невежа попросту не знает, что такое деликатность. Ломовая лошадь, надо же! Вначале он обозвал ее амазонкой, теперь — лошадью. Никогда еще с Розамундой не обращались так грубо. Будь здесь ее отец, он велел бы заковать Мэйтленда в цепи и бросить в подземелья замка Девэр. Розамунде очень хотелось дать нахалу достойный ответ, но нельзя же попусту терять драгоценное время. Итак — вперед!..
Она не успела даже двинуться с места. Мэйтленд возник из зарослей бесшумно, словно дикий кот, и Розамунда замерла, бессильно уставившись на него. Впрочем, она все же не окончательно растерялась. Ей хватило присутствия духа, чтобы незаметно стряхнуть с ноги оставшуюся туфельку. Если те, кто гонится за Мэйтлендом, доберутся до этого места, туфелька Розамунды подскажет им, что они на верном пути.
— Пошли! — властно бросил Мэйтленд. — И не забудь подобрать свою туфельку.
Розамунда сжала кулаки и надменно вскинула голову, но ей хватило одного лишь взгляда на мрачное лицо Мэйтленда, чтобы прикусить язык. В ее положении нельзя поддаваться безрассудным порывам, да и что проку ввязываться в бой, который все равно проиграешь?
Но, боже мой, как же страдала ее жестоко уязвленная гордость! Мэйтленд был так невыносимо самоуверен! Он отдавал приказы, словно Розамунда была его служанкой. Впрочем, дело тут было не только в гордости. Поведение Мэйтленда оскорбляло ее чувство справедливости. Покуда она мокла под проливным дождем, он укрывался от непогоды под одеялом, которое стянул из запасов в отцовской карете.
Правда, мокнуть под дождем — еще не худшая участь. Розамунда ни на миг не забывала, что ее похититель уже убил одну женщину. Что он потеряет, если захочет разделаться и с ней?
Когда они выбрались из кустарника, Мэйтленд жестом указал Розамунде, куда ей надлежит идти. Как бы не так! Это был узкий болотистый овражек, уводивший в самую гущу ежевичных зарослей. Превосходное место для того, чтобы скрыть труп.
Мэйтленд коснулся ладонью ее плеча. Розамунда резко отпрянула, поскользнулась в грязи и, не удержавшись на ногах, шлепнулась прямо в ежевичные плети.
— Бог ты мой! — в голосе Мэйтленда прозвучало неподдельное раздражение. — Что это на тебя нашло, дуреха?
Он в упор глянул на Розамунду и покачал головой.
— Если б я хотел расправиться с тобой, я бы сделал это еще в кустах, куда ты отправилась облегчиться. Ты что, от страха совсем думать разучилась? Сиди смирно, покуда я не отцеплю твое платье от колючек.
С этими словами Мэйтленд сунул пистолет за пояс, поставил на землю бутылку с бренди и принялся аккуратно отцеплять подол ее платья от колючих ежевичных плетей. Розамунда мрачно молчала, обхватив руками колени, а дождь все поливал ее, стекая ручьями по плечам и спине. Неужели только вчера она мечтала о приключениях? Если господь решил таким образом подшутить над ней, значит, у нее просто нет чувства юмора, потому что она не веселится, а кипит от злости.
Отцепив последнюю колючку, Мэйтленд выпрямился и снова окинул Розамунду испытующим взглядом.
— Все в порядке? — осведомился он.
— В порядке? — самым светским тоном отозвалась она. — Поражаюсь, что вам вообще пришло в голову об этом спрашивать! Что может быть приятней, чем когда тебя похищают и, угрожая пистолетом, под проливным дождем швыряют в колючки?
— Ты сама упала в ежевику, — хладнокровно заметил Мэйтленд и нагнулся, чтобы поднять бутылку с бренди.
Что это? Неужели он улыбается? Терпение Розамунды лопнуло. Послав к чертям здравый смысл, она ухватила негодяя за ногу и дернула с такой силой, что он сам, вместе с бутылкой и ворованным одеялом, свалился в ежевичные заросли. Мэйтленд еще не успел выругаться, а Розамунда уже вскочила и, оскальзываясь в липкой грязи, побежала к лодке. Мэйтленд в два прыжка нагнал ее и толкнул в спину. Она упала, с разгона проехавшись животом по скользкой тропе. Впрочем, Розамунда не собиралась сдаваться. Она крепко сжала в руке злосчастную туфельку и замерла, дожидаясь подходящего момента. И дождалась, когда Мэйтленд наклонился к ней и, ухватив за плечи, рывком поставил на ноги.
— Когда ты наконец уймешься… — начал он. Розамунда замахнулась, метя туфелькой ему в лицо.
Мэйтленд вскинул руку, чтобы отразить удар, и, ничуть того не желая, локтем ударил ее по подбородку.
— Черт! — только и пробормотал он, подхватив Розамунду прежде, чем та без сознания рухнула на землю.
* * *
Тропа вела к заброшенному домику, обнесенному каменной оградой. К тому времени, когда Ричард наконец одолел крутой подъем и уложил на кровать в единственной комнате свою нечаянную жертву, он совсем выбился из сил. Двухнедельное пребывание в Ньюгейте не пошло на пользу его здоровью, да вдобавок ему пришлось, выбираясь из тюрьмы, нести на руках эту амазонку, а сейчас вместе с ней взбираться по склону холма к домику. После эдаких упражнений ножевая рана в груди Ричарда отзывалась жгучей болью.
Отступив от кровати, он окинул Розамунду долгим испытующим взглядом. В газетах эту девушку именовали «идеальной принцессой». Что ж, сейчас идеальная принцесса выглядела так, словно побывала в уличной потасовке.
Как же так вышло, что Ричард ударил ее? Чистой воды случайность, хотя Розамунда вряд ли в это поверит. А ведь Ричард Мэйтленд никогда в жизни не ударил ни одну женщину. И сейчас он не хотел ни пугать ее, ни причинять ей боль. Ему только и нужно было, чтобы эта строптивая девица вела себя прилично до тех пор, покуда их пути не разойдутся раз и навсегда.
Взяв потертое одеяло, которое лежало в изножье кровати, Ричард укрыл им промокшую до нитки девушку и направился к буфету, который стоял рядом с камином. Содержимое буфета отвечало всем его ожиданиям, и Ричард мысленно поблагодарил Хьюго Темплера, который приготовил все, что только может пригодиться беглецу: чистую одежду, деньги, аптечку, бинты, бритву, съестное и — о радость! — бутылку бренди взамен потерянной в схватке с Розамундой.
На столе перед камином стояла пара оловянных кружек. Ричард налил себе полкружки бренди, сделал изрядный глоток и… решительно направился к кровати. Приподняв голову Розамунды, он плеснул немного бренди в ее приоткрытый рот. Благодарение богу, она проглотила бренди, даже не поморщившись. Ресницы ее дрогнули, и Ричард вздохнул с облегчением. Что ж, о Розамунде можно не беспокоиться. Чего никак нельзя было сказать о себе. Голова у него кружилась, все тело ныло, как избитое. Если он не сможет взять себя в руки, то усталость и боль одержат верх над его всегдашней выдержкой, — а с такой пленницей, как Розамунда, это было куда как опасно.
Он хотел было сменить повязку, но передумал. Не время сейчас возиться с раной, Розамунда вот-вот придет в себя. Лучше подождать, пока вернется Харпер. Уж верно двое взрослых мужчин, лучшие, по словам Харпера, агенты Тайной службы Его Величества, сумеют справиться с одной обыкновенной женщиной!
Ричард покачал головой. Леди Розамунду никак не назовешь обыкновенной. Другие женщины на ее месте уже тряслись бы от страха, обливаясь горючими слезами. У этой аристократки есть характер. Даже испуганная до полусмерти, она не потеряла рассудка. Убегая от Ричарда, она не устрашилась ни толпы бунтовщиков, ни ружейного огня, а совсем недавно едва не оглушила его обычной дамской туфелькой. Будь Розамунда мужчиной и будь Ричард по-прежнему главой Особого отдела, он бы, не сходя с места, предложил ей работать под его началом.
При этой мысли Ричард невольно улыбнулся, но улыбка тотчас поблекла, когда он окинул взглядом лежавшую на кровати девушку. Под тонким одеялом и промокшим насквозь платьем четко обрисовались ее соблазнительные формы. Хотя Розамунда была довольно высокой для женщины, зато великолепно сложена. Ричарду это бросилось в глаза, еще когда он увидел ее в тюремном дворе. Сейчас, когда он мог без помех и сколь угодно долго разглядывать Розамунду, он приметил в ней еще несколько восхитительных черточек — роскошные темные волосы, точеный абрис лица и тонкие изящные дуги бровей, полные нежные губы…
Ричард вдруг осознал, что смотрит, не отрываясь, на эти губы, и с трудом отвел взгляд, сделав медленный глубокий вдох, чтобы успокоиться. Только этого ему и не хватало! Он не может, не смеет поддаваться зову плоти! Слишком многое сейчас поставлено на карту, чтобы он мог поддаться опасным чарам леди Розамунды Девэр.
Надо сделать так, чтобы она его боялась. Только так, и не иначе, можно ее укротить.
Эта мысль была глубоко неприятна Ричарду. Она шла вразрез со всем, что он впитал еще с молоком матери. Женщины слабы, и мужчина, который пользуется их слабостью, — не кто иной, как бессердечный негодяй. К тому же леди Розамунда ни в чем перед ним не виновата. Вся ее вина в том, что она некстати подвернулась ему под руку.
Вот только если Ричард будет и впредь так думать, он очень скоро опять окажется в Ньюгейте.
Она должна меня бояться!
С этой малоутешительной мыслью Ричард стянул с себя мокрую одежду, насухо вытерся полотенцем и торопливо надел приготовленную Хьюго смену одежды.
* * *
Когда Розамунда пришла в себя, подбородок у нее онемел от боли, а во рту стоял жгучий вкус бренди. Лежала она на кровати, но сразу же поняла, что это не ее собственная кровать: тюфяк был слишком жесткий и комковатый. «Соломенный, — подумала Розамунда. — Почему? Мэйтленд!» — внезапно вспомнила она и, как ужаленная, поспешила подняться с кровати.
Мэйтленд рылся в буфете, который стоял сбоку от закопченного камина. Розамунда окинула взглядом комнату: столик и пара стульев, полка с нечищеной кухонной утварью, крохотные оконца по обе стороны от двери. Вид у комнаты был какой-то нежилой.
Когда Розамунда отбросила одеяло и спустила ноги на пол, ветхая кровать предательски скрипнула. Мэйт-ленд сразу выпрямился и шагнул к Розамунде. Та не верила собственным глазам: на нем не было ни пятнышка, а ведь еще недавно он весь был вымазан в липкой грязи. Стало быть, пока она лежала без сознания, Мэйтленд вымылся и переоделся. Более того, сейчас его наружность показалась Розамунде почти приятной. Его русые волосы были аккуратно расчесаны, да и лицом он уже не смахивал на бандита с большой дороги. И тут Розамунду осенило — да ведь он побрился!
Вид умытого, выбритого и чисто одетого Мэйтленда тем острее напомнил Розамунде о том, какое жалкое зрелище представляет она сама. Ее босые ноги были густо измазаны уже засохшей грязью, мокрая, отяжелевшая одежда неприятно липла к телу.
Встав с кровати, Розамунда настороженно следила за тем, как Мэйтленд приближается к ней. Увидев выражение ее лица, он понимающе кивнул и предостерегающе произнес:
— Не вынуждай меня применять силу.
Жесткий взгляд его прищуренных глаз показался ей просто невыносимым. Розамунде отчаянно хотелось отвести глаза, но она сдержалась — из гордости. Этот негодяй только порадовался бы ее унижению.
— Да, я знаю, на что вы способны, — ответила она, выразительно потрогав ноющий подбородок.
Мэйтленд что-то проворчал себе под нос, с силой провел рукой по волосам и отступил на шаг.
— Леди Розамунда, — наконец сказал он, — выслушайте меня. Если будете вести себя смирно, с вами ничего дурного не случится. Скоро вернется Харпер со свежими лошадьми, и тогда мы отвезем вас на почтовую станцию, а сами отправимся восвояси. Вы и глазом не успеете моргнуть, как вернетесь к своим родным.
«Кое-что проясняется», — подумала Розамунда. Кто-то изрядно потрудился, чтобы отыскать этот уединенный домик и оставить тут все, что может понадобиться Мэйтленду для удачного побега. Домик, впрочем, убогий, нежилой, очевидно, что Мэйтленд не задержится здесь надолго, только чтобы перевести дух и дождаться, когда утихнет шум, вызванный его побегом.
Он сказал, что Харпер скоро вернется со свежими лошадьми и тогда они отвезут ее на почтовую станцию. Если б только Розамунда могла поверить этому человеку!
— Я тут подобрал для вас кое-что, — продолжал Мэйтленд. Он отошел к буфету и вернулся с охапкой чистой сухой одежды. — Предназначалось это для Хар-пера, но надо же вам во что-то переодеться, покуда не высохнет ваше платье. И вот еще сапоги, тоже его. У него не такая уж большая нога..
Розамунда так продрогла, что с радостью сменила бы свой отсыревший наряд и на дырявую мешковину — однако ей было не по себе при мысли, что придется щеголять в одежде Харпера. Этого урода она боялась едва ли не больше, чем самого Мэйтленда.
Впрочем, выбора у нее не было.
Так и не дождавшись ответа, Мэйтленд нахмурился, и голос его зазвучал жестко, безо всякого намека на вежливость.
— Пять минут, — сказал он холодно. — Даю тебе пять минут. Если к тому времени, как я вернусь, ты еще не будешь готова, я переодену тебя собственноручно. И, кстати, даже не помышляй бежать, потому что я буду стоять за дверью. Ясно? Чтобы к моему возвращению ты была готова.
— Нет, — сказала она.
От злости он едва не заскрипел зубами.
— Да ведь ты же промокла до нитки! И зубы у тебя так стучат, что вот-вот вылетят! Я не желаю, чтобы ты свалилась в горячке, это-то ты хоть можешь понять?!
— Я-то понимаю. Это вы ровным счетом ничего не понимаете.
— Ну так будьте любезны, миледи, просветите меня!
Розамунда едва заметно пожала плечами.
— Я не сумею раздеться сама.
— Что-о?!
— Без камеристки, — сухо уточнила она.
Наступило долгое молчание. На бледных щеках Розамунды заалел румянец, но она прямо, с вызовом смотрела на Мэйтленда — попробуй, мол, только засмейся! Он нахмурился было, но скоро сообразил, что девушка совершенно права. Мэйтленд припомнил, что ее платье застегивается на спине — длинный ряд пуговиц от ворота до талии и ниже. В одиночку с таким платьем и впрямь не справиться.
— Я буду твоей камеристкой, — сказал он наконец.
Розамунда оцепенела.
— В этом нет нужды, — ровным голосом произнесла она. — Дайте мне нож или ножницы, и я сумею раздеться сама.
— Нож либо ножницы?
Розамунда кивнула.
— Я что, по-твоему, спятил? Повернись, я помогу тебе раздеться.
Девушка отпрянула, широко раскрыв глаза, и тогда у Мэйтленда лопнуло терпение. Он прекрасно понимал, чего именно она испугалась.
— Боже милосердный! Ты что, решила, что я хочу, как говорят в романах, воспользоваться твоей беспомощностью? Что за чушь! Ты бы видела себя в зеркале!..
Он умолк, переводя дыхание, и уже спокойней повторил:
— Повернись.
Розамунда зло сверкнула глазами, прикусив нижнюю губу, но все же повиновалась.
Пуговки на платье были совсем крохотные, и грубым пальцам Ричарда справляться с ними оказалось нелегко. Этак он и до Судного дня провозится! Обеими руками Ричард ухватился за отвороты платья и с силой рванул. Пуговки дождем хлынули на каменный пол и рассыпались по углам. Платье Розамунды словно распалось «надвое, обнажив ее белоснежные плечи и кружевной корсет. До чего же тонкая у нее талия! Ричард мог бы обхватить ее всю ладонями…
Черт, откуда взялась эта неуместная мыслишка?
— Пять минут, — процедил сквозь зубы Ричард и поспешно вышел.
Розамунда дождалась, пока за ним захлопнется дверь, проворно стянула с себя платье и чулки и насухо вытерлась одеялом.
— «Видела бы ты себя в зеркале!» — передразнила она, довольно точно повторив интонацию Мэйтленда. Что ж, если она не ошибается, Мэйтленд тоже не Ромео. Он не способен даже расстегнуть на женщине платье. Впрочем, Розамунду ничуть не удивила такая неопытность. Какая женщина, будь она в здравом уме, станет связываться с Ричардом Мэйтлендом? Да никакая. Даже собственная любовница не желала иметь с ним дело. Бедная Люси Райдер!
«Видела бы ты себя в зеркале!» А чего он еще ожидал после всех несчастий, которые выпали на долю Розамунды? Вот когда она приоденется и приведет себя в порядок, от нее глаз не оторвать… по крайней мере так говорит отец. Он, конечно, преувеличивает, но все равно Розамунда совсем не такая уродина, какой ее считает Ричард Мэйтленд!..
Она и сама не знала, почему ее так уязвили его слова. Стало быть, она не в его вкусе? Прекрасно! Одним поводом для опасений меньше.
Нижнее белье тоже промокло, но Розамунда не могла снять рубашку, не избавившись прежде от корсета — а он был зашнурован на спине. Она едва не вывихнула себе руки, покуда наконец не развязала шнурки. Стянув ненавистный корсет через голову, Розамунда сняла нижнюю рубашку. И как только обычные женщины ухитряются раздеваться без посторонней помощи?!
Она надела белую, из тонкого хлопка, мужскую рубашку. Рубашка доставала ей ниже колен, но Розамунда решила, что сейчас не время привередничать. Есть сухая чистая одежда, только это и важно, а не то, что думает о ней Ричард Мэйтленд. Черные панталоны тоже выглядели на ней не лучшим образом. Они болтались на талии, собирались складками у самых стоп и чересчур откровенно обтягивали бедра. Розамунда была даже рада, что в этом захудалом домишке не оказалось зеркала, не то, увидев свое отражение, она непременно разбила бы зеркало, а ей несчастий и так хватает.
Примеряя сапоги Харпера, Розамунда размышляла уже о другом. Если Мэйтленд потрудился подобрать для нее одежду, может быть, он и вправду не станет ее убивать, а отпустит восвояси? Тогда ей остается лишь подождать, потерпеть, и…
Но можно ли верить Мэйтленду?
«Конечно же, нет», — решила Розамунда, наклонившись, чтобы подвернуть чересчур длинные штанины. Ноющий подбородок тотчас напомнил ей о недавнем, не слишком приятном происшествии.
Она потянулась за последней деталью своего нового наряда, синей шерстяной курткой, когда в комнату вошел Ричард. И окаменел, словно сраженный взглядом Медузы Горгоны. Черные панталоны так тесно облегали бедра девушки, соблазнительно подчеркнув ее длинные стройные ноги, что в голове у Ричарда помимо воли замелькали самые непристойные и обольстительные видения.
Розамунда тоже замерла, в основном потому, что у Мэйтленда был такой вид, словно его ударили ножом в спину. Девушка не удивилась бы, если б он сейчас рухнул ничком к ее ногам.
Вместо этого Мэйтленд нахмурился и раздраженно бросил:
— Неужели ты не можешь подобрать волосы? Или для этого тебе тоже нужна камеристка?
Розамунда и вправду не отказалась бы сейчас от услуг своей верной Нэн. Для чего еще, в конце концов, существуют камеристки? Опять же, если б Розамунда решила, что отныне будет одеваться и причесываться сама, то что тогда стало бы с бедняжкой Нэн? Как бы прокормила она свою престарелую мать, младших сестер и братьев? До чего же туп этот человек! Совершенно не понимает, как устроен мир.
Мэйтленд отошел к буфету, и Розамунда погрузила пальцы в свои густые спутанные волосы. Она всегда втайне гордилась копной шелковистых черных локонов, но сейчас они отсырели и слиплись, точно пакля, и Розамунда понятия не имела, что можно с ними сделать, разве что отбросить за спину.
И отчего это Мэйтленд так злится на нее?
Между тем он достал из буфета корзину для пикника и, поставив ее на стол, отвязал веревку с крышки корзины. Потом он шагнул к Розамунде, и она невольно вздрогнула.
— В жизни не встречал такой неумехи! — проворчал Мэйтленд. — Стой смирно!
Быстро и без особых церемоний он заплел спутанные волосы Розамунды в косу и перевязал ее веревкой. Покончив с этим делом, он указал на камин.
— Разведи огонь, а я займусь ужином.
Розамунда с сомнением покосилась на приготовленную растопку. Она никогда в жизни не разжигала камин, зато много раз видела, как это делают другие. Справлялись они, в общем-то, без труда. Розамунда перевела взгляд на каминную полку, там лежал трут. Прекрасно! Остается лишь добыть кресалом искру и поджечь трут. Затем она положит горящий трут под растопку — и готово.
— Ну же, пошевеливайся! Разведешь огонь, высушим твою одежду.
Опять этот наглый, повелительный тон! Розамунда никогда не позволяла себе так разговаривать со слугами, чтобы не задеть их чувства.
После нескольких неудачных попыток поджечь трут Розамунда исполнилась безмерного уважения к своим горничным. Как только они могут так легко справляться с этим почти невозможным делом?
Ричард Мэйтленд крепко взял ее за запястье и отобрал кресало и трут.
— Что за никчемное существо! — раздраженно бросил он. — Если б тебе пришлось самой о себе заботиться, ты бы замерзла прежде, чем умерла с голоду. Эти мне аристократки… — Он осекся, испустил долгий и обреченный вздох. — Вот, смотри, как это делается.
И Розамунда стала послушно смотреть, как Мэйтленд раз за разом безуспешно пытается высечь огнивом искру.
— Черт, — пробормотал он наконец, насупясь, — трут, должно быть, отсырел.
Розамунда рассмеялась бы ему в лицо, но ноющий от удара подбородок напомнил ей об осторожности. И потому она позволила себе лишь выразительно приподнять брови, так она обычно обращалась к провинившимся слугам.
— Как я вас понимаю! — невинным тоном заметила она. — Мне тоже недостает моих слуг. Поскорей бы вернулся Харпер!
* * *
Ужин доставил Розамунде неописуемое наслаждение. Правда, им так и не довелось ни погреться у камина, ни зажечь свечи — они так и не сумели запалить трут, — но дочь герцога Ромси это ничуть не огорчало. Она согревалась одним лишь взглядом на мрачное, как туча, лицо Мэйтленда.
Даже то, что он привязал ее за левую руку к стулу, не вызвало у Розамунды ни малейшего уныния. Подбородок у нее больше не болел. Хотя в комнате стоял промозглый холод, еда, оставленная друзьями Мэйтленда, оказалась отменной, ничем не хуже, чем на герцогской кухне, и с каждой минутой рассеивались страхи Розамунды.
Зато Мэйтленд не находил себе места. Он то и дело вскакивал, выходил из дома, говоря, что должен, дескать, осмотреться. Его явно снедала тревога, правда, вслух он этого не сказал, но Розамунда и сама была не слепая. Она явственно видела, как растет его беспокойство. И чем беспокойней становился Мэйтленд, тем легче было на душе у Розамунды. Кто знает, быть может, спасение совсем уже близко!
— Уходим, — вдруг сказал он.
— То есть как? — Розамунда отложила вилку. — Я не слышала, чтобы Харпер вернулся.
— Он и не возвращался. Потому-то нам и стоит убраться отсюда. Вряд ли он так задержался бы только для того, чтобы добыть лошадей.
Розамунда могла лишь гадать, хорошая это новость или плохая.
— Значит ли это, что вы меня отпустите? — медленно спросила она.
Мэйтленд уже метался между буфетом и кроватью, запихивая вещи в седельную сумку. Даже не оглянувшись на Розамунду, он резко бросил:
— Вряд ли. Ты приведешь сюда полицию.
— Но вы же сказали, что оставите меня на почтовой станции!
— Я отвез бы тебя туда, если б у нас были лошади, а лошадей должен был доставить Харпер. Без него этот план неосуществим. Придется нам искать другой выход.
Всего лишь минуту назад Розамунда чувствовала себя почти в безопасности, и вот уже все ее надежды рухнули. Точь-в-точь как на детских качелях: только что она была наверху, а миг спустя летела в бездну.
— А если я дам слово, что не стану ничего сообщать властям?
Вот теперь Мэйтленд все-таки взглянул на нее.
— И с какой стати я должен тебе верить?
Розамунда надменно вскинула голову.
— Да потому что я — Девэр!
Ричард хотел уже ответить резкостью, но передумал, увидев ее лицо. Розамунда держалась гордо, но за гордостью таился самый обыкновенный страх.
Еще бы ей не бояться! Ведь она уверена, что ее похитил убийца. Стало быть, от него можно ждать самого худшего. Само собой, она поклянется чем угодно, лишь бы поскорей избавиться от него!
Ричарда удивляло лишь то, что в глубине души ему отчаянно хотелось ей верить.
Как можно мягче он ответил:
— Я не могу отпустить тебя, покуда не буду уверен, что намного обогнал своих преследователей, но, если ты дашь слово, что не попытаешься бежать, я спрячу пистолет и не стану тебя связывать.
Казалось, Розамунда вот-вот согласится на эти условия… но тут она покачала головой.
— Для нас, Девэров, наше слово свято, — сказала она. — А что свято для тебя, Ричард Мэйтленд?
Эти слова ужалили его в самое сердце. Всю свою жизнь Ричард посвятил служению Англии, а теперь Англия отвернулась от него. И с какой стати ему ожидать большего от этой высокомерной девчонки?
Розамунда не верит ему. Что ж, пускай, он-то ведь тоже ей не верит. Она, в сущности, сама подтвердила, что ей нельзя доверять. И отлично! Пусть Ричард Мэйтленд так и останется для нее безжалостным похитителем и кровожадным убийцей.
Ричард криво усмехнулся краешком рта.
— Моя жизнь, — сказал он, отвечая на ее вопрос. — И я советую тебе хорошенько это запомнить.
Розамунда молча смотрела, как он снова принялся укладывать вещи. Ее не оставляло странное ощущение, словно она в чем-то виновата перед этим человеком. Что за чушь! Это ведь Мэйтленд похитил, оскорбил, даже ударил ее. Он убийца, и ему нельзя доверять.
Отчего же ей тогда так перед ним неловко?
— Как ты намерен со мной поступить? — негромко спросила она.
— Что-нибудь придумаю.
Эти зловещие слова, произнесенные таким безразличным тоном, сразу все расставили по местам. Итак, для Ричарда Мэйтленда свята лишь его собственная жизнь, и ей, Розамунде, надлежит хорошенько это запомнить!
Она прикусила губу, стараясь не думать о том, чем может закончиться для нее это приключение, и содрогнулась, вспомнив об отце. Сейчас он, наверное, уже знает, что ее похитили, и сходит с ума от тревоги. И братья тоже.
Розамунда глянула в окно. Скоро совсем стемнеет. Что же, в темноте ей скорее подвернется случай бежать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Роковой мужчина - Торнтон Элизабет

Разделы:
Пролог1234567891011121314151617181920212223242526

Ваши комментарии
к роману Роковой мужчина - Торнтон Элизабет



Читать можно
Роковой мужчина - Торнтон ЭлизабетАня
16.01.2012, 0.53





очень хороший роман, с удовольствием читаю и перечитываю.Нет ни излишней эротики, ни стандартных ситуаций.Вполне логичный сюжет, приятный юмор, читается легко.
Роковой мужчина - Торнтон Элизабетнадежда
24.08.2012, 22.44





очень интересно.
Роковой мужчина - Торнтон ЭлизабетМарго
12.01.2013, 19.37





Больше на детектив похож чем люб.роман читать можно.
Роковой мужчина - Торнтон Элизабетнатали
3.02.2014, 0.53





Не разочаровал роман!!! Настоящая любовь, отличный детектив - в этом вся г-жа Торнтон! Герои точно прописаны: их характер, поступки, переживания. Из всей серии образ Ричарда Мэйтленда самый яркий и запоминающийся! Он сильный и сдержанный! Розамунда тоже мне очень понравилась. Мечтательница в душе, дочь герцога, с бременем на плечах, связанное с ее положением в обществе. Она не может позволить себе опрометчивых поступков и проводит жизнь в праздности, что сильно тяготит ее...Но после всех ее злоключений она станет сильной женщиной, которая борется за свое счастье всеми правдами и неправдами. И развязка детектива удивила....не ожидала я такого поворота: 10/10
Роковой мужчина - Торнтон ЭлизабетNeytiri
14.05.2014, 11.46





Очень хороший роман!) Герои - личности) Все - от гл. героев, до семьи главной героини) Правдоподобная история, без глупых натяжек, которые присущи этому жанру. В любовь героев веришь..)
Роковой мужчина - Торнтон ЭлизабетСофия
21.06.2015, 10.11





Роман понравился,хорошие приключения,концовка меня удивила(вернее кто злодей...не ожидала).Но первые два романа из этой серии мне понравились больше.
Роковой мужчина - Торнтон ЭлизабетНаталюша
22.08.2015, 22.54





Очень интересный роман, прочитала с удовольствием второй раз.
Роковой мужчина - Торнтон Элизабетнадежда
7.04.2016, 13.45





с этого романа и вообще с торнтон началось мое знакомство с жанром любовных романов. мне нравится что у нее героев нет большой разницы в возрасте и как она их подводит к любви. не каждый автор может страсть разграничить с любовью
Роковой мужчина - Торнтон Элизабетзинаида
7.04.2016, 14.00





с этого романа и вообще с торнтон началось мое знакомство с жанром любовных романов. мне нравится что у нее героев нет большой разницы в возрасте и как она их подводит к любви. не каждый автор может страсть разграничить с любовью
Роковой мужчина - Торнтон Элизабетзинаида
7.04.2016, 14.00





с этого романа и вообще с торнтон началось мое знакомство с жанром любовных романов. мне нравится что у нее героев нет большой разницы в возрасте и как она их подводит к любви. не каждый автор может страсть разграничить с любовью..
Роковой мужчина - Торнтон Элизабетзинаида
7.04.2016, 14.00





с этого романа и вообще с торнтон началось мое знакомство с жанром любовных романов. мне нравится что у нее героев нет большой разницы в возрасте и как она их подводит к любви. не каждый автор может страсть разграничить с любовью..
Роковой мужчина - Торнтон Элизабетзинаида
7.04.2016, 14.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100