Читать онлайн Роковое наваждение, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковое наваждение - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковое наваждение - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковое наваждение - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Роковое наваждение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Чем тревожнее становилось на душе Сары, тем спокойнее она выглядела внешне. Мысли текли непрерывным потоком, то ускоряясь, то крутясь на месте, то разбиваясь о невидимые подводные камни.
Уильяма и все, что с ним связано, ей не удалось ни забыть, ни отодвинуть на второй план. Макс не позволил ей сделать это. Сара уже успела немного узнать его характер и понимала, что если он задумал докопаться до истины, то уже не отступится. Таким образом, у самой Сары не оставалось выбора. Она должна увидеть то, что ожидает ее в бывшем доме Анны. И при этом одна, без Макса, ведь о его имени она заботилась больше, чем о своем.
Почему так получилось? Очевидно, потому, что Сара полюбила Макса по-настоящему, полюбила так, как любят только один раз в жизни. Она наделала немало ошибок до встречи с Максом и теперь должна платить за них — сама, одна.
Если то, что ее ожидает в доме Анны, подтвердит самые худшие опасения Сары, она расплатится за сделанное. Любой ценой. Даже если для этого придется потерять Макса. Но пока самое главное — не впутывать его в эту давнюю историю.
Свой план Сара обдумала тщательно, во всех деталях. Прежде всего она решила достать другой пистолет — вместо того, который потеряла возле дома Анны в ту злополучную ночь. Затем Сара проверила, есть ли в ее аптечке настойка опия — лауданум, и хватит ли ее для того, что она задумала. И, наконец, Сара распорядилась убрать из сгоревшего дома Анны балки и рухнувшие стропила. Дрю Примроузу она пояснила, что собирается вызвать архитектора и вместе с ним решить, что же делать дальше с этим домом — ломать его или чинить. Так что хоть немного привести в порядок просто необходимо — и для осмотра, и для того, чтобы обгоревшие бревна не помешали рабочим, если те начнут восстанавливать строение.
Работа началась, и Сара почувствовала, что и ее жизнь получила новый разбег. Сара снова начала выходить из дома: побывала на службе в церкви, походила по магазинам. В Лонгфилде она много времени проводила у постели Макса, который постепенно поправлялся после боя с Майти Джеком.
Но на самом деле Сара только выжидала, когда же настанет день окончания работ в доме Анны.
Макс чувствовал, что с женой происходит что-то неладное, с самого первого дня. Он почти не вставал с постели, и Сара приходила к нему — читала, держала поднос во время еды, но было в ее глазах нечто такое, что заставляло Макса с каждым часом тревожиться все сильнее и сильнее. Он не знал, что происходит, но то, что нечто непонятное происходит, он понимал прекрасно. Сара была приветлива и спокойна, но Макс видел, что она закрылась, словно улитка, оставив весь мир, и его в том числе, вне своей раковины.
Максу хотелось верить, что все это происходит с Сарой из-за того, что ее ошеломили те новые чувства и ощущения, которые она впервые испытала, — любовь, страсть, чувственные наслаждения. Макс тоже переживал нечто подобное, хотя, может быть, и не так сильно.
Возможно, Сара решила быть с ним более сдержанной, чтобы не казаться ему слишком восторженной. Может быть. Если это так, то нужно будет переубедить ее. Но сделать это будет возможно лишь после того, как он встанет на ноги.
Однако очень скоро Макс убедился, что дело обстоит вовсе не так безоблачно и радужно, как он предполагал.
.Все началось с того, что один из рабочих нашел неподалеку от дома Анны пистолет. Он передал его десятнику, а тот принес пистолет к Максу. Это оружие, как объяснил десятник, принадлежало Сэмюэлю Карстерсу. А вот как пистолет попал к дому Анны, было совершенно непонятно.
Макс на досуге немного поразмыслил, и этот пистолет намертво связался с ночным приключением, во время которого на Сару было совершено нападение.
Второй звоночек в его голове прозвенел, когда Сара с невинным видом сообщила Максу, что не вернется в свою спальню до тех пор, пока он совершенно не поправится, чтобы не беспокоить его.
И уж почти все встало на свои места, когда Макс узнал о том, что рабочие приступили к разборке завалов в бывшем доме Анны.
Питер Феллон вернулся в Лонгфилд после нескольких дней отсутствия. Встречать к крыльцу его вышел сам Макс — со стаканом бренди в одной руке и тонкой сигарой в другой. Было уже поздно, и в доме горели свечи. Питер взял из подсвечника горящую свечу и пошел вперед, указывая дорогу к своей комнате. За ним, с чемоданом в руках, последовал слуга, а Макс замыкал шествие. Откуда-то издалека доносились звуки рояля.
"Скарлатти”, — подумал Питер Феллон, но в тот же момент музыка резко оборвалась.
Оставшись одни. Макс и Питер обменялись обычными приветствиями, после чего Питер перешел к делу.
— Дрю Примроуз, — сказал он, — не был в Бристоле в ту ночь, когда исчез Уильям Невилл. Я навел справки в гостинице, где он собирался остановиться, разыскал постояльцев, которые жили в этой гостинице в те дни. Да, Дрю был в гостинице, они видели его и говорили с ним, только появился он в Бристоле ровно на один день позже, чем считают все.
— При этом от Стоунли до Бристоля как раз день езды, — заметил Макс. Он взял карандаш и сделал пометку на листе бумаги.
— И это все, что вы скажете? — удивился Питер. — Вы посылаете меня в Бристоль, я там рою носом землю, привожу информацию, а она оказывается вам и неинтересна?
— Интересна, — поднял голову Макс. — Еще как интересна.
— Может быть, вам все еще нездоровится?
— Я вполне восстановился после того боя, если ты это имеешь в виду.
— Я рад. И все-таки, по-моему, что-то не так. В чем дело, Макс?
Макс улыбнулся, но голос его звучал жестко и озабоченно:
— Иногда какая-нибудь деталь помогает увидеть всю картину целиком. Я думаю, Питер, что сегодня вечером мы достигнем критической точки в этом деле. Хорошо, что ты вернулся. Мне очень нужна будет твоя помощь.
— А именно?
Макс отдал ему несколько коротких распоряжений и встал из-за стола. Питер еще оставался под сильным впечатлением от того, что только что сказал ему Макс, как тот поразил его еще больше.
— Кстати, — сказал Макс, стоя в дверях, — не вздумай пить бренди из этого стакана. — Он указал рукой на стакан, который сам же поставил на стол. — Моя жена слишком сильно разбавила его лауданумом.
* * *
Он столкнулся с необъяснимой ситуацией. Они с Сарой муж и жена; они любят друг друга. Она нежна с ним в постели и заботлива днем. Телом Сара принадлежит ему, сердцем же, как ни странно и ни обидно, — нет.
Макс пытался найти оправдания для Сары. Вспоминал о той суровой школе жизни, которую ей пришлось пройти. О том, сколько лжи и обмана довелось ей повстречать на своем пути.
Нет, это не оправдание. Ведь у нее есть любящий муж, которого она тоже любит, — так почему же она считает необходимым что-то скрывать от него? Зачем хитрит? Так можно добиться только одного — испортить все, что сложилось между ними.
Она, очевидно, считает его простаком, не умеющим сложить два и два. Делает вид, что все происходящее никак не связано с Уильямом Невиллом.
Он старается защитить ее, а Сара думает только о том, как бы он не нанес вреда ее дорогим родственникам.
И вот финальный штрих. Сегодня вечером Сара своими руками поднесла ему стакан бренди — с ласковой улыбкой на лице и добрыми словами. Но стакан этот отравлен, да так сильно и неумело, что распознать это мог бы и желторотый школьник.
Неужели Сара считает его законченным идиотом?
Макс, разумеется, принял стакан из рук Сары, слегка пригубил его и поскорее вышел из гостиной вместе с ним. Если бы он не сделал этого, то мог бы и не сдержаться и просто-напросто выплеснуть содержимое стакана в камин.
Итак, сегодня ночью Сара собирается отправиться в сгоревший дом Анны. Стакан со снотворным неопровержимо доказывает это. Вывод? Нужно переиграть Сару и застать ее с поличным. На этот раз не будет никаких недомолвок, никакой полуправды.
Макс вернулся в свою спальню первым. Он не любил эту комнату, хотя сейчас, на время болезни, когда Сара стала спать отдельно, у него появилась возможность потакать одной из своих дурных привычек — курить в постели.
Ну что ж, по сценарию своей жены, он вскоре должен уснуть на этой кровати крепким сном после лошадиной дозы лауданума. Нет, воистину женская душа темнее ада!
Макс разыскал пустой стакан, похожий на тот, что принесла ему Сара, наполнил его до половины чистым бренди — пусть себе думает, что он уже отпил половину! — и отправился в спальню жены.
* * *
Она сидела перед туалетным столиком в ночной рубашке и расчесывала свои роскошные волосы. Ее отражение в зеркале чем-то неуловимо напоминало китайскую фарфоровую статуэтку.
Что? Хрупкая китайская статуэтка? Помилуйте! Теперь-то Макс знал, из чего на самом деле сделана эта хрупкая на вид женщина, его жена. Несомненно, из кремня.
Он мягко прикрыл за собой дверь и подошел ближе. Увидел, что Сара наблюдает за ним в зеркало, и сделал большой глоток бренди.
— Ты так неожиданно покинул гостиную, — заметила Сара.
— Просто захотелось выкурить сигару. У тебя великолепные волосы. Позволь мне.
Он поставил стакан и взял гребенку из рук Сары. Сейчас он казался сонным львом — настолько плавными и в то же время замедленными были его движения. “Лауданум подействовал”, — подумала Сара и покосилась на стакан, стоящий на столе. Он был почти пуст.
Их взгляды встретились в зеркале. Макс не расчесывал ей волосы, а погрузил в них пальцы и перебирал шелковистые пряди, словно отрез драгоценной ткани.
— Мы не занимались любовью уже несколько дней, — напомнил Макс.
— Да, — глубоко вздохнула Сара. — Тебе не хватает этого?
— Разумеется. — Макс принялся расчесывать ей волосы. — Разумеется, несравненная моя. Действительно несравненная. Такой пылкой, такой страстной женщины, как ты, у меня никогда не было. Никогда! А это кое-что да значит!
Макс положил гребень на туалетный столик и потянулся к стакану.
— Макс, мне кажется, тебе не нужно больше пить, — заметила Сара. — Ты ведешь себя немного странно. Наверное, ты еще не совсем здоров.
Он поднес стакан ко рту и опрокинул до дна. Улыбнулся Саре, но улыбка получилась кривой, совсем не похожей на обычную лучезарную улыбку Макса.
— Как говорится, истина в вине, — сказал он слегка заплетающимся языком.
Затем отставил пустой стакан, подошел вплотную к Саре и обнял ее сзади.
— Знаешь, о чем я сейчас думаю, Сара? Она отрицательно покачала головой. Ее начинало пугать все, что происходило между нею и Максом.
— Я думаю… — Макс начал говорить еще медленнее и бессвязнее, — что любовь… Люди переоценивают ее.
— Вот как? — сглотнула Сара. — Никогда об этом не думала.
— Возьми нас, к примеру. Нашу первую встречу в Рединге. Мы тогда друг друга не знали, это факт. О любви там речи не было. Просто так, физическое влечение. Похоть. Помнится, я думал тогда о том, не сделать ли тебя своей любовницей. Так как же так вышло, что мы с тобой поженились?
— Ты говорил, — нервно облизнула пересохшие губы Сара, — что почувствовал прикосновение крыла судьбы.
— Неужели? Кр-расиво сказано, черт побери. Могу, оказывается, когда захочу! Впрочем, ты тоже можешь кое-что, любовь моя!
При этих словах Сара почувствовала холодок под сердцем. Макс явно был сам не свой. Лауданум развязал ему язык. Но до чего же неприятными оказались слова, которые он произносил!
Сара уклонилась от протянутой руки Макса, встала и повернулась лицом к мужу. Заглянула ему в глаза. Да, еще несколько минут — и он уснет. Нужно отвести его в спальню и уложить в постель. Сейчас не до сердечных обид. Не время для гордости. Игра вступает в решающую фазу.
Сара сделала шаг вперед и обняла Макса за шею.
— Я хочу тебя. Макс, — шепнула она. — Я так соскучилась…
Внутри Макса все омертвело. По всем правилам она давно должна была дать ему пощечину за ту пошлость, которую он только что нес. Должна была с треском выставить его из своей спальни. Но вместо этого она предлагает лечь с нею в постель. Его жена ведет себя как дешевая проститутка.
Внезапно Максу стало наплевать на все, что будет дальше. Ему хотелось только одного: уйти к себе, лечь в постель и закрыть глаза. Но обида, которую ему нанесла Сара, не могла остаться без ответа. Она хочет, чтобы Макс занялся с ней любовью? Ну что ж…
Он впился губами в губы Сары и мертвой хваткой прижал ее к себе.
Таким своего мужа Сара еще не видела. Необузданным?.. Грубым?.. Нет, наверное, самое точное слово для его теперешнего состояния — диким. Сара извивалась в его руках, но не могла ни вырваться, ни ослабить их хватку. Макс одним движением разорвал ночную рубашку Сары, скинул на пол и жадно припал губами к телу, опускаясь от плечей к груди, лаская, покусывая тугие соски.
— Взгляни, — хрипло сказал он, кивая на их отражение в зеркале, — теперь ты готова принять меня.
Он обхватил ладонями грудь Сары, затем вновь грубо поцеловал Сару в губы, подхватил ее на руки и понес в кровать. Он не был ни нежным, ни внимательным. Впрочем, это не столько напугало, сколько удивило Сару. Это было что-то новое. Макс молча ласкал ее тело, бесцеремонно проникая в самые укромные уголки. Странно, но Сара не испытывала при этом ни неловкости, ни стыда.
Наконец Макс сорвал одежду и с себя. Встав на колени, он склонился над Сарой, и она закрыла глаза.
Прошла секунда, другая, но ничего не происходило. Сара спросила, не открывая глаз:
— Макс?
— Не надо, помолчи, — хрипло ответил он.
Выждав секунду, Сара приоткрыла глаза и увидела на лице Макса сначала растерянность, а затем отчаяние.
— Боже, — пробормотал он. — Что же я делаю? Он неожиданно скатился на бок, отвернулся к стене и тяжело задышал.
— Прости меня, — сказал он, не поворачиваясь. — Никто не должен так бесстыдно вести себя со своей женой. Не знаю, что это на меня нашло.
То, что только что казалось Саре таким необычным и привлекательным, обернулось для нее унижением и стыдом.
— : Это.., это бренди, — сказала она.
— Бренди? — вздохнул Макс. — Может быть, и бренди. Сара повернулась спиной к Максу. “Какое, к черту, бренди, — с горечью подумала она. — Лауданум!"
Как ей теперь поправить то, что она натворила? Сара лежала тихо, чутко прислушиваясь. Макс засыпал. Его дыхание стало ровным и глубоким, и он лежал, не шевелясь. Сара подождала еще немного, затем выскользнула из постели и начала быстро одеваться.
* * *
Как только за Сарой беззвучно закрылась дверь, Макс вылетел из кровати, как черт из табакерки. Схватил свои брюки, рубашку, надел их, сунул ноги в туфли и осторожно выглянул в коридор. Сара, как он и предполагал, решила спуститься по черной лестнице. Макс скинул туфли и побежал вниз по главной лестнице, опережая жену.
Выскочив на улицу, он едва успел надеть туфли, как из кустов появился Питер Феллон и подошел к нему.
— Все в порядке? — спросил Макс.
— Да, только я, честно сказать, плохо умею стрелять.
— Тогда будь повнимательней, — посоветовал Макс, — потому что Сара стреляет весьма неплохо.
— Она может пристрелить меня? — вскинул брови Питер.
— Будем надеяться на то, что она узнает тебя даже в темноте, — уклончиво ответил Макс. — И помни: твоя задача — следовать за Сарой и следить, чтобы с ней ничего не случилось. В дом Анны не входи. Будешь ждать снаружи, пока я не позову.
— Вы уверены, что она пойдет именно в этот дом?
— Уверен, — жестко ответил Макс.
В дом Анны она вошла так осторожно и тихо, что Макс едва не попал в луч ее фонаря. Он спрятался за дверной притолокой, по-прежнему подпиравшей несуществующий потолок. В руке Сары был пистолет, и при желании Макс мог бы коснуться его ствола, когда его жена прошла мимо. Сара повернула голову, и Макс поспешно отпрянул.
Она вела себя очень осторожно, проверяя и перепроверяя, нет ли за ней слежки. Да, не всякая женщина решилась бы снова вернуться в то место, где на нее однажды уже нападали. Очевидно, игра Сары стоила свеч.
Макс знал, зачем она здесь. В этом доме должна быть маленькая потайная комната, куда можно спрятать человека. Или труп. К сожалению, сам он обнаружить эту комнату не мог: для этого нужно знать секрет замка. Конечно, Макс уже побывал в этом доме, подергал все металлические ручки и завитушки, но безуспешно. Он изучил и простукал весь пол — с тем же результатом.
Ничего. Нигде — ничего.
Без Сары этот тайник ему не найти никогда.
Она на несколько мгновений исчезла из вида, и Макс заволновался, но тут же вновь увидел Сару. Теперь она осторожно двигалась к массивному камину, сложенному из серого камня. Макс решил, что даст ей минуту-другую, прежде чем двинется следом.
Сара еще раз оглянулась, обвела лучом фонаря стены полуразрушенного дома. Она снова проверяла, нет ли поблизости посторонних.
Затем она шагнула в камин, свернула в боковой карман, нагнулась и положила на пол фонарь и пистолет. Сердце Макса учащенно забилось. Он с самого начала считал, что потайная комната каким-то образом должна быть связана с камином. Это логично. Но как он ни бился, ничего вызывающего интерес обнаружить в камине ему не удалось. Макс не нашел ни потайной дверцы, ни какого-нибудь необычного украшения на внутренних стенках камина, ничего.
Сара пролезла в левый карман камина. Макс со своего места никак не мог понять, что же она там делает. Похоже, что карабкается на стену. Что за чертовщина? С ума она сошла, что ли? Сейчас поскользнется, сорвется и сломает себе шею.
Впрочем, она, кажется, знает, что делает.
Сара потянула решетку у себя над головой, и раздался металлический скрежет. Она быстро спрыгнула вниз.
"Вот оно”, — подумал Макс.
Механизм послушно открыл отверстие в полу камина. Ручка, приводящая его в действие, находится наверху, над головой. Гениально и просто. Неудивительно, что никто из полицейских, обследовавших дом, ничего не нашел.
"Теперь пора”, — решил Макс. Действительно, нужно пользоваться моментом, пока пистолет Сары на полу, а не в ее руке.
— Сара, — позвал Макс и ступил в луч света. Он дал ей несколько секунд, чтобы успокоиться и прийти в себя.
— Это я. Макс, — спокойным тоном сказал Макс и начал медленно, осторожно сокращать дистанцию между ними.
Сара стояла возле черного отверстия, зияющего в полу. За короткие мгновения в ее глазах промелькнула целая гамма чувств: испуг, решимость и, наконец, вызов.
— Как я понимаю, ты не выпил бренди, которое я тебе дала, — заключила Сара, вскинув подбородок.
— Ты имеешь в виду лауданум? — не без сарказма спросил Макс. — Нет, не выпил.
— Тогда… — ее взгляд стал холодным. — Значит, ты нарочно унизил меня. Сегодня, в спальне. Если лауданум здесь ни при чем.
Макс, наверное, должен был устыдиться своего поведения, но он помнил о том, что прежде, чем он унизил Сару, она сама пыталась его отравить. И еще неизвестно, кто кого оскорбил сильнее.
— Мне хотелось узнать, как далеко ты готова зайти, лишь бы удержать меня в спальне, — сказал Макс. — Оказалось, что так далеко и с таким пылом… Одним словом, ты заставила меня забыть о том уважении, которое я должен испытывать по отношению к собственной жене.
И Макс отвесил шутовской поклон.
— Ну что ж, — повела бровью Сара, — по крайней мере, это избавляет меня от необходимости извиняться.
Макс пропустил ее слова мимо ушей. Он поднял пистолет Сары и положил в карман. Осмотрел еще раз внутренность камина — от угла до угла. Подошел к темнеющему в полу отверстию.
— Подожди! — окликнула его Сара. — Хочу официально заявить, что это я, и никто другой, убила Уильяма Невилла. Понимаешь? Это я убила Уильяма.
На лице Макса не дрогнул ни один мускул.
— Я понимаю даже больше, чем ты хочешь сказать, — ответил он и спокойно добавил:
— И не вздумай убежать.
— Да куда же я сбегу от “Курьера”, — недобро рассмеялась Сара. — Ты можешь гордиться собой. Макс. Ты поклялся первым обнаружить место вечного упокоения Уильяма Невилла, и ты его обнаружил.
— Сара…
Она повернулась к нему спиной.
Макс встал на колени возле края отверстия и опустил внутрь горящий фонарь. Комната внизу оказалась маленькой, не больше двух квадратных метров, и густо опутана паутиной.
Кроме паутины, там ничего не было.
Место вечного упокоения Уильяма Невилла явно находилось не здесь.
Макс повернулся к Саре. Та сидела на полу, положив подбородок на согнутые колени.
— Итак, ты нашел его, — безо всякого выражения сказала она, переводя взгляд на Макса.
— Нет, Сара. Тайник пуст. Абсолютно пуст. В нем нет никакого Уильяма Невилла.
Казалось, смысл слов не доходит до нее. Лицо Сары оставалось по-прежнему застывшим. Затем дыхание ее участилось, Сара вскрикнула и вскочила на ноги. Подбежала к отверстию в полу.
— Возьми фонарь и посмотри сама, — предложил Макс.
Она взяла у него фонарь, опустилась на колени и склонилась над отверстием.
— Что это значит? — прошептала она, выпрямляясь. — Что это все значит?
Максу хотелось взять Сару на руки и успокоить, заверить, что все в порядке. Но только ничего еще не было в порядке, черт побери! И Сара не сможет почувствовать облегчения, пока она не расскажет ему все, не облегчит до конца свою душу.
— Итак, в ту ночь Уильям все же был в этом доме, — негромко сказал Макс.
Сара кивнула и вытерла слезы рукавом своей накидки.
— Расскажи мне, что тогда случилось.
— Я уже рассказывала. Ты знаешь почти все. Я была наверху, ухаживала за Анной. Уильям сам посылал за мной в то утро. У Анны случился выкидыш. Понимаешь, Уильям бил ее. Анна плохо себя чувствовала и нуждалась во мне. Я думала, что Уильям чувствует себя виноватым. Он всегда себя таким чувствовал, когда был трезв. Потому и не остался дома. Пошел вызвать доктора, а оттуда прямиком направился в пивную. Топить вину в кружке эля. А себе я в тот день поклялась, что убью Уильяма, если он еще хоть раз поднимет руку на мою сестру.
Он вернулся поздно, совершенно пьяный. В тот вечер дружки рассказали ему о том, что я собираюсь выйти за Фрэнсиса. Уильям прекрасно понимал, чем это ему грозит. Если Анна и после моего замужества стала бы получать какие-то деньги, то сам Уильям — ни гроша. Это взбесило его. В ту ночь, явившись домой, он начал говорить мне о своих карточных долгах, о том, что ему нужны деньги — немедленно и очень много. Но в тот момент я ничем не могла помочь ему, даже если бы захотела. Так я ему и сказала, а он в ответ начал шантажировать меня, угрожая тем, что будет бить Анну, пока я не дам ему денег.
Я крикнула ему, чтобы он не вздумал пойти наверх. Он не послушал меня и начал подниматься по лестнице. Если бы у меня был тогда пистолет, я не задумываясь вышибла бы ему мозги. Но у меня ничего не было, кроме того, что находилось под руками. И мне этого хватило. О господи!
Сара опустила голову на колени и зарыдала. Макс положил ладонь на ее плечо, но она яростно скинула ее.
Макс не стал повторять попытку. Сара обхватила голову руками и продолжила:
— Конечно, силы наши были не равны. Он меня одним ударом мог переломить пополам. Но я схватила каминную кочергу и бросилась по лестнице следом за ним.
Макс мысленно представил себе массивную дубовую лестницу и Сару, несущуюся вверх по ней вслед за Уильямом. Разумеется, она была вне себя от гнева, ведь Уильям тронул самое дорогое для нее — сестру.
— Я ударила его, — сказала Сара, глядя на свои ладони, — в спину, кочергой. Он повернулся и бросился на меня. Помню, как сверху что-то кричала Анна, но не помню ее слов. Мы с Уильямом скатились с лестницы вниз, и я еще раз ударила его. Неожиданно поняла, что Уильям уже не может встать, и отбросила кочергу в сторону.
Она глубоко вздохнула и продолжила:
— Не помню, сколько времени я простояла тогда над Уильямом. Потом опустилась на колени, чтобы осмотреть его раны. На лбу у него оказалась глубокая царапина, и из нее сочилась кровь. Я еще подумала, что это он, наверное, ударился о ступени, когда летел с лестницы. Не знаю. Я пощупала его пульс, но не смогла его найти. Мне показалось, что он и не дышит. Можешь мне не верить, но в ту минуту я хотела только одного: спасти ему жизнь. Я бросилась на кухню, к аптечке. Поискала там нюхательную соль. Прихватила чистые полотенца, тазик с холодной водой и бутылку бренди. На все это ушло не больше пяти минут. Но когда я вернулась, Уильяма на том месте, где я его оставила, уже не было.
— И ты решила, что тело Уильяма находится в потайной комнате? — негромко спросил Макс и, не дожидаясь ответа, задал второй вопрос:
— Это Анна его убила?
— Нет! — крикнула Сара так, что эхо заметалось между стенами пустого дома, и повторила еще раз, чуть слышно:
— Нет.
— Что тогда, Сара? Говори же! Я должен знать все.
— Анна была здесь, сидела на верхней ступеньке лестницы. Но она ничего не понимала. Я дала ей лауданума, как велел доктор, и она была в полубессознательном состоянии. Я подумала о том, что Анна услышала шум драки и вышла выяснить, в чем дело. Спросила ее, где Уильям. Она не ответила. Она ничего не понимала. Я порадовалась тому, что не убила Уильяма и он ушел из дома на своих ногах. Отвела Анну в постель. У нее вновь открылось кровотечение, и я не могла отойти от нее. Это была самая страшная ночь в моей жизни. Я боялась, что Уильям вернется вместе со своими дружками или констеблем. Я не могла покинуть Анну, но и довести ее до своего дома я тоже не смогла бы.
Сара обвела пустые стены дома испуганным взглядом, заново переживая ту страшную ночь. Глубоко вздохнув, она продолжила:
— Констебль пришел утром. С самого начала было ясно, что полиция считает убийцей меня или Анну. Поэтому я сказала им, что в ту ночь Уильям не появлялся дома. Только позже я сама поверила в то, что убила Уильяма, а Анна спрятала его тело в тайник за те несколько минут, что я была на кухне. Позже, когда Анна поправилась, я спрашивала ее, не видела ли она Уильяма в ту ночь. Анна не могла вспомнить. Все, что она помнила, — это побои, которые наносил ей Уильям, и то, как она теряет ребенка, которого так хотела и ждала. Я хотела заглянуть в потайную комнату в камине, но было уже поздно: дом заполонили полицейские. Затем меня арестовали. После суда я долгое время скрывалась. Дом тем временем сожгли. Остальное ты знаешь.
Наступило долгое молчание. Сара устало опустила голову на колени и застыла в неподвижной позе. Макс достал сигару и прикурил ее от фонаря. Он стоял спиной к Саре и глубоко вдыхал табачный дым, наблюдая за тем, как он клубится и постепенно тает, поднимаясь вверх в косом луче фонаря. А если поднять голову еще выше, то можно увидеть звездное небо.
— Почему ты не рассказала мне всего этого раньше? — спросил он наконец.
— Потому что ты — это “Курьер”, вот почему, — устало пояснила Сара. — Я опасалась не за себя. В конце концов, во второй раз за это убийство меня нельзя судить по закону. Но Анна… Я боялась, что твоя газета доберется и до нее тоже. Боялась, что полиция может обвинить нас с Анной в сговоре. Меня нельзя больше судить, но Анну-то можно. Но они ее теперь не схватят, правда?
— Нет, — вздохнул Макс. — А мне ты, значит, не верила?
— Верила в том, что касалось меня, но не Анны. Макс глубоко затянулся.
— И что же все-таки случилось с Уильямом? Ты-то сама как думаешь? — спросил он.
— Боюсь, что он остался жив, — поежилась Сара. — Кто тогда писал мне эти письма? И зачем?
Макс мог бы поспорить с Сарой на эту тему, но решил, что сейчас не самый лучший момент для дискуссий. У них еще будет время и на то, чтобы поговорить, и на то, чтобы исправить все, что они испортили в своих отношениях. К тому же оба они смертельно устали.
— Я хочу, чтобы ты отправилась домой, — сказал Макс, — и никуда не выходила. С тобой будет Питер Феллон. Постарайся выспаться. А утром поговорим.
Макс с удовольствием помог бы Саре подняться на ноги, но он боялся, что она отвергнет протянутую ей руку.
— Питер тоже здесь? — без интереса спросила Сара.
— Сторожит снаружи.
Они вышли на крыльцо. Макс негромко свистнул, и от ворот, темневших в глубине сада, тут же отделилась фигура Питера.
— Ступай с ним, — сказал Макс.
— А ты куда? — спросила Сара.
— Попробую узнать, что же все-таки случилось с Уильямом, — ответил Макс.
— Ты все это собираешься напечатать в своей газете? Я имею в виду — обо мне и Анне?
Макс шагнул в темноту и скрылся, не проронив в ответ ни слова.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роковое наваждение - Торнтон Элизабет



Легко читается, интересный сюжет.Рекомендую.
Роковое наваждение - Торнтон Элизабетжанна
31.12.2012, 20.51





Ооочень понравился роман.Сюжет интересный,пока читала всё немогла понять кто же всётаки виновный.Развязка неожиданная.Читайте!
Роковое наваждение - Торнтон ЭлизабетНаталюша
20.05.2014, 8.17





Роман безусловно понравился, но не зацепил. Впечатление сильно подпортила первая встреча героев в гостинице, не сама встреча, а как стали развиваться события. Словами Станиславского: "Не верю!". Герой в "зюзю" пьяный, спутав любовницу с героиней слегка позабавился(без проникновения в "жаркие глубины" ахахах) с ней в кроватке и в темноте(!) почувствовал связь с героиней, понял, что она одинока, ей нужен друг и практически влюбился....!!! Ээээ, серьезно, блин?! Да и сама героиня в данной ситуации повела себя как наша современница, а не девушка эпохи Регентства. С чего это вдруг такое "свободомыслие"?! Это слишком рискованный для автора ход. Никто в здравом уме и рассудке не поверит в такой поворот событий, если действие происходит в начале 19-того века! Даже больше - далеко не каждая современная женщина станет забавляться с незнакомым мужчиной, который влез к ней в окно ночью!!! Ну а так, сюжет захватил. Больше придраться не к чему. Торнтон умеет тонко выстроить детектив, интригу и сам сюжет. Герои и их характеры раскрыты очень хорошо. Они разумные, не склонные к истерикам и паранойе; их чувства полны и страсти, и любви, и нежности. Хороший роман, с выраженной детективной линией: 9/10
Роковое наваждение - Торнтон ЭлизабетNeytiri
1.06.2014, 22.50





Даже не ожидала, но роман понравился.
Роковое наваждение - Торнтон Элизабетелена:-)
1.09.2015, 14.37





Увлекательный роман, читается легко - очень понравился. Развязка непредсказуемая. 9 баллов.
Роковое наваждение - Торнтон ЭлизабетНюша
2.09.2015, 15.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100