Читать онлайн Роковое наваждение, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковое наваждение - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковое наваждение - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковое наваждение - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Роковое наваждение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Констанция Стритхем-Карстерс, как она сама называла себя, отодвинула занавеску и выглянула в окно. Ветки дубов, стоявших вдоль аллеи, склонялись к земле тяжело и грустно, словно оплакивали потерю близкого друга. Ах, как совпадало настроение дубов с чувствами самой Констанции! Она была разочарована и подавлена. Вчера Констанция получила письмо, из которого узнала о том, что Сара выходит замуж и сегодня собирается вернуться домой вместе со своим женихом. Это значит, что пройдет совсем немного времени, и все дела окажутся в руках этого господина. Кто знает, как он распорядится наследством Сары. И не окажутся ли вскоре выброшенными на улицу и она сама, и ее дети от первого брака, или Стритхемы, как звала их Констанция?
Очевидно, ей придется искать себе пристанище, в котором она сможет провести остаток жизни. Когда Констанция подумала об этом, на глазах у нее заблестели слезы жалости к самой себе. Ну справедливо ли это, на самом деле? Ведь ей всего тридцать шесть! Дважды побывав замужем — и оба раза за состоятельными людьми, — Констанция жила теперь, что называется, в свое удовольствие, жизнью спокойной и беззаботной. И вдруг это письмо. Конец. Обвал.
"Лучше бы ее повесили тогда в Ньюгейтской тюрьме”, — неприязненно подумала о Саре Констанция.
Самого дома Констанции было жаль меньше всего. Что скрывать, он ей с самого начала не нравился. Дом был построен по вкусу ее второго мужа, а Сэмюэлю Карстерсу нравилось все основательное и старомодное, а потому он и не перестраивал ничего на новый лад. Вот и сохранились в этом доме темные дубовые панели, дымные камины и маленькие окна, пропускавшие так мало света. Добавьте к этому охотничьи трофеи на стенах — лосиные рога и головы; добавьте висящие рядом с рогами темные портреты каких-то никому не известных предков, и представление об обстановке дома будет полным.
Во всем доме был только один отрадный сердцу Констанции уголок — ее собственные гостиная и спальня. Эти комнаты она отделала на свой лад: сменила темные дубовые панели на светлые, золотистые, закрыла прокопченные балки потолков модной лепниной, поставила мебель, обитую ярким шелком.
Правда, не так много гостей бывало в этой нарядной гостиной, не так уж часто садился кто-нибудь в эти изящные яркие кресла. Круг знакомых, в котором вращалась Констанция, был весьма ограничен: местный доктор, викарий из местной же церкви, несколько отставных офицеров — вот и все, пожалуй. К тому же все это было давно, до суда над Сарой. После суда сузился и этот, прямо скажем, небольшой круг. А если уж говорить совершенно откровенно, то последние три года Констанция Стритхем-Карстерс провела в полном одиночестве.
А ведь все могло быть иначе, выйди тогда Сара за виконта Хейла. Какая партия для юной девушки! Такой случай может выпасть только раз в жизни! Да, это была, что называется, удача, и не только для Сары, но и для самой Констанции. Уж она-то, приобретя титул благодаря своей падчерице, сумела бы воспользоваться шансом и вращалась бы в обществе повыше, чем “высший свет” деревни Стоунли!
Но, увы, Сара тогда не дала своего согласия на брак, а мягкотелый Сэмюэль Карстерс спасовал перед дочерью и не настоял на своем. И вот к чему все это привело.
Констанция считала, что у нее есть основания для того, чтобы относиться к Саре с неприязнью. Хотя на самом деле виноват прежде всего ее отец. Сэмюэль Карстерс так и не смог до конца примириться с потерей своей первой жены. Он посмертно возвел Марию Карстерс на пьедестал, а позже прижизненно возвел на него и Сару. При этом отец и дочь были очень похожи друг на друга в главном: они оба не гнались за успехом в обществе, знали цену деньгам, и их одинаково не манили огни больших городов.
Жизнь с Сэмюэлем Карстерсом была для Констанции нелегким испытанием. Однако неприятности не кончились и с его смертью. За все свои муки Констанция получила лишь ежемесячную ренту — так же, как ее дети; все деньги Карстерсов должна была унаследовать Сара.
И вот, что называется, дожили. Сара выходит замуж, и теперь благосостояние остальных членов семьи будет зависеть от какого-то постороннего мужчины.
Констанция поняла, что ей нужно выпить. Просто позарез.
Она повернулась от окна и посмотрела на своих детей, сидевших в гостиной. Сыновья, Саймон и Мартин, увлеченно обсуждали какой-то боксерский поединок, состоявшийся на прошлой неделе в Ромси, а дочка Люси молча свернулась калачиком на диване и с головой ушла в какую-то книжку.
Пожалуй, они и не заметят, если Констанция потихоньку спустится на минутку вниз, где под выглаженным бельем у нее припрятана заветная бутылочка бренди. Один глоток, всего один маленький глоток!
Да, но Сара… Она может приехать с минуты на минуту, и она-то сразу все поймет. Она всегда все понимает.
Сара. Сара выходит замуж, разрази ее гром!
Когда об этом ей рассказали сыновья, Констанция не поверила. Не могла, не хотела поверить. Но потом пришло письмо от Сары…
Что ж, придется Констанции обо всем позаботиться самой. В конце концов, и у нее есть козырь. Пускай один, но есть. Этот козырь — ее амбиции. Их у нее с лихвой хватит на обеих сестриц Карстерс — и на Сару, и на Анну. Эти дурочки то и дело упускают свои возможности. Счастливый случай не держится в их руках. Удача всегда утекает у них, как вода сквозь пальцы. С Констанцией этого не случится. Более того, если счастливый случай не захочет сам идти к ней в руки, она заставит его прийти. Заставит, черт побери!
Собственно говоря, Констанция уже начала готовить свой счастливый случай, а ключиком к волшебной двери должна была стать Люси. Если Сара даст денег на то, чтобы вывезти Люси в Лондон, Констанция как ее мать, естественно, последует вслед за дочерью. Как же иначе? А там… О, только бы ей добраться до Лондона! Уж там Констанция найдет возможность скинуть со своей шеи этот мельничный жернов по имени Карстерсы! Как же она ненавидит и эту фамилию, и этот дом — монумент, возведенный самому себе ее вторым мужем! В Лондон, в Лондон! Уж там-то никому не придет в голову связать Люси Стритхем и ее мать с тем давним скандалом в Стоунли. Если все сложится так, как она думает, им с Люси не придется возвращаться в этот старый угрюмый дом.
Однако все пока зависит исключительно от Сары.
Пока Сара была свободна, она, без сомнения, оказала бы поддержку Люси — деньгами, разумеется. Однако теперь она зависит от своего жениха, а как тот поведет себя в этой ситуации? Вопрос. И решить его можно будет лишь тогда, когда Констанция увидит этого человека своими собственными глазами.
Нет. Лучше не прикладываться к заветной бутылочке до того, как они встретятся с этим загадочным пока что человеком лицом к лицу.
— Сара говорила вам что-нибудь о том человеке, за которого она собирается выйти замуж? :
— обратилась Констанция к своим сыновьям.
— Нет, — откликнулся Мартин. — Сказала только, что после свадьбы все деньги окажутся у него в руках.
Констанция подобрала шуршащие юбки и присела на диван рядом с Люси.
— Сядь прямо, — приказала она дочери. — Ты уже не ребенок, чтобы лежать вот так. В твоем возрасте я уже была замужем.
Люси молча выпрямилась и отложила книгу в сторону.
"Она не красива, но привлекательна, — подумала Констанция о своей дочери. — В ней что-то есть. Характера ей только не хватает”.
Саймон открыто зевнул и посмотрел на каминные часы.
— Скоро сами увидим, что он за человек, этот женишок Сары, — сказал он. — Они вот-вот должны появиться.
— Мне кажется, ты слишком легкомысленно настроен, Саймон, — нахмурилась Констанция. — Ты хоть понимаешь, чем этот брак чреват для всех нас? Этот женишок, как ты его называешь, может оказаться простым охотником за приданым. А кто еще согласится взять в жены женщину, которую судили за убийство?
— Но ее же оправдали, — негромко возразил Саймон.
— И что с того?
Констанция сердито вздохнула. Что за идиоты ее окружают, господи помилуй! Почему никто из них не видит всей серьезности ситуации? Даже Саймон, самый старший.
— Еще раз говорю: это может оказаться беспринципный человек, которого не интересует ничего, кроме денег, — продолжила Констанция.
— Вроде нас самих? — жестко спросил Саймон. Он увидел покрасневшее от гнева лицо матери и ухмыльнулся:
— Ну ладно, мама, успокойся. Сару можно упрекнуть в чем угодно, но только не в легкомыслии. Если она обнаружит, что ее женишок просто охотник за наследством, она выставит его за дверь. Я уверен в этом.
«Я всю жизнь в нем души не чаяла, — с горечью подумала о Саймоне Констанция, — и вот что теперь получаю!»
— Можешь теперь забыть про свой Оксфорд, Саймон, — холодно сказала она. — Отныне мы здесь всего лишь бедные родственники, не забывай.
— С тобой забудешь, — обиженно откликнулся Саймон.
— Постарайся вести себя повежливей. Придержи свой язык. Кстати, это и к тебе тоже относится, Мартин.
— Минутку, минутку, — возмутился Мартин, — я не понимаю…
— Люси, а ты проснись наконец! — перебила его Констанция. — И помни, что наше будущее теперь зависит от тебя!
— О господи! — вздохнул Саймон, ни к кому конкретно не обращаясь. — Она же еще совсем ребенок.
— Тебе уже давался шанс, Саймон, — сердито откликнулась Констанция. — Тебе и Мартину. Вы упустили его, дураки. Теперь очередь Люси, и не смейте ей мешать. С сегодняшнего дня — никаких шатаний по местным тавернам, никаких петушиных боев, игр и прочих глупостей. Ничего, пока Сара будет оставаться дома. Вы меня поняли, лоботрясы?
— Конечно, — ехидно ответил за обоих братьев Саймон. — Пусть все видят, какая у нас большая и дружная семья!
Констанция предпочла оставить замечание Саймона без внимания. Вместо этого она в сотый раз посмотрела на часы. Интересно, почему так запаздывает Сара? Или с ней опять что-то случилось?
С Сарой действительно кое-что случилось. Точнее, не с ней самой, а с каретой, в которой они ехали вместе с Максом. Она попала в глубокую яму и застряла в ней под проливным дождем. Макс оставил Сару сидеть в сухой карете, а сам выскочил под ливень и принялся вместе с кучером вытаскивать карету из грязи.
"Не всегда и не все идет так, как он хочет”, — подумала про Макса Сара и усмехнулась. Словно в ответ на эти мысли, Макс поскользнулся и упал в грязь, в самую лужу.
Теперь Сара рассмеялась от всей души.
Смеялась она впервые с того дня, когда они встретились с мисс Битти, ожидавшей Сару в Солсбери. Нужно сказать, что новый поворот событий привел Би в восторг. Но она же не знала истинного положения вещей! Ей просто сказали, что Макс предложил Саре занять место мистера Таунсенда, и этого было достаточно для того, чтобы глаза Би засияли от счастья. Она была уверена в том, что вскоре брак фиктивный обернется для ее любимицы настоящим и счастливым замужеством.
Сначала Сара собиралась поведать мисс Битти о том, кто такой Макс Уорт на самом деле, но потом передумала. В конце концов, не в этом дело. Да и безопаснее будет, если все станут считать Макса кем угодно — женихом, охотником за приданым, но только не тем, кто он есть на самом деле, — не издателем и владельцем “Курьера”. Это скорее заставит высунуться из своей норы Уильяма — если он жив, конечно. Разумеется, Сара понимала, что может вполне положиться на старую добрую мисс Битти, но вместе с тем… Нет, лучше ни о чем не говорить пока даже самым близким людям, решила Сара.
Макс предложил мисс Битти ехать вместе с ними, но Би отказалась. Потом с глазу на глаз она объяснила Саре, что не хочет путаться у них под ногами, и Сара не стала ее отговаривать.
Ну, и что из всего этого получилось?
Они завязли в грязи по самые оси под проливным дождем.
А рядом с ней человек, которого она ненавидела последние три года больше, чем кого-нибудь еще на всем белом свете.
«Наверное, я сошла с ума, — подумала Сара. — Зачем я дала ему втянуть себя в эту историю? Чем он сумел подкупить меня? Обхождением? Ну уж нет! Я-то помню, каким обходительным был Уильям, когда мы с ним только познакомились, и чем эта обходительность обернулась для меня! Но чем же тогда?»
А правда заключалась в том, что на самом деле у Сары просто не было выбора. Случайный любовник в роли мужа — не бог весть что, но все же лучше, чем ничего. Может быть, план Макса сработает и тот человек, который писал ей те проклятые письма, раскроется. Если нет, то в любом случае у нее будет в запасе хотя бы немного времени, чтобы устроить свои дела.
Сара перенеслась мыслями в дом Анны, где она в последний раз виделась с Уильямом. Эти мысли были настолько неприятными, что Сара передернула плечами, и в этот момент карета тронулась с места. Отъехав немного от злосчастной ямы, она вновь остановилась, и внутрь кареты взобрался Макс.
— Прошу тебя, без комментариев! — заявил он, едва появившись.
Комментариев Сара делать не стала, но от того, чтобы не хихикнуть, не удержалась.
Губы Макса тоже растянулись в улыбке.
— Представляю, на кого я сейчас похож, — сказал он. Сара только кивнула головой, продолжая всхлипывать от смеха.
— Интересно, что теперь подумают обо мне твои родственнички.
— Тебе это взаправду интересно? Макс молча скинул промокший плащ и принялся обтирать им заляпанные грязью ботинки и брюки.
— А что, собственно, плохого в том, что мне хочется произвести на твою семью благоприятное впечатление? — спросил он после некоторой паузы.
— По-моему, у них уже сложилось о тебе совершенно определенное мнение. Ты — тот человек, который способен сделать их нищими. Пожалуй, для них этого достаточно.
— А ты, оказывается, не слишком-то хорошего мнения о своих родственниках, — удивленно заметил Макс.
— Я для них собака на сене. Сама деньгами не пользуюсь и им не даю. А во всем остальном у нас с ними прекрасные отношения.
— А почему их не было на суде?
— Что?
— Почему они не пришли в суд, чтобы поддержать тебя? — полюбопытствовал Макс.
— Я сама этого не захотела. Видеть их среди этой толпы… Ведь старшему, Саймону, было тогда всего пятнадцать. Чем он мог бы мне помочь? Да все они — чем бы они помогли мне? Я сама попросила Констанцию, чтобы они оставались дома. Кроме того, мне не хотелось, чтобы они видели меня на.., скамье подсудимых. Мне не хотелось, чтобы они слышали, как… — Голос ее дрогнул, но Сара все же продолжила:
— Анне тоже было бы лучше не приходить на суд. Мне было так неприятно видеть ее там. Это мой адвокат, он ее вызвал. Решил, что ее показания могут помочь мне. Но я-то знала, что ничего хорошего из этого не выйдет. Она просто растерялась перед толпой. Макс, почему ты так на меня смотришь? О чем ты думаешь?
— Думаю, — ответил Макс, — что ты сделала все для того, чтобы защитить свою семью.
— Не будем об этом. Все они не имели никакого отношения к тому, что случилось. Братья были тогда еще подростками, Люси — вообще ребенком. Анна… Анна просто вне подозрений, вот и все. Впрочем, ты сам это поймешь, когда увидишь ее. Констанция? У нее не было никаких причин для того, чтобы разделаться с Уильямом. Так что, как видишь, я никого не защищала.
— Ты никогда не называешь братьев сводными братьями, — заметил Макс.
— Это тебя удивляет? Но мы же выросли вместе. Жили под одной крышей. Я всегда считала их своими братьями безо всяких оговорок.
— Но Констанцию своей матерью ты не называешь никогда.
— Она сама так предпочитает: Констанция, и все. Скажи, куда ты клонишь?
— Никуда. Просто пытаюсь составить представление о твоей семье. Когда ты виделась с ними в последний раз?
— Констанцию, Люси и Анну я не видела уже три года, мы только обменивались письмами. Братьев я видела время от времени. Хотя и не была особенно рада этим встречам, откровенно говоря. У них теперь своя жизнь, у меня своя. Но мы встречались с ними, потому что есть вещи, о которых не напишешь в письме, о которых можно говорить только с глазу на глаз.
— Учила их уму-разуму? Губы Сары дрогнули.
— Напрасно, — сказал Макс, расценив это как молчаливое согласие. — Это совершенно бесполезно — учить уму-разуму парней в таком возрасте.
— Думаешь, у тебя это лучше получится?
— Надеюсь. Ведь я тоже когда-то был молодым парнем. Какие они из себя?
— Кто?
— Твои братья. Ты никогда ничего мне о них не рассказывала.
— И ты никогда ничего не рассказывал мне о своей семье! — заметила в ответ Сара.
— Но я спросил первым.
— У нас нет времени. Мы почти приехали.
— А ты коротко. Пара минут-то у нас еще есть. Сара недовольно посмотрела на Макса, но кивнула головой.
— Я уже говорила, что Саймон и Мартин считают себя коринфянами, — сказала она. — Их послали учиться в Оксфорд, но они вместо того, чтобы набраться там ума, нахватались этой дури. Конечно, они разные. Саймон постарше, поразговорчивей, он заводила. А Мартин.., ну что Мартин? Ведь ему всего семнадцать. Трудный возраст, сам знаешь.
Сара так грустно вздохнула при этом, что Макс невольно улыбнулся.
— А Люси? — негромко спросил он.
— Не знаю, — снова вздохнула Сара. — Честное слово, сама не знаю. Когда я видела ее в последний раз, она была еще очаровательным ребенком. А теперь она просит дать ей денег на то, чтобы провести сезон в Лондоне. Наверное, это внушила ей Констанция. Но я не дала своего согласия. Констанция думает, что мне жалко денег, но дело не в этом. Точнее, не только в этом. В нашей семье никто и никогда не проводил сезон в Лондоне. Это не для нас — балы, наряды. Кроме того, кто в Лондоне знает Люси? Кого она знает в этом городе? Кто придет там в гости к ней, кто позовет ее саму в гости? Никто. Но даже если предположить, что перед Люси откроются двери лондонских домов, разве они не закроются в тот же день, когда кто-нибудь припомнит о том, что ее сестру судили за убийство? А это просто сломает Люси. Констанция писала о том, что хочет дать Люси шанс. Но я против.
— И потому ты для них — собака на сене.
— И поэтому тоже.
— А Анна? Какая она?
— Тихая. Задумчивая. Без запросов. Она была такой с раннего детства. Не думаю, чтобы она изменилась за эти годы. — Саре не хотелось говорить о своей сестре, и она поспешила сменить тему:
— А теперь твоя очередь, Макс. Расскажи о своих родителях. Кто они? Где они живут?
— Мой отец — лорд Линдхерст, — сказал Макс, скрестив на груди руки. — Они с матерью живут на другом конце Винчестера.
— Мне доводилось слышать о замке Линдхерст, — кивнула Сара, — хотя я никогда его не видела.
— Этот замок принадлежит моему отцу. В нем я и родился.
— Должно быть, это стоит сумасшедших денег — содержать замок, — заметила Сара.
— К чему это ты?
— К чему? — Она посмотрела прямо в глаза Максу. — К тому, что ты не похож на охотника за чужим наследством, Макс. Ну, твой титул в обмен на мои деньги, ты понимаешь, о чем я?
— Не совсем.
— Ну и ладно. Тем более что мое наследство не продается. Да его, кстати, может и не хватить на то, чтобы содержать замок… О, вот мы и приехали!
Макс проглотил готовую сорваться с языка реплику и выглянул в окошко. Карета остановилась перед главным входом дома Карстерсов, украшенным колоннами.
— А где же Стоунли?
— В миле отсюда. Почему ты спросил?
— Неважно. Просто пытаюсь освежить свою память. Дом был окружен с обеих сторон густыми деревьями и кустарником, сквозь которые ничего нельзя было рассмотреть. На самом деле Максу хотелось узнать, в какой стороне был расположен дом Уильяма и Анны, но он решил, что сейчас неподходящий момент для подобных вопросов. Кроме того, Макс заметил, что Сара напряглась, как натянутая струна.
— Волнуешься? — спросил он.
Сара медленно повернула голову, окинула Макса долгим взглядом и ответила вопросом на вопрос:
— Это тебя удивляет?
Нет, то, что она волнуется, Макса не удивило. Его поразило другое: она боялась. Она ужасно боялась чего-то.
— О чем ты задумался на этот раз, Макс?
— Ни о чем. Честное слово, ни о чем.
На самом деле он думал о том, что ему хотелось бы переложить на свои плечи часть груза, давившего Сару; еще больше ему хотелось повернуть время вспять — так, чтобы их встреча с Сарой произошла еще до суда; но больше всего ему хотелось надавать самому себе пощечин. Впрочем, это никогда не поздно будет сделать.
* * *
Макс поднял голову, обвел глазами фасад дома Карстерсов и негромко присвистнул. Это был настоящий старинный дом, не испорченный никакими новомодными переделками — массивный, сложенный из толстых каменных плит, с башенками по углам крыши. Как мало сохранилось таких домов в спешащей за веком Англии!
— Когда его построили? — благоговейно спросил Макс.
— В конце шестнадцатого века, — ответила Сара. — Раньше он принадлежал одному купцу, виноторговцу, но потом тот разорился, и дом перекупил мой отец.
— Великолепный дом!
— Ты так считаешь? Подожди, Макс, сначала посмотри его изнутри. Предупреждаю заранее, там тоже все по-старому. — Что именно?
— Все. Многие считают, что в этом доме неуютно. Нет самых простых удобств.
— Но тебе этот дом нравится?
— Я была счастлива здесь когда-то, — просто ответила Сара.
В это время открылись двери и в их высокой арке появилась фигура дворецкого. Следом за ним выбежали слуги.
Пока выгружали багаж, Сара называла каждого из них по имени и для каждого находила несколько теплых слов. Макс стоял чуть поодаль, наблюдая. Сара отдавала слугам распоряжения и, казалось, не торопилась войти в дом, несмотря на сильный дождь.
"Боится войти внутрь? Почему?” — гадал Макс.
Наконец Сара отдала последние распоряжения и, сгорбив плечи, повернулась лицом к родному дому. У Макса подкатил комок к горлу.
— Возьми меня за руку, — сказала Сара.
— Я не боюсь встречи с твоими родственниками, — заметил Макс.
— Ты — нет. А я боюсь.
Макс ободряюще улыбнулся, и Сара, немного оттаяв, улыбнулась ему в ответ.
— Я знаю, — сказала она, — ты приручишь их всех за полчаса.
Они миновали маленькую прихожую и попали в просторный холл. Здесь их ждали. Четыре человеческие фигуры стояли так неподвижно, что могли бы показаться статуями. Родственники Сары оказались красивыми — каждый на свой лад. Сара вскинула руки, сделала несколько шагов вперед, и только тогда неподвижные фигуры одновременно ожили.
— Сара!
Звонкий голосок, разорвавший тишину, принадлежал Люси, которую Макс определил для себя как интересную юную шатеночку в белом муслиновом платье.
— Сара, — голос Люси дрогнул, — я думала, что ты уже никогда не вернешься домой. Я так соскучилась по тебе, Сара!
Она подбежала первой и уткнулась личиком в плечо Сары.
"Она сказала правду”, — подумал о Люси Макс, глядя на то, как Сара обнимает младшую сестру. Он окинул беглым взглядом напряженные фигуры Саймона и Мартина и сосредоточился на женщине, которая не могла быть никем иным, как Констанцией.
"Как не идет к ней это слово — мачеха”, — подумал Макс.
Констанция выглядела слишком молодо, не верилось, что у нее трое взрослых детей. Пожалуй, она выглядела не старше Сары. У Констанции была великолепная гладкая, без единой морщины кожа, тонкие, как и у дочери, черты лица и пышные блестящие темно-каштановые волосы.
Фигура у Констанции была под стать ее лицу — точеная, изящная, туго обтянутая палевым шелковым платьем.
Да, чувствовалось, что эта женщина умеет себя держать и знает себе цену.
— А это, — обернулась Сара, — человек, который сделал меня самой счастливой девушкой на свете. Прошу любить и жаловать — лорд Максвелл Уорт, мой жених.
Шевельнулись тонкие брови, зеленоватые глаза загорелись, и Констанция повторила, с удовольствием произнося вслух:
— Лорд… Лорд Уорт.
— Правильнее сказать, лорд Максвелл. Лорд Уорт — мой отец. Пока он жив, этот титул принадлежит ему.
— Очень, очень рады вас видеть, — пропела Констанция. Максу хорошо был знаком и этот тон, и этот взгляд. На него уже не раз смотрели такими глазами, узнав о том, что он не только молод и красив, но еще и знатен. И тип женщин, к которому принадлежала Констанция, тоже был хорошо знаком Максу. Такие женщины всему на свете предпочитают мужское общество и любят быть центром всеобщего внимания. Подруг у таких женщин не бывает никогда.
— Восхитительно, — улыбнулся Макс и слегка прикоснулся губами к руке Констанции, протянутой для поцелуя.
Затем он поцеловал ручку Люси, и девушка зарделась от смущения, быстро отдернула руку прочь и нервно хихикнула. Потом Макс повернулся к молодым людям и учтиво поклонился им.
— Вы, как я понимаю, Саймон, — сказал он. — Как поживаете, Саймон?
Саймон ничего не ответил, только коротко поклонился в ответ.
— А где же Анна? — спросила Сара, оглядываясь.
— Занята в церкви, разумеется, — ответила Констанция, не сводя пристального взгляда со старшего сына. — Она у мистера Торнли, нашего нового викария. Я говорила ей о твоем приезде, но не уверена, что она помнит об этом. Ты же знаешь Анну.
— Ничего, — сказала Сара, — к ужину-то она в любом случае должна вернуться.
— Будем надеяться. Правда, она теперь в церкви бывает чаще, чем дома. Они там готовят какой-то благотворительный вечер. Впрочем, это не должно так уж сильно удивлять тебя, — пожала плечами Констанция. — Анна взрослая женщина и сама решает, как ей жить. А с нами она почти не разговаривает с того самого дня, как ты сбежа.., я хотела сказать, с того дня, как ты уехала.
В наступившей тишине Макс увидел, как сильно побледнела Сара.
— Сара, — негромко предложил он, — хочешь, я пошлю за ней кого-нибудь из слуг?
— Зачем? — очнулась Сара.
— Привести ее.
— Нет, нет! Пустая трата времени. Пойдем, Макс, я лучше покажу тебе твою комнату.
Они в молчании поднялись вверх по лестнице. Когда они были уже наверху, снизу, из холла, до Макса долетел звук, похожий на всхлип. Макс понял, что это была Констанция. Затем у него за спиной негромко, невнятно забубнили голоса.
«Мачеха сломлена, — подумал Макс. — А падчерица?»
И он уставился в спину Сары, продолжая идти вслед за своей невестой. Куда? Бог весть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роковое наваждение - Торнтон Элизабет



Легко читается, интересный сюжет.Рекомендую.
Роковое наваждение - Торнтон Элизабетжанна
31.12.2012, 20.51





Ооочень понравился роман.Сюжет интересный,пока читала всё немогла понять кто же всётаки виновный.Развязка неожиданная.Читайте!
Роковое наваждение - Торнтон ЭлизабетНаталюша
20.05.2014, 8.17





Роман безусловно понравился, но не зацепил. Впечатление сильно подпортила первая встреча героев в гостинице, не сама встреча, а как стали развиваться события. Словами Станиславского: "Не верю!". Герой в "зюзю" пьяный, спутав любовницу с героиней слегка позабавился(без проникновения в "жаркие глубины" ахахах) с ней в кроватке и в темноте(!) почувствовал связь с героиней, понял, что она одинока, ей нужен друг и практически влюбился....!!! Ээээ, серьезно, блин?! Да и сама героиня в данной ситуации повела себя как наша современница, а не девушка эпохи Регентства. С чего это вдруг такое "свободомыслие"?! Это слишком рискованный для автора ход. Никто в здравом уме и рассудке не поверит в такой поворот событий, если действие происходит в начале 19-того века! Даже больше - далеко не каждая современная женщина станет забавляться с незнакомым мужчиной, который влез к ней в окно ночью!!! Ну а так, сюжет захватил. Больше придраться не к чему. Торнтон умеет тонко выстроить детектив, интригу и сам сюжет. Герои и их характеры раскрыты очень хорошо. Они разумные, не склонные к истерикам и паранойе; их чувства полны и страсти, и любви, и нежности. Хороший роман, с выраженной детективной линией: 9/10
Роковое наваждение - Торнтон ЭлизабетNeytiri
1.06.2014, 22.50





Даже не ожидала, но роман понравился.
Роковое наваждение - Торнтон Элизабетелена:-)
1.09.2015, 14.37





Увлекательный роман, читается легко - очень понравился. Развязка непредсказуемая. 9 баллов.
Роковое наваждение - Торнтон ЭлизабетНюша
2.09.2015, 15.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100