Читать онлайн Полюби дважды, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полюби дважды - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 78)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полюби дважды - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полюби дважды - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Полюби дважды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

24

На ночь Джессика остановилась в гостинице «Черный кабан», расположенной в нескольких милях от Челфорда. Хотя в этих местах никто ее не знал, она все же решила обезопасить себя, потому и надела шляпку с черной вуалью, которую не снимала до тех пор, пока не вошла со служанкой в свою комнату. Если бы только было возможно, она отправилась бы в путь одна, поскольку решила действовать тайно, но даме нельзя обходиться без прислуги, — это неизбежно рождает толки, сплетни и пересуды, — вот и пришлось Джессике взять с собой Седи.
Леди Дандас очень устала, и у нее не осталось сил вести даже легкую беседу, поэтому она сразу легла в постель. Кровать оказалась удобной, но молодая женщина долго не могла уснуть. Джессика пыталась молиться, но давно знакомые слова не шли на ум. Она прислушивалась, но ничего, кроме неразборчивого шума, различить не могла. Она лежала, устремив в потолок взор широко раскрытых глаз, но ее ум словно окаменел, став недоступен ни мыслям, ни эмоциям. Поздно ночью она наконец забылась.
Утром она все же почувствовала себя достаточно бодрой для того, чтобы разыграть маленький спектакль перед служанкой. Она сказала Седи, что отправляется в город, где ей предстоят дела, на решение которых потребуется часа три-четыре, но после возвращения они сразу поедут в Лодж.
Готовясь к поездке в город, Джессика размышляла о том, нужно ли ей брать с собой пистолет Лукаса, но потом решила, что там, куда она отправляется, оружие не понадобится. Кроме всего прочего, пистолет был громоздким и тяжелым, и спрятать его было нелегко. Когда же она приедет в Лодж, чтобы встретиться с Лукасом, она будет не одна.
В наемном экипаже она поехала в Челфорд, но сошла, не доезжая милю до города. Возможно, она вела себя слишком предусмотрительно, но не могла допустить, чтобы кто-нибудь увидел, куда она идет или что собирается делать.
Расплатившись с кучером, Джессика сделала вид, что направляется к кладбищу святого Луки, но как только экипажей скрылся из виду, она тотчас свернула с дороги на тропинку, которая вела вдоль реки.
В ее сознании всплывали знакомые образы, еще разрозненные, но уже узнаваемые, и по мере того как она продвигалась вдоль берега реки, напряжение росло. Она внимательно следила за своими мыслями, но справиться могла лишь с немногими. Поэтому она позволяла себе думать только о том, что видела и к чему стремилась.
С реки поднимался туман, легкой вуалью окутывая берег. Сквозь тонкую пелену видна была зыбь на поверхности воды. Ни одна баржа, ни одно судно не плыли в тот день по реке в Хэнли и Лондон. Не было также ни яликов, ни лодок. Солнце закрыли облака, стал моросить мелкий дождик. Джессика прошла мимо аккуратного домика возле старой плотины. Это, наверное, и было то место, где сторож Фром видел Родни Стоуна во время его последней прогулки по берегу реки.
Вскоре Джессика подошла к развилке дорожки и стала удаляться от реки. Дорожка плавно поднималась вверх, и Джессика совсем не устала от этого подъема. На вершине она остановилась и огляделась по сторонам. Слева открывался вид на долину, на противоположном конце которой стоял Хэйг-хаус. Сверху был виден и павильон над обрывом, в который упала Джессика, убегая от преследовавшего ее Родни Стоуна. Если в ту ночь Родни Стоун выполнял приказ Лукаса, то Лукас… Она не хотела больше думать об этом, слишком глубокая рана еще кровоточила в ее сердце…
Она поспешно отбросила эту мысль… В конце концов, это теперь уже не имело значения. Она должна остановить Лукаса. Для этого она явилась сюда, все остальное было не важно. Утраченную любовь, рухнувшие надежды и мечты она будет оплакивать позже.
Легкая пелена тумана проплыла у нее перед глазами и сразу развеялась. Неожиданно запела птица, и Джессика испуганно вздрогнула. Со старой рябины взмыл вверх дрозд, и молодая женщина подняла глаза, следя за его полетом. На лицо упали первые крупные капли дождя, в кронах деревьев зашумел ветер.
Джессика замерла, подставив лицо дождю. Лучи солнца, до сих пор согревавшие ее, скрыли густые облака. Закрыв глаза, она стала шептать слова молитвы. Вскоре на нее снизошел покой и умиротворение. Она знала, что только она одна, и никто другой, сможет остановить Лукаса. Потому что никто другой не любит его так, как она. Этот день должен был наступить неизбежно. Она знала об этом давно, поэтому и была послана в Хокс-хилл.
Отвернувшись от Хэйг-хауса, она посмотрела в противоположном направлении и увидела разрушенный монастырь из своего сна. Он лежал в долине, отделенный от Хэйг-хауса плотной стеной деревьев. Поэтому, наверное, она никогда прежде не видела его. От когда-то крупного монастырского хозяйства сохранились лишь полуразрушенные каменные стены и церковная башня.
Однако Джессика знала, что не все можно увидеть, рассматривая монастырь издали.
Туман поднимался быстро, причем уже не только с реки, но и с долины. Она была благодарна Господу за завесу, посланную ей свыше, которая поможет ей незаметно проникнуть в развалины.
Пока она спускалась с холма, Хэйг-хаус тоже окутал саван из тумана.
Не доходя до монастыря, дорожка резко сворачивала влево, чтобы почти сразу круто взобраться наверх холма и исчезнуть среди густого леса. Джессика, подобрав юбки, пошла по свежескошенной траве к низкой каменной ограде. Пробраться через ограду не составило труда.
Что скрывалось за ней, Джессика знала, потому и не удивилась, увидев развалины храма из своих сновидений. Но при виде голой каменной плиты, на которой когда-то стоял каменный крест, на нее накатила волна жуткого страха. От других построек остался каменный фундамент, все кругом заросло густой травой. В ее сне именно здесь, на этой поросшей травой площадке, играли дети, а потом гонялись друг за другом гости, присутствовавшие на ее свадьбе.
Нервная дрожь охватила Джессику, когда она подошла к развалинам храма, возле которого схватили Родни Стоуна, чтобы отрубить ему голову. Во сне храм был цел, а может, ей только так казалось. Потому что все, что являлось ей в сновидениях, было всего лишь игрой воображения.
Один пропал, осталось двое. Один пропал, осталось двое.
Слова детской песенки барабанным боем отзывались у нее в голове.
Кто следующий? Кто следующий? Кто?
Она невольно оглянулась на возвышающийся над обрывом Хэйг-хаус. Туман клубился перед глазами словно простыня из полупрозрачного муслина. Стояла гулкая, напряженная тишина, будто все живое затаилось в ожидании ее дальнейших действий.
Развернувшись на каблуках, Джессика быстро прошла под сводом сохранившейся арки и пошла нефу. Эта часть храма осталась почти нетронутой, но в нее можно было также попасть, переступив через кучу битого кирпича и полевого камня. Не задумываясь, Джессика шагнула в дверной проем и тотчас же поняла, что верно повторяет путь, которым прошла во сне.
В том месте, где когда-то сводчатый потолок образовал купол, сейчас зияло огромное отверстие; под ее ногами на каменных плитах раньше возвышался алтарь. В нишах сохранились еще мраморные статуи, а кое-где на остатках стен — рельефные изображения давно умерших рыцарей. И сюда тоже пробрался туман, мешая ей разглядеть все вокруг, но иногда полупрозрачная пелена поднималась вверх, открывая взору печальное великолепие давно минувших дней. Но туман не смог закрыть от ее внутреннего взора то, что она искала.
Волна страха поднялась из груди, когда Джессика приблизилась к подножию несуществующего ныне алтаря. С каждым шагом ее чувства обострялись.
Дождь тем временем прекратился, где-то вдали залаяла собака. Джессика ощущала на себе чужой взгляд — кто-то наблюдал за ней. Мокрые края юбки липли к ногам; запах горящего дерева и пряный аромат свежескошенной травы висели в воздухе.
Неподалеку от алтаря в небольшой нише она обнаружила то, что искала. Подобно входу в храм, эта часть здания неплохо сохранилась, по крайней мере нетронутым остался пол, выложенный каменными плитами. В самом центре ниши стояла прекрасная надгробная скульптура одинокой женщины с молитвенно сложенными руками.
— Святая Марта, — прошептала Джессика, с трудом шевеля губами. — Склеп святой Марты.
Она стояла у входа в склеп из своего сна. И места упокоения Родни Стоуна.
Из груди вырвался тихий стон, спазм сжал горло, но страшным усилием воли она подавила рыдания. Сейчас не время думать о том, чем кончатся ее поиски. И думать о Лукасе тоже нельзя. Слишком высокая ставка в этой игре.
Подавив все эмоции, она принялась исследовать надгробный камень и фигуру святой на нем. Это не было могилой, а скорее знаком, указывающим на склеп, расположенный внизу. Во сне Джессика видела ряд ступенек, ведущих в недра земли.
Она трогала и нажимала, легонько касалась и сильно надавливала на все детали скульптуры. Она тянула и толкала каждый выступ. Но ничего не происходило. Опустившись на корточки, она внимательно рассмотрела постамент, на котором стояла скульптура. Ведь должно же быть что-то такое, чего она до сих пор не заметила.
Вдруг ее глаза остановились на рельефном изображении святой в натуральную величину в глубине ниши, прямо за изваянием. Святая Марта стояла там под украшенным листьями крестом, в одной руке держа рыбу, а в другой — фонарь. Но взгляд Джессики приковал к себе крест со сложным орнаментом. Это был крест из ее сна.
Только теперь она заметила, что каменная плита с изображением святой не являлась частью стены, а была лишь прислонена к ней. Джессика провела пальцами по нижнему краю плиты. Из-под камня тянуло холодом. Со все возрастающим возбуждением она стала нажимать на все точки, которые могла нащупать пальцами. Наконец она коснулась латинской надписи у ног святой Марты. Что-то вдруг громко щелкнуло, а когда она нажала сильнее, надпись сдвинулась вбок и послышался резкий звук, похожий на скрежет ключа в проржавевшей замочной скважине.
Положив руку на каменную скульптуру, Джессика изо всех сил надавила на нее. Несколько секунд ничего не происходило, а потом, словно передумав сопротивляться, фигура святой Марты углубилась в стену.
У ног Джессики открылся люк в каменном полу, и она увидела знакомые ступени. Они вели вниз, в черные недра земли.
Широко зевая, в столовую вошел Адриан. Лукас уже ждал его, сидя за столом. Заполнив тарелку закусками, расставленными на буфете, Адриан присоединился к кузену.
— А где Перри? — спросил Лукас, поднося ко рту чашку с кофе.
— Принимает ванну, — ответил Адриан, бросая взгляд на огромные напольные часы в углу комнаты. — Какие у нас планы на сегодняшнее утро? — осведомился он, наклоняясь над тарелкой.
— Прежде всего тебе надо одеться, — не слишком вежливо заметил Лукас.
Адриан посмотрел на свой халат и усмехнулся.
— А зачем? Здесь нет дам, которых мой вид мог бы смутить или, не дай Бог, оскорбить, — пошутил он. — Сегодня в Лодже собрались одни мужчины, как в добрые старые времена, — мечтательно закончил он.
— И куда подевались добрые старые времена? — несколько раздраженно повторил Лукас. — Я начинаю сомневаться, что они вообще были.
С лица Адриана исчезла улыбка, он пристально посмотрел на Лукаса и сказал:
— Похоже, ты сегодня встал с левой ноги. Что случилось?
— Случилось то, — ответил ему кузен, комкая в пальцах и бросая на стол салфетку, — о чем я говорил тебе по пути сюда. — В явном возбуждении он принялся барабанить пальцами по столу. — Во-первых, Родни Стоун в самом деле исчез, и можно предполагать, что он был замешан в преступлении или же с ним самим случилось худшее. Во-вторых, если верить Перри, у дворецкого Хэйг-хауса сохранились все приглашения гостей, присутствовавших на балу у Беллы, кроме приглашения Родни Стоуна, которого, кстати, дворецкий запомнил — тот был одет как лондонский денди и просто бросался в глаза. Без следа пропала также карточка с его именем, которой обозначают место гостя за столом. Так что же с ними случилось? В-третьих, ходили упорные слухи о Стоуне и какой-то женщине, на свидание с которой тот отправлялся, но никто не знал, что это за таинственная женщина. Никто также не может сказать, откуда пошли эти слухи. В-четвертых, моя жена считает, что Стоуну или заплатили, или посулили большие деньги за то, чтобы он похитил ее и напугал так, чтобы она больше не задавала вопросов относительно смерти своего отца. И так далее, и тому подобное. Можно перечислять и перечислять… — Лукас устремил взор куда-то в пространство и уже другим тоном добавил: — В одном я точно уверен, Адриан: здесь действительно происходит что-то странное и имеет оно отношение к той ночи, когда погиб Вильям Хэйворд.
Адриан в задумчивости поднес к губам чашку кофе, отпил большой глоток и сказал:
— Я не вижу во всем этом ничего особенного или странного. Думаю, что Родни Стоун отправился куда-нибудь в горы Шотландии или другое укромное место, но все нам объяснит, когда вернется. В этом я абсолютно уверен.
— Это было бы прекрасно, — ответил Лукас, — но я не могу отказаться от проверки других версий, пока он скрывается.
— Каких еще версий? — удивился Адриан.
— От версий, что на Джессику действительно покушались и что в будущем с ней может произойти несчастье, — резко заявил Лукас.
Адриан был настолько шокирован внезапным предположением друга, что проглотил слишком большую порцию обжигающе горячего кофе. Отпив из бокала холодной воды, чтобы уменьшить боль от ожога, он недоверчиво и требовательно спросил:
— Ты серьезно? Кто может желать зла Джессике?
— Тот, кто убил ее отца, — без колебаний ответил Лукас.
В комнате воцарилось молчание. Адриан долго думал о том, что услышал от Лукаса. Наконец он покачал головой и заявил:
— Надеюсь, ты не думаешь, что кто-то из нас хочет причинить вред Джессике?
— Не знаю, Адриан, я не знаю, что мне думать, — в голосе Лукаса слышалось отчаяние.
— Но ведь это ты… вытащил… и если ты этого не сделал… — Адриан запнулся, но почти сразу добавил: — В таком случае я тоже ничего не понимаю.
В глазах Лукаса сверкнул огонь ярости, но он сдержался и тихо сказал:
— Я не убивал Вильяма Хэйворда. Да, мы все трое знаем, что именно я вытащил короткую соломинку, но я его не убивал. Уже тогда я сказал тебе, что не сделаю этого, потому что не смогу. Но кто-то все-таки убил его, и я хочу знать — кто?
— Если ты не сделал этого, то мы с Рупертом тоже, — уверенно заявил Адриан.
Лукас промолчал.
Адриан поднял голову, и в его глазах блеснул такой же огонь ярости, как и в глазах кузена. Взгляды обоих мужчин стали жесткими.
— А что, — отозвался Адриан, — если один из нас все же сделал это? Узнав, ты выдашь его властям? Ты сможешь предать товарища, отказавшись от данного ему слова? Где границы лояльности, Лукас?
Лукас вскочил со стула и схватил Адриана за руку.
Чашка с кофе взлетела высоко в воздух и ударилась о стену, фарфор разлетелся на мелкие осколки, а на белоснежной скатерти расплылось черное пятно. Но ни Лукас, ни Адриан не обратили на это ни малейшего внимания.
Сдавленным голосом Лукас тихо произнес:
— Я готов на все ради благополучия и счастья моей жены, ты это понимаешь, Адриан? Ни прошлое, ни наша дружба, ни клятвы, которые я произносил, ничто не имеет значения. Ничто! И если я выясню, что кто-то пытался причинить зло Джессике или пугал ее, этот человек станет моим смертельным врагом и я поступлю с ним соответствующим образом. И не важно — кто он. Я ясно выразился?
Отпустив Адриана, он резко отвернулся, подошел к окну и уставился на густую полосу деревьев, скрывавших от взоров обитателей дома руины старого монастыря. Он ругал себя за то, что позволил себе выплеснуть на Адриана все свои страхи и сомнения. Но он боялся результатов расследования, которое сам предпринял, беспокоили его также сведения, которые прошлым вечером передал ему Перри.
Приглашение Стоуна бесследно исчезло, а Лукас знал, сколь точен и обязателен в выполнении своих обязанностей Верни — дворецкий Хэйгов. Если он сказал, что приглашение пропало, то кто-то непременно должен был его взять. Однако больше всего Лукаса тревожили слухи о «таинственной» женщине, имя которой не произносили, но кругом шептались о… Джессике. Кто-то распускал слухи о том, что именно она встречалась с Родни Стоуном, и, если выяснится, что Стоун мертв, Джессику обвинят в его смерти.
Теперь он был рад, что оставил ее в Лондоне, где ей ничего не угрожало.
Повернувшись к Адриану, он изобразил на лице жалкую улыбку.
— Прости, — извиняющимся тоном проговорил Лукас, — за то, что я не сдержался. — Помолчав немного, он сказал: — Я не ответил на твой вопрос относительно планов на сегодняшний день. Так вот, сегодня утром нам предстоит встреча с Рупертом у него дома. Но до того, как мы отправимся в Хэйг-хаус, мне бы хотелось еще раз переговорить с кучером экипажа, который отвез Стоуна на бал у Беллы. Джессика настаивает на том, что кучер видел ее. Возможно, он лжет, отрицая это. Может, ему есть что скрывать?
Адриан все еще растирал руку, которую с нечеловеческой силой сжал Лукас.
— А почему мы должны ехать к Руперту? — задумчиво проговорил он. — Почему бы не пригласить его сюда?
— Потому что я хочу заодно поговорить с его дворецким, — ответил Лукас, — да и по пути в Хэйг-хаус посмотреть развалины старого монастыря.
— Лукас… — начал было Адриан, но Лукас отозвался, словно эхо:
— Адриан…
Они заговорили одновременно. Вдруг в дверь постучали, и в комнату вошел дворецкий Лукаса.
— Милорд, — с порога заявил он, — приехала служанка миледи и хочет видеться с вами.
Он шире открыл дверь, пропуская в столовую Седи. Лукас сразу узнал ее.
— Какого черта ты делаешь в Челфорде? — вспылил он.
Маленькая служанка покраснела под суровым взглядом своего хозяина и испуганно вздрогнула.
— Я приехала с миледи… — прошептала она и вдруг залилась слезами.
В разговор вмешался дворецкий:
— Милорд, Седи привез в Лодж кучер наемного экипажа. Он говорит, что миледи приказала ему подвезти ее к кладбищу святого Луки, но он решил за ней присмотреть, пока она не войдет в церковь или на кладбище. Но ваша жена пошла вдоль берега реки по дорожке, которая ведет к старому монастырю.
— Я пошел одеваться, — на ходу бросил Адриан, ни о чем больше не спрашивая, и скрылся за дверью. Лукас уже мчался к выходу.
Джессика перекрестилась, прежде чем перешагнула порог и ступила на первую ступеньку каменной лестницы, ведущей в подземелье. Она колебалась, охваченная леденящим душу ужасом. Голова у нее кружилась, вызывая тошноту. Она так страшно боялась того, что может обнаружить в склепе, что не подумала ни о свече, ни о фонаре, который ей следовало прихватить с собой.
Издали послышался слабый звук — будто лошадь фыркнула на дорожке за монастырской оградой. Мышь, а может крыса, прошмыгнула мимо, коснувшись ее ноги, и Джессика вздрогнула от испуга. Вокруг вился туман, окутывая руины молочной пеленой. Больше ни один звук не нарушал тишину. Глубоко вздохнув и прижавшись спиной к каменной стене, Джессика стала спускаться по лестнице.
Вскоре она встала на плотно утрамбованную землю, которая вместо каменных плит образовала пол в подземелье. Воздух здесь был холодный и влажный, но в нем не ощущалось зловония разлагающейся плоти, чего ожидала и боялась Джессика. И тем не менее она была уверена, что в этом склепе покоятся останки Родни Стоуна, поскольку знала это непосредственно от убийцы. Он пропускал ее в свое сознание, сообщая о своих действиях. Он также пытался проникнуть в сознание Джессики, чему она до сих пор успешно сопротивлялась. Теперь она не знала только одного: в какой стадии разложения находится тело Родни Стоуна.
Напрягая зрение, она вглядывалась во мрак, но, хотя ничего не видела в окружающей темноте, воображение рисовало ей картины, от которых мурашки бегали по коже. Склеп был, несомненно, местом захоронения, и только Богу известно, что ей суждено здесь найти. Однако она оказалась не столь храброй, как сама полагала и надеялась.
Сделав несколько глубоких вдохов, Джессика немного успокоилась и в тот же момент почувствовала запах, которого до сих пор не ощущала. В воздухе витал слабый, несколько приторный аромат цветов. Это был запах роз.
Беспорядочные мысли пронеслись у нее в голове, пока наконец не оформились в слово:
— Белла, — простонала Джессика.
Слово эхом вернулось к ней, точно издевательский припев.
Задержав дыхание, она прислушалась. Кругом царила гробовая тишина. Держась рукой за стену, Джессика медленно продвинулась вперед. Возможно, это ее воображение так сильно разыгралось, но ей показалось, что запах роз усиливается. Вдруг нога наступила на что-то маленькое и мягкое, и Джессику охватила паника. С диким криком она отшатнулась. Запах роз ударил в ноздри. Собрав всю свою волю, она заставила себя опуститься на корточки. Медленно протянув руку вперед, она нащупала предмет, на который наступила. Это был бутон розы. Пальцы судорожно сомкнулись вокруг стебелька, шипы воткнулись в ладонь.
— О Белла, — прошептали побелевшие губы.
Потрясенная и объятая ужасом, Джессика припала к земле, вглядываясь в темные глубины склепа, и все нарастающее чувство страха, такого же, как тот, который она испытала в комнате Родни Стоуна, овладело ею теперь. Она вся дрожала, пытаясь закричать, но издала лишь испуганное хныканье. В ужасе она, как безумная, вскочила на ноги и бросилась вон из мрачного склепа.
Пронесясь по лестнице, словно все демоны ада гнались за ней, она выскочила из ниши и попала прямо в объятия человека, выступившего из тумана.
— Джессика… — с удивлением и в то же время с огромным облегчением произнес он, прижав ее к груди. Она страшно закричала и, извиваясь и вырываясь, попыталась высвободиться из кольца его рук, все сильнее сжимавших ее. Когда у нее не осталось больше сил отбиваться и она стала задыхаться, жесткое объятие несколько ослабело.
— Джесс, что случилось? — обеспокоенно спросил он, над ее плечом бросая взгляд на ступени, ведущие во мрак. — От чего ты убегаешь?
Убийца!
Она хотела крикнуть это ему в лицо, но вдруг в ней проснулся чисто животный защитный рефлекс. Он знал, что она в Челфорде, и точно знал, где ее найти. Об этом мог знать только ее Голос, который с легкостью читал ее мысли, как она читала его. Значит, Лукас и был ее Голосом.
До сих пор она отказывалась признаться самой себе, поверить, что это так, но теперь убедилась, что она была права, — самые худшие ее опасения оправдались. Сердце ее было разбито. Она зря цеплялась за слабую надежду, что какое-то чудо докажет ей, что она ошибается. Однако теперь надежда умерла, что-то внутри у нее сломалось, и Джессика погрузилась в тихое отчаяние.
— Джесс, не молчи, скажи, скажи мне, пожалуйста, что случилось?! — Он встряхнул ее, чтобы она пришла в себя и обрела дар речи.
— Там… внутри… — задыхаясь, произнесла она, указывая на склеп. — Там… внутри…
— Ты нашла тело Родни Стоуна?! — вскричал Лукас. — Где? Покажи мне, Джесс!
Она знала, что он убьет и ее и никто никогда не узнает, где ее искать.
— Почему, Лукас? Почему? — простонала она.
— Кто знает, что творится в голове убийцы? — спросил он, мимо нее глядя в черную глубину склепа. — Я знаю только одно — его необходимо остановить. А теперь покажи мне, где ты нашла тело.
Да, убийцу надо остановить, и только она может сделать это. У нее нет выхода, и она должна доиграть этот спектакль до самого конца, как бы си ни было горько и страшно. И Джессика, изображая приступ истерии, цепляясь за его плечо, стала что-то невнятно бормотать. Это была всего лишь игра, но она обманула его. Мужчина обнял ее за плечи успокаивающим жестом, и слова его прозвучали мягко и сердечно. Но это тоже была только игра.
Они остановились на первой ступеньке каменной лестницы, ведущей в склеп святой Марты. Лукас смотрел вниз так, будто впервые видел и нишу, и подземелье под статуей святой Марты. Он был непревзойденным актером.
Приложив палец к губам, она прошептала дрожащим голосом:
— Там внизу кто-то есть. Я ударила его камнем. Наверное, я его оглушила.
Недоуменно глядя на жену, Лукас, хмуря брови, приказал:
— Оставайся здесь, — и из кармана сюртука достал пистолет.
Он попался, он попался на ее удочку! Он поверил! Значит, она тоже оказалась неплохой актрисой.
Подождав, пока Лукас исчез в черной яме, Джессика ухватилась за край плиты и толкнула ее. Она услышала удивленный возглас, потом стук его ботинок, когда он бросился наверх, чтобы помешать ей закрыть склеп. Каменная плита была очень тяжелой, но ужас придал ей сил.
И только когда плита встала на место, Джессика поняла, насколько глупой она была. В отличие от нее Лукас должен был знать, как выбраться из склепа. Ведь он столько раз входил и выходил оттуда. Она выиграла лишь немного времени.
Осознав это, она повернулась и бросилась бежать. Страх гнал ее вперед, подсказывая путь, и она выбрала извилистую дорожку среди развалин, ведущую к каменной разрушенной ограде. Ступив на развалины, она вдруг почувствовала, как покачнулась плита у нее под ногами, и Джессика, потеряв равновесие, свалилась на землю. Ударившись головой об один из камней, которых множество валялось вокруг, оглушенная, она лежала, как безжизненная кукла.
Она не знала, как долго это продолжалось, но вдруг стала осознавать, что с ней творится что-то странное. Встряхнув головой, она, моргая, широко открыла глаза, но, испугавшись, свернулась калачиком и застонала так, словно кто-то ножом ударил ее прямо в сердце. Она вспомнила… Она вспомнила все! Воспоминания, горькие и жестокие, поднимались из глубин ее сознания, захлестывали ее, затопляли, душили…
Лукас был ее Голосом! И он уже пытался убить ее раньше. Вот почему она убежала из Хокс-хилла.
История повторялась…
Но ей уже все было безразлично. Ничто больше не имело значения. Она доверяла ему полностью, без остатка. Она думала, что он заботится о ней, — но это была ложь. Он хотел заставить ее замолчать… Она знала слишком много…
У нее больше не было слез… Сухие рыдания душили ее. Ее била нервная дрожь, и зубы у нее стучали. Если бы Лукас нашел ее в этот момент, она не смогла бы защититься, не смогла бы спастись.
Придя наконец в себя, Джессика горько рассмеялась. Сколько раз она молилась, прося Господа вернуть ей память? А теперь… Теперь она считала, что было бы лучше навсегда оставаться в неведении. Бог мог бы проявить к ней свое милосердие…
Его надо остановить. Эта мысль не давала ей покоя, снова и снова возвращаясь, терзая и лишая самообладания. Сначала он убил ее отца, потом Родни Стоуна, а теперь и Беллу. Правда, тела Беллы она не нашла, но в тот жуткий момент в мрачном склепе, когда она всем естеством ощутила злобу убийцы, именно Беллу она увидела глазами души.
Но ее миссия окончилась ничем. Ее постигла неудача, неудача, неудача… Если бы Джессика не доверяла ему, Белла была бы сейчас жива.
Медленно встав на колени, она с трудом поднялась на ноги. Она не позволит себе впасть в отчаяние. Пока еще не закончился ее собственный личный ад.
Из-за толстой каменной стены донесся слабый звук, а потом Джессика услышала тихий призыв:
— Джессика?..
Лукас!
Не обращая внимания на боль от сильного ушиба, собрав все силы, она бросилась бежать.
Хэйг-хаус был единственным домом, в котором можно было найти приют и просить о помощи. Но Лукас тоже знал об этом. Она попытается опередить его, поэтому ей надо спешить. Если ей удастся проскользнуть незамеченной и найти Руперта, она будет спасена. Руперт должен знать, что делать.
Остановившись на мгновение, она старалась разглядеть в тумане дорожку и, возможно, найти лошадь, на которой в монастырь прискакал Лукас. Однако вокруг клубился туман, то поднимаясь, то опускаясь и закрывая изгороди, стены и нагромождения камней, которые от них остались и обозначали границы старого монастыря. Но, даже увидев лошадь, она не могла быть уверена в том, что возле коня ее не поджидает Лукас.
Не отрывая глаз от тропинки, она медленно продвигалась вперед. Туман мешал ей видеть, но он точно так же закрывал ее от глаз преследователя. Обеспокоенная, она оглянулась. Где он? Что он делает? Чего он ждет?
— Джессика… — послышалось откуда-то сбоку.
Страх ледяной рукой сжал горло, и она снова бросилась бежать.
Оказавшись среди деревьев, она остановилась и перевела дух. Оглянувшись назад, она не услышала и не заметила никаких признаков погони. Было тихо, копыта лошади не стучали по тропе. Она решила пойти так, чтобы он не смог преследовать ее на лошади.
Закрыв глаза руками, она согнулась и почти вползла под густые ветки старой ели. Прижавшись к шершавой коре, она посмотрела вверх. Капли дождя, повисшие на ветках и сучках, упали ей на лицо. Верхняя одежда еще не совсем промокла, но стала неприятно влажной. На мягкие кожаные полуботинки налипла грязь — их нельзя будет привести в порядок. При виде этих совершенно новых, но безнадежно испорченных ботинок она вдруг горько разрыдалась. Капля переполнила чашу.
Ей пришлось приложить массу усилий, чтобы взять себя в руки, вернуть себе самообладание, подавить рыдания и сердитым взмахом руки смахнуть с лица слезы. Двигаясь быстро и тихо, она миновала густую полосу деревьев и вышла на дорогу. Где-то высоко на холме стоял Хэйг-хаус, но сейчас его скрывал белесый туман. Вокруг не было ни одной живой души. Ветер стих, ни один лист на дереве не пошевелился.
Подобрав юбки, Джессика перебежала через дорогу и скрылась среди деревьев по другой ее стороне. С этого места начинался крутой подъем, для преодоления которого ей потребуется много сил. Не раздумывая, она стала подниматься по склону. Вскоре она ощутила острую боль в боку, икры свела судорога, дыхание стало тяжелым. Но все сразу забылось, как только она увидела дом.
Хэйг-хаус появился перед ней совершенно неожиданно и казался таким безопасным и прочным в этом сумасшедшем мире, что слезы опять навернулись у нее на глаза.
Еще раз оглядевшись вокруг, она побежала через лужайку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Полюби дважды - Торнтон Элизабет

Разделы:
Пролог1234567891011121314151617181920212223242526272829

Ваши комментарии
к роману Полюби дважды - Торнтон Элизабет



хорошо, даже очень хорошо! жизненно, захватывает так , что не оторвешься. спасибо переводчику огромное, что сохранил стиль, только есть опечатки
Полюби дважды - Торнтон Элизабетлюдмила
20.12.2012, 5.07





Безумно понравилось! Роман в лучших традициях Торнтон. Прочла взахлеб. Интригующий детектив, бесподобная любовная линия. Давно что-то такое я хотела прочесть. Он любил ее, потерял, не знает что с ней, на него накатывают "черные дни" тоски по ней, он то злится, то мучается, страдает, ищет ее, а когда находит уже ни за что и ни когда не отпустит, всегда будет рядом. Мне понравился Лукас, хотя не всегда я его понимала и была с ним согласна. Джесс - не так зацепила, но тоже интересный персонаж. Меня увлекли ее поиски себя, поиски убийцы; ее сомнения, страхи, недоверие и неуверенности. Я ее поняла...Роман пополнил коллекцию любимых: 10/10
Полюби дважды - Торнтон ЭлизабетNeytiri
14.05.2014, 22.16





очень хороший и захватывающий роман.понравилось.
Полюби дважды - Торнтон Элизабетчитатель)
6.06.2014, 12.15





Не разделяю восторга, но читать, имея свободное время, можно. Как не старалась, не прониклась особой симпатией к Ггероине, а это 50% интереса к книге. Лукас понравился больше, хотя очень смущала его далеко не братская любовь к девочке - подростку: 4 года на войне, будучи обрученным с местной красавицей, думал о 14-летней и желал ее(?!). Переборщила, по моему мнению, автор с мистикой и телепатией, да так, что иногда казалось, что по героине психушка плачет. Перебором для меня в сюжете есть и тема филантропии (монашки, образцовая наставница, приют для бездомных, походы по трущобам...). Нет, я не против темы любви к ближнему. Просто не приемлю избыток поучительных, назидательно- приторных моментов. 7 баллов.
Полюби дважды - Торнтон ЭлизабетОльга
3.09.2015, 16.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100