Читать онлайн Полюби дважды, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полюби дважды - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 78)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полюби дважды - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полюби дважды - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Полюби дважды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

23

Лукас вернулся домой вскоре после полуночи. Он вошел в библиотеку и от удивления замер на пороге. Свернувшись калачиком, на диване безмятежно спала Джессика. Камин был разожжен, и свечи в подсвечнике еще не догорели.
Лукас постоял несколько секунд, внимательно разглядывая жену. Он терялся в догадках. Получив нынче утром срочное послание от Перри, он весь день тщательно проверял и перепроверял все то, о чем там говорилось. Поразительно, но Джессика оказалась права! Ей было известно о Родни Стоуне гораздо больше, чем его собственной родственнице и его друзьям. Лукасу казалось бесспорным, что Джессика давно знала Родни Стоуна, — иначе где бы она раздобыла все эти сведения? Но почему, почему она таилась от него, почему не рассказала о своем знакомстве со Стоуном?
Он подошел к маленькому столику у стены, на котором стояли графин и стаканы, и налил себе немного бренди. Держа в руке хрустальный стаканчик, опять повернулся к Джессике. Свет свечей мягко золотил ее кожу. Длинные волосы растрепались, и несколько медового цвета прядей упало на щеки и шею. Вышитый платок, прежде целомудренно прикрывавший ее декольте, сбился и позволял видеть кремовые холмики грудей. Весь облик девушки так и дышал невинностью и очарованием, и Лукас почувствовал, что ему хочется защищать ее, всегда быть за нее в ответе…
Он сделал большой глоток бренди и нахмурился. Защищать? Не стоит себя обманывать. Сейчас он мечтал только об одном — сжать ее в объятиях, обладать ею, дать понять этой красавице, что он имеет на нее права. Черт возьми, ведь он был ее мужем и вовсе не собирался уподобляться комнатной собачонке, которую в зависимости от настроения можно сегодня приласкать, а завтра пнуть ногой!
Его терзало то, что она не до конца откровенна с ним.
Еще один глоток — и бокал опустел. Лукас со стуком поставил его на столик. Ресницы спящей дрогнули, и она медленно открыла глаза.
— Который час? — сонно спросила она, приподнявшись на локте.
Ответа не последовало.
Что-то в молчании мужа заставило Джессику окончательно проснуться и внимательно взглянуть на него. Он так пристально смотрел на жену, что у той перехватило дыхание. Перед ней стоял Лукас, человек, которого она любила, но сейчас он выглядел как-то странно. От камина волнами шло тепло, но Джессике внезапно показалось, что в комнате очень холодно. Не может быть, чтобы он выяснил, что именно рассказала ей Элли, но если так, то почему он не сводит с нее потемневших глаз и упорно молчит?
Она была не в силах ни вздохнуть, ни пошевелиться. Ей казалось, что его взгляд пригвоздил ее к месту. Она попыталась сказать что-нибудь, чтобы прервать это тяжелое гнетущее молчание, повисшее в комнате, но слова не шли у нее с языка. Они умирали, даже не успев родиться. Какая-то дрожь, не имевшая, впрочем, ничего общего со страхом, пробежала по ее телу. И внезапно она все поняла. Ей помог особый женский инстинкт, которым праправнучки Евы имеют полное право гордиться.
Должно быть, он прочел кое-что в ее глазах, потому что на губах у него мелькнуло подобие улыбки. Он медленно развязал галстук и бросил его на ближайшее кресло. Потом он снял сюртук и принялся расстегивать пуговицы жилета.
— Лукас… — прошептала она.
— Пожалуйста, Джессика, помолчи, — попросил он. — Не нужно сейчас ничего говорить.
Ее сердце учащенно забилось, когда он направился к дивану. Его грудь вздымалась от волнения, а ноздри раздувались. Горящий взор был по-прежнему устремлен на нее и удерживал ее на месте лучше, чем любые путы. Джессика понимала, что он непременно догонит ее, если ей вздумается спасаться бегством. Он почти не владел собой; его подхватила и несла горячая волна желания.
И Джессика почувствовала, что хочет принадлежать ему. Она откинулась назад, призывно полуоткрыв рот.
Взгляд Лукаса скользнул вниз — на ее стройную шею с бьющейся на ней голубой жилкой, на холмики грудей, на стройные ноги, прикрытые юбками… Когда он опустился рядом с ней на диван, из его горла вырвался сдавленный стон.
Он прерывающимся шепотом рассказывал о том, сколько пришлось ему пережить и как страдать из-за того, что ей было позволено поступать так, как хочется. Она была создана для него, уверял Лукас, создана для любви… Раздевая свою жену, он говорил, что очень хочет ее, что мечтает о том, чтобы она раскрылась навстречу ему, чтобы ни в чем не отказывала… Но ей и в голову не приходило хоть в чем-нибудь отказать ему, пойти наперекор его желаниям. Ее тело стало для них обоих источником наслаждения, и она мечтала лишь о том, чтобы эти мгновения длились и длились.
Прошло немало времени, прежде чем он бережно перенес ее на ковер возле камина, а потом быстро сбросил с себя одежду.
Задыхаясь от непривычной страсти, она в изумлении смотрела на его великолепное тело. Когда их глаза встретились, наступила глубокая тишина. Он стоял совершенно неподвижно, и ей почему-то пришло в голову, что, пока она столь бесстыдно наслаждалась его умелыми ласками, он думал вовсе не о ней.
— Лукас, — прошептала она, протягивая к нему руки.
И он, словно ее призыв послужил для него сигналом, тут же бросился на нее и крепко прижал к полу. Джессика неловко поцеловала его в щеку, и он вошел в нее, да так глубоко, что оба вскрикнули от восторга. Его поцелуи были обжигающими, руки — ласковыми и настойчивыми, и она отдавалась ему, забыв обо всем.
— Лукас, — опять прошептала она, чувствуя, как ее переполняет нежность к нему. Сейчас ей было безразлично, верны или нет ее предположения на его счет. Ее нимало не заботило, кто он был на самом деле. О нем следовало заботиться, его следовало защищать…
«Я люблю его, — думала она. — Люблю! «
— Лукас, о Лукас… — И ее горло сжималось от волнения.
Спустя несколько восхитительных минут, показавшихся им обоим вечностью, Джессика внезапно разрыдалась. Ее сердце снедала непонятная тревога, и она никак не могла унять слезы.
Лукас испугался. Он сжал ее в объятиях, приговаривая:
— Джесс, Джесс, милая, успокойся! Чего ты боишься?
Опершись спиной о диван, он усадил Джессику так, что ее голова оказалась у него на плече. Гладя ее волосы и осыпая целомудренными поцелуями щеки, глаза и лоб, он еле слышно твердил:
— Мне казалось, я понял тебя. Казалось, что ты тоже этого хотела…
Он и сам толком не понимал, откуда берутся эти ласковые слова, но зато понимал, что немного лукавит. Он намеревался привлечь ее внимание, намеревался показать ей, что имеет на нее права… Однако он зашел слишком далеко. Джессика не должна была опасаться его. Он вовсе не стремился к этому.
— Больше такого не будет, — мягко сказал он. — Я могу быть совсем другим любовником — нежным и внимательным. Я понравлюсь тебе, вот увидишь!
Джессика подняла голову и внимательно взглянула на мужа. Ее слезы уже высохли.
— Я поняла… — медленно произнесла она. — Ты прав. Я действительно хотела этого, потому что знала: тебе это доставит удовольствие. И ты не напугал меня, Лукас… Разве что вначале, — добавила она нерешительно.
Он облегченно улыбнулся.
— Но почему же тогда ты плакала? — И, наклонившись над Джессикой, он легонько коснулся губами слезинки, задержавшейся в уголке рта.
— Потому что… — Она, не договорив, чуть повернула голову, и их губы встретились.
— Так почему же? — Он не хотел целовать ее, он хотел получить ответ на свой вопрос. — Почему? — мягко, но настойчиво повторил Лукас.
Потому что она любит его. Потому что боится прошлого и в ужасе отшатывается от будущего. Но она не могла сказать ему этого.
— Потому что… видишь ли, я не знала, что это может быть так… так чудесно. — Джессика помолчала, а потом нехотя призналась: — Но я все-таки немного испугалась. Ведь…
Она умолкла на полуслове, потому что его пальцы принялись поглаживать ее грудь. Оба соска набухли и отвердели. Она слабо застонала.
— Лукас, что ты делаешь? — Джессика едва узнавала свой голос.
Он усадил ее к себе на колени и ответил:
— Ласкаю свою жену. Разве это предосудительно?
Сердце Джессики затрепетало от радости, когда он вдруг сказал:
— Я люблю тебя! Люблю!
Это были как раз те слова, которые она больше всего жаждала услышать от него. И она повторила следом за ним:
— Я тоже люблю тебя, Лукас! Я люблю тебя!
Оба переживали минуты упоительного счастья.
— Так что же ты собирался сказать мне? — спросила она.
Муж и жена сидели в ночных халатах перед столиком в ее гостиной и пили чай. Лукас только что сообщил, что намерен рассказать ей нечто важное, и добавил, засмеявшись:
— Придется пить чай. Если мы отправимся в постель, я так ничего и не расскажу.
Его смех не обманул Джессику, которая знала, что Лукас терпеть не может чай. Итак, дело, как видно, и впрямь было важное.
— Нет, — проговорил Лукас и тут же скорчил недовольную гримасу, потому что ему пришлось-таки глотнуть жидкость, которую он всегда втихомолку именовал «лошадиной мочой», — начинай ты. Почему ты ждала меня?
Джессика задумчиво посмотрела на свою чашку.
— У меня родился один замысел, и мне очень хотелось поделиться им с тобой. — Она помолчала, лихорадочно повторяя в уме ту речь, что так старательно репетировала перед его приходом.
— И что же это за замысел? — с любопытством поинтересовался Лукас.
Джессика изо всех сил старалась сохранить непринужденный вид.
— Помнишь, ты как-то предлагал мне вместе отправиться в Париж, чтобы провести там медовый месяц? — сказала она.
— Помню. И прекрасно помню твой ответ. Ты сказала, что никуда не желаешь ехать, — ответил Лукас.
— А теперь я передумала, — с озорной улыбкой заявила она. — Только мне непонятно, почему именно Париж? По-моему, мы могли бы предпринять большое путешествие — провести на континенте, скажем, полгода.
— Значит, ты бы с удовольствием покинула Англию? — спросил Лукас, с удивлением глядя на жену.
— Мне так хочется повидать мир! — воскликнула она. — Я ведь провинциалка, Лукас. Я всегда стесняюсь твоих друзей. Они такие умные, такие образованные… — И Джессика потупилась.
Лукас отхлебнул чаю и хмыкнул:
— Как странно! Все словно сговорились. С утра до вечера только и твердят о поездке на континент! Ты. Моя мать. Белла. Не удивлюсь, если Элли тоже одобрит эту затею.
— Знаешь, Лукас, — задумчиво проговорила Джессика, — тебе это, наверное, покажется странным, но мы с Элли подружились. — И она коротко, без подробностей поведала мужу о событиях минувшего дня.
Она говорила, адресуясь в основном к его спине.
Лукас обнаружил на буфете графин с шерри, взял с подноса две рюмки, показал графин Джессике. Та отрицательно покачала головой. Наполнив одну рюмку, Лукас вернулся к жене. Чтобы скрыть внезапное волнение, Джессика протянула руку к чайнику и налила себе еще чаю.
— Джесс, когда бы ты хотела уехать из Англии? — неожиданно спросил Лукас.
— Как можно скорее, — поспешно отозвалась она.
— Тогда не стоит откладывать. Завтрашний день тебя бы устроил? — предложил Лукас. Джессика рассмеялась.
— Это было бы чудесно! Мы с тобой уехали бы первыми, а неделю или две спустя к нам присоединились бы твоя мать и Элли, — мечтательно проговорила она.
— Нет, нам придется поступить иначе, — возразил Лукас и пояснил: — Видишь ли, у меня дела в Челфорде, так что я еще задержусь в Англии. Однако тебе незачем дожидаться меня.
Джессика судорожно глотнула, сердце, казалось, замерло у нее в груди.
— Но… но я и думать не хочу о том, чтобы ехать без тебя! — разволновалась она. — Какой же это медовый месяц без мужа? И объясни, пожалуйста, что за неотложные дела появились у тебя в Челфорде?
— Как раз об этом я и хотел с тобой поговорить, — заявил Лукас. — Нынче утром, когда ты еще спала, от Перри пришло срочное письмо.
— А что это такое — срочное письмо? — спросила она, недоумевая.
— Это письмо, которое доставляется с посыльным, — пояснил Лукас.
В его взгляде явственно сквозила настороженность, и Джессика решила, что ее обманывают. Он относился к ней так же опасливо, как она к нему.
— Должно быть, в этом письме сообщалось что-то очень важное, — предположила она неуверенно.
— Ты права. Это касается Родни Стоуна. Ты не ошиблась, Джесс. Он действительно не покидал Челфорда, — сказал он, внимательно следя за выражением ее лица.
— Он мертв, — сказала она еле слышно.
— Пока никто не знает этого наверняка, но полиция уже подозревает что-то неладное. Кажется, последним мистера Стоуна видел сторож. Стоун шел по берегу реки, направляясь к монастырю. С тех пор он не показывался ни в «Розе и короне», ни в другой гостинице, — сообщил Лукас.
— Сторож? — переспросила она.
— Да. Он присматривает за старой плотиной и крестом святой Марты. Его зовут мистер Фром, — рассказывал Лукас. — Он запомнил Стоуна потому, что видел его в тот же день после обеда в «Розе и короне». Фром решил, что Стоуну просто захотелось прогуляться возле реки.
Крест святой Марты!.. Почему ей знакомо это название? Перед ее мысленным взором на мгновение возникла картина: каменный крест, стоящий перед церковью, и дети, которые, бегая по лужайке, играют в «апельсины и лимоны». Но потом все вдруг меняется, и это уже вовсе не игра. Вокруг креста собрались свадебные гости, а тех из них, кого поймали, отводят прочь, чтобы отрубить им головы.
Крест святой Марты. Она была уверена, что никогда прежде не слышала о нем. Но сторож заметил Стоуна возле этого креста, и дети в ее видении бегали неподалеку от него, и жуткая уродливая четырехугольная тень ложилась на траву…
Один пропал, осталось двое. Один пропал, осталось двое…
Кто следующий, сестра Марта? Кто следующий?
Люди всегда были так глупы. Они смотрели на него — и считали его именно тем, кем он хотел казаться. Никто никогда не подозревал его в убийстве. И вот он совершил это снова.
Кто вытянул короткую соломинку, Элли? Кто? Кто?
Это был Лукас. Это был Лукас. Лукас…
«Нет! «
Она пришла в себя и увидела, что Лукас спокойно пьет шерри. Пошарив на столике, она схватила чашку и глотнула обжигающе горячий чай. На глазах у не тут же выступили слезы. Заметив это, Лукас нахмурился.
— Извини, что испугал тебя, — сказал он.
— Когда он исчез? — спросила Джессика, невидящим взором смотря куда-то вдаль.
— Сразу после того, как приходил повидаться тобой у Беллы, — ответил Лукас.
— Когда я выздоравливала после падения? Тогда ты привел его ко мне… — вспоминала Джессика, но голос ее звучал глухо и как-то отрешенно.
— Да, — подтвердил Лукас и кивнул.
— Ты упомянул крест святой Марты. Где это? — обеспокоенно спросила она. — То есть я хочу знать, существует ли он на самом деле?
— Сейчас уже нет, — без всякого волнения сообщил Лукас. — Но местные жители помнят, где он находился. Это в старом монастыре. Констебль Клэй и его люди прочесали развалины, однако им не удалось обнаружить ничего подозрительного. Стоун как сквозь землю провалился.
Джессика старалась справиться с подступившей к горлу тошнотой. Монастырь. Церковь. Сколько раз видела она их во сне!.. Лукас снова заговорил, и она попыталась вникнуть в смысл его слов.
— Прочитав письмо Перри, — принялся рассказывать Лукас, — я решил поближе познакомиться с жизнью мистера Стоуна и начал с посещения банка, где он хранил свои сбережения. Ты знаешь, оказывается, этот человек незадолго до приезда в Челфорд получил кое-какие деньги. Его друзья ошибались, когда утверждали, что у него много долгов. Он никому не был должен. Перед тем как покинуть город, он расплатился со всеми своими кредиторами. Я снова посетил его родственницу и выяснил, что она, подобно мне, не имеет ни малейшего понятия о том, откуда взялись эти деньги. Если, разумеется, он не выиграл их в карты… — Лукас помолчал, глядя на пламя, полыхавшее в камине, а потом спросил: — Ты подозревала, что Стоун намеревался похитить тебя?
— Но ты же помнишь, как я рассказывала тебе о своих опасениях. Ты тогда еще высмеял меня, мол, трусиха, боюсь непонятно чего, — напомнила мужу Джессика.
— По-моему, ты даже предполагала, что ему кто-то заплатил за это, — вспомнил Лукас.
— Предполагала? Неужели? Не помню, — ответила Джессика.
— А еще ты говорила, что его, возможно, убили, хотя все друзья Стоуна были убеждены, что все дело в невыплаченных долгах. С чего ты взяла, что он мертв? — спросил Лукас. — Откуда ты об этом могла знать?
— Я… я не знала… — прошептала Джессика и попыталась пояснить: — Понимаешь, когда Перри обнаружил, что никто из близких друзей мистера Стоуна ничего не знает о его судьбе, я… нет, мы оба начали подозревать худшее.
— Но почему тебя так занимает судьба Стоуна? Джесс, зачем ты ходила в его комнату? Что ты там искала? — настойчиво спрашивал Лукас.
— Ничего я не искала. Мы с Перри беспокоились о Стоуне, — ответила она, — и надеялись, что что-нибудь в его жилище наведет нас на след хозяина, вот и все.
— И вы ничего не нашли? — допытывался Лукас.
— Ничего, — покачала головой Джессика. — Если ты не веришь мне, поговори с Перри.
— Я верю тебе, Джесс. Я всегда верю тебе, если ты не кривишь душой, — заметил Лукас.
— Перри передает в своем письме некоторые слухи. Люди говорят, что накануне бала в доме Беллы у Стоуна была женщина.
— Женщина? Какая женщина? — удивилась Джессика.
— Понятия не имею. Никто не знает ее имени, не оборачиваясь, сказал Лукас. — Может, ее и вовсе не существует, — добавил он.
Неожиданно Лукас обернулся, и Джессика сжалась под его пронизывающим изучающим взглядом. Комната закружилась перед ее глазами.
— Джесс, — почти ласково спросил Лукас, — ничего не скрываешь от меня? Ты рассказала мне все, что тебе известно? Любая мелочь может таить в себе опасность. Ты должна понимать это. Если Стоун впрямь убит, один Бог знает, кто будет следующим. Вот почему я хочу, чтобы ты пока держалась от Челфорда подальше.
— Мне нечего больше тебе сказать, — прошептала Джессика и неожиданно для самой себя всхлипнула.
Лукас подошел к ней и остановился. Его лицо приняло озабоченное выражение. Он был так добр к ней. Нет-нет, она наверняка ошибалась, когда плохо думала о нем.
Он так убедителен, так уверен в себе. Кажется, что он может объяснить абсолютно все. Но почему она не верит ему? Он женился на ней, удивив близких и друзей. Он чуть ли не силой заставил ее выйти за него. Что может быть лучше, если хочешь присматривать женщиной, задающей слишком много опасных вопросов?
Вдобавок жена не может давать показаний в суде против собственного мужа.
Когда он склонился над ней, она испуганно отпрянула.
— Джесс, — прошептал он, — дорогая! — И сжал ее в объятиях. — Мне не следовало говорить с тобой о Стоуне. Я напугал тебя.
Она слышала биение его сердца, ощущала тепло его крепких рук.
— Лукас, — сказала она, и в ее голосе прозвучал страх, — не уезжай в Челфорд. Останься со мной.
— И все же мне придется покинуть тебя, — возразил он. — Не волнуйся, дорогая. Я сумею постоять за себя.
— Тогда позволь мне поехать с тобой, — попросила она.
— Нет, — резко бросил он.
— Но зачем тебе понадобилось так срочно отправляться в Челфорд? — умоляюще смотря мужу в глаза, спросила Джессика.
— Ты же знаешь, там сейчас Перри. Мы хотим выяснить судьбу Стоуна, — сообщил он спокойно и уверенно.
— Но… — обеспокоенно возразила она. Лукас нежно поцеловал ее, заставив замолчать.
— Успокойся. Все будет хорошо, — заверил он ее. — Мы с Адрианом отправляемся в путь завтра утром. Пройдет всего несколько дней — и я вернусь.
Он отнес ее в спальню и уложил на кровать. Потушив свечи, он лег рядом с женой и обнял ее.
— Ты озябла. Позволь мне согреть тебя, — сказал он тихо.
И они снова ласкали друг друга, и в его объятиях ей было уютно и покойно. Она ругала себя за то, что любила его, но поделать с собой ничего не могла. Ее сердце принадлежало Лукасу.
Когда он заснул, Джессика осторожно высвободилась из его объятий и выскользнула из постели. Накинув халат, она вышла в гостиную. В нижнем ящике шкафа мужа она на ощупь отыскала заряженный пистолет, который Лукас держал там на тот случай, если в дом заберутся воры.
Осторожно закрыв ящик, она пошла в свою комнату и спрятала оружие в секретере. Потом ей захотелось взглянуть на большой особняк, расположенный по другую сторону Грин-парка. Он весело подмигивал своими ярко освещенными окнами, как бы говоря: не волнуйся, все хорошо, вокруг царит спокойствие.
Чтобы подавить рвущееся из груди рыдание, Джессика прижала ко рту руку. Ей надо быть сильной. Она обязана выстоять и не поддаться собственным чувствам. О, если бы ей удалось вернуть себе хотя бы частичку той решимости, которой она обладала, когда покидала монастырь, чтобы вернуться в Хокс-хилл! Тогда ею двигало только одно — желание остановить убийцу, не дать ему совершить следующее злодеяние.
Но тогда она еще не знала и даже не могла предполагать, что влюбится в свой Голос.
— Голос, — прошептала она в ночной тишине, — я не позволю тебе сделать это. Покуда не поздно, уходи прочь!
Она ощутила какое-то легкое дуновение, некий трепет понимания — но не более. Никакого волнения, никакого раскаяния.
— Голос, ты еще здесь? — опять прошептала она, желая проверить себя. Впрочем, она отлично знала, что ничего не изменилось, что Голос никуда не делся, что он где-то рядом.
И она открылась ему навстречу, решив поговорить с ним.
— Голос, Голос, отзовись! — сказала она.
Лукас пошевелился, и она подошла к нему.
— Джесс, я люблю тебя, слышишь? — прошептал он во сне.
От нежных его слов что-то дрогнуло у нее в груди. Умный, умный Лукас. Не было такого оружия, которого бы он не использовал, чтобы рассеять ее подозрения. Но он опоздал. У нее не осталось подозрений. Они превратились в уверенность. Она могла бы простить ему смерть отца, но не Родни Стоуна и не его следующую жертву.
— Я остановлю тебя, Лукас. Остановлю. Я сделаю это, — прошептали ее губы, и собственные слова показались ей нереальными, неправдивыми, фальшивыми.
— Джесс, вернись в постель, — услышала Джессика, подошла к кровати и устроилась рядом с мужем.
Его руки тотчас же обвились вокруг ее талии, прижали к груди. Когда он принялся ласкать ее, она лежала совершенно неподвижно, стараясь не отвечать ему — только не в этот раз!
Он приподнял голову.
— Джесс, что случилось? Что-то не так? — удивленно осведомился он.
— Ничего, ничего не случилось, — пробормотала она и обняла его за плечи.
— Тогда люби меня. Люби меня, Джесс, — взмолился он.
Ее сопротивление сразу исчезло, будто его и не было вовсе. Она не могла отказать, противиться собственному сердцу.
— Лукас, — беспомощно и безнадежно прошептала она, когда он вошел в нее. — Лукас…
Ее тело было не в состоянии разделить сдержанность ее ума. Оно приветствовало его, отвечало ему, когда он требовал от него наслаждения и страсти. В момент высочайшего блаженства она в отчаянии вскрикнула, и слезы полились у нее из глаз.
Когда их страсть угасла, он стал бесконечно нежен. В его голосе появились радость и удовлетворение, когда он почти извинялся перед ней:
— Знаю, знаю, я был ужасен, но я так люблю тебя…
А потом она тихо лежала, дожидаясь, когда он уснет, и думала, думала, думала…
… Утром, когда она проснулась, Лукаса уже не было рядом. Она не стала накидывать на себя халат и в одной ночной рубашке выскочила из комнаты. На лестнице она встретила лакея. На ее настойчивые расспросы слуга, запинаясь, нерешительно ответил, что хозяин рано утром вместе со своим кузеном мистером Адрианом Уайльдом уехал в Челфорд.
Час спустя Джессика со своей служанкой уже сидела в экипаже. Она тоже направлялась в Челфорд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Полюби дважды - Торнтон Элизабет

Разделы:
Пролог1234567891011121314151617181920212223242526272829

Ваши комментарии
к роману Полюби дважды - Торнтон Элизабет



хорошо, даже очень хорошо! жизненно, захватывает так , что не оторвешься. спасибо переводчику огромное, что сохранил стиль, только есть опечатки
Полюби дважды - Торнтон Элизабетлюдмила
20.12.2012, 5.07





Безумно понравилось! Роман в лучших традициях Торнтон. Прочла взахлеб. Интригующий детектив, бесподобная любовная линия. Давно что-то такое я хотела прочесть. Он любил ее, потерял, не знает что с ней, на него накатывают "черные дни" тоски по ней, он то злится, то мучается, страдает, ищет ее, а когда находит уже ни за что и ни когда не отпустит, всегда будет рядом. Мне понравился Лукас, хотя не всегда я его понимала и была с ним согласна. Джесс - не так зацепила, но тоже интересный персонаж. Меня увлекли ее поиски себя, поиски убийцы; ее сомнения, страхи, недоверие и неуверенности. Я ее поняла...Роман пополнил коллекцию любимых: 10/10
Полюби дважды - Торнтон ЭлизабетNeytiri
14.05.2014, 22.16





очень хороший и захватывающий роман.понравилось.
Полюби дважды - Торнтон Элизабетчитатель)
6.06.2014, 12.15





Не разделяю восторга, но читать, имея свободное время, можно. Как не старалась, не прониклась особой симпатией к Ггероине, а это 50% интереса к книге. Лукас понравился больше, хотя очень смущала его далеко не братская любовь к девочке - подростку: 4 года на войне, будучи обрученным с местной красавицей, думал о 14-летней и желал ее(?!). Переборщила, по моему мнению, автор с мистикой и телепатией, да так, что иногда казалось, что по героине психушка плачет. Перебором для меня в сюжете есть и тема филантропии (монашки, образцовая наставница, приют для бездомных, походы по трущобам...). Нет, я не против темы любви к ближнему. Просто не приемлю избыток поучительных, назидательно- приторных моментов. 7 баллов.
Полюби дважды - Торнтон ЭлизабетОльга
3.09.2015, 16.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100