Читать онлайн Полюби дважды, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полюби дважды - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 78)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полюби дважды - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полюби дважды - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Полюби дважды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

21

— Перри, если бы это был не ты, — серьезно глядя на младшего кузена, сказал Лукас, — а кто-нибудь другой, то мы целились бы сейчас друг в друга с двадцати шагов из дуэльных пистолетов. Надеюсь, ты это понимаешь, не так ли?
Перри ослабил шейный платок, словно ему вдруг стало нечем дышать. Лукас стоял спиной к окну, и неяркий солнечный свет мешал Перри разглядеть выражение лица двоюродного брата. Голос Лукаса тоже звучал необычно — он был лишен всякой выразительности, — и все вместе привело к тому, что Перри здорово разволновался. Ему чертовски захотелось выпить.
Взгляд молодого человека пробежал по комнате; это была одна из двух комнат, расположенных на Бонд-стрит над мануфактурной лавкой, которые он снимал. Взгляд Перри остановился на подносе с графинами, стоявшем на боковом столике. Все графины, однако, были пусты.
Перри кашлянул, прочищая горло.
— Прошу прощения, но мне даже нечего предложить тебе выпить, — неуверенно проговорил он.
— Я не стал бы ничего пить, даже если бы у тебя имелась выпивка, — несколько грубовато ответил Лукас и, окинув взглядом комнату, презрительно заметил: — Перри, эта твоя комната — настоящий свинарник! Не понимаю, как ты можешь так жить? Ты что, никогда не слышал слова чистота?
Перри удивленно огляделся. Он никогда не замечал ни грязных тарелок на столе, ни книг, в беспорядке разбросанных по комнате, ни замаранной одежды, кучами громоздившейся на всех стульях.
— Ну, не все же ведь графы, — защищаясь, заявил он с дурацкой улыбочкой, — и не у всех есть армия слуг, чтобы сутками наводить чистоту.
— Хорошая отговорка, но она не сработает, — заверил его Лукас. — Ты еще не забыл, что я — твой опекун? И мне прекрасно известно, что ты можешь себе позволить, а чего — нет? Итак, где твой лакей?
— Он известил меня о том, что оставляет службу, — ответил Перри, — но я забыл подыскать ему замену. И вообще не понимаю, что ты ко мне придираешься? — Юноша обиженно поджал губы и замолчал, но долго не выдержал и укоризненно произнес: Я отлично помню те комнаты в Оксфорде, в которых жили вы с Адрианом. Там не было ни одной вещи, не засиженной мухами со всех сторон!
Увидев, что Лукас рассмеялся, Перри глубоко и облегченно вздохнул. Ведь ему предстояло дать Лукасу отчет об их, Перри и Джессики, вчерашних ночи похождениях. Перри заговорил — и на протяжении следующих пятнадцати минут, вслушиваясь в собственный рассказ о происшествии, не мог не задать себе — со всей серьезностью — вопрос: уж не стоит ли его, Перри, немедленно отправить в сумасшедший дом? Ведь он глухой ночью бродил по улицам Лондона с чужой женой! Да еще не с чьей-нибудь, а с женой Лукаса! А Лукас был метким стрелком… Перри, конечно же, понимал, что кузен не стал бы убивать его, если бы дело дошло до дуэли. Но не преминул бы преподать ему хороший урок, отстрелив, например, кончик пальца. Или сделав проборчик на голове. И ходить бы Перри всю оставшуюся жизнь с этим пробором…
Выслушав Перри, Лукас сказал:
— Итак, из всего этого следует, что моя жена, — последние два слова он произнес с нажимом и улыбнулся, когда Перри при этом вздрогнул, — моя жена убеждена, что мистер Стоун плохо кончил…
— И я с ней вполне согласен, — откликнулся Перри.
— На Боу-стрит все же, судя по всему, считают, что он скрывается от кредиторов, — напомнил Лукас.
Перри изумленно вскинул голову, и Лукас утвердительно кивнул:
— Да-да, не удивляйся, я уже побывал на Боу-стрит. Сегодня утром я первым делом отправился туда, а потом уж поехал к тебе. Я тоже думаю, что это самое вероятное объяснение исчезновения мистера Родни Стоуна. Однако нельзя исключать, что, возможно, с ним произошел несчастный случай… Так или иначе, но именно неизвестность терзает Джессику.
Лукас присел на подоконник и, скрестив руки на груди, продолжил:
— А мне не нравится, когда моя жена терзается сомнениями, Перри.
— Да-да, разумеется, — отозвался Перри; что-то в тоне Лукаса заставило молодого джентльмена замереть на стуле.
— Мне не нравится, когда она ночью сбегает из дома, — перечислял Лукас, — и носится по всему городу, а меня нет рядом, чтобы защитить се.
Перри, не поднимая глаз, сдавленно произнес:
— Я тебя понял.
— А больше всего мне не нравится, — продолжал лорд Дандас довольно резким тоном, — когда ее запирают в камере на Боу-стрит, как какую-то мелкую воровку.
Перри молчал, ему нечего было сказать.
Лукас издал утомленный вздох.
— Думаю, что Джессика не успокоится, пока не будет точно знать, что же произошло со Стоуном, — после небольшой паузы сказал Лукас и внезапно продолжил: — И вот тут-то тебе и карты в руки, Перри. Давай-ка выясним, кто в Челфорде его запомнил? Кто последний видел его? Кто заметил, как он уезжал? На твоем месте я начал бы с «Розы и короны». Именно там он останавливался.
— В Челфорде?! Но у меня множество дел в Лондоне! — разволновался молодой человек. — Я не смогу уехать отсюда еще несколько дней, а то и недель!
Лукас изобразил улыбку и заявил:
— Полагаю, что вам с Джессикой будет во всех отношениях полезно отдохнуть немного друг от друга. — Он принялся натягивать перчатки.
— К тому же, оказавшись в Челфорде, — бросил он небрежно, — ты сможешь еще кое-что сделать для меня.
С улицы вдруг донеслись громкие крики, мешая их разговору. Прямо под окном завязалась злобная перебранка, и Лукас повернулся, чтобы взглянуть, что там происходит. Оказалось, что выехавшая из боковой улочки телега загородила дорогу потоку экипажам. Лукас уже отворачивался от этой сценки, когда взгляд его упал на даму и на джентльмена, шедших по другой стороне улицы. Никогда еще Лукас не видел свою мать столь прелестной и оживленной. Объектом ее внимания являлся сэр Мэтью Пейдж, и смотрела она только на него. Ни он, ни она даже не заметили яростной перепалки возчика и кучера, изливавших друг на друга потоки брани.
— Ну? — покорно спросил Перри. — Что же еще ты хочешь мне поручить?
Сделав над собой усилие, Лукас перестал хмуриться и повернулся к Перри.
— Когда ты будешь в Челфорде, навести там Беллу, — он стал давать указания младшему кузену. — Попроси у нее список всех джентльменов, которым она разослала те самые незаполненные приглашения на свой благотворительный бал. Пришли этот список мне, и я займусь им здесь. Да, и еще. Поговори с ее дворецким. Возможно, он что-нибудь помнит.
— Не понимаю, каким образом это поможет нам найти мистера Стоуна? — искренне удивился Перри, но возразить еще раз поостерегся.
— Возможно, и никаким, — ответил ему Лукас. — Но мне хотелось бы понять, как Стоуну удалось заполучить приглашение на этот бал, хотя никто его там, по-видимому, не знал.
— Так вот в чем дело! — воскликнул Перри, и внезапная догадка мелькнула у него в голове, — Значит, и ты тоже начинаешь подозревать, что мистер Стоун куда более загадочная личность, чем все думали!
— Нет, — возразил Лукас. — Я просто пытаюсь связать все воедино, чтобы развеять страхи Джессики. Вот и все.
Когда Лукас Уайльд наконец вышел на улицу, ему ужасно не хотелось верить, что за исчезновением Родни Стоуна кроется что-то зловещее; ведь стоило бы ему, Лукасу, заподозрить здесь грязную игру, как это немедленно навело бы его на самые разные мысли… Предположения… Догадки… А Лукас ни о чем таком не хотел и думать. Не говоря уж о том, чтобы предпринимать в связи с этим какие-то шаги.
Вскоре он очутился на Бонд-стрит, но ни его матери, ни сэра Мэтью нигде не было видно. Похоже, они отправились к ней домой. А путь Лукаса лежал сначала к жилищу Родни Стоуна, а потом за город, в Хэмпстед, где ему надо было еще раз поговорить с родственницей мистера Стоуна. Но все равно… В последнее время Лукас слишком часто сталкивался с сэром Мэтью Пейджем — и это лорду Дандасу нравилось все меньше и меньше. Ему давно хотелось высказать все, что он чувствует н думает по этому поводу, и сдерживаться становилось все труднее.
У чугунных ворот Дандас-хауса Розмари Уайльд остановилась, но не спешила попрощаться с сэром Мэтью.
— Почему бы тебе не зайти и не выпить рюмочку шерри? — предложила она. — Мне хотелось бы, чтобы ты познакомился с моей невесткой. Она совсем не похожа на томную новобрачную, Мэт. Думаю, она попросит тебя помочь с устройством приютских детей или станет уговаривать, чтобы ты сделал пожертвование ее монастырю.
Розмари засмеялась.
В ответном смехе сэра Мэтью сквозила горечь.
— Мне бы очень хотелось, — сказал он, — зайти к тебе, Роди, но не думаю, что это понравится твоему сыну.
Улыбка исчезла с ее лица.
— Кое-что все-таки изменилось, Мэт, — тихо ответила она. — Теперь при встречах вы с Лукасом всегда вежливы друг с другом.
— О, не заблуждайся на этот счет, дорогая! — возразил сэр Мэтью. — Твой сын по-прежнему видит во мне своего смертельного врага.
Женщина побледнела.
— Я уверена, что ты ошибаешься, — быстро проговорила она.
— Ты действительно так думаешь? — всматриваясь в ее лицо изучающим взглядом, осведомился мистер Пейдж. — Тогда отчего Лукас до сих пор не соизволил представить меня своей жене? Случаев для этого было предостаточно. К тому же, учитывая происшествие на балу у Беллы…
— Лукаса сейчас нет, — быстро вставила Розмари, стараясь прервать неприятный разговор, но предложила: — Ничто не помешает мне представить тебя Джессике.
Сэр Мэтью нахмурился.
— Роди, — раздраженно промолвил он, — дело совсем не в этом! Ты же все прекрасно понимаешь. Так к чему притворяться? Между твоим сыном и мной никогда не будет мира. И ты должна это признать.
Розмари накрыла его руку ладонью и взглянула на него с мольбой в глазах.
— Ему нужно время, — попыталась она оправдать сына, — чтобы привыкнуть к мысли, что мы будем вместе. Будь терпелив, Мэт. Лукас давно не ребенок. Он смирится…
Но, увидев, что лицо Мэта окаменело, она воскликнула:
— Мы заставили его страдать, Мэт! Наш поступок он помнил все эти годы и испытывал боль. Такое нелегко простить…
— Меня не интересует, простил он нас или нет, — довольно резко ответил сэр Мэтью. — Я не стыжусь того, что мы были любовниками. Жизнь наша была невыносимой. Мы дарили друг другу радость, которой потом я был лишен пятнадцать лет! И если счастье мое зависит от твоего сына, то прямо скажи мне об этом. Тогда я буду знать: надеяться мне больше не на что.
Наступило молчание, и тихий стук собственного сердца показался женщине медленным и мерным, как похоронный звон. Еще минуту назад она наслаждалась теплом и светом солнечного дня. Они с Мэтью были счастливы и флиртовали друг с другом, довольные уже тем, что они вместе. Теперь же холод в его глазах пугал Розмари. Лицо Мэтью стало бледным и напряженным, точно он ожидал удара.
Но удара не будет. Она не собирается отказываться от Мэтью второй раз — и не столько потому, что сама мечтает о любви, сколько ради счастья этого мужчины. Все те годы, что они прожили в разлуке, Розмари по-настоящему не понимала, как он страдал. Она была слишком поглощена собственными чувствами: виной, горем, отчаянием… Она знала, что у него были после нее другие женщины, много женщин; и решила, что, потеряв ее, он оправился от потрясения гораздо быстрее, чем она. Однако это было не так. Несмотря на все его романы и всех его любовниц, он был все время страшно одинок. Господи, она даже не представляла себе, как же одинок он был! Ведь у нее был сын. А все, что было у Мэтью, — это жена, больная, прикованная к инвалидной коляске, которая к тому же глубоко презирала его.
Розмари знала об этом и все это понимала — умом. Теперь же она почувствовала все это сердцем. Мэтью не был непобедимым рыцарем в сверкающих доспехах, каким казался ей в те давние годы, когда она была молодой. Он был нормальным мужчиной, со всеми недостатками и сомнениями, присущими живым людям.
И она не могла допустить, чтобы он снова страдал от одиночества.
Наконец Розмари прошептала:
— Когда я с тобой, все кажется таким простым…
— А все действительно очень просто! — Глаза его сверкнули. — Давай перестанем оглядываться на других. И поженимся немедленно. Что мешает нам сделать это? В конце концов, мы ведь можем сбежать. Я хочу сказать — прямо сейчас, в эту самую минуту. Мы могли бы купить все необходимое по пути в Шотландию или в какую-нибудь другую страну на континенте. Мы отправимся туда, куда ты сама захочешь. Ну давай хоть раз в жизни подумаем о себе! А лучше — вообще не будем думать и поступим так, как велит нам сердце!
Она изумленно взглянула на него.
— Ты шутишь, Мэт! — воскликнула она.
— Никогда в жизни я не был более серьезным, — заверил ее сэр Мэтью.
— Но, Мэт, я же не могу просто так взять и все бросить! — в отчаянии вскричала она. — У меня есть обязательства, долг перед семьей… К тому же я несу ответственность за свою подопечную. Ты должен это понять!
— То же самое — или что-то очень похожее — ты уже писала мне однажды иного лет назад, — с горечью напомнил ей мистер Пейдж. — Значит, ничего не изменилось… Все осталось по-прежнему, верно, Роди?
— Тогда мы оба состояли в браке и… — стала оправдываться она.
Он прервал ее, не дав договорить.
— Да, и с той поры мы только и делали, что расплачивались за свои грехи, — заявил он несколько язвительно. — И если твой сын будет стоять на своем, то мы будем расплачиваться за них до конца своих дней.
Розмари тихо сказала:
— Я прошу только об одном: дай мне еще немножко времени! Ты же понимаешь, что дело тут не во мне, а в моем сыне. Я не хочу сделать ему больно, Мэт, и не хочу потерять его.
В глазах сэра Мэтью появилось неприятное выражение холодной покорности, и, прежде чем он заговорил, Розмари уже знала, что он сейчас скажет.
— Итак, мы вернулись к тому, с чего начали, — с горечью промолвил сэр Мэтью. — Мне кажется, я давно подозревал, каким будет твой ответ, хотя и пытался убедить себя в обратном. Из нас двоих — меня и твоего сына — ты всегда выберешь сына.
Розмари побледнела.
— Да почему я должна выбирать кого-то из вас?! — вскричала она в страшном волнении.
— Потому что он заставит тебя это сделать, — ответил сэр Мэтью.
Он стряхнул ее ладонь со своей руки и отступил на шаг назад.
— Я думал, что мое терпение безгранично, — проговорил он спустя мгновение, — однако теперь понял, что заблуждался. Оказывается, всему есть предел. Больше я вынести не в силах. Я был глуп, полагая, что смогу воскресить прошлое. Я был глуп, надеясь, что ты когда-нибудь изменишься. Лучше бы мне не начинать все это снова! Нас всегда будут преследовать мысли о старых грехах и о неизбежной расплате.
В голосе его было столько горечи и отчаяния, что душу Розмари захлестнула волна леденящего страха.
— Нет… Мэт… нет… Я поговорю с Лукасом. Я расскажу ему про нас, — запинаясь и холодея от одной мысли о предстоящем объяснении с сыном, обещала она. — Может быть, ему это придется не по нраву, однако в конце концов он смирится. Он вынужден будет смириться. Вот увидишь.
Она говорила, сама не веря в возможность желаемого поворота событий.
Сэр Мэтью с сочувствием улыбнулся, но глаза его остались холодными.
— Я уже довольно давно подумываю о том, — сказал он, — чтобы посмотреть мир. Я надеялся, что ты поедешь вместе со мной.
— И я поеду! Поеду! — пылко вскричала она.
— В самом деле? — Он смотрел куда-то мимо Розмари, на возвышающийся за забором особняк.
Когда же через несколько минут сэр Мэтью вновь взглянул на женщину, глаза его были совершенно лишены выражения.
— До отъезда я должен покончить со многими делами. До сих пор не понимаю, почему я продолжал содержать дом в Челфорде, — он вдруг махнул рукой, словно пришел к какому-то решению. — Наверное, придется продать его на ближайшем аукционе. Возможно, я никогда не вернусь в Англию.
Его слова привели ее в такое волнение, что в горле вдруг образовался ком, который мешал дышать и говорить. С трудом взяв себя в руки, она прошептала:
— Мэт, что ты говоришь?
Он как-то странно, неестественно улыбнулся ей.
— Завтра утром, — сообщил он, — я отправляюсь в Челфорд. Решение моих дел там может занять несколько дней, возможно, даже недель. В Лондон я больше не вернусь. Если я тебе понадоблюсь, Роди, ты знаешь, где меня найти.
Она исступленно глядела на него, не до конца понимая, что происходит.
— Ты ставишь мне ультиматум? — наконец спросила она.
— Нет, — ответил он. — Я думаю, что ты уже приняла решение.
Он учтиво поклонился, отвернулся и зашагал в направлении Сент-Джеймс. Она безмолвно смотрела ему вслед, а когда он скрылся за углом, со стоном ухватилась за чугунную решетку ограды, чтобы не упасть. Ей понадобилось довольно много времени, чтобы прийти в себя, но в дом она вошла преисполненная решимости.
Необходимо сделать так и найти такие слова, чтобы ее сын понял, что сэр Мэтью Пейдж вовсе не негодяй, каким Лукас представлял его себе все эти годы. Пришло время простить и забыть давние обиды. Никто ведь не совершенен, и все люди — грешны. Необходимо проявить чуть больше снисходительности и доброжелательности, и все уладится самым лучшим образом.
Подходя к лестнице, Розмари услышала странный шум в библиотеке. Подумав, что там скорее всего она найдет Лукаса, женщина решилась немедленно поговорить с сыном, постучала в дверь и вошла. Однако за письменным столом у окна она увидела не Лукаса. На его месте сидела Джессика. Розмари удивленно воззрилась на невестку.
— Что ты здесь делаешь, Джессика? — спросила она.
Джессика вздрогнула от неожиданности и подняла глаза, но, увидев свекровь, улыбнулась.
— Я дала Лукасу письмо, — объяснила она, — которое написала Анне Ренкин, но решила еще кое-что добавить. Оно должно быть где-то здесь, потому что почту еще не отправили.
Она указала на груду корреспонденции, разбросанной по столу.
Розмари подошла поближе.
— Думаю, что ты все-таки опоздала. Полагаю, он забрал все письма с собой, чтобы лично отнести их на почту, когда уходил сегодня утром, — сказала женщина и спросила: — Ты не знаешь, когда он вернется?
Джессика откинулась на спинку большого кожаного кресла Лукаса и внимательно посмотрела на свекровь. Ей показалось, что Розмари выглядит как-то необычно, чего Джессика не разглядела сразу, когда свекровь только вошла в библиотеку.
— Он сказал, что задержится в городе, потому что у него там масса неотложных дел, но к обеду будет непременно, — ответила она и встревоженным взглядом окинула свекровь. — Розмари, с вами все в порядке? — Она не удержалась от вопроса.
Розмари провела ладонью по лбу прямо над глазами.
— Ох, ничего страшного, небольшая головная боль. Ничего такого, что нельзя вылечить. Мне следует заказать себе очки. Суета и беспокойство — вот что меня погубит, — заявила она с улыбкой, и Джессика улыбнулась ей в ответ. — Элли дома?
Джессика покачала головой.
— В город неожиданно приехала Белла, чтобы сделать кое-какие покупки, и они с Элли отправились по магазинам, — ответила она.
— За обедом Элли, несомненно, расскажет нам обо всем в мельчайших подробностях, — Розмари снова улыбнулась, но Джессике показалось, что свекровь лишь изображает хорошее настроение. — Она, наверное, очень обрадовалась встрече с Беллой. Она ведь ни о ком, кроме Беллы, никогда не говорит. От Беллы она в полном восторге. А мне бы хотелось, чтобы Лукас… — Она вдруг оборвала фразу на полуслове и тяжело вздохнула. — Ну, Лукас, конечно, все равно этого не сделает, так что нет смысла затрагивать эту тему…
Когда Розмари вышла из библиотеки, Джессика медленно перевела дух. Она знала, что Розмари сильно разочарована тем, что они с Элли не стали подругами. Может быть, она приложила к этому слишком мало усилий? Однако, что бы ни предпринимала Джессика, Элли отметала напрочь все ее предложения, сводя на нет усилия жены Лукаса. Элли упорно сопротивлялась всем ее попыткам завязать дружбу. Сегодняшний поход за покупками стал очередной демонстрацией неприязни. Джессика предложила пойти вместе с ними, сказав, что заодно они смогли бы вернуть книжки в библиотеку. Но оказалось, что Белла и Элли идут в противоположном направлении. Они собирались нанести визит портнихе, которая шила платья для Беллы, и библиотека им не по пути. Джессика не стала настаивать, понимая, что ее присутствие нежелательно. Настойчивость в таком вопросе только обострила бы и так сложные отношения. Она могла добиться лишь того, что Элли осталась бы дома.
Вздохнув, Джессика опустила глаза на груду писем, в которой искала свое, адресованное Анне Ренкин, и принялась приводить в порядок корреспонденцию. Вчера еще она бы не осмелилась войти в библиотеку и шарить в личных вещах мужа. Но после минувшей ночи, когда они наконец стали любовниками, все изменилось. Утром она долго думала о муже, и легкая улыбка блуждала у нее на лице. Он заставил ее почувствовать себя любимой и желанной, он согрел ее душевным теплом, а теперь, в эту самую минуту, занимался сбором сведении о Родни Стоуне не потому, что сам полагал, будто с ним что-то случилось, а потому, что хотел успокоить жену, вернуть ей душевный покой. Раз она сказала, что сможет успокоиться, только увидев собственными глазами, что мистер Стоун жив и невредим, он займется этим делом и приведет его к ней.
Собираясь уходить и поднимаясь с места, она что-то задела рукой, и тонкий лист бумаги соскользнул со стола на пол. Джессика решила, что не станет проявлять чрезмерного любопытства, — она не считала правильным читать личную корреспонденцию мужа, — однако, заметив на бумаге собственное имя, ее глаза сами пробежались по листу.
Это было письмо от поверенного Лукаса, адресованное лорду Дандасу, в котором сообщалось, что в соответствии с полученными инструкциями он выплатил различные суммы денег из трастового фонда, который был учрежден для Джессики Хэйворд. В письме назывались имена получателей: Руперт Хэйг и Адриан Уайльд.
Сложив письмо, она поместила его сверху аккуратной стопки, которую образовала корреспонденция Лукаса. Она вспомнила, как муж говорил ей о том, что занимал у друзей деньги на покупку Хокс-хилла. Странным, однако, показалось ей то, что он так долго ждал, прежде чем расплатился с ними.
В глубокой задумчивости она покинула библиотеку.
Джессика присела на краю кровати и принялась вплетать в косу длинную ленту. Она думала о том, как утром проснулась здесь, в этой комнате и в этой постели, в объятиях мужа, все еще ощущая ту интимную близость, которую с ним разделила. Она была счастлива, полна надежд и лишена всех страхов. Но состояние безмятежности и счастья улетучилось во время обеда. За столом царило напряженное молчание. Ее свекровь была явно чем-то расстроена, Элли — подавлена, а мысли Лукаса витали где-то очень далеко. На невинное замечание матери Лукас внезапно ощетинился. Атмосфера в столовой стала вдруг взрывоопасной.
— Сэр Мэтью, — сказала Розмари, — срочно продает свой дом в Челфорде. Думаю, было бы неплохо устроить вечер в его честь, пригласив, разумеется, всех наших челфордских друзей.
Не поднимая глаз от тарелки, Лукас зло заметил:
— А я и не знал, что у сэра Мэтью имеются друзья.
— Лукас, — резко произнесла Розмари, — ты прекрасно знаешь, что это неправда. У сэра Мэтью множество друзей, многие искренне любят и уважают его.
— Но не я, — бросил Лукас.
Холод в его голосе поразил Джессику, и она стала подыскивать слова, которые разрядили бы обстановку.
— Он был очень добр ко мне, — заметила она, — в ту ночь в поместье Хэйгов, когда я упала с обрыва и он первым нашел меня.
— Сэр Мэтью Пейдж, — ледяным тоном проговорил Лукас, — является человеком, который никогда не переступит порог моего дома.
Произнося эти слова, Лукас смотрел в лицо матери, и у Джессики возникло ощущение, что она видит незнакомого человека.
— Лукас… — испуганно прошептала она. Он остановил ее движением руки.
— Почему бы вам с Элли не выпить кофе в гостиной, Джессика? — предложил он жене. — Полагаю, моя мать желает поговорить со мной. Мы к вам присоединимся позднее.
— Но, Лукас… — Джессика попыталась возразить, но осеклась, видя непреклонное выражение его лица.
— Идите, — приказал он.
Приказ был произнесен довольно мягким тоном, но однозначно пресекал все возражения. Джессика и Элли тотчас встали и вышли из комнаты, но ни Лукас, ни его мать так и не присоединились к ним в гостиной. Через прислугу Джессике и Элли сообщили, что миссис Уайльд удалилась в свою комнату, а лорд Дандас уехал по делам в город.
Утреннее состояние безмятежности и счастья растворилось в воздухе, оставив вместо себя тревожную пустоту. Она считала, что знает Лукаса, что понимает его, что они близки друг другу, но сегодня стало очевидным, что это вовсе не так.
Более того, о своем муже она почти ничего не знала.
Возможно, нельзя до конца узнать другого человека. Каждый что-то скрывает, каждый носит маску. Но в тот момент, когда Лукас разговаривал с матерью, на нем не было маски. Джессике казалось, что она никогда не сможет забыть жестокое выражение его лица и леденящий душу холод во взгляде.
Она долго лежала без сна, ожидая, что он придет к ней, но он не появился. А наутро все было так, словно неприятное происшествие за обедом никогда не имело места. Жизнь шла своим чередом. Правда, улыбки, если они вообще появлялись на лицах, почти сразу блекли, но никто не извинился и ничего не объяснял. И никто больше не упоминал имени сэра Мэтью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Полюби дважды - Торнтон Элизабет

Разделы:
Пролог1234567891011121314151617181920212223242526272829

Ваши комментарии
к роману Полюби дважды - Торнтон Элизабет



хорошо, даже очень хорошо! жизненно, захватывает так , что не оторвешься. спасибо переводчику огромное, что сохранил стиль, только есть опечатки
Полюби дважды - Торнтон Элизабетлюдмила
20.12.2012, 5.07





Безумно понравилось! Роман в лучших традициях Торнтон. Прочла взахлеб. Интригующий детектив, бесподобная любовная линия. Давно что-то такое я хотела прочесть. Он любил ее, потерял, не знает что с ней, на него накатывают "черные дни" тоски по ней, он то злится, то мучается, страдает, ищет ее, а когда находит уже ни за что и ни когда не отпустит, всегда будет рядом. Мне понравился Лукас, хотя не всегда я его понимала и была с ним согласна. Джесс - не так зацепила, но тоже интересный персонаж. Меня увлекли ее поиски себя, поиски убийцы; ее сомнения, страхи, недоверие и неуверенности. Я ее поняла...Роман пополнил коллекцию любимых: 10/10
Полюби дважды - Торнтон ЭлизабетNeytiri
14.05.2014, 22.16





очень хороший и захватывающий роман.понравилось.
Полюби дважды - Торнтон Элизабетчитатель)
6.06.2014, 12.15





Не разделяю восторга, но читать, имея свободное время, можно. Как не старалась, не прониклась особой симпатией к Ггероине, а это 50% интереса к книге. Лукас понравился больше, хотя очень смущала его далеко не братская любовь к девочке - подростку: 4 года на войне, будучи обрученным с местной красавицей, думал о 14-летней и желал ее(?!). Переборщила, по моему мнению, автор с мистикой и телепатией, да так, что иногда казалось, что по героине психушка плачет. Перебором для меня в сюжете есть и тема филантропии (монашки, образцовая наставница, приют для бездомных, походы по трущобам...). Нет, я не против темы любви к ближнему. Просто не приемлю избыток поучительных, назидательно- приторных моментов. 7 баллов.
Полюби дважды - Торнтон ЭлизабетОльга
3.09.2015, 16.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100