Читать онлайн Любовный поединок, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовный поединок - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовный поединок - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовный поединок - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Любовный поединок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Часы пробили два, когда Серена вновь увидела Джулиана Рэйнора. Она вошла без доклада в будуар своей невестки, чтобы вернуть одолженный вчера вечером веер. Раздвинув пурпурные занавески маленькой уборной, она остановилась как вкопанная. Кэтрин, в полупрозрачном неглиже, сидела за туалетным столиком, обратив лицо к склонившемуся над нею кавалеру.
Этот красиво очерченный профиль и широкие плечи, подчеркнутые ладно скроенным бордовым камзолом, не могли ее обмануть. Не в силах вымолвить ни слова, Серена смотрела, как сильные мужские пальцы нежно касаются щеки Кэтрин. Когда он обернулся, Серена вышла из оцепенения.
— Что здесь происходит? — возмущенно воскликнула она.
Слугам было дано строжайшее распоряжение не пускать майора Рэйнора на порог ни при каких обстоятельствах. И появление его здесь, в будуаре Кэтрин, было недопустимо.
Злобно сверкая глазами, она направилась к нему.
— Как вы смеете?! Как вы смеете?!
Но через два шага ей стало ясно, что она выставила себя форменной идиоткой. В будуаре, в мягких креслах, уютно устроились несколько ранних гостей, а лакеи разносили кофе, шоколад и свежие булочки и пирожные. Она застала не тайное любовное свидание, а утренний прием, на котором замужняя светская дама, только встав с постели, может принимать посетителей обоего пола, пока горничные готовят ее к новому дню, полному развлечений и удовольствий.
При столь шумном вторжении Серены в будуар джентльмены предприняли героическую попытку подняться — поступок, достойный восхищения, ибо руки у всех были заняты угощением, а шпаги путались в пышных фалдах богато расшитых камзолов. Джулиан Рэйнор не спеша выпрямился и слегка повернулся, встретившись взглядом с перепуганной, сконфуженной Сереной. В его глазах заиграли смешливые искорки, ибо ему, единственному из маленькой свиты Кэтрин, была ведома причина ее нелепого поведения.
— Вы против? — насмешливо спросил он. — Куда же вы посоветуете ее наклеить?
Взгляд Серены упал на крошечную эмалевую шкатулку в его ладони, и ей все стало ясно. Рэйнор советовал Кэтрин, куда наклеить черную шелковую мушку, какой черте лица придать с ее помощью больше выразительности.
— Так куда же вы посоветуете ее наклеить? — спросил он снова.
У Серены зачесался язык — так ей хотелось ответить, куда он должен был наклеить эту мушку. С трудом сдерживая гнев, она небрежно ткнула чужим веером в свою щеку.
— Сюда, — безразличным голосом ответила она.
С легкой улыбкой он поднес к глазу монокль, висевший у него на шее, и стал откровенно рас«ч 8 сматривать ее, от кружевного чепца с оборками, приколотого на узел ненапудренных белокурых волос, до изящно обутых ножек, оценив шелковое голубое платье с белыми юбками на кринолине и белый газовый шарф, легким облаком окутывающий ее плечи. Когда он, закончив тщательный осмотр, наконец поднял глаза, они искрились смехом.
Серена краснела редко. Это было не в ее привычках. Но в ту минуту она явственно почувствовала, что ее бросает в жар. Продолжительный, откровенно изучающий взгляд этого мужчины недвусмысленно напоминал ей, что она знакома ему не как дама из высшего общества, каковой сейчас предстала перед ним, а совсем в другом качестве.
— Вы уверены? А может, сюда? — многозначительно спросил он, притрагиваясь к уголку ее рта и живо вызывая в памяти мушку, которую она носила в тот вечер, когда они встретились в «Соломенной крыше».
От этого легкого прикосновения ее передернуло, и в его взгляде сверкнул гнев, всего на одно мгновение.
— Кэтрин, — голос его изменился, — представьте же меня этому очаровательному существу.
Кэтрин, наблюдавшая за этой парой с живым интересом, с готовностью отвечала:
— Серена, я имею честь представить тебе майора Джулиана Рэйнора. Джулиан, перед вами дочь сэра Роберта, Серена.
К чести Серены, она сумела выдавить какую-то приличествующую случаю любезность и не выдать облегчения, когда Летти своим бесцеремонным вмешательством избавила ее от необходимости беседовать с человеком, ненавидеть которого у нее имелись все основания.
Летти вскочила с дивана и ловко втерлась между Сереной и Джулианом.
— Джулиан, — проговорила она, зазывно улыбаясь и кокетливо взмахивая ресницами, — я считаю, что мушка всегда должна приковывать взоры к глазам дамы.
Серена не преминула воспользоваться возможностью улизнуть и уселась на розовый парчовый диван рядом с молодым джентльменом, который тут же подвинулся, освобождая для нее место. Серена улыбнулась и кивнула некоторым из присутствующих, не сводя, однако, глаз с зеркальца на туалетном столике Кэтрин.
— Только если дамские глаза так же неотразимо прекрасны, как ваши, мисс Летти, — отвечал Джулиан. — Не соблаговолите ли поддержать для меня шкатулку?
Легкомыслие и кокетство, напомнила себе Серена, неизменно присутствовали на утренних дамских приемах, и никто, менее всего муж самой дамы, и бровью бы не повел, увидев, что происходит в будуаре Кэтрин. В эти часы весь светский Лондон проводил время именно так. Дамы, замужние дамы, чьи гардеробы ломились от роскошных туалетов, принимали гостей чуть ли не в одних сорочках. Такова была мода, игривая и легкомысленная, с сильным привкусом греха, и именно по этой причине, считала Серена, джентльмены такими утренними приемами не пренебрегали.
Но зачем сюда явился Рэйнор, оставалось для нее загадкой, хотя она чувствовала, что это неспроста. Унизить ее? Напугать? Может быть, он испытывал извращенное наслаждение, преследуя ее? Ну почему он не оставит ее в покое?
Целую неделю она не отваживалась и шагу ступить за дверь, зная, что если встретит его лицом к лицу, то не выдержит и наговорит дерзостей прямо на людях. И все же незримое присутствие Рэйнора ощущалось постоянно, ибо его имя было все время на устах у Кэтрин и Летти. Не было бала или приема, вернувшись с которого они не рассказывали бы наперебой о майоре Рэйноре, — особенно Летти. Как он хорош собой, да как он мужественен, да какой он герой — Серена еле сдерживалась, чтобы не надрать сестренке уши.
Насколько ей было известно, раньше ни Кэтрин, ни Летти Рэйнора не интересовали. Они были не в его вкусе. Не прошло и недели с того дня, как Рэйнор совратил Серену, как он уже усердно обхаживает ее невестку и младшую сестру. Черт бы его побрал! Чего он добивается?
Не за Кэтрин Серена беспокоилась, а за Летти. Сестра была еще слишком юной, слишком впечатлительной. И естественно, внимание такого мужчины, как Рэйнор, кружило ей голову — ей было достаточно уже того, что он не таков, как все. Серена кинула быстрый внимательный взгляд вокруг и лишь утвердилась в своем мнении.
Все эти разряженные франты были больше заняты собой, чем флиртом с дамами. Их пудреные парики пестрели всеми цветами радуги. Воротники и манжеты топорщились от обилия кружев. Их нарумяненные лица с накрашенными губами напоминали Серене собрание китайских кукол. Но более всего ее выводили из себя их жеманные манеры, их нарочито картавый выговор.
Многие были ей знакомы еще подростками, скандалистами и буянами. Ни у кого тогда не было и намека на картавость. Вообще-то они были всего лишь безобидными бездельниками и, когда забывались, что случалось нередко, были даже милы.
Джулиан Рэйнор не был ни пустоголовым бездельником, ни франтом. Как бы Серена ни досадовала про себя, она не могла не признать, что он выгодно выделялся в этой компании. Разумеется, ей было безразлично, как он выглядел в светских салонах. Для нее он навсегда останется мужчиной, отославшим ее домой с пятидесятифунтовым чеком.
Серена наблюдала, как ловко Рэйнор разыгрывает галантного кавалера перед двумя дамами сразу, и все более убеждалась, что его репутация покорителя женских сердец далеко не исчерпывает его пороков. Игрок, распутник, повеса — она не позволит такому человеку кокетничать с ее неопытной сестренкой.
Под вздохи, восклицания и довольный шепот мужчин Рэйнор искусно посадил черную мушку на левую скулу Кэтрин. Потом он повернулся к туалетному столику, где в беспорядке стояли склянки и флаконы; Серена молча наблюдала за ним.
Рэйнор взял флакон, открыл его и изящным движением поднес к носу.
— Лаванда! — объявил он и поморщился. Потом понюхал другой, еще один, пока не нашел то, что ему нравилось. !
— Тубероза! — лукаво улыбаясь, произнес он. — Терпкая и возбуждающая — для дамы, гордой своею женственностью.
Отражающийся в зеркале взгляд Кэтрин бесстыдно кокетничал с ним. Лица Рэйнора Серена видеть не могла и потому сосредоточилась на наблюдении за его действиями. Было очевидно, что Джулиан Рэйнор не новичок в дамском будуаре.
Когда его надушенные пальцы прикоснулись к коже Кэтрин, Серена почувствовала, как где-то глубоко внутри что-то зашевелилось и ей стало трудно дышать. Ободряемый зрителями, Рэйнор легко касался пальцами, смоченными душистой жидкостью, бровей Кэтрин, ее запястья, мочек ушей и нежной впадинки на шее. При каждом прикосновении его пальцев Серена страдала, словно огонь жег ее собственную кожу. От него исходила завораживающая, почти не скрываемая чувственность. В воздухе стоял густой аромат роз, властный и возбуждающий. Усилием воли Серена попыталась стряхнуть наваждение.
Рэйнор нарочито медленно расстегнул верхнюю пуговицу пеньюара Кэтрин, и дыхание Серены участилось. Кружево пеньюара едва прикрывало молочно-белую грудь Кэтрин, Наступила напряженная тишина. Один из джентльменов хмыкнул. Летти захихикала. Серена же не могла пошевелиться, даже если бы раздался возглас «Пожар!».
— И здесь, — приглушенно проговорил Рэйнор, — куда допускают лишь любовника.
И его надушенные пальцы бесстыдно нырнули в вырез сорочки, лаская ложбинку между трепещущих грудей Кэтрин.
Серена испытывала мучительное чувство, словно это ее грудь ласкали его сильные пальцы. Ее соски набухли, грудь ныла, и с губ сорвался тихий стон.
— Проказник! — игриво воскликнула Кэтрин, шлепнув Рэйнора по руке. — Неужели ни одной женщине нет от вас спасения?
— Нет, — чистосердечно признался он.
Все засмеялись и зааплодировали, словно окончилось некое представление. Серену одолевали воспоминания. Совсем недавно эти властные мужские руки нежно и страстно сжимали в объятиях ее тело…
Внезапно Рэйнор поднял голову и поймал взгляд Серены, устремленный на него с противоположной стороны небольшой комнаты. Они мгновенно угадали мысли друг друга, и этот миг озарения сверкнул между ними ярко, пугающе, безжалостно. Теперь Серена знала, что воспоминания о той ночи и ему не дают покоя.
Усилием воли Серена отвела глаза. Ей не сразу удалось взять себя в руки и вникнуть в происходящее в будуаре. Горничные приносили Кэтрин платья одно за другим, она ни на каком из них не могла остановить свой выбор, и Серена, стараясь не отстать от других, высказала свое мнение.
— Отчего же не кринолин? — огорчилась Кэтрин, поглаживая свое последнее приобретение — цветастое муслиновое платье с бледно-зелеными атласными юбками. — Но ведь сейчас весь свет помешан на кринолинах.
— Они весьма некстати, если дама имеет билет на концерт господина Генделя. Там даже джентльменов просят отстегнуть шпаги.
Серена имела в виду неудобства, создаваемые в многочисленном собрании необъятными обручами дамских юбок и шпагами, которыми украшали себя все джентльмены и которые постоянно путались в ногах.
Ее неосторожное замечание вызвало бурю негодования среди кавалеров Кэтрин. Возмущенный лорд Перси прошепелявил:
— Клянусь честью, я никому не позволю себя поусять. Отсегнуть сьпагу? А сьто, если нападут разбойники или грабители или дворянин нанесет мне оскорбление? Серт бы побрал этого господина Генделя!
Все с жаром принялись обсуждать кринолины, шпаги и господина Генделя; тем временем Джулиан Рэйнор отошел от туалетного столика Кэтрин и не торопясь направился к Серене. Он остановился у дивана, на котором она сидела, и облокотился о спинку, так что его теплое дыхание обдавало ей затылок. Серена была напряжена, как натянутая тетива лука.
— Тебе нечего бояться, Виктория, — с наигранным драматизмом прошептал он. — Я свято храню твой маленький секрет.
— Какое облегчение! — с поспешностью отвечала она. — Меня зовут Серена. Для вас я — мисс Уорд.
Они холодно посмотрели друг на друга, потом Рэйнор насмешливо улыбнулся, и Серена удвоила осмотрительность. У этого распутника был совсем безобидный вид, что, по ее мнению, было только ловким трюком. Она-то видела его совсем другим.
Он опустил руку в карман и извлек табакерку. Изящным движением он открыл ее и взял щепотку табаку.
— А вы моложе, чем я думал, — сказал он. — Косметика и черные волосы старят женщину.
Взгляд Серены заметался по сторонам.
— Я не хочу ничего обсуждать, — прошипела она, почти не разжимая губ.
— Честно говоря, я тоже. Однако боюсь, это необходимо.
Поймав на себе подозрительный взгляд Летти, Серена улыбнулась и процедила сквозь зубы:
— Нам не о чем больше говорить, майор Рэйнор. Прошу вас немедленно покинуть этот дом и никогда не омрачать своим присутствием жизнь его обитателей. Если же вы не прекратите мне досаждать, я буду вынуждена позвать лакея, и он вас выдворит.
— Вы самая сентиментальная особа из всех, кого я знаю, — отвечал Рэйнор, подавив зевок. — Я не для того промучился от скуки битый час, чтобы позволить вам меня выгнать. Выбирайте, Виктория: либо мы обсуждаем наши проблемы в присутствии свидетелей, либо мы поговорим обо всем с глазу на глаз. Так как же?
— Никакого «с глазу на глаз» вы от меня не дождетесь.
— Замечательно. Тогда для начала ответьте мне…
— Подождите!
— Да?
Заметив, что они привлекают внимание присутствующих, Серена сдалась, но не в силах была разговаривать любезно с этим человеком.
— Библиотека подойдет! — выпалила она. — Брата нет дома, и она должна быть пуста. Попросите лакея проводить вас. Через несколько минут я приду.
Подошедшая Летти бросила на Серену сердитый взгляд и обратила на Рэйнора все свои чары. Серена внимательно наблюдала за ней. Когда в семнадцать лет Летти расцвела и превратилась в девушку редкой красоты, к ней начали слетаться кавалеры, как мотыльки на пламя. Влечение было взаимным. Летти только и думала, что о мужчинах. Серена, нежно любившая сестру, была склонна смотреть на эту беду как на болезнь, которую вылечит время. Теперь же, глядя на Летти, пробующую новоприобретенные женские уловки на Джулиане Рэйноре, она искренне жалела, что не отнеслась к этой болезни чуть-чуть серьезнее.
Какое-то темное, унизительное чувство зашевелилось в Серене помимо ее воли. Извинившись, она пересела в свободное кресло рядом с Мириам Портер, красивой молоденькой женой старого судьи Портера, и сделала вид, что слушает восхваление достоинств Дэвида Гаррика во вчерашнем спектакле «Король Лир» в Друри Лейн. Однако она продолжала зорко следить за Джулианом Рэйнором: он попрощался с Кэтрин и вышел из комнаты.
В коридоре Джулиан столкнулся с молодым лакеем с серьгой в левом ухе. Увидев Джулиана, тот опешил, потом странная ухмылка медленно расплылась на его лице.
— Будьте любезны, проводите меня в библиотеку. Мисс Уорд назначила мне там встречу, — сказал Джулиан.
— Почту за честь, майор Рэйнор, сэр, — отвечал Флинн да с таким рвением, что Джулиан удивленно поднял брови.
Не такой прием он встретил, когда в первый раз попытался войти в дом. Суровый камердинер с каменным лицом захлопнул перед ним дверь. Ему было дано понять, что мисс Уорд нет дома и для Джулиана Рэйнора никогда не будет. Оставалось лишь сожалеть, что совесть не позволяла ему принять такой ответ и не предпринимать больше попыток встретиться с Сереной.
— Вы ведь Флинн, не так ли? — небрежно спросил Джулиан, когда они спускались по лестнице.
— Чрезвычайно польщен, что вы меня по мните, сэр.
«Вот уж невеликий труд», — подумал Джулиан. Флинн был самой колоритной личностью из всех лондонских лакеев, а это кое-что значило. Изящество в одежде, хорошие манеры, не говоря уж о многочисленных любовных приключениях, в которых были замешаны светские дамы, делали из него заметного человека. Чего Джулиан не мог взять в толк, так это привязанности Флинна к Уордам. Поговаривали, что молодой лакей получал множество выгодных предложений и не раз имел возможность оставить этот дом, но ни одно из них он не принял.
Когда Джулиан вошел в библиотеку, его взгляд приковал большой портрет, висевший над камином. На других стенах он заметил пустоты, где, очевидно, также когда-то висели полотна. Похоже, Джереми Уорд распродавал собрание портретов своих предков, чтобы скопить средства, необходимые на помилование отца.
Джулиан презрительно усмехнулся. В доме по-прежнему было полно слуг, а дамы семейства Уордов отнюдь не производили впечатления стесненных в средствах. Они только и делали, что болтали о новых нарядах и пышных приемах, где могли бы их показать. У Джулиана защемило в груди: он вспомнил о работном доме и лишениях, которым подвергалась его собственная семья.
Он долго боролся с собой, пытаясь обуздать нахлынувшие чувства. Он должен быть доволен, что Уорды живут не по средствам, ведь от этого его власть над ними только крепнет.
Джулиан приблизился к камину. Положив руку на мраморную каминную полку, он внимательно всматривался в портрет. Прошло время, прежде чем он понял, что женщина, смотревшая на него с полотна, была не Серена Уорд. Эта дама — как он догадался, мать девушки — была олицетворением благовоспитанной покорности. В отличие от дочери, имя «Серена» подошло бы ей как нельзя лучше. Что же до самой девушки, он мог бы назвать ее любыми именами, но назвать ее Сереной никогда не пришло бы ему в голову.
Джулиан улыбнулся. Он не мог забыть, что от близости с Сереной Уорд он получил наслаждение, какого не испытывал еще ни с одной женщиной. Однако мучительно было чувствовать, что он и сейчас желает ее. Ни один мужчина, будучи в здравом уме, не станет желать женщины, которая обманула его и надсмеялась над ним, которая выказала ему глубочайшее презрение, отказав от дома. И к тому же он теперь знал, что она дочь сэра Роберта Уорда.
Ему не следовало усугублять своих терзаний, не следовало касаться надушенными пальцами кожи Кэтрин. Не Кэтрин были полны его мысли, когда его рука ощущала трепет ее тела, но мучительным желанием поставить на колени гордячку Серену. С каждым дерзким прикосновением к леди Кэтрин он почти чувствовал, как тает ледяная надменность Серены, и это чувство воспламеняло его самого. Один мимолетный взгляд на нее поведал ему обо всем. Он достиг своей цели, он растревожил ее до глубины существа, но разбередил и собственную душу. Дверная ручка скрипнула, и он отвернулся от портрета.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовный поединок - Торнтон Элизабет



Классный роман.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетЛуиза.
27.04.2014, 13.45





набор глупостей
Любовный поединок - Торнтон Элизабетелена
27.04.2014, 21.39





В точку!!! Набор глупостей!!! Крайне ужасно для г-жи Торнтон. Такое чувство, что и не она вовсе. Не ее стиль, да и язык тяжелый и топорный(может это огрехи перевода). В этом романе нелепо все!!! Начиная со встречи героев и заканчивая их воссоединением. Первая половина хоть как-то шла, но вторая.....это нечто. Во-первых, появилось чувство, что вырваны куски текста; далее следовали нелепые диалоги, глупые детские поступки. И любви я не увидела. Не раскрыты характеры героев. Странная героиня. Непонятный герой. А диалоги...диалоги во второй половине оставляют желать лучшего. И вообще повествование после ссылки какое-то сумбурное, резкое. Не читала, а мучила: 2/10
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетNeytiri
29.04.2014, 21.53





Фу как всё грубо.Бред какой-то.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетНаталюша
18.05.2014, 14.29





Бред! Не дочитала...
Любовный поединок - Торнтон Элизабетchobik
25.11.2014, 9.33





Роман классный. Не обращаю внимания на комментарии. Читала и получала удовольствие.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетАнна
29.07.2015, 2.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100