Читать онлайн Любовный поединок, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовный поединок - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовный поединок - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовный поединок - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Любовный поединок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

В этот тягостный день лорд Чарльз взял на себя все заботы. Повинуясь его указаниям, слуги сновали туда-сюда сквозь распахнутые двери особняка Уордов и грузили сундуки в его карету. Клайва вместе с мистером Хэдли посадили на скамеечку рядом с кучером. Безутешная Летти, поддерживаемая юными племянниками, подождав, пока слуги закончат свою возню с багажом, спряталась за опущенными шторками в глубине экипажа.
Прошла неделя со дня похорон Джереми, и Уорды решили покинуть родовое гнездо и переехать в поместье лорда Чарльза неподалеку от Хэнли, чтобы там понемногу развеяться и прийти в себя.
В особняке Уордов остались только Кэтрин и Серена. Им хотелось проститься наедине, без посторонних.
— Может быть, ты передумаешь? — спросила Кэтрин. — Побудь вместе с нами. Мне страшно оставлять тебя одну в опустевшем доме.
— Я хочу побыть в одиночестве. Флинн будет рядом, на всякий случай. Если мне будет что-то угрожать, я извещу Хэдли, и он прискачет сюда за пару часов.
Кэтрин не стала с ней спорить. Это было бесполезно. Легкое подозрение, что Серена не хочет лицезреть счастливую пару — Летти и Хэдли, — шевельнулось в душе Кэтрин, но у нее не было сейчас сил на сочувствие. Слишком большое горе пришлось испытать ей самой.
Мистер Хэдли твердо заявил о том, какую из сестер Уорд он предпочитает взять себе в супруги. Как только слух о «несчастном случае» с Джереми дошел до его ушей, он тут же заявился в особняк Уордов, и Летти была первая, кто с рыданиями кинулась в его объятия.
Серене надо было остаться одной, чтобы поразмыслить. Семейный плач, воспоминания о Джереми вконец истерзали бы ее сердце. Она помнила все — свою отчаянную борьбу с братом, когда в них, казалось, не осталось ничего человеческого, а только звериная ненависть друг к другу, и, наконец, случайный роковой выстрел. Когда она видела перед собой Кэтрин — вдову Джереми и его двух сирот-сыновей, она ощущала себяубийцей.
Серена спустилась, чтобы проводить Кэтрин. Лакей укладывал последнюю поклажу. Дверцы кареты были раскрыты, и голоса мальчиков, восхищенных роскошью экипажа лорда Чарльза, едва не заставили Серену разрыдаться. Роберт и Фрэнсис впервые после похорон своего отца позволили себе заговорить. До этого они молчали, словно немота поразила их. Кэтрин не скрывала слез.
— Они так молоды. Они еще не понимают, кого они потеряли… Я не уверена, что правильно поступаю, согласившись на приглашение лорда Чарльза. Может быть, нам стоило собраться всем вместе в нашем поместье или остаться здесь?
— Не мучай себя сомнениями, Кэтрин. И там, в Ривервью, и здесь ты будешь слышать шаги Джереми и его голос… Будет лучше, если ты сменишь обстановку.
— Как ты разумна, Серена! Лорд Чарльз тоже говорит, что свежий воздух будет полезен мальчикам… и новые впечатления.
— И тебе тоже, милая Кэтрин. Кэтрин на прощание обняла ее.
— Я до сих пор не могу в это поверить… Ведь Джереми был всегда так осторожен с оружием. Это ведь не могло быть случайностью, как мне сказали.
Горячее дыхание Кэтрин, ее возбужденный шепот обожгли Серену огнем. Она пыталась выскользнуть из ее объятий. Это удалось ей с трудом. Кэтрин, утирая слезы, прикрыла лицо батистовым платком. Не видя глаз собеседницы, легче было произносить ложь.
— Мы никогда не узнаем, что произошло на самом деле. И лучше не думать об этом.
Лорд Чарльз вежливо, как всегда по-джентльменски, прервал затянувшееся прощание. Он подсадил Кэтрин в карету и осведомился:
— Вы по-прежнему отказываетесь присоединиться к нам?
— Да, — коротко ответила Серена. — Благодарю вас.
Она бросила последний взгляд на племянников, шепчущихся в углу кареты. Дай Бог, чтобы политика не коснулась их, и они не вмешаются в Великое Дело реставрации Стюартов.
Лорд Чарльз был так мягок, так грустен. Серена даже пожалела его.
— Прошу вас, ради Кэтрин, не питайте ко мне злого чувства, леди Серена. Я знаю, у меня есть свои слабости, и вы недолюбливаете меня… Но я верный друг…
— Могу я надеяться получить от вас откровенный ответ? — жестко спросила Серена.
— Спрашивайте все, что вам угодно.
— Сколько вам должна наша семья?
— Откуда в вас эта жесткость, Серена? — мягко упрекнул ее лорд Чарльз. — Все долги теперь покоятся в земле вместе с сэром Джереми. Вам не о чем беспокоиться!
Он был настолько оскорблен ее вопросом, что Серена растерялась. Как ей извиниться перед этим благороднейшим человеком?
Она протянула ему руку. Как она была раньше слепа, чтобы не отличить белого от черного, благородных рыцарей от нахрапистых ухажеров? Лорд Чарльз с охотой пожал ее руку в знак взаимопонимания. Как красива была эта любовь! Кэтрин любила Джереми и не изменяла ему, рожала ему прекрасных трогательных мальчишек, но какую-то часть ее женской души занимал постоянный бескорыстный поклонник.
— Лорд Чарльз, я была ранее к вам несправедлива. Теперь прошу вас считать меня своим другом. Еще были прощальные выкрики племянников, слезы Кэтрин, какие-то ободряющие воеклицания лорда Чарльза. Серена ушла в дом, проводив взглядом отъезжающий экипаж. Карета едва успела выбраться из путаницы Э лондонских предместий, когда Кэтрин, осушив слезы, задала Лорду Чарльзу вопрос:
— Покойный Джереми рассказал мне о твоей постоянной любовнице. У нас с ним не было тайн, в отличие от тебя.
— Ты говоришь о миссис Денвере? — лорд Чарльз беспомощно развел руками. Этот разговор был ему до крайности неприятен.
— Мы не навязываемся тебе в поселенцы и не нуждаемся в благотворительности. — Переглянувшись с Летти, Кэтрин обрела еще большую уверенность в себе. Раз Летти одобряет выбранную ею наступательную тактику, почему бы еще не потерзать безответного лорда Чарльза? — Мы не хотим стать для тебя обузой, докучать тебе постоянно своим обществом. Если тебе понадобится навестить кое-кого в Лондоне или в другом месте, наши чувства не будут ни в коем случае ущемлены.
— Ничто не заставит меня покинуть вас — тебя, Кэтрин, и детишек, — пробормотал лорд Чарльз, но, желая быть честным до конца, добавил едва слышно: — По крайней мере… в ближайшее время…
В сумрачной прихожей Серена не сразу разглядела Флинна. Он замер в углу как статуя. В черной траурной ливрее, прошитой серебряной нитью, он был похож на привидение и в то же время пугающе красив. Бледность его лица контрастировала с чернотой его одежды. Внушительность его позы и тон заставили Серену в ее скромном трауре почувствовать себя жалкой вороной.
— Я хочу сообщить вам кое-что.
— Если это касается Джулиана Рэйнора, то сейчас не время говорить о нем. Прошу тебя, Флинн…
— Это не имеет отношения к майору… и не то у вас на уме сейчас, леди!
Серена попробовала отшутиться:
— Может быть, тебе надо сначала отдышаться? Ты еле говоришь. Я тебя почти не слышу.
— Это серьезный разговор. — Он не принял шутку и по-прежнему был неподвижен.
Она жестом пригласила его последовать за ней в комнату, где оставшиеся в доме слуги накрыли стол для завтрака.
— Кофе поможет тебе прийти в себя? — спросила Серена.
— Может быть.
Она наполнила дымящимся горячим напитком две большие чашки. Руки ее дрожали. Она ждала плохих новостей.
— Майор Рэйнор предложил мне разумный выход из положения. Я был бы дураком, если бы отказался.
— Что же предложил тебе майор Рэйнор? — Серена пыталась сохранять внешнее спокойствие. — Выгодную службу у себя?
— Нет, Серена. Он не вор и не намерен красть у тебя слугу.
Флинн наконец обрел прежнюю манеру поведения — не ливрейного лакея, а друга.
Серена вспыхнула от негодования:
— А кто я тебе? Госпожа или друг? Шестнадцать лет мы не проводили ни одного дня порознь, я исповедовалась тебе во всем, как священнику.
— Майор Рэйнор предложил мне работу в своем игорном доме. В конце месяца он отплывает в Америку… Свои дела он доверяет Блэки, ты знаешь его. Но Блэки нуждается в помощи. Он обучит меня, и я смогу потом управлять делом. Такой шанс выпадает раз в жизни… Не молчи, Серена, ответь мне… Жизнь так коротка, а мои возможности так малы, что я не имею права упустить такую удачу. Разве я этим предаю тебя?
Серена безмолвно покачала головой. Она была согласна.
Удар по ее прошлому, который нанес Флинн, был слишком тяжек. Если б он понял, какую рану он нанес ей, то упал бы на колени и целовал ее руки, моля о прощении. Но что она могла сказать в ответ другу детства и лакею с серебряным шитьем на траурной ливрее?
— Мне обещают долю в прибыли. Тогда я стану человеком. Мне хочется большего, чем это, — взмахом руки Флинн презрительно очертил замкнутое пространство.
В голосе Флинна не чувствовалось ноток вины и сожаления об их общем прошлом. Ей не оставалось ничего, кроме как отвернуться и скрыть навернувшиеся на глаза слезы.
Она накормила его завтраком, напоила кофе.
— Я не бросаю тебя, — сказал Флинн, доедая ветчину. — Но если выпадает такой выигрыш…
— Конечно. Мы ведь все игроки, — согласилась Серена. — Каждый человек оценивается в то число фишек, которое он купил. И кинул на стол возле рулетки. Играй, Флинн! Вы хорошо спелись с мистером Рэйнором. Люди для вас — фишки!
— Неправда! — осмелился повысить голос Флинн.
— Ты не знаешь, что он сотворил со мной во что он превратил меня…
— Он хотел только добра.
— Добра?! — вскричала Серена. — Он использовал меня как приманку, чтобы заманить моег отца и брата в ловушку. Я не могу смотреть в глаза Кэтрин и ее сыновьям. По моей вине они осиротели. Как я оправдаюсь перед ними? Скажу, что плотская страсть ослепила меня, что я полюбила чудовище… обманщика, негодяя, провокатора?
Флинн резко возразил ей:
— Твой отец и брат виновны во всем. Они хотели загнать Рэйнора в могилу, так же как раньше уничтожили его отца и мать… Ни он, ни ты не знали, что перед вами встанет преграда, когда вы полюбили…
— Замолчи! О какой любви ты болтаешь? Иди отсюда, лакей! Ты уволен.
Остаток кофе из чашки Серена выплеснула прямо в лицо Флинну.
Он утерся платком, который достал из кармана ливреи, и удалился.
Серена проснулась в своей спальне. Ее разбудил голос Флинна. Неужели весь вчерашний день и всю ночь он провел рядом за дверью, охраняя ее тревожный сон? Она не заметила, что вновь уже наступило новое утро. За окном чуть брезжил рассвет. Вместо того, чтобы вызвать звонком горничную, она позвала:
— Флинн! Флинн, ты здесь?
Он чуть-чуть приоткрыл дверь, и его бледное лицо показалось в темной щели.
Он словно стоял на посту как часовой. Он оставался верным ей слугой… товарищем… другом.
— Прости меня, Флинн, — Серена прижалась лицом к его плечу, забыв про все условности, про то, что он мужчина и она уже не девочка, а взрослая леди.
— Тебя не за что прощать.
Как он добр! Каким от него веет теплом.
— Не покидай меня, Флинн. Подожди немного. Я справлюсь, я вновь стану самой собой, но сейчас не оставляй меня одну. Я знаю, что судьба предоставила тебе счастливый шанс… но подумай обо мне…
— Все мои мысли о тебе, — сказал он, как бы убаюкивая ее. Прикосновение его рук было таким нежным. — Куда я от тебя денусь? Я всегда буду с тобой.
Прошла не одна неделя, но Серена ни разу не переступила через порог дома, чтобы хотя бы вдохнуть свежий воздух. Она обрекла себя на добровольное заключение. Большую часть времени она бродила из комнаты в комнату, и каждая мелочь, каждая деталь обстановки давала толчок к воспоминаниям. В ее воображении люди, ушедшие из жизни, говорили, смеялись, общались с нею. Здесь она когда-то была счастлива или испытывала детские обиды. События прошлого постепенно выстраивались в ее памяти в единую цепочку. Чем старше она становилась, тем печальнее были нахлынувшие на нее воспоминания. Радости, которые приходились на ее долю в детстве, с каждым годом случались все реже и реже. Она поняла, какова разница между девочкой и женщиной. Судьба милостива к детям, но равнодушна, а подчас и жестока к взрослым людям.
Она старалась не думать о трагедии в Ривервью, но все равно картина той ужасной ночи возникала вновь и вновь, стоило только ей прикрыть глаза.
Флинн сочувствовал ей, но не мог понять ее до конца. По его мнению, Серена поступила правильно. Она спасала Джулиана. Она сделала правильный выбор, когда ее отец и старший брат угрожали его жизни. Серена в глубине души соглашалась с Флинном, но ее возмущало то, что Рэйнор использовал ее как средство для достижения своих целей.
Ей было глубоко отвратительно даже подумать, какой дьявольски хитроумный план он составил. Он ухаживал за ней, насильно женил на себе, он сделал ее орудием своей давно задуманной мести. Такое простить нельзя.
Конечно, у Джулиана была причина поступить с нею подобным образом. Она не отрицала вину своего отца. В своем бешеном преследовании семьи Джулиана он преступил все границы чести и морали и должен быть наказан за это. Но почему? Почему Джулиан хотел, чтобы именно ее руками совершилось возмездие?
Что заставило его вовлечь Серену в опасную интригу, в игру, где ставкой была жизнь. Какая-то особая ненависть к ней, изощренное, сладострастное коварство?
Серена знала, что никогда не получит ответа на этот вопрос. Она больше не увидится с Джулианом. Такое она приняла решение. Даже если он осмелится появиться на пороге дома Уордов, ему откажут в приеме. Хотя вряд ли он жаждет встречи с нею. Для них обоих свидание стало бы тягостной обязанностью.
Но как бы Серена ни затыкала уши, слухи о Джулиане проникали в дом из перешептывания слуг и от непрошеных визитеров, желающих разделить с нею скорбь о погибших. По Лондону пронеслась сплетня, что лорд Керкланд собирается официально признать его своим племянником. Он и его жена опять стали виться вьюном вокруг Джулиана и устраивают бал по случаю его отплытия в Америку. Подлинное имя Ренни, как и псевдоним Рэйнор, были у всех на устах.
Серену удивил визит леди Амелии Лоуренс… Она была не готова принять столь знатную и нежеланную гостью. Ее внимание привлекла перебранка Флинна с леди Амелией, эхо которой сотрясало весь дом. Флинн убеждал ее, что хозяйка отдыхает и не расположена кого-либо видеть. Напор леди Амелии разбился о каменную скалу— Флинн победил. Серена была благодарна ему. Мир и покой — вот и все, в чем она нуждалась. Но все-таки любопытство одержало верх. Серена выглянула из своей комнаты, и леди Амелия, задрав голову, тотчас же ее заметила.
Пришлось произнести традиционные слова: — Как я благодарна, что вы пришли разделить со мной мое горе.
Серена медленно спустилась по лестнице под удивленным взглядом Флинна и провела посетительницу в гостиную.
Флинн безмолвно подал им шерри. Обе женщины поднесли бокалы ко рту и пригубили напиток в знак мира, заключенного навечно.
— Я строго приказала моему лакею никого не принимать. Так что не вините его за невежливость.
Флинн, удаляясь из гостиной, поперхнулся на ходу. Закрывая за собой дверь, он бросил такой взгляд на Серену, что она ощутила, как две стрелы впились в нее.
Первые пять минут шел пустой разговор. Только после второго бокала шерри леди Амелия перешла к делу.
— Я удивилась, почему вы так добры ко мне. Я этого не заслуживаю.
Серена насторожилась. Что вдруг заставило леди Амелию каяться в своих грехах?
— Восемь лет я вас обманывала… Вы были девочкой — я уже женщиной. Я уже тогда почувствовала в вас соперницу. Мужчины, которые мне нравились, почему-то мчались к вам, как мотыльки к зажженной лампе. Аллардайс ведь был хорош, не правда ли? Хоть они охотник за приданым, но он мужчина. Признайся. Чем ты его привлекла и почему потом втоптала в грязь?
Господи, какая старая, давно забытая история волнует эту женщину! Такую желанную, такую доступную почти для любого светского хлыща. Серена пожалела ее. Она протянула руку, и леди Амелия кинулась ей в объятия.
— Мы ведем себя, как школьницы, которые помирились после пустячной ссоры, — сказала леди Амелия. — Давай поклянемся, что не будем больше делать ошибок.
— Каких?
— Я не собираюсь украсть у тебя Джулиана. Я могу легко разорвать те ниточки, которые его и меня связывают.
Серена решила промолчать и дать возможность леди Амелии высказать все, что она захочет.
— Но мне кажется, что это мой шанс порвать с прошлой безалаберной жизнью и обрести мужа и мужчину. Ты — одно лишь препятствие. Откажись от него, и я буду молиться за тебя.
Серена чуть не рассмеялась. Горячее признание леди Амелии выглядело слишком театрально.
— Спроси у Джулиана! Я тут ни при чем! Она стремительно вышла из гостиной, и вихрь, взметнувшийся от ее юбок, захлопнул дверь перед носом у леди Амелии.
Флинн, соблюдая все церемонии, проводил леди Амелию до ее экипажа.
— Ну, чем все кончилось? — спросил он у знатной леди, подсаживая ее в карету.
— Неплохо, — ответила Амелия. Ее безупречное произношение сразу же изменилось. Она разговаривала с сообщником из простонародья. — Скажи мне, Флинн, если эта дурочка Серена говорит «нет», то это означает «да»?
— Часто бывает и так…
— Понятно, черт побери, — пробормотала леди Амелия, хотя так ни в чем и не разобралась. Она хлопнула в ярости дверцей кареты. Кучер стегнул кнутом, лошади понеслись, насколько это было возможно в насыщенном каретами лондонском уличном движении.
Серена, уединившись в своей комнате, размышляла о причинах визита леди Амелии. Вряд ли ее глупый девичий роман с Аллардайсом и ревность к этому красивому подлецу послужили поводом столь серьезных действий со стороны многоопытной светской дамы.
Впервые после долгих дней общения «с привидениями» она подумала и о своей собственной участи. Вряд ли ее ждало радостное будущее, если на горизонте не возникнет Джулиан!
Флинн постучался и вошел. Его вид встревожил Серену.
— Еще какая-нибудь плохая новость, Флинн?
— Наоборот, очень хорошая. Я выпроводил леди Амелию. Но…
— Говори скорее…
— Ты измучила себя мыслью о том, что Джулиан использовал тебя как орудие мести против сэраУорда…
— Да, я уверена в этом.
— Ты заблуждаешься. Я скрывал от тебя часть правды, потому что ты можешь неверно понять нас. Мы с Рэйнором готовы были выпустить сэра Роберта. Мы знали, что у него наготове лодка и он имел возможность в любой момент скрыться…
— Вы с Джулианом подозревали, что мой отец жив?
Флинн промолчал.
— Как ты посмел ничего не сказать мне об этом?
— Такова была воля сэра Роберта. Он ведь тоже был, в какой-то мере, моим хозяином. Он предпочел, чтобы его считали мертвым и похоронили при жизни… Что ж, туда ему и дорога! — вдруг жестко произнес Флинн. — Но ни я, ни Джулиан не желали смерти ни ему, ни тем более Джереми. Разрушить их козни — да! Разорить, выставить на позор… но только не смерть. Майор Рэйнор переживает эту трагедию так же, как и ты.
— Не лги мне, Флинн!
— Я никогда не лгал тебе, Серена.
— Почему ты не говорил мне об этом раньше?
— Ты бы все равно не поверила. Твое горе было слишком глубоко. Ты не разобралась бы, кто виноват, а кто прав — Джулиан простил сэра Роберта и отказался отмести с тех пор, как полюбил тебя.
— Замолчи, Флинн.
— Наоборот, это сэр Роберт преследовал его, покушался на его жизнь.
— Ни слова больше!
Слезы катились ручьем из глаз Серены — слезы горя и радости. Тяжесть спала с ее души. Ей было жаль всех. И погибших, и живых. И себя. Вместо того, чтобы радоваться выпавшему на ее долю счастью — любить и быть любимой, она столько времени терзала его и себя ненужными подозрениями. Если она потеряла Джулиана, то это ее вина.
Флинн вновь заговорил. Он был безжалостен.
— Мужчина не терпит, когда его унижают. Ему проще уйти и найти себе другую женщину, — изрек Флинн глубокую философскую мысль.
— Я такая дура! — воскликнула Серена, глядя в его каменное лицо.
— Я не отрицаю этого, — последовал ответ Флинна.
— Он не ненавидит, он скорее презирает меня.
— Думаю, что это так и есть.
— А леди Амелия? Ведь она охотится за ним? Чувствуя, как разгорается пожар в душе Серены, Флинн подлил еще масла в огонь.
— Мне кажется, ему легче поладить с ней, чем с тобой. Она эффектная женщина и падкая до приключений, а не домоседка, как ты. В Америке она составит ему хорошую компанию. Там все будут пялить глаза на такую прекрасную парочку. Она протолкнет его в их парламент, или, как он у них называется, Конгресс Штата. В Америке принято, чтобы их избранник появлялся на людях под руку с супругой.
— Этого не будет, — твердо сказала Серена. — Леди Амелия вполне годится для подобной роли, но ей не удастся ее сыграть. Есть одна маленькая деталь, которая ей помешает.
— Какая же? — поинтересовался Флинн.
— Джулиан уже женат! — последовал ответ.
Серена исчезла до того, как Флинн успел открыть рот и еще что-то произнести. Она посчитала их разговор оконченным. Дверь за ней хлопнула так, что чуть не сорвалась с петель.
— Вот как ты заговорила! — воскликнул Флинн, обращаясь в пустоту.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовный поединок - Торнтон Элизабет



Классный роман.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетЛуиза.
27.04.2014, 13.45





набор глупостей
Любовный поединок - Торнтон Элизабетелена
27.04.2014, 21.39





В точку!!! Набор глупостей!!! Крайне ужасно для г-жи Торнтон. Такое чувство, что и не она вовсе. Не ее стиль, да и язык тяжелый и топорный(может это огрехи перевода). В этом романе нелепо все!!! Начиная со встречи героев и заканчивая их воссоединением. Первая половина хоть как-то шла, но вторая.....это нечто. Во-первых, появилось чувство, что вырваны куски текста; далее следовали нелепые диалоги, глупые детские поступки. И любви я не увидела. Не раскрыты характеры героев. Странная героиня. Непонятный герой. А диалоги...диалоги во второй половине оставляют желать лучшего. И вообще повествование после ссылки какое-то сумбурное, резкое. Не читала, а мучила: 2/10
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетNeytiri
29.04.2014, 21.53





Фу как всё грубо.Бред какой-то.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетНаталюша
18.05.2014, 14.29





Бред! Не дочитала...
Любовный поединок - Торнтон Элизабетchobik
25.11.2014, 9.33





Роман классный. Не обращаю внимания на комментарии. Читала и получала удовольствие.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетАнна
29.07.2015, 2.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100