Читать онлайн Любовный поединок, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовный поединок - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовный поединок - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовный поединок - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Любовный поединок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Слишком благодушный прогноз Джереми Уорда, что эпизод встречи Джулиана с Сереной, закончившийся ее падением в воду, мгновенно выветрится у всех из памяти, к сожалению, не оправдался. Следующие сутки все двадцать четыре часа подряд языки работали не уставая. История пересказывалась многократно везде — в супружеских спальнях, в клубах для джентльменов, в светских гостиных и каждый раз обрастала все новыми красочными подробностями. Кэтрин Уорд первой пришлось выдержать натиск сгорающей от любопытства толпы визитеров. Ее маленький будуар превратился в проходной двор. Леди Керкланд не преминула заявиться, и леди Трентон также оказала ей честь своим посещением, и все прочие дамы из высшего света навестили ее. Кэтрин праздновала триумф, но была несколько ошеломлена этим блестящим парадом гостей и своим неожиданным приобщением к сливкам общества. К моменту, когда будуар наконец опустел и только ее стойкий поклонник лорд Чарльз занимал свое постоянное место на банкетке в углу, Кэтрин успела получить бесчисленное множество приглашений на чаепития, рауты, приемы с танцами и, что особенно лестно, настоятельную просьбу леди Керкланд погостить пару деньков в домашней обстановке в их семейном владении в Кенте.
— Чарльз! — воскликнула Кэтрин, в восторге всплеснув руками. — Это похоже на волшебный сон! Неужели это не грезы, а явь? Что бы это значило?
— л знаю, что это значит, л разве ты не понимаешь?
Секунду-другую Кэтрин смотрела на него недоумевающими глазами, постепенно возвращаясь с небес на грешную землю. Потом она решительно тряхнула головой, отметая все сомнения.
— Это значит, что Серена и Летти смогут устроить свою судьбу, завязав знакомства в кругу настоящих джентльменов.
У Кэтрин не было тайн от лорда Чарльза. С ним она была предельно откровенна. Что на уме, то и на языке. Они знали друг друга с детства. Между ними была любовь — тихая и нежная. Он был для нее скорее братом, чем любовником.
— Нам надо пересмотреть наши планы относительно мистера Хэдли. Я так думаю, что он не очень подходит для нашей дорогой Серены, раз обстоятельства изменились. Как ты думаешь?
Лорд Чарльз медленно поднялся, шагнул к ней и осторожно, ласково обнял ее за плечи. Он не был так красив, как ее муж Джереми, но все-таки очень привлекателен. Иногда она мысленно ревновала его к Серене и Летти. Он был холостяком, наследником сразу нескольких крупных состояний и титула своего отца, маркиза Данхема.
Лорд Чарльз упрямо отвергал все попытки женить его на ком-нибудь. И она знала почему. Ему нравилось менять женщин в своей постели. Он не мог жить иначе. Кэтрин прощала ему этот маленький мужской грех потому, что в отношениях с нею он был по-джентльменски постоянен.
— Чем ты недоволен, Чарльз? Я что-нибудь Не так сказала?
— Ты уже приняла решение насчет Серены и мистера Хэдли?
Хочешь — поговори с ним ты.
— Я бы не стал делиться с Джереми подобными идеями.
— Но я уверена, что мистер Хэдли ей не пара. Серена — девочка, достойная лучшей участи. Ей нужна блестящая оправа, чтобы она засверкала, как бриллиант. И любящий, понимающий ее характер муж. Такой человек, как ты, Чарльз. Я счастлива, что ты есть у меня.
— Если такой жених для нее найдется, ты будешь вполне счастлива? — спросил он ее со странной улыбкой на лице.
На мгновение она испугалась. Как только у нее повернулся язык назвать лорда Чарльза подходящим мужем для Серены? Сердце бешено забилось у нее в груди. Потерять такого верного, спокойного и очаровательного поклонника, и все это из-за неосторожно произнесенных слов? Нет! Она бы не выдержала подобного удара судьбы.
Женский смех — звонкий, серебристый — лучшее средство разрядить напряженную ситуацию. Поэтому она и решила прибегнуть к нему. Она рассмеялась.
— Мы слишком углубились в серьезные проблемы. Забудем о них! Я подумала, что ты сможешь посоветовать что-то разумное такой неразумной женщине, как я. Ты больше меня знаешь обо всем на свете.
— Не уверен. Но о том, что происходите Лондоне, я кое-что знаю. Джулиан Рэйнор не так прост, каким кажется с первого взгляда. Мой лакей рассказал мне, что любовница Рэйнора — леди Амелия — застала Серену в его объятиях и из ревности пыталась утопить ее в пруду с прекрасными лилиями. Помнишь, как мы любовались ими на днях?
— О нет! Не может этого быть! Это ложь! Чарльз сжал в ладонях личико Кэтрин и жестко посмотрел ей прямо в глаза.
— Я как-то наблюдал твой флирт с ним здесь, в твоем будуаре.
— Ну и что?
Она не пыталась освободиться и смело выдерживала пронзающий взгляд поклонника.
— Ты ревнуешь, дорогой мой Чарльз? Мне это так приятно. Джулиан, конечно, опасный соперник, но не для тебя.
— Я тебя предупреждаю, Кэтрин. Та грязь, в которой купается наш общий знакомый Джулиан, мне противна. Если уж ты собралась изменить Джереми с каким-нибудь мужчиной, то этим мужчиной буду только я. И никто другой! Я слишком многое вложил в тебя, Кэтрин, и не хочу потерять свой вклад.
Она не сразу поняла, о чем он говорит. Но постепенно ее лицо залилось краской.
— Что ты вложил в меня? Я не понимаю, о чем ты говоришь. Я только хотела, чтобы ты помог мне советом, дружеским советом!
— Речь идет не о деньгах. Хотя кое-какие деньги тут замешаны. Мне нужна ты, а я нужен тебе. Я хочу, чтобы все оставалось между нами, как прежде…
Это было так красиво, так по-рыцарски. Девочка и мальчик, опустившийся перед ней однажды на колени и осмелившийся коснуться губами ее руки. Какое чудесное воспоминание о давно ушедших днях!
Потом он отправился в университет в Кэмбридж, а она изменила ему, забыла их юношеские заверения в любви до гроба, согласившись на брак с Джереми Уордом. Джереми был добр, благороден, умен и красив. Чарльз простил Кэтрин и остался верным ее другом.
Но не всегда Чарльз мог сдерживать свои чувства и соблюдать рамки приличия. Вот и сейчас его руки скользнули по ее телу. Кэтрин отстранилась.
— Я люблю своего мужа, — хрипло произнесла она, — Ты же знаешь это, Чарльз!
Ей показалось, что он не слышит ее мольбы о пощаде, весь охваченный вспыхнувшим вдруг порывом, но прошла секунда, и Чарльз смог взять себя в руки и довольно спокойно извиниться за свое поведение.
— Ты для меня по-прежнему желанна. Я ничего не могу с собой поделать. Принимай меня таким, какой я есть.
— Таким я тебя и принимаю, — улыбнулась она.
Мир и согласие на время были восстановлены.
Как ни странно, он быстрее, чем она, пришел в себя и тут же вернулся к прерванному взрывом страстей разговору.
— Не удивляйся, что весь Лондон проторил сегодня дорожку к вашему дому. Они хотят заранее купить себе места в партере и в ложах, чтобы посмотреть второй акт спектакля. И ждут, когда поднимется занавес и на сцене появятся Серена и Джулиан. Это зрелище для них поинтереснее петушиных боев. Я не сомневаюсь, что в каких-нибудь мерзких конторах уже принимаются ставки и заключаются пари на крупные суммы.
Лорд Чарльз, как всегда, был прав. В шоколадной лавке «Под тремя деревьями» ставили десять к одному на то, что леди Амелия не выпустит майора Рэйнора из своих цепких ручек. В «Уайт Коффе-Айвон» господствовала другая версия ночных событий. Там шла в ход легенда, что Серена Уорд согласилась обменяться с леди Амелией любовниками — обменять мистера Хэдли на Джулиана Рэйнора, приплатив всего лишь две тысячи фунтов. В «Кофейне Джеймса» возмущались подобными слухами и единодушно утверждали, что всемирно известная вдова-красавица ни за что не отдаст то, на что она наложила свою бархатную лапку. Даже наоборот, прихватит еще и чужую собственность в лице вдруг ставшего очень популярным в Лондоне мистера Хэдли.
Ходили еще и другие слухи, вернее перешептывания, более близкие к истине, — то, что Серена Уорд и майор Рэйнор давно уже состоят в законном браке. Как возник такой слух, кто догадался или кто проговорился — все это было покрыто мраком.
Клайв отделывался от расспросов шутками и не воспринимал все это серьезно. Ему казалось, что он хорошо знает характер своей сестры, ее безупречную репутацию, и надеялся, что она выдержит это жестокое испытание людской молвой.
Мистер Хэдли чувствовал себя несколько иначе. Поначалу тщеславие его взыграло. Пересуды о том, что две общепризнанные красавицы — леди Амелия и Серена Уорд — поспорили и дошли чуть ли не до поединка из-за его привлекательной персоны, ласкали слух мистера Хэдли. Но вскоре он одумался. Если все это достигнет ушей его мамочки, на него обрушится град упреков. А каким безжалостным может быть ее язычок, он знал с детства. Леди, на которой он собирался жениться, должна быть чиста, как скатерть на столе до начала званого обеда. Серена обязана оправдаться перед ним. Иначе он — разумеется, тактично, дипломатично, соблюдая все правила хорошего тона — намекнет ей, чтобы она держалась от него подальше.
Джереми Уорд был не так беспечен, как его младший брат. Когда до него донеслись самые первые столичные сплетни, он тут же прервал деловое свидание с лордом Чоутемом и поспешил навестить игорный дом Джулиана. Там ему доложили, что хозяин отсутствует. Он якобы отбыл по делам в Кенсингтон.
Серена провела утро в обществе Летти и двух своих маленьких племянников за ловлей рыбы на берегу Темзы. Река стала вновь ее лучшей подругой. Изгладились все следы той бури, которая чуть не погубила ее, а потом бросила в жаркие объятия Джулиана.
Сыновья Джереми и Кэтрин были так милы, тихая вода так ласково плескалась у ее ног, что жизнь казалась ей прекрасным подарком, дарованным Господом Богом.
«Ничего мне не надо, только тихого счастья !» — думала она.
Они не ушли далеко от дома, а уселись на зеленой травке напротив старого Савойского дворца. Флинн подсказал им, что в этом месте рыба очень хорошо клюет. Они опустили удочки в реку, предвкушая удовольствие от пикника на траве под нежарким, но согревающим тело и душу солнцем.
Правда, тот же Флинн сразу же испортил им настроение.
— Здесь мы ничего не поймаем. Сегодня слишком много удильщиков на реке. И вышли мы на ловлю поздновато. Рыбка ловится с рассвета!
— Мне нет дела до того, поймаем мы что-нибудь или нет, — сказала Серена. — Мне здесь и так хорошо!
Флинн нервничал, но Серена твердо решила не обращать внимания на его выходки. Тогда Флинн принялся развлекать малышей — Роберта и Фрэнсиса — страшными историями о преступлениях, совершенных в древнем замке на том берегу Темзы, и дети, уставшие от кувыркания в траве и притихшие, внимали ему с разинутыми ртами. Скоро все проголодались, и еда, принесенная с собой из дома, была быстро уничтожена. Остатки пошли на корм так и не пойманным рыбкам. Когда пикник закончился, следы пиршества убраны, лески смотаны, вдруг за деревьями послышались невнятные голоса, храп лошадей, стук копыт.
Серена первая из всей компании почувствовала опасность. На берег выскочили два всадника на взмыленных лошадях. Их физиономии показались ей знакомыми. Она вспомнила, что лица этих молодцов мелькали в толпе, наблюдающей, как Рэйнор вытаскивал ее прошлой ночью из пруда с лилиями и лебедями.
— О, какая встреча! — один из парней приветственно помахал рукой. — Я узнал тебя, крошка!
Серена ощутила, как страх сдавил ей горло. Медленно поднявшись с травы, она притворилась нисколько не обеспокоенной, тщательно отряхнула платье и, не сводя глаз с приближающихся молодцов, прошептала, почти не разжимая губ:
— Летти! Только не беги. Иди спокойно, не спеша. Найди Флинна и приведи его сюда.
Но Летти сразу же выдала себя. Ее лицо мгновенно побледнело, и едва она успела сделать пару шагов, как догадавшийся обо всем один из всадников пришпорил коня и отрезал ей путь к отступлению.
— Зачем так суетиться? Разве мы с Диком недостаточно хороши для вас?
Тот, кого назвали Диком, присвистнул.
— Что с тобой, Сэлти? У тебя что, со зрением плохо? Ты погляди на другую птичку! Это же лакомый кусочек со стола майора Рэйнора. Вот кто нам достался!
Сэлти обшарил взглядом Серену, всю с ног до головы, и криво ухмыльнулся.
— Шутишь, Дик. Ее и укусить-то не за что. Ишь, как выпрямилась! Торчит, как палка от метлы. Это, наверное, домашняя учителка или гувернантка.
Оба молодца нагло расхохотались.
— А давай ее спросим? — предложил Дик. — Пусть сама нам скажет, кто она такая.
Первый испуг Серены сменился разгорающейся в ее душе яростью.
— Почесали языки, и хватит! Пошли вон отсюда, пока мои братья не намяли вам бока!
Угрозы не подействовали на молодцов. Они обступили сестер, состязаясь в остроумии.
— Что-то я не вижу поблизости никаких братцев…
— Может, они свалятся с неба на наши бедные головы?
Их бесцеремонность все больше распаляла гнев Серены. Летти, наоборот, вся сжалась от страха. Ее откровенный испуг и полная беспомощность подзадоривали наглецов.
— Та, что помоложе, мне больше подходит!
— А я пощупаю другую, неужели ты прав, и Рэйнор попользовался ею? Может, в ней есть что-то, что так сразу не углядишь.
— Наш старший брат сэр Джереми Уорд! — предупредила их Серена. — Очень скоро вы в этом убедитесь.
— Вот как! А может, сам король Англии? Один из всадников уже спешился. Серена схватила тяжелый, выточенный из камня кувшин, в котором они принесли на пикник домашние соленья. Загородив собой Летти, она отступила на шаг, как следует размахнулась и запустила метательным снарядом в не ожидавшего нападения противника. Частые игры в крикет с племянниками научили Серену точно поражать цель. Пролетевший по воздуху кувшин нанес чувствительный удар по морде лошади Сэлти. Лошадь взбрыкнула, чуть не сбросив на землю всадника, и в панике понесла его прочь.
Его товарищ, зверски оскалившись, подскочил к Серене, склонился над ней, потянулся рукой, чтобы ухватить ее за ворот платья. Она, извернувшись как угорь, проскользнула под мордой лошади и побежала вдоль берега. Он почти сразу же оказался рядом, в прыжке свалился на нее сверху, прижал к земле и начал сдирать с нее юбку.
Серена раскрыла рот, чтобы закричать, но парень грубо прижался своим ртом к ее рту, закрыв доступ воздуха в легкие и обдавая ее зловонным дыханием.
Зато истошный вопль Летти огласил окрестности, и тут же в ответ прозвучал крик боли, удивления и ярости. Неясная тень заслонила солнце за миг до того, как насильник внезапно разжал руки и откинулся назад, высвободив Серену.
Летти возвышалась над ним, держа каменный кувшин в высоко поднятых руках, готовая нанести еще один сокрушающий удар.
Флинн, грозя негодяю сжатым кулаком, несся во весь опор на выручку и был уже неподалеку.
Со стонами и проклятиями парень весьма проворно взобрался обратно в седло, успев выкрикнуть напоследок:
— Ты еще меня вспомнишь, ведьма! У тебя поубавится спеси, когда Рэйнор вдоволь тобой наиграется и пустит тебя по рукам!
Приподнявшись на стременах, он хлестнул лошадь и пустил ее галопом вдогонку за своим затерявшимся где-то в роще дружком.
Летти встретила Флинна слезами и сбивчивым невнятным рассказом о случившемся происшествии. Серена тут же оставила их, устремившись на поиски детей. Они радостно побежали к ней, и, хотя все внутри у Серены дрожало после пережитого, она нашла в себе силы встретить их улыбкой. Негласно было принято решение не затевать при мальчишках никакого разговора о неприятном событии. Летти утерла слезы, Серена была холодна как лед. Флинн выглядел озабоченным. Он украдкой поглядывал на Серену, и ее вид ему не нравился. Ему многое не нравилось. Он подумал, что наступила пора поговорить с майором Рэйнором жестко, как мужчина с мужчиной.
Атмосфера маленького коттеджа в Кенсингтоне была «хоть топор вешай». Будто весь туман со всего Северного моря собрался в одном месте, в одной комнате.
— Не возражаешь, дружище? — осведомился Джулиан, намереваясь распахнуть окно.
Констебль Лукас пыхнул своей длинной трубкой, добавив еще один клуб дыма к облаку, заволакивавшему тесное помещение.
— Что это тебе взбрело в голову? Ты напоминаешь мне мою незабвенную Кэти, упокой Господь ее душу! Она не переносила запаха табачного дыма в доме. Пока она была жива, я курил только в саду.
Джулиан пренебрег недовольством констебля. Он открыл окно и несколько раз глубоко вздохнул, прочищая легкие свежим воздухом.
— Если хочешь знать, курение выходит из моды. Все принялись теперь нюхать табак. Даже светские дамы не отказывают себе в доброй понюшке табаку.
— Как молодой Гарри? Он не расстается с табакеркой. Нет, я бросать курить не собираюсь!
— Что, кстати, поделывает Гарри? Лукас усмехнулся.
— Ты не поверишь. Он подрядился в помощники к Томасу Бердсу.
— К мировому судье, чья контора на Дау-стрит?
Лукас кивнул.
— Страсть к законам и кодексам у нас в крови.
— Я рад за него. Я всегда верил, что Гарри далеко пойдет.
— Он жаждет с тобой повидаться. Загляни к нему. Он теперь обитает на Стрэнде.
Пребывание Джулиана у открытого окна раздражало Лукаса. Он погасил трубку и с сожалением отложил ее в сторону.
— Хватит! Надышался уже. Выстудил всю комнату! Закрой окно, сядь и послушай то, что я давно собираюсь тебе сообщить.
Джулиан с улыбкой выполнил просьбу старого друга.
Они были знакомы уже много лет, и с каждым годом их дружба крепла. Когда юный Джулиан только-только объявился в Лондоне и впервые в жизни столкнулся с законом, нарушив его, на его пути появился Лукас. Их дороги пересеклись, и они вместе преодолевали многие жизненные передряги. Именно Лукас схватил Джулиана за шиворот, доставил в суд и обвинил в нарушении общественного порядка, и он же убедил судью обойтись с парнем помягче. Ничто не доставляло ему большего удовлетворения, чем наставить молодого человека на правильный путь. Лукас убедил Джулиана поступить на военную службу. Он искренне верил в то, что армейская дисциплина воспитывает в человеке лучшие качества характера.
За долгие годы разлуки они регулярно переписывались. Бывая в отпуске, Джулиан часто проводил вечера в обществе Лукаса в этом самом маленьком коттедже. Здесь он чувствовал себя как в родном доме, впервые после того, как осиротел.
Джулиан мало кому доверял полностью. Лукас был исключением, и то до какого-то предела. Джулиан особенно не распространялся о своем детстве, упомянул только, что с десяти лет осиротел. Зато Лукасу он поведал все о своем похищении и отправке в Мэриленд. На это у Джулиана была причина. Он рассчитывал на помощь Лукаса в раскрытии тайны.
— Я весь внимание, — сказал Джулиан. — Что-нибудь ты вынюхал?
Лукас потрепал свой парик, отчего тот съехал набок.
— Немногое, к сожалению, Лорд Керкланд не лгал, сказав тебе, что в полицейских репортажах нет упоминания об этом факте. Никто не выписывал ордера на твой арест. Ясно, что те, кто схватил тебя, были переодетыми самозванцами. Ты заимел себе опасных врагов. Впрочем, это неудивительно при твоей профессии.
Джулиан отрицательно покачал головой.
— Это не связано с моей профессией. Долговые векселя принадлежат игорному заведению, а не мне лично. Даже если бы я был мертв, они все равно пошли бывдело… Моя смерть не принесла бы никакой пользы ни должникам, ни моим деловым партнерам.
Лукас потянулся было вновь за своей трубкой, но вовремя одернул себя.
— Ты уверен, что никто персонально не заинтересован в твоем исчезновении?
— На что ты намекаешь?
— Твоя супруга…
— Ты подозреваешь Серену?
— Не так, чтобы очень сильно, но подозреваю. Тебя не убили, а только вышвырнули вон из Англии. Кому-то было выгодно твое долгое отсутствие, Джулиан сделал попытку пошутить.
— Может быть, Серена решила меня проучить и повторила спектакль с ее похищением?
Лукас расхохотался.
— И не побояться твоего возмездия? Нет, это слишком сложный шахматный ход для женского ума. Я продумываю другие версии.
— Какие же?
— Скажи честно, ты не работаешь на тайную полицию? Ты не провокатор?
Джулиан с достоинством выдержал испытующий взгляд старого друга — глаза в глаза.
— Неужели ты мог подумать…
— Лорд Керкланд злейший враг якобитов, а ты с ним близок…
— А Серена Уорд — ярая якобитка — моя жена…
— Вот именно! Ты оказался меж двух огней!
— А что слышно о парне, на котором я оставил отметину? О Хорошеньком?
— Он ушел на «дно». Может быть, на дно Темзы.
— Что ж, ты ничем меня пока не порадовал. Джулиан собрался покинуть уютный приют.
Лукас задержал его на пороге.
— Послушайся моего совета, Джулиан. Сворачивай все свои дела здесь и улепетывай в Америку!
— Никто не смеет диктовать мне свою волю, — заявил Джулиан не без хвастовства. — Я уеду тогда, когда сам этого захочу.
Лукас одобрительно похлопал его по плечу.
— Я ожидал именно такого ответа. Что ж, ты мужественный мальчик. Может быть, мы их вытащим из речной тины на свет божий.
— У меня к тебе просьба, Лукас. Выслушай, но не посылай меня сразу к черту!
— Я заранее обещаю ее выполнить.
— Поприсутствуй незаметно в игорном доме. Я хочу, чтобы у меня были глаза не только спереди, но и на затылке. Эти чертовы поездки сюда, в Кенсингтон, отнимают у меня уйму времени. Поживи рядом со мной. Жизнь отшельника вряд ли тебе доставляет удовольствие!
— Ты просто читаешь мои мысли, — расплылся в улыбке Лукас.
Джулиану было о чем поразмыслить на долгом обратном пути в Лондон. Намек Лукаса, что Серена приложила руку к заговору против его персоны, он решительно отметал как нелепость. Вербуя в сообщники похищения Серены самого Лукаса и его внука Гарри, Джулиан убедительно доказал им, что она воплощенная невинность, а вмешалась в политику только из-за романтических побуждений и семейных традиций. Она — враг самой себе, и ее необходимо спасти от собственных иллюзий и заблуждений.
Лукас в душе искренне сочувствовал девушке, так великодушно и без всякой корысти помогающей спасению последних уцелевших от королевской расправы якобитов. Он даже восхищался ею. Как женщина, юная и неопытная, смогла так рисковать своей репутацией и даже жизнью? Как бывший, но верный служитель Закона, Лукас рассуждал вполне разумно — чем меньше якобитов останется в Англии, тем больше будет порядка в королевстве. Пусть они катятся подальше — во Францию или еще куда. Казни он не одобрял и потому тайно сочувствовал попыткам друзей Серены переправить мятежников за море.
Но он не мог понять, что стоит за затеей Джулиана с заключением брака с Сереной. Тут его старые мозги отказывались служить ему. Джулиан чувствовал, что Лукас сомневается в правильности принятых им решений, и это раздражало его.
В таком раздраженном настроении он прибыл в свое владение — игорный дом — и сразу же устремился в свои личные апартаменты. Слуга, поперхнувшись от растерянности, не успел доложить ему, что там его ждет гость. Флинн вместо приветствия встретил его сухо и деловито.
— Ваш камзол доставлен вам высушенным, выстиранным и отглаженным.
На спинке стула демонстративно красовался вельветовый камзол, который Джулиан набросил на плечи Серены после ее падения в пруд.
— Благодарю.
Джулиан налил себе в стакан бренди и отхлебнул порядочный глоток, готовясь к дальнейшему, более серьезному разговору. Предвиделась интересная игра.
— Серена просила меня кое-что вам передать.
— Леди Серена Уорд не должна тратить на меня свое время.
— Но это не займет много времени.
— Раз так, я готов выслушать.
Флинн с улыбкой нанес ему удар, заставивший Джулиана пролететь всю комнату, стукнуться головой об полки с хрусталем и растянуться на полу, обсыпанном осколками разбитого стекла.
— Тебе этого достаточно? — спросил Флинн.
— Ты сошел с ума.
— Ни в коей мере. Это тебе письмо от Серены, ублюдок!
Флинн наступил сапогом ему на грудь.
— А теперь поговорим.
Он с удовольствием плеснул в лицо Джулиана остатками бренди из опрокинутого графина.
Такой язык Джулиан понимал лучше, чем родной английский.
— Я ведь тебя убью, Флинн.
— Я убью тебя раньше.
— Ошибаешься.
Джулиан вывернулся и отбросил Флинна ударом ноги. Флинн застонал и распластался лицом на острых осколках, усеявших пол. Из порезов стала сочиться кровь.
— Меньше говори, больше делай, — посоветовал ему Джулиан.
Внизу, в комнате, где шла игра, услышали шум.
— Землетрясение. Такое я уже испытывал в Египте, — сказал полковник Моуби. — Неужели уже и Лондон трясет?
— Мы трясемся от азарта, — засмеялись игроки, кидая на зеленое сукно жетоны, купленные за золото. Смех стих. Все погрузились в молчание, наблюдая за вращением рулетки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовный поединок - Торнтон Элизабет



Классный роман.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетЛуиза.
27.04.2014, 13.45





набор глупостей
Любовный поединок - Торнтон Элизабетелена
27.04.2014, 21.39





В точку!!! Набор глупостей!!! Крайне ужасно для г-жи Торнтон. Такое чувство, что и не она вовсе. Не ее стиль, да и язык тяжелый и топорный(может это огрехи перевода). В этом романе нелепо все!!! Начиная со встречи героев и заканчивая их воссоединением. Первая половина хоть как-то шла, но вторая.....это нечто. Во-первых, появилось чувство, что вырваны куски текста; далее следовали нелепые диалоги, глупые детские поступки. И любви я не увидела. Не раскрыты характеры героев. Странная героиня. Непонятный герой. А диалоги...диалоги во второй половине оставляют желать лучшего. И вообще повествование после ссылки какое-то сумбурное, резкое. Не читала, а мучила: 2/10
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетNeytiri
29.04.2014, 21.53





Фу как всё грубо.Бред какой-то.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетНаталюша
18.05.2014, 14.29





Бред! Не дочитала...
Любовный поединок - Торнтон Элизабетchobik
25.11.2014, 9.33





Роман классный. Не обращаю внимания на комментарии. Читала и получала удовольствие.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетАнна
29.07.2015, 2.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100