Читать онлайн Любовный поединок, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовный поединок - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовный поединок - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовный поединок - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Любовный поединок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Джулиана пробудило легкое позвякивание чашечек на подносе и чуть слышные шаги в соседней спальне. За окнами было совсем темно. Сквозь приоткрытую дверь на пол упала светлая полоса. Чем вызван столь ранний переполох в доме?
Джулиан закутался в халат и решил навестить свою больную супругу. Она, усевшись на спинке кровати и скрестив обнаженные выше колен ноги, пила горячее молоко из высокого стакана. Мятая ночная рубашка лишь едва скрывала ее соблазнительные прелести.
Его горло пересохло. Он с трудом смог произнести:
— Что случилось?
— Мне не спится, — ответила Серена между двумя глотками молока. — Я спустилась в кухню и решила побаловать себя печеньем и этим божественным напитком.
Она сделала рукой приглашающий жест, и Джулиан присел рядом с ней на кровать, стараясь сохранить между ними дистанцию, чтобы случайно не коснуться своей молодой жены. Невинное прикосновение могло вызвать взрыв страсти.
Молчание было тягостным. За окнами шумел дождь. Даже самая первая женщина, которую он познал в жизни, не внушала ему подобной робости. Его руки тянулись, чтобы обнять ее, но мозг приказывал, чтобы он не шевелился. Джулиан сидел рядом с ней, как деревянный болван, только сердце бешено колотилось.
Ее брови нахмурились. Она поставила стакан на поднос и, казалось, погрузилась в глубокое раздумье.
— Я кое-что вспомнила, — тихо, без всякого выражения, произнесла она.
— Что же? — хрипло переспросил он.
— Мы были с тобой любовниками… раньше, до приезда сюда… в этот дом. Эта мысль не дает мне спать. Я все время думаю… Почему теперь ты перестал любить меня? Ведь нам было так хорошо! Я чем-нибудь провинилась? Скажи! Я готова загладить свою вину перед тобой.
Джулиан не мог больше выдержать эту пытку соблазном.
— Ты не в себе. Ты не понимаешь сама, что говоришь! — Он вскочил и стал мерить шагами комнату, пытаясь утихомирить свою страсть. Перед ним была женщина, ждущая его поцелуев и объятий. Но кто она? Если это леди Серена, в которую он влюблен, то он скорее мог ждать от нее презрения и ненависти, чем такого откровенного заигрывания.
Джулиан метался по комнате, а она оставалась неподвижной и вспоминала.
— Это был ты?
— Кто?
— Мой любовник.
Он больше не мог сдерживать себя. Их губы слились в поцелуе. «Один поцелуй, не больше», — уговаривал он сам себя, но его губы, его руки, его тело уже не подчинялись ему.
Его пальцы попали в плен ее крепкого пожатия, потом отпустили, чтобы он мог провести ладонью по восхитительным контурам ее фигуры, ощутить нежность ее кожи.
Серена сбросила свое легкое одеяние. Джулиан тоже избавился от одежды. Она упала на кровать, раздвинув ноги. Он навалился на нее, лаская и терзая ее нежную плоть, и вошел в нее, вместе с первым и оказавшимся таким долгим поцелуем.
Когда сознание вернулось к ним, они стали ласкать друг друга, и ее пальцы вдруг нащупали обручальное кольцо на его руке.
— Ты женат? — спросила она, не удивляясь и не сердясь.
— Конечно. На тебе… — пробормотал он, погрузив свое лицо в восхитительную ложбинку между ее грудей.
— Неправда! Я твоя любовница, а не жена… Когда мы договаривались, ты обещал мне экипаж с лошадьми и дом за мою любовь к тебе. Я свое обещание исполнила. Я тебя полюбила.
А ты?
— Я тоже полюбил тебя.
— А лошади, коляска и дом?
— Они твои.
— Я не чувствую здесь себя хозяйкой… Следы недавней травмы не уродовали ее лицо, а, наоборот, придавали некую лукавую прелесть ее улыбке. Он не мог удержаться и вновь заключил ее в свои объятия.
— На таких, как я, не женятся, — сказала она. — Я гожусь только в любовницы. Я безработная актриса, проводящая время в дешевых тавернах, а не какая-нибудь высокородная леди.
При произнесении этого монолога она не уставала ласкать его, и желание вновь пробудилось в нем. Но разум заставил его оторваться от нее. С кем он занимается любовью? С вожделенной леди Сереной или с продажной девкой Викторией?
Джулиан встал, накинул халат и заявил торжественно:
— Мы муж и жена, и в этом доме мы проводим свой медовый месяц.
Серена рассмеялась так звонко и весело, что ему показалось, будто солнечные зайчики пробежали по драпировкам и стенам. Она прикрыла ладонью сияющие лучезарным светом глаза.
— Ничего не помню, ничего не знаю! Я люблю тебя — больше мне ничего не надо! — произнесла, словно пропела, она.
Он надел на нее ночную рубашку, разгладил простыни, убирая следы любовного неистовства. Потом ушел к себе.
Оставшиеся до рассвета часы Джулиан провел в размышлениях. Только что отдавшаяся ему с такой страстью женщина была ему непонятна и загадочна. Леди Серена должна была его ненавидеть. Виктория Нобль целовать ему руки и ублажать его за все его щедроты. С кем он имеет дело? Неужели его сознание тоже помутилось?
Самое страшное, что, встретившись с мужем за завтраком, Серена продолжала играть роль благодарной любовницы. Мысленно она упрекала себя за излишнюю стеснительность, несвойственную молоденькой актрисе. Ведь актрисы — существа легкомысленные. Кокетство и флирт — вот их стихия. А она вместо того, чтобы развлекать мужа и будоражить его чувства, ведет с ним благопристойный и скучный разговор о погоде. Ах, какая невыносимая жара! Не предвещает ли это грозу? Да разве так развлекают актрисы своих возлюбленных?
Серена старалась изо всех сил, но не могла преодолеть оковы своей чопорности. Ей показалось, что супруг заметил и оценил ее усилия. Насмешливая искорка блеснула в его глазах. Он видел, что ее душа как бы раздваивается. То она Виктория Нобль, беспечная и бесцеремонная хохотунья, то кто-то еще. Но кто? Она уже успела исследовать содержимое своего гардероба. Ее платья вряд ли соответствовали положению в обществе и характеру актрисы.
Она рассказала о мучительных поисках своей настоящей личности доктору Амесу, когда тот навестил ее. Он, как обычно, постарался ее ободрить:
— Все идет как надо. Не торопите себя, не напрягайтесь. Вы уже на пути к выздоровлению, а время — лучший доктор.
На самом деле он не был так оптимистически настроен. Истек уже третий день, как его пациентка потеряла память, и ясность сознания так и не вернулась к ней. Неужели ее нервное потрясение и травма были более сильными, чем он предполагал вначале? Все, что он мог порекомендовать, это набраться терпения.
Джулиан нахмурился, выслушав его советы.
— Я так понял из ваших же, сказанных прежде слов, что болезнь моей жены не так серьезна и память вернется к ней очень скоро. Теперь же вы предлагаете ждать неизвестно чего.
— Видимо, я ошибся, — с печалью в голосе признался доктор. — Что-то препятствует вашей супруге вспомнить, кто она такая.
— Не хотите ли вы намекнуть, что она притворяется?
— Боже упаси… Ни в коем случае! Как вам могла прийти в голову подобная мысль?
Доктор Амес утаил от Джулиана свое намерение посоветоваться с именитым коллегой в Лондоне по поводу такой странной продолжительной амнезии после, казалось бы, незначительной травмы.
— Я собираюсь отбыть в столицу по делам, — сказал Джулиан. — Могу я оставить свою жену на одну ночь?
— Разумеется! Ведь за миссис Рэйнор здесь хороший уход. И я неподалеку. Не тревожьтесь понапрасну и отправляйтесь в Лондон с легким сердцем.
Оставшись один, Джулиан еще раз перебрал в памяти все детали беседы с врачом, все его заверения, полунамеки и умолчания. Он мрачно усмехнулся, вспомнив, как яростно доктор Амес стал возражать против его предположения, что Серена сама противится обретению своей подлинной личности. Не так все просто с леди Сереной. Может быть, она сознательно бежит от правды? Ведь безжалостное открытие истины грозит взрывом! Никогда настоящая Серена не смирится со своим двусмысленным положением и ситуацией, в которую ее вовлек Джулиан.
Слегка посмеиваясь своим мыслям, Рэйнор покинул кабинет. Если это игра, то она не может продолжаться вечно. Во всякой игре наступает конец и обнаруживается, кто выиграл, а кто проиграл. Серена, в конце концов, вынуждена будет разоблачить сама себя.
Джулиан решил в этом ей помочь. Когда он вернется из города, то незамедлительно выложит перед ней всю правду. Ох, как она тогда попляшет!
Покончив с размышлениями о Серене, он мысленно вернулся к предстоящим городским делам. Здесь много было причин для беспокойства. Флинн не подавал о себе весточки, и было неизвестно, как обстоят дела с возвращением сэра Роберта Уорда. Вероятно, произошла какая-то задержка. Придется подъехать к особняку Уордов и выманить Флинна для беседы.
У него не было забот с игорным домом. Блэки прекрасно руководил им в отсутствие хозяина, и каждый день курьер доставлял Джулиану подробный отчет о ночных сражениях за зелеными столами и о полученной прибыли. Но нанести туда неожиданный визит тоже не помешает. Вполне возможно, что он услышит там какие-либо новости о сэре Роберте.
Лондон не манил его, как прежде. Тенистые леса его поместья, розы в саду, роса на траве и женщина, такая желанная и такая пугающе странная, целиком заполнили его душу.
То, что ее держат здесь, как пленницу, пришло Серене в голову, как только она решилась выполнить совет доктора Амеса побольше времени проводить на свежем воздухе.
Она направилась в рощу, но едва приблизилась к калитке в ограде, путь ей преградил вежливый, но на редкость тупой слуга. Она пожаловалась на него Джулиану. Он выслушал ее равнодушно.
— Внутри ограды достаточно места для прогулок. Ты еще слаба и должна беречь свои силы.
— Не кажется ли тебе, мой милый, что в поместье слишком много садовников? Их почти столько же, сколько цветов на клумбах. Но цветы все равно неухожены, а садовники смахивают на тюремщиков. Они все делают вид, что очень заняты — правда, неизвестно чем.
Чашка кофе, которую Джулиан подносил ко рту, застыла в воздухе.
— Откуда ты знаешь, чем должны заниматься садовники и вообще слуги в имениях? Вряд ли тебе приходилось в прошлом бывать в больших владениях, подобных моему, и знать, какие там порядки.
— Я тоже так думаю, — безропотно согласилась она.
Но его раздраженный, в чем-то обвиняющий тон смутил ее. На глаза навернулись слезы. Он обидел ее. Разве она не супруга ему? Разве они не делили вместе одну постель? Опять эта проклятая неопределенность.
— Прости меня… — сказала Серена. — Мысли приходят и уходят… Я не в состоянии удержать их. Я не могу сосредоточиться…
— И ты извини меня. Я так страстно жду твоего выздоровления, что цепляюсь за малейшую ниточку. Но давай не будем об этом говорить… Я покидаю тебя ненадолго. Надеюсь, ты не будешь скучать…
— Возьми меня с собой, — тут же заявила она. В ее голосе была мольба.
— Это будет неразумно, дорогая.
— Почему неразумно?
— Ты больна.
— Я так скорее выздоровлю…
— Сомневаюсь. В мое отсутствие найди себе дел о по душе…
С этими сухо произнесенными словами Джулиан поднялся из-за стола и направился в свою гардеробную одеваться к отъезду в Лондон.
Час спустя Серена следила, как запряженная четверкой лошадей карета миновала ворота и скрылась за холмами.
Одиночество подтолкнуло бешеный ход ее мыслей. Она ходила из одной комнаты в другую, присаживалась, тут же вскакивала и все рассматривала обручальное кольцо на своем пальце. Это была единственная реальная вещь в мире иллюзий и тайн. Но и кольцо пробуждало в ней сомнения. Надеть на палец кольцо — легче легкого, это лишь пустяк, лишь символ того, что случилось без ее ведома, о чем не осталось никаких воспоминаний. Она чувствовала себя не женой, а скорее любовницей, привезенной на время для развлечения хозяина в богатый загородный дом. Но почему ее тогда так усиленно охраняют?
Безуспешные размышления вызвали только головную боль. Она прилегла, и тотчас же ее осенила внезапная идея, и она вновь была уже на ногах.
В памяти всплыла фраза, произнесенная им когда-то: «Ты моя жена. Вот, полюбуйся! Брачный сертификат! Эта бумага покрепче любых веревок и цепей!» Она ясно видела эту бумагу. С подписями и печатью! Бумага не могла исчезнуть. Она хранится где-то в доме, разумеется, в каоинете Джулиана. Завтра, когда вернется Джулиан, она потребует, чтобы он показал ей брачный сертификат. Нет. Ждать до завтра не хватит терпения. Надо увидеть сертификат немедленно!
Покинув смятую постель, она устремилась к кабинету Джулиана. Перед самой дверью ее порыв угас. Ведь она вторгается без спроса в его владения, в его частную жизнь. Но искушение узнать хоть частичку правды было слишком велико.
Ее пальцы обхватили бронзовую ручку, массивная дверь из полированного дуба приоткрылась… В замке одного из ящиков бюро торчал ключ — знак того, что хозяин не имеет никаких постыдных секретов, что ему нечего скрывать от своих доверенных слуг.
Серена ощутила некий весьма болезненный укол совести, но ведь вполне возможно, что она не благородная леди Серена, а беспутная актриса Виктория Нобль. А той не до уколов совести — лишь бы удовлетворить свое неуемное любопытство.
Пальцы Серены шарили в бумагах Джулиана Рэйнора. Ее спину охватывал жар. Вот-вот приотворится дверь, и в комнату заглянет миссис Форест или ее муж. Но охотничий азарт гнал Серену вперед. Счета, векселя, деловая переписка — все было разложено по ящичкам в идеальном порядке. Тут же хранились чернильницы из слоновой кости и наборы очищенных перьев.
Она не нашла в бюро того, что искала. Неудовлетворенная, она уже собиралась было удалиться из кабинета, но новая догадка вспыхнула в мозгу. Если уж женщина на что-то решилась, она пойдет до конца.
Серена окинула взглядом мебель и стены. В такой комнате обязательно должен быть тайник для особо важных бумаг и ценностей.
Она сама не сознавала того, что ее лицо скривилось в хищной ехидной ухмылке. Никакие потаенные места не укроются от проницательного взгляда любопытной женщины.
Ее внимание привлекла лепнина на потолке. По углам нависали сверху грудастые нимфы и мускулистые греческие боги. Она передвинула в угол тяжелый стул, сбросила туфли и взобралась на сиденье. Даже встав на цыпочки, она не смогла дотянуться до ближайшей фигуры. Но это не привело ее в отчаяние, а, наоборот, подстегнуло энергию и наблюдательность. В орнаменте из виноградных листьев одной из скульптур она разглядела выпуклый диск с инициалами ее мужа «Джей» и «Р» — Джулиан Рэйнор. Только буквы были перевернуты и поэтому терялись среди украшений. Их трудно было прочитать.
Она аккуратно установила стул на крышку бюро, влезла на это шаткое сооружение и кончиками пальцев попыталась повернуть диск. Он поддался ее усилиям, раздался щелчок, крышка откинулась и обнаружилось круглое темное отверстие. Она бесстрашно запустила туда руку, нащупала и извлекла свернутые в рулоны, перевязанные ленточкой бумаги. Для нее цифры и незнакомые фамилии не представляли интереса. Она разворачивала бумаги, быстро пробегала их глазами и вновь сворачивала. Она искала хоть какое-то упоминание о своем прошлом. И, наконец, ее поиски увенчались успехом. Она наткнулась на странно знакомое ей имя — Серена Уорд. Серена Уорд?
Восстановив тайник в прежнем виде и порядок в кабинете Джулиана, она свернулась калачиком в глубоком кожаном кресле и много раз перечитала документ, попавший ей в руки.
Вся картина ожила в ее памяти. Фальшивый лорд Алистер, предательство и коварный замысел Флинна выдать ее замуж за Рэйнора и роль Джулиана во всем этом деле — человека, который ненавидит и презирает ее, леди Серену.
Вспоминать о том, как она себя вела с Джулианом, было невыносимо. Неужели благородная кровь ее предков не взбунтовалась? Неужели личность вздорной и распутной Виктории Нобль полностью завладела душой и телом Серены Уорд?
Будь проклята ты, Виктория! И будь проклят Джулиан Рэйнор! Что он сотворил с невинной девушкой, лишив ее чести, достоинства, самоуважения, пробудив в ней самые низменные страсти.
Серена умирала от стыда, вспомнив, как она отдавалась прошлой ночью этому грубому насильнику.
Единственным утешением для Серены было то, что не она, а проклятая Виктория Нобль жила в этом доме и занималась любовью с его хозяином. Пусть тень Виктории бродит по-прежнему по комнатам и развлекает Джулиана похотливыми видениями. Серена Уорд исчезнет, и он никогда больше не увидит ее.
Когда он вернется, она уже будет далеко отсюда и вне его власти. Но как осуществить побег? Бессмысленно объяснять церберам, которые находятся на жалованье у Джулиана, кто она и почему хочет немедленно покинуть его логово. Значит, надо бежать под покровом ночи.
Разработать план бегства легче, чем воплотить его в жизнь. Как она кромешной ночью найдет дорогу в Лондон и прошагает в темноте пешком весь долгий путь до города? Но не бывает безвыходных ситуаций. Великие полководцы с малыми силами и в безнадежном положении выигрывали сражения. Флинн часто приводил ей примеры из военной истории. Прежде всего надо трезво и спокойно оценить обстановку.
Джулиан Рэйнор похитил ее и держит в заключении. Какую выгоду он надеется получить, совершая столь жестокие и неразумные, на первый взгляд, действия? Этому может быть только одно объяснение. Что-то связанное с переправкой якобитских диссидентов во Францию. Предположим, он тайно работает на правительство и хочет внедриться в ряды мятежников, чтобы расставить капкан для ничего не подозревающих якобитов. И для этого он использует имя и репутацию Серены Уорд. Но много ли он добьется от нее обманом и жестоким тюремным режимом? Тут концы не сходятся с концами. Эту версию надо отбросить…
Где же искать побудительные мотивы поступков Рэйнора? Она готова была, отбросив все приличия и условности, перерыть всю его переписку, заглянуть в каждую книгу на книжных полках — не таится ли там какой-нибудь записи, которая могла бы пролить свет на прошлое этого странного человека. Книг было великое множество. Казалось, владелец кабинета скупал подряд всю книжную премудрость, обуреваемый жаждой познания. Серена вспомнила, что как-то Джулиан поведал ей, что в раннем отрочестве вынужден был прервать свое образование из-за отсутствия средств, и она даже всплакнула от сочувствия к нему. Как же лжив этот негодяй!
В коридоре послышались голоса супругов Форест. Серена поспешила выскользнуть из кабинета, унося с собой единственную, но очень ценную для себя находку — экземпляр брачного свидетельства.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовный поединок - Торнтон Элизабет



Классный роман.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетЛуиза.
27.04.2014, 13.45





набор глупостей
Любовный поединок - Торнтон Элизабетелена
27.04.2014, 21.39





В точку!!! Набор глупостей!!! Крайне ужасно для г-жи Торнтон. Такое чувство, что и не она вовсе. Не ее стиль, да и язык тяжелый и топорный(может это огрехи перевода). В этом романе нелепо все!!! Начиная со встречи героев и заканчивая их воссоединением. Первая половина хоть как-то шла, но вторая.....это нечто. Во-первых, появилось чувство, что вырваны куски текста; далее следовали нелепые диалоги, глупые детские поступки. И любви я не увидела. Не раскрыты характеры героев. Странная героиня. Непонятный герой. А диалоги...диалоги во второй половине оставляют желать лучшего. И вообще повествование после ссылки какое-то сумбурное, резкое. Не читала, а мучила: 2/10
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетNeytiri
29.04.2014, 21.53





Фу как всё грубо.Бред какой-то.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетНаталюша
18.05.2014, 14.29





Бред! Не дочитала...
Любовный поединок - Торнтон Элизабетchobik
25.11.2014, 9.33





Роман классный. Не обращаю внимания на комментарии. Читала и получала удовольствие.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетАнна
29.07.2015, 2.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100