Читать онлайн Любовный поединок, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовный поединок - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовный поединок - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовный поединок - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Любовный поединок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Не такой представляла Серена свою свадьбу. То, что происходило, и на свадьбу похоже не было. Она совсем не чувствовала себя невестой. Ни церкви, ни органной музыки, ни цветов — только маленький кабинет Джулиана, набитый книгами и деловыми бумагами. Платье было позаимствовано у одной из прислужниц игорного дома, да так оно и выглядело. Символ брачных уз, украшавший безымянный палец ее левой руки, был поспешно состряпан из портьерного кольца. Из портьерного кольца! Заменяя родителей и друзей, поздравить «счастливых» молодоженов и тем самым почтить их своим присутствием явились: лакей, с трудом сдерживающий ухмылку, и судебный пристав, карманы которого чуть не лопались от пистолетов и наручников. Но еще хуже был священник, служивший обряд. Господин Хар-грейвз отбывал заключение во Флитской тюрьме за долги и был отпущен под честное слово с тем, чтобы до наступления ночи вернуться в камеру. Как ни странно, но именно присутствие в доме господина Харгрейвза окончательно убедило констебля, что ему говорят правду. Как все удалось так устроить Джулиану, осталось для Серены загадкой.
Тайный брак, выдуманная любовная история — Серена должна была знать, чего ожидать от Джулиана Рэйнора.
Констебль Лукас поймал ее взгляд и поднял бокал шампанского за молодоженов. Этот добродушный старик в парике лишь отдаленно напоминал сердитого стража порядка, который не более часа назад допрашивал их всех в этой самой комнате. Тогда он казался грозным противником и в придачу был зол как черт после безумной гонки по сточным каналам.
Большая часть разъяснений выпала, конечно, на долю Джулиана, заблаговременно приказавшему Серене держать язык за зубами и тихо сидеть, опустив очи долу, как и подобает стыдливой невесте. Впрочем, ее можно было об этом и не просить. Подробное изложение якобы имевших место событий вогнало бы в краску самую закоренелую греховодницу. Джулиан не просто пересказал выдуманную ими историю о том, что бегство по сточным каналам было всего-навсего паникой потерявшего дорогу лакея, но и присовокупил собственные вымыслы, ясно дав понять присутствующим, что брак был делом весьма и весьма неотложным, ибо не исключено, что невеста находилась, изящно выражаясь, в «деликатном положении».
После допроса констебль превратился в любезнейшего, обходительнейшего человека. Он обещал ей проследить, чтобы майор не допустил несправедливости по отношению к ней. Он поставит подпись на брачном документе как свидетель. Если Рэйнор только попробует бросить ее, ей стоит обратиться за помощью к нему, и он все уладит. В самом деле, он оказался милым и добрым человеком.
Обращаться к нему Серена, естественно, не собиралась. При первом удобном случае она сожжет брачное свидетельство, будто никакой свадьбы и вовсе не было. Поэтому-то Джулиан и был так спокоен, поэтому-то тайные браки и были так нежелательны. Их можно было с легкостью сделать недействительными. Сколько доверчивых женщин, считая себя женами, теряли честь по вине гнусных негодяев, которые бросали их, надежно спрятав брачное свидетельство. А без этого документа либо без достоверного поручительства свидетеля ничего нельзя было доказать.
Серена подняла глаза на «мужа», отошедшего переговорить с Флинном. Джулиан был сердит на нее, и он имел на это полное право. Втянув его в дело, она подвергла опасности его жизнь. Без его вмешательства, пусть неохотного, не известно, как разворачивались бы события. Окажись она на его месте, она не была уверена, что смогла бы поступить так же великодушно. Он понимал, что рискует, и тем не менее помог ей. Когда она направилась к нему, на ее губах играла спокойная, умиротворенная улыбка.
Джулиан заметил эту улыбку, и она ему совсем не понравилась. Все получилось, как хотела Серена. Если бы он не подстроился под ее желание, то этот хорошенький ротик сейчас кривился бы от злости, извергая проклятия в его адрес. Беда Серены, размышлял Джулиан, заключалась в привычке поступать по-своему, с которой она не могла совладать. До сих пор Серене слишком легко жилось. Ей все потакали — и ее братья, и Флинн, и, судя по всему, мужчина, с которым она была обручена. Даже этот мальчишка, с которым она только сегодня познакомилась!
И как только она позволила ему дотронуться до себя и так уронить достоинство — поцеловать край ее платья! И ведь покраснела, покраснела, будто наивное создание. Вот если бы он сам совершил такое, угадать ее реакцию не стоило большого труда. Она бы пнула его ногой в лицо.
Разумеется, он бы никогда не стал целовать край ее платья. Ронять достоинство было не в его привычках, но главное — он ни за что не унизится перед такой женщиной, как Серена. Гордой. Дерзкой. Строптивой. Она воспользуется малейшим проявлением слабости, чтобы побольнее уязвить его. Одержать над ним верх она, конечно же, не может, но это не значит, что она не будет пытаться. Забывать об этом не следовало.
Он взял ее руку и поднес к губам.
— Ты счастлива, дорогая?
Серена пропустила сарказм, звучавший в его голосе, мимо ушей.
— Я недостойна такого счастья, — отвечала она как можно искреннее.
Флинн переводил взгляд с одной на другого.
— А теперь, — сказал он, отставляя свой бокал с шампанским, — наверное, нашим голубкам хочется остаться наедине.
Улыбка исчезла с лица Серены. Она посмотрела на констебля Лукаса — тот мирно беседовал со святым отцом.
— Не оставляй меня сейчас, Флинн, — прошептала она, посылая ему один из самых выразительных взглядов.
Ответом ей был широченный зевок.
— Когда вы с майором устроитесь, — сказал он, — пошлите за мной. А покамест у меня есть дела поважнее.
Думая, что речь идет о лорде Алистере, Серена кивнула:
— Будь осторожен.
Флинн мог лишь догадываться о мыслях, бродивших в ее голове, но он точно знал, что дальше, чем на час вперед, она никогда не задумывалась. О, как он хотел, как он молил Бога, чтобы зрелый и опытный мужчина взял на себя заботу о Серене. Теперь Рэйнор женился на ней, и, что бы ни случилось с нею впредь, это касается только их двоих. И все же он еще не ведал, как тяжело ему будет ее оставить, а сделать это было необходимо для ее же блага.
Разрыв, считал он, должен быть полным и решительным, никаких полумер, иначе Серена будет пользоваться им как прикрытием. Теперь она принадлежала Рэйнору, а Флинн не собирался вставать между мужем и женой. С горящим взглядом Флинн покинул комнату.
Когда Джулиан повернулся, чтобы уйти, Серена поймала его за рукав.
— Джулиан, — тихо, но твердо сказала она, — выслушайте меня, прошу вас.
Выражение его лица не слишком обнадеживало, но Серена заставила себя продолжать. Встав таким образом, чтобы слова ее не достигли ушей двух престарелых джентльменов, расположившихся на диване, она прибавила:
— Я давно хочу вам это сказать, но не было подходящей минуты.
Он не собирался облегчать ей задачу. Серена заглянула ему в глаза, желая вложить в этот взгляд и раскаяние, и благодарность, и мольбу о прощении.
— Я хотела поблагодарить вас за то, что вы сегодня сделали. Моя благодарность по сравнению с этим ничего не стоит, но я не знаю, что я могу еще сказать. Благодарю вас, Джулиан, благодарю от всего сердца и со всей искренностью.
Он холодно улыбнулся.
— И как вы только не подавились своими словами.
Она чуть не выкрикнула в ответ какую-нибудь колкость — он всегда действовал на нее так, — но к ним направлялись констебль и священник, и ей пришлось сдержаться.
— В браке есть нечто более важное, чем красота церемонии и свадебного наряда. Помни обеты, дитя мое, — сказал на прощание святой отец.
Констебль еще раз напомнил Серене:
— Я свидетель вашего брака, моя милая. Помните, вы всегда можете на меня рассчитывать.
— Я провожу вас, — сказал Джулиан. — Серена, мне необходимо присмотреть кое за чем. Почему бы тебе пока не отведать кушаний, которые приготовил для нас мой повар? Я скоро вернусь. Хорошо?
Серена бродила по маленькому кабинету из угла в угол; слова, сказанные на прощание священником и констеблем, не шли у нее из головы. Им с Джулианом еще предстояло обсудить, что делать дальше — не будет же он настаивать на законности брака. Что же до свидетели и обетов, брак без брачных отношений не может считаться законным даже в глазах церкви.
Комок в горле мешал ей дышать. Волнение отхлынуло, наступала реакция. С самого утра у нее во рту не было и маковой росинки. Вспомнив о приглашении Джулиана, она подошла к столику с раздвижными ножками, уставленному лучшими кушаньями, какие только могла предложить кухня игорного дома. Повар-француз был козырной картой заведения, и теперь Серена понимала почему.
Сочная, запеченная в масле макрель, трюфеля с травами, устрицы в тесте, риссоли из омаров и множество других изысканных яств, названий которых Серена не знала. Все это вкусно пахло, но она не могла проглотить ни кусочка, а только взяла одно бисквитное печенье. Подойдя к камину согреть озябшие руки, она заметила под столом Джулиана какой-то листок — письмо или, может быть, расписку. Она подняла его и хотела было положить на стол, как вдруг знакомый аромат роз и клевера обжег ее ноздри. Это был запах духов леди Амелии Лоуренс.
Серена не могла оторвать глаз от листка, который словно прилип к ее пальцам. Бегло прочитав письмо, она вспыхнула. Это было не любовное послание на манер ее собственных невинных писем к Стивену. Каждая строчка дышала таким сладострастием, о каком Серена и помыслить не могла.
Ничего удивительного. Серена давно знала, что за штучка леди Амелия. Последние пять-шесть лет они избегали друг друга, а когда сталкивались лицом к лицу, делали вид, что не знакомы. Причиной взаимной неприязни был капитан Аллардайс. Теперь она о нем и думать забыла, но воспоминания о своей былой доверчивости все еще причиняли ей боль. Он был ее первой любовью, она любила его безрассудно и страстно, лелея чувство в душе, словно величайшее сокровище, как способна любить лишь юная невинная девушка. Он говорил, что тоже любит ее. Он хотел жениться на ней, но поскольку ее отец никогда не согласился бы на этот брак, молодые люди решили бежать.
Леди Амелия открыла ей глаза на Аллардайса. Оказалось, что, ухаживая за Сереной, Аллардайс предавался наслаждениям в постели восхитительной и куда более опытной Амелии. Его интересовало только приданое Серены — так говорила Амелия. А в то время, когда Дело еще не поглотило все состояние семьи до последнего пенни, ее приданое было немалым.
Недаром Джулиан метался весь вечер, словно разъяренный лев с занозой в лапе. У него было назначено свидание с леди Амелией. Он, должно быть, торопил каждую секунду, чтобы поскорее закончить эту комедию со свадьбой и предаться плотским утехам, которые леди Амелия столь живописно обрисовала в своем письме.
А Серена и не собиралась вставать на его пути. Она уронила письмо на стол, словно мерзкую жабу, и, кипя от злости и возмущения, выбежала из комнаты.
Эта часть дома была закрыта для клиентов, и в коридоре Серена не встретила ни души. Она поспешила к лестнице. Сейчас она заберет свою одежду из маленькой комнаты, где облачилась в чужой наряд, разыщет Тиббетса, прикажет нанять экипаж и отправится домой. Но прежде чем уехать, она гордо пожелает «супругу» долгой и счастливой жизни без нее и с достоинством распрощается с ним.
Спускаясь по узкой, слабо освещенной лестнице, она заметила внизу Тиббетса с серебряным подносом и двумя высокими оловянными кружками. Не успела она окликнуть его, как он исчез за дверью, оставив ее открытой. Из этой открытой двери до нее донесся голос Флинна.
— Она лопнет от злости, если узнает, что я тоже участвовал в этом.
— Откуда же ей узнать? — удивился Джулиан. — Серена считает, что она сама все придумала и рассчитала. Пусть остается в счастливом неведении.
Послышался приглушенный мужской смех.
— А, Тиббетс! Это для моих друзей, — сказал Джулиан.
Серена не понимала, о чем они говорили, но в ней зашевелилось подозрение. Когда Тиббетс вышел, она прижалась спиной к стене. Черт бы побрал этого слугу! Тиббетс закрыл за собою дверь. Что ей теперь делать? Прежде всего она загасила свечу в стенном канделябре, и место, где она стояла, погрузилось в полумрак. Потом медленно и осторожно спустилась еще на несколько ступеней. Дверь внезапно распахнулась, и появились Флинн и констебль Лукас. Серена похолодела.
— А что, хотелось бы знать, сталось с настоящим лордом Алистером? — осведомился констебль.
— Мы благополучно отправили его два дня тому назад, и больше вам ничего знать не полагается.
Оба расхохотались и пошли вниз по лестнице, оставив в двери узкую щель.
Смутное, ужасное подозрение все сильнее овладевало Сереной. Дойдя до двери, она осторожно прикоснулась к ней рукой и еще чуть-чуть приоткрыла ее. Джулиан и «лорд Алистер» как раз поднимались из-за стола, отставляя пустые бокалы.
— Здесь вы, пожалуй, переиграли, — усмехнулся Джулиан.
— Когда поцеловал край ее платья? — В речи «лорда Алистера» не было и следа шотландского акцента. Вид у него был весьма довольный. — А я думал, это неплохой жест. И кроме того, ваша жена действительно прекраснейшая и храбрейшая на свете женщина. Она ведь не знала, что никакая опасность нам не грозит.
Джулиан пробормотал какое-то ругательство. Его собеседник рассмеялся.
— Раз уж я все равно здесь, пойду попытаю счастья за вашими столами.
— Нет, — остановил его Джулиан. — Я бы просил вас подождать, пока Серена благополучно не уедет. Не стоит зря рисковать. Если она увидит вас в другой роли, она догадается, что что-то здесь нечисто.
Рука Серены, придерживавшая дверь, сжалась в кулак, и дверь с грохотом распахнулась. Джентльмены резко повернулись к ней.
— Боюсь, что вы опоздали, — выкрикнула она, врываясь в комнату. Сначала она набросилась на человека, известного ей как «лорд Алистер».
— Зачем, — взмолилась она, — зачем вы это сделали? — Слезы бешенства и страданий брызнули из ее глаз. — Я рисковала жизнью, чтобы помочь вам, во всяком случае, я так думала. А вы оказались лакеем, которому заплатил этот подлец! Боже, а я жалела вас, верила вам!
— Оставь нас, Гарри, — приказал Джулиан.
— Стойте! — воскликнула она, не отрывая взгляда от молодого человека. — Кто вы? Хотя бы это вы мне должны сказать.
— Меня зовут Гарри Лукас.
Юноша посмотрел на Джулиана и, встретив суровый взгляд, осекся. Он поклонился и, обойдя Серену, вышел из комнаты и закрыл дверь.
Задыхаясь от слез, Серена глубоко вздохнула и обернулась к Джулиану.
— Они, догадываюсь, родственники?
— Констебль Лукас дед Гарри, — тихо ответил Джулиан. — Я знаю обоих уже много лет.
— И все это было подстроено? Констебль Лукас? И солдаты? И погоня по сточным каналам? Черт вас возьми, смотрите же мне в глаза, когда я говорю с вами!
Он повернулся, чтобы налить ей бренди, и заставил ее взять бокал.
— Выпейте.
Серена и не подумала повиноваться; она не отрываясь смотрела на него огромными, полными страдания глазами.
— Но солдаты? Как вам удалось привлечь солдат? Это невозможно.
Его лицо был непроницаемо.
— Не было никаких солдат.
— Но я видела их! Слышала их!
— Нет. Вам только казалось, что видели. Впрочем, возможно, Лукас что-нибудь устроил.
Я не знаю.
— Лукас! — взвилась она. — Он никакой не констебль! Он просто еще один фигляр, которому вы заплатили!
Ни один мускул не дрогнул на его лице.
— Лукас констебль, то есть он был им; сейчас он в отставке.
Он поднес бокал к ее губам, чтобы заставить ее сделать хоть глоток. Она ударила его по руке и продолжала смотреть на него, почти сквозь него, словно его не существовало.
— Серена…
— А Флинн? Как вам удалось заставить его обмануть меня? Чем вы его принудили?
Он отвечал ей мягко, словно обиженному ребенку.
— Я не принуждал Флинна. Он сам пришел ко мне и напомнил о моем долге по отношению к вам.
— Каком долге?
— Взять вас под защиту моего имени. Загладить свои грехи.
Серена расхохоталась, но, услыхав в голосе истерические нотки, взяла себя в руки.
— Не хотите ли вы сказать, что организовали все это только для того, чтобы жениться на мне?
— Именно это я и хочу сказать.
— Я вам не верю!
— И тем не менее это так.
— Я не так глупа, как вы думаете. За этим что-то кроется, вы просто не хотите мне говорить.
— Что же, например?
— Не знаю, но я сразу чувствую откровенную ложь. — Она расхохоталась. — Что за чушь я несу! Вы все обманывали меня, и хоть бы раз я почуяла неладное.
Голос изменил ей.
— Сейчас я вам не лгу. Не сердитесь на Флинна, Серена. Он поступил так из самых лучших побуждений. Он бесконечно предан вам.
— Замечательный способ выразить преданность!
Зажав рот сжатой в кулак рукой, громко всхлипывая, она отвернулась от него и принялась нервно мерить шагами комнату, пытаясь правильно оценить эти разом нахлынувшие разноречивые сведения.
— Но ведь Флинн не хотел помогать лорду Алистеру, особенно после визита Лукаса. Он старался убедить меня, что это слишком опасно. А вы, — она смерила Джулиана презрительным взглядом, — вы и понятия не имели о том, что мы делали. Да ведь мне пришлось напоминать вам о ваших обязательствах, прежде чем вы согласились подтвердить нашу легенду.
Джулиан продолжал внимательно смотреть на нее, не пытаясь ответить на ее обвинения.
— Это я все организовала, я сама!
— Нет, Серена. Вы только думали, что это дело ваших рук.
— Вы не могли все так четко спланировать! Мы лишь заменяли Клайва. Неужели и он участвовал в вашем заговоре?
— Нет. Он лишь предоставил нам эту возможность, и мы ею воспользовались.
Слезы застилали ей глаза, и она прикрыла веки, чтобы удержать их. Почувствовав, что теряет силы, она ухватилась за спинку кресла. Ее истерзанный ум не мог следовать за хитросплетениями событий. Позапрошлой ночью, когда они с Флинном готовились к переправке лорда Алистера, им пришло известие, что его прибытие задерживается. Она тогда и не подумала усомниться.
— Что сталось с лордом Алистером — настоящим лордом Алистером? — севшим от волнения голосом воскликнула она.
— Сначала выпейте бренди, потом я вам скажу.
Ее взгляд был полон злобы и презрения, однако она покорно поднесла бокал к губам и сделала глоток.
— Итак?
— Я решил не впутывать вас в организацию побега лорда Алистера. Собственно говоря, в вашем участии не было необходимости. Мы с Флинном обо всем позаботились еще позапрошлой ночью. Вы ничего об этом не знали. Успокойтесь же наконец, Серена. Лорд Алистер уже давно достиг тихой французской гавани.
— Вы решили! Вы решили! А кто дал вам право вмешиваться в мои дела?
— Полагаю, вы знаете ответ на этот вопрос не хуже меня. Серена, вы сами же эту кашу и заварили.
Дышать становилось все труднее, Серена схватилась за грудь. Она им верила, и все они предали ее. А Флинн? Неправда, он не мог, просто не мог этого сделать. И все же без его пособничества у них ничего бы не вышло. Серена вспомнила и кое-что еще: Флинн был убежден, что жениться на ней — долг Рэйнора.
Она представила, как Флинн приходит к Рэйнору с просьбой поступить с нею как подобает честному человеку. Ее затошнило. Но ведь Рэйнор поступил не по чести.
— Это был тайный брак, — сказала она, — а значит, и не брак вовсе.
Он лениво скрестил на груди руки — она ненавидела этот жест — и ответил:
— Будьте же справедливы, Серена. Вы бы никогда не согласились на церковный брак. И мы это хорошо понимали. Вы, должно быть, не слушали, когда я объяснял вам суть тайных браков. Как я уже сказал, тайный брак может стать чем угодно в зависимости от желания вступающих в него сторон. Вы моя жена, Серена, и чтобы это доказать, у меня имеются документ и свидетели. Возможно, ни вы, ни я этого брака не хотели, — продолжал он мягко, — но жалеть вам не придется. Вы получите мое покровительство. Мое состояние будет в вашем распоряжении. Таков мой долг по отношению к вам — по меньшей мере.
Серена слушала Рэйнора, находясь в каком-то оцепенении, не в силах пошевелиться. Слова достигали ее сознания, но оно отказывалось принять их. Должна быть какая-то еще, скрытая причина — если бы только она могла догадаться какая! Ни один мужчина не заходил так далеко, заглаживая вину перед дамой, без ее желания или просьбы. Понимая, что прямого ответа она не получит, она повернулась на каблуках и зашагала к двери.
Когда она взялась за дверную ручку, позади раздался строгий, властный голос:
— И куда же вы теперь направляетесь?
— Нанять адвоката посмышленее, — ответила она, обдавая его презрением. — Это, полагаю, также подразумевается природой тайных браков.
Он рассмеялся и направился к ней. Точно молния, мелькнула ее рука, выплескивая содержимое бокала ему в лицо.
Бренди потекло по подбородку на тонкое кружево воротника. Серена вызывающе вздернула подбородок, провоцируя ответный выпад. Джулиан достал платок и вытер лицо.
— Серена, — сказал он со вздохом, выдававшим готовое сорваться возмущение, — я допускаю, что в данных обстоятельствах ваш гнев оправдан, но до известных пределов. — Он спрятал платок обратно в карман. — Однако, милая, вы начинаете преступать эти пределы. Ночью вы хорошо выспитесь, а утром вам все покажется совсем в другом свете.
Его выдержка и спокойный голос подействовали на Серену, как порох на открытый огонь.
— Вы за все поплатитесь, чего бы это мне ни стоило! Вы еще можете веселиться! Спросите Флинна, спросите кого угодно! Уорды никогда не забывают и не прощают оскорблений.
В ней говорил гнев, но слова возымели некоторое действие, что доставило ей живейшую радость. Потом спокойствие вернулось к нему, и во взгляде снова заиграли веселые искорки.
— В таком случае я с нетерпением ожидаю наших грядущих сражений.
— Вы… вы… — Она исчерпала запас эпитетов, живописующих его злодейства.
— Да-да, знаю. Мой дом в Твикенхеме, думаю, придется вам по душе. Это на берегу Темзы, как вам, должно быть, известно. У вас есть, — он взглянул на каминные часы, — десять минут, чтобы приготовиться к отъезду. О, не беспокойтесь о платье. Я позволил себе попросить Флинна упаковать для вас кое-что из вещей. Не спорьте, Серена. Сдайтесь достойно — хотя бы раз в жизни, — иначе мне придется применить силу.
Серена почувствовала, как почва уходит у нее из-под ног. Но принимать от него сочувствие она желала не больше, чем подчиняться его приказам.
— Не прикасайтесь ко мне! — взвизгнула она, и Джулиан отнял руку. На миг она прижалась к двери, пытаясь справиться с душившей ее яростью. Придя в себя, она широко распахнула дверь и почти бегом направилась к маленькой комнатке, где раньше переодевалась.
Оскорбления были знакомы Серене, но никогда еще ее не оскорбляли так жестоко. Она была унижена, подавлена, ее била нервная дрожь. Приходилось крепко сжимать зубы, чтобы они не стучали. Люди, которых она любила, которым доверяла, предали ее, от чувства беспомощности и одиночества подкашивались ноги. Все это была лишь игра! Все они играли роли, и с какой легкостью они ее провели! Флинн, констебль, лорд Алистер! Даже Джулиан! Как он, должно быть, злорадствовал, когда она, смирив гордость, благодарила его за все, что он для нее сделал. Она его благодарила! Она должна была убить его.
Проклиная себя за глупость, она схватила маску с перьями и дрожащими пальцами прицепила завязки к гребням в волосах. Сдаваться она не собиралась!
Серена стремительно взбежала по лестнице к двери, ведущей из половины Джулиана в игорный дом. Оказавшись за этой дверью, она почувствовала себя спокойнее. Там было много людей, они сновали туда-сюда, входили и выходили из комнат. Путаясь в слишком длинном для нее чужом платье, Серена спустилась вниз по широкой лестнице. Достигнув просторной передней и не слыша за собою окриков, она замедлила шаг. В дверях она поспешила смешаться с толпой покидающих заведение посетителей и выскользнула наружу.
Улица была запружена экипажами, факельщики выкрикивали цены, предлагая клиентам сопровождение. Не задумываясь о том, чем она расплатится с возницей, она приказала лакею нанять экипаж. Быстро вскочив внутрь, она назвала адрес и пригнулась так, чтобы из окон дома нельзя было разглядеть ее лица.
Как только экипаж завернул за угол, Серена заметила, что он движется не в ту сторону. Не успела она сообразить, была ли то нечаянная ошибка кучера или злой умысел, экипаж остановился, и дверца его открылась.
— Карета ждет нас, — сказал Джулиан. Он нагнулся и схватил ее за запястье. — Советую вам вести себя спокойно, Серена. Еще немного, и мое терпение иссякнет.
Серена была настолько ошеломлена происходящим, что позволила ему вывести себя из экипажа.
— Серена, — мягко заговорил Джулиан, — вы нисколько не обманули моих ожиданий. Неужели вы думаете, я выпустил бы вас из поля зрения хоть на миг? Я расставил лакеев у всех дверей, приказав им следить за вами.
Серена огляделась. Они стояли на углу Флитстрит. У тротуара их ждала карета. Джулиан махнул рукой, кучер соскочил на землю и распахнул дверцы. Серена отпрянула.
— Нет! — воскликнула она, вырываясь. — Вы не сможете увезти меня насильно!
— Залезайте, — злобно скомандовал он и толкнул ее к карете.
Серена озиралась по сторонам в поисках помощи. Лакеи, конечно, и пальцем не пошевелят, чтобы спасти ее, несмотря на сочувственные лица. Однако дальше, около кофейни, были другие люди, порядочные люди, и к ним она могла обратиться за помощью. Рядом раздался ободряющий возглас ночного сторожа, возвестившего время. Пока не поздно, надо было действовать.
Набрав побольше воздуху, Серена громко закричала, насколько хватило сил. Рука Джулиана зажала ей рот, не давая вздохнуть. Она вывернулась и попыталась ударить его по лицу, но ее рука лишь скользнула по щеке Рэйнора. Как она ни сопротивлялась, он неумолимо подталкивал ее к карете.
— Помогите мне, — сдавленным от напряжения голосом приказал он, обращаясь к кучеру, придерживавшему дверцу кареты.
Две пары рук схватили ее. Серена была готова сдаться, но до ее слуха донеслись крики и приближающийся топот ног. Она вырвалась из объятий Джулиана как раз в тот момент, когда он разворачивал ее лицом к поджидавшей карете.
Она оступилась и рухнула наземь. Джулиан отчаянно вскрикнул, зовя ее по имени. В следующий миг Серену пронзила резкая боль — она ударилась головой об угол дверцы. Она собралась с силами и приподнялась на коленях, пытаясь удержать равновесие, потом боль отступила и милосердная тьма опустилась на нее.
Последняя бившаяся в ее сознании мысль была о Джулиане Рэйноре: не о том, что она его ненавидит, но о том, что он ненавидит ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовный поединок - Торнтон Элизабет



Классный роман.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетЛуиза.
27.04.2014, 13.45





набор глупостей
Любовный поединок - Торнтон Элизабетелена
27.04.2014, 21.39





В точку!!! Набор глупостей!!! Крайне ужасно для г-жи Торнтон. Такое чувство, что и не она вовсе. Не ее стиль, да и язык тяжелый и топорный(может это огрехи перевода). В этом романе нелепо все!!! Начиная со встречи героев и заканчивая их воссоединением. Первая половина хоть как-то шла, но вторая.....это нечто. Во-первых, появилось чувство, что вырваны куски текста; далее следовали нелепые диалоги, глупые детские поступки. И любви я не увидела. Не раскрыты характеры героев. Странная героиня. Непонятный герой. А диалоги...диалоги во второй половине оставляют желать лучшего. И вообще повествование после ссылки какое-то сумбурное, резкое. Не читала, а мучила: 2/10
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетNeytiri
29.04.2014, 21.53





Фу как всё грубо.Бред какой-то.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетНаталюша
18.05.2014, 14.29





Бред! Не дочитала...
Любовный поединок - Торнтон Элизабетchobik
25.11.2014, 9.33





Роман классный. Не обращаю внимания на комментарии. Читала и получала удовольствие.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетАнна
29.07.2015, 2.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100