Читать онлайн Любовный поединок, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовный поединок - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовный поединок - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовный поединок - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Любовный поединок

Читать онлайн

Аннотация

Юная леди Серена, дочь знатного лорда, участвует в рискованных авантюрах. Спасая себя и своего брата от ареста, она попадает в сомнительный притон в злачном районе Лондона. Перед девушкой встает выбор — или быть схваченной полицией, или провести ночь в обществе загадочного и неотразимого мужчины. Кто он — предатель, соблазнитель или бесчестный насильник?.. Ночь любви выливается в цепь головокружительных приключений, а борьба двух сильных характеров и взаимная ненависть перерастают неожиданно для героев в страстную любовь.
Читатель полюбит героев романа Э. Торнтон еще до того, как они сами полюбят друг друга.


Следующая страница

Глава 1

При первой же встрече с этим человеком Серена почувствовала силу и жесткость, исходящие от него. И сейчас, по внезапно охватившему ее оцепенению, она поняла, что он здесь. Подняв глаза от карт, она различила зловеще-безмолвную фигуру в дверях. Его рука небрежно покоилась на эфесе шпаги, а вызывающий взгляд, скрыть которого не мог даже дымный полумрак таверны, пристально изучал всех присутствующих.
Опасный. Дерзкий. Неистовый. Именно эти слова пронеслись в голове Серены. Когда его взор упал на нее, разом оценив платье из тонкой ткани, и задержался на ее искусно подкрашенном лице, обрамленном угольно-черными кудрями, и низко декольтированной ослепительно белой груди, особенно на груди, ей захотелось прикрыться, и ее рука непроизвольно потянулась за накидкой. Она не понимала, почему именно ею он должен был заинтересоваться. В отличие от некоторых других присутствовавших в тот вечер «дам», она не заслуживала и того, чтобы на нее посмотрели второй раз. Никаких «слишком», ничего запоминающегося — вот правило, которого придерживались они с Флинном.
Не забывая о своей роли, Серена улыбнулась посетителю и дала знать Флинну о его появлении, приложив палец к черной шелковой мушке в уголке рта, — сигнал быть начеку. Вошедший мужчина скользнул взглядом поверх ее головы и, спросив кружку эля, уселся за столик у самой стены.
Серена ожидала реакции Флинна, однако появление нового посетителя взволновало другого карточного партнера, Касси, актрису из театра Друри Лейн. Касси, по мнению Серены, заслуживала особого внимания мужчин. Девушка была одарена яркой красотой, и платье из плотного алого кружева с кринолином открывало взорам ее восхитительные формы. Серена не стала надевать кринолин, чтобы нынче ночью, когда они с Флинном отправятся выполнять поручение, он не стеснял ее движений.
— Джулиан Рэйнор, — прошептала Касси, пожирая глазами вышеупомянутого джентльмена, — самый знаменитый игрок Лондона. Боже, да он на нас смотрит! — И она послала Рэйнору дерзкий взгляд, одновременно игривый и вызывающий.
Молодой актер, партнер Касси, недовольно хмыкнул.
— Позволю себе напомнить дамам об игре. Давайте вернемся к картам?
Но сосредоточиться на висте, когда это имя заставило бешено забиться сердце, совсем не просто. Сделав над собой усилие, Серена снова включилась в оживленную беседу и продолжила игру, но за ее улыбками и маской безмятежности крылась напряженная работа ума.
Она никак не могла взять в толк, зачем Рэйнор явился сюда. Таверна «Соломенная крыша» не относилась к числу фешенебельных заведений, ее посещала самая пестрая публика — мелкие торговцы и слуги, завернувшие на огонек студенты, актеры из соседнего театра Друри Лейн. Рассчитывать на крупную игру здесь не приходилось, ставки редко бывали высокими.
Но для их целей трудно было сыскать более подходящее место. Случайные люди приходили и уходили, и ни простонародная речь Флинна, ни ее изысканный выговор ни у кого не вызывали подозрений. Флинн был лакеем, она же выдавала себя за актрису, вернее сказать, за желающую стать таковой. Решающим доводом в пользу «Соломенной крыши» было ее расположение над тайным римским водопроводом, который разветвлялся целым лабиринтом подземных ходов. Эти ходы Флинн знал как свои пять пальцев.
Заведение Рэйнора с таверной и сравнивать было нельзя. Он был профессиональным игроком и содержал роскошный игорный дом неподалеку от Флит-стрит, где, по слухам, каждую ночь за карточными столами появлялись и уходили в небытие целые состояния. Это место посещали самые богатые люди высшего общества и среди них ее собственные братья.
Настолько странным было появление в таверне Рэйнора, что встревоженная Серена только о нем и думала. Да и было о чем беспокоиться. В любой момент мог быть доставлен «пассажир», и им предстояло отвезти его в безопасное место рядом с пристанью, где их уже поджидал ее брат Клайв. С первым лучом солнца, если, конечно, позволит по года, «пассажира» переправят на корабль, отплывающий во Францию, к свободе.
Серена не могла избавиться от мыслей о Джулиане Рэйноре, или майоре Рэйноре, как его обычно называли. Этот человек был овеян славой героя войны. Его дерзкие подвиги у Престона стали почти легендой. Говорили, что, если был в тот день на поле боя было больше людей, подобных ему, правительственные войска сокрушили бы сторонников Большого Мятежа гораздо быстрее и до Куллодена дело бы не дошло.
Он был врагом Большого Мятежа и, следовательно, ее врагом. Если только он разнюхает об истинной цели их пребывания в таверне сегодня вечером, то гибель ждет не только их «пассажира», но Клайва, Флинна и ее саму. Помощь и содействие изгнанникам-якобитам до сих пор считались государственным преступлением.
На краткий миг перед ее мысленным взором всплыло лицо Стивена. Престон, где Рэйнор покрыл себя славой, всегда напоминал ей о былом, и воспоминания растравляли старую боль. У Престона погиб Стивен, а вместе с ним и все ее прекрасные мечты. Вполне возможно, что именно рука Рейнора сразила ее суженого.
Серена понимала, что нельзя вечно хранить в душе застарелую ненависть. Но пока власти охотились за изгнанниками-якобитами, еще можно было и побороться. Ее собственному отцу повезло. Когда Мятеж был подавлен, ему удалось бежать во Францию — к сожалению, там он сейчас влачил жалкое существование. До тех пор, пока одновременно с амнистией всем якобитам за голову каждого из них была назначена плата, дорога спасения должна была оставаться открытой.
Краем глаза Серена заметила, что Рэйнор развернул свой стул так, чтобы лучше видеть их столик. Зачем он пришел? С какой целью наблюдал за ними? Ей хотелось верить, что его внимание привлекла красота Касси, а не она и не Флинн. Касси была так оживлена, стараясь привлечь внимание Рэйнора. Флинн, напротив, держался очень сдержанно. В пудреном парике и очках в проволочной оправе, он выглядел лет на десять старше. Никто бы не узнал в нем молодого франта-лакея, затевавшего драку с другими слугами, стоило тем перегородить своими экипажами дорогу его господам. Ее собственная внешность сегодня была весьма далека от обычного образа леди Серены. По словам Флинна, крашеные черные волосы, пудра и грим изменяли ее до неузнаваемости.
Если даже их поймают, безопаснее будет придерживаться, насколько возможно, очевидной правды. Не было ничего необычного в том, что светские дамы рисковали своей репутацией в поисках свежих и острых ощущений. Ее присутствие здесь могло вызвать лишь скандал, который вспыхнет и скоро уляжется. Настоящая опасность наступала с появлением в таверне «пассажира».
Если не принимать во внимание присутствие Рэйнора, все шло согласно плану. Серена бросила короткий многозначительный взгляд на Флинна и дотронулась мизинцем до завитка на лбу, давая понять, что пора заканчивать игру.
Сдавать карты предстояло ей. Было время, когда она ухватилась бы за любой предлог, только бы избежать этой обязанности. Теперь же позади был целый год, в течение которого ей иногда приходилось проводить ночи в подобных местах, и она успела набить руку в этом деле. Ее гибкие пальцы ловко перетасовали колоду, потом она сняла и раздала игрокам карты. Повинуясь некой высшей силе, она подняла глаза и встретилась со взглядом Рэйнора, устремленным прямо на нее.
От дурного предчувствия холодок пробежал у нее по спине, она с трудом отвела взгляд и бросила на стол первую карту.
Серена играла так, словно от этой партии зависела вся ее жизнь, — не оттого, что стремилась выиграть, но потому, что ничего не могла с собой поделать: она чувствовала на себе взгляд Рэйнора и теперь уже не сомневалась, что из всех женщин, присутствующих в таверне, он выбрал именно ее. С такими партнерами ничего не стоило выиграть. Усилия и умение требовались для проигрыша. Она брала одну взятку за другой, а Флинн бросал на нее хмурые взгляды. Она понимала, о чем они говорили. В их с Флинном намерения не входило привлекать к себе внимание, а если при таком везении ее заподозрят в мошенничестве, внимания к ее персоне будет больше чем достаточно. Немного выиграть, немного проиграть — вот стратегия, которой они придерживались. Сама по себе игра их не интересовала. Она была лишь средством смешаться с толпой, пока не прибудет «пассажир». Серене пришлось придержать хорошие карты, чтобы пропустить две последние взятки. Игра закончилась, и, пока Касси и молодой актер горячо бранились, как это случается между любовниками, Серена и Флинн раскладывали выигрыш по карманам.
Теперь тревога пульсировала в каждой ее жилке. Флинн разгадал ее волнение и осторожно спросил:
— Что-то случилось?
Ничего особенного и вместе с тем самое ужасное. Здесь Джулиан Рэйнор. Серена покачала головой.
Она видела, как открылась дверь, пропуская в таверну нового посетителя — юношу, который прижимал к груди фолиант в кожаном переплете; заметила, как Флинн устремился к нему сквозь толпу и заговорил с вошедшим, но истинный ужас она испытала, когда Джулиан Рэйнор поднялся и пальцем поманил ее к своему столику.
Ее гордость была глубоко уязвлена подобной бесцеремонностью, но роль, которую она играла, не позволяла поставить его на место. Она взяла накидку и направилась к нему.
Он выдвинул для нее стул и кивнул:
— Сядьте.
Он смотрел на нее с удовольствием и интересом, словно на породистую лошадь, которую собирался приобрести.
Взмахнув накрашенными ресницами, Серена окинула его оценивающим взглядом. Он был высок, на ее вкус даже слишком высок ростом. Темные волосы были слегка припудрены и схвачены лентой. Кружево на манишке и манжетах было самое лучшее, однако не раздражало глаз чрезмерной пышностью. Широкие плечи обтягивал камзол голубого шелка, расшитый серебром по краям и набольших отворотах. Его нельзя было назвать красивым в том смысле, в каком красивы были Джереми и Клайв, ее братья. Черты этого человека были слишком жестки. Джулиана Рэйнора можно было назвать воплощением элегантности — Серена не находила изъянов в его внешности. Что ее действительно настораживало и одновременно притягивало, так это мерцание какого-то безжалостного огня в холодных непроницаемых серых глазах. По ее коже побежали мурашки. Внешний вид Рэйнора был безукоризненным, однако манеры его граничили с наглостью.
В памяти Серены всплыли кое-какие слухи о нем. Ходили сплетни о его дуэлях, любовницах, о его разгульной жизни, подробностей которой она и представить не могла. Джулиан был опасным человеком.
Однако сейчас она была вынуждена повиноваться ему.
— Майор Рэйнор? — с улыбкой осведомилась она. — Ваше внимание, сэр, слишком большая честь для меня.
С беспечным видом она оглянулась назад, надеясь призвать на помощь Касси; но одного быстрого взгляда через плечо было достаточно, чтобы увидеть, как ее новоявленная «подруга», возмущенная до глубины души тем, что ей предпочли другую, покидает таверну. Серена подавила вздох: она оказалась один на один с врагом.
Черная бровь взметнулась, придавая его лицу циничное, насмешливое выражение.
— Вы уже изрядно поводили меня за нос, сударыня, но теперь-то я вас раскусил.
Серена медленно опустилась на предложенный ей стул, а в голове ее теснились ужасные догадки.
— Позвольте мне прежде всего выразить восхищение вашей игрой—для дилетантки вы играли замечательно.
— Благодарю, — невнятно пробормотала она.
— Однако признайтесь, что карты не основная ваша игра.
Серена опустила ресницы, скрывая леденящий душу ужас, в который ее повергли эти слова.
— Я вас не понимаю.
— Уверен, что понимаете. Полагаю, вы знали или догадывались, что, если только я заподозрю в вас мошенницу, вам придется худо. И не ошиблись.
— Мошенницу? — осторожно переспросила Серена. Слово, которого она со страхом ожидала, было «изменница».
Джулиан наклонился вперед, и в его глазах заиграли искорки смеха.
— Как видите, ваша уловка удалась. Не выпить ли нам за это?
Он махнул рукой прислуге и заказал бутылку кларета.
Серена начинала сознавать, что Джулиан Рэйнор не догадывался об истинной цели ее пребывания здесь. Ее напряжение слегка спало, и она как бы невзначай бросила взгляд в сторону Флинна: тот уже отвел «пассажира» в угол, где потемнее, и теперь поджидал ее.
Она прекрасно представляла, что творилось в душе у Флинна. Должно быть, он проклинал ее за безрассудство, за то, что она вообще пришла сюда этой ночью. Здесь их мнения всегда расходились. Флинн считал участие Серены в деле необязательным и предпочел бы обходиться без нее. Серена же не могла этого допустить, ибо знала, что душою Флинн не был предан их делу. Он вступил в него только потому, что вступила она. И было бы непорядочно позволять ему рисковать в одиночку.
Она снова взглянула на Рэйнора. Он был весел и спокоен, однако первое впечатление об исходящей от него опасности не оставляло ее, и она инстинктивно решила не дразнить его и не отказываться от вина, которое он ей наливал.
— Я играла честно.
— О, теперь я в этом не сомневаюсь. Разве я уже не сказал?
— Но… что заставило вас подумать, будто я мошенница?
— Мушка, завиток на лбу, ваш пальчик, которым вы дотрагивались до них. Это приемы и хитрости для простодушных новичков.
Флинн сказал бы, что эти уловки потворствуют дешевому вкусу и пригодны лишь для мелодрамы. Он не нуждался в придуманных ею условных знаках и прямо объявил ей об этом.
Пряча смущение, Серена изобразила лукавую улыбку.
— А вдруг это просто рассеянность?
— Или ваш завидный ум.
Он глянул ей прямо в глаза и улыбнулся, словно они сообща замышляли какую-то проделку. Желая уйти от столь опасной темы, мысленно поклявшись впредь следовать во всем Флинну, она поднесла бокал к губам.
— За что мы пьем?
Он смотрел на нее не мигая, и взгляд его казался Серене зловещим.
— За наше знакомство и за то, чтобы мы могли лучше узнать друг друга! Мисс… кстати, как вас зовут?
Ответ она держала наготове.
— Виктория, — быстро сказала она. Это имя — символ победы — нравилось ей с детства и представлялось более соответствующим ее натуре, чем пресное «Серена», означающее мир и покой. — Виктория Нобль. Я актриса, — небрежно прибавила она, дабы утвердиться в своей роли.
— Актриса? И где же вы играете?
Вопрос не был для нее неожиданностью.
Тонкие губы дрогнули, глаза метнулись в сторону, потом уверенно встретили его взгляд.
— На самом деле я только называю себя актрисой. Вы понимаете. — Она красноречиво повела плечом. — Актрис гораздо больше, чем ролей, которые они могут получить.
— Не продолжайте, мисс Нобль. Мне ясно ваше положение.
По ее спине опять пробежал холодок. Намеки она понимала с полуслова. Что, если он знает больше, чем она надеется? Тогда почему он улыбается ей, а не зовет солдат?
Серена окинула быстрым взглядом таверну. Ни Флинна, ни «пассажира» не было видно, и это ее встревожило. Флинн никогда не бросил бы ее одну — значит, его вынудили к этому крайние обстоятельства. Пора было и ей убираться отсюда.
Она поставила бокал на стол и потянулась за накидкой.
— Уже поздний час, и, увы, — она прикрыла ладонью зевок, — я безмерно устала.
Джулиан коротко рассмеялся и с ловкостью нападающей кобры перехватил ее руку.
— Мне по душе твое нетерпение, девочка. Однако придется тебе, милая, немного подождать. Мне еще предстоит найти для нас комнату. Допивай свое вино. Я отлучусь ненадолго.
— Комнату… для нас?
— Не здесь, так где-нибудь еще. Или ты думаешь, что я отведу тебя в свой игорный дом? Едва ли. Я ведь там живу, и мне не хотелось бы таскать туда случайных подружек.
Когда значение его слов достигло наконец ее сознания, ею овладели два разноречивых желания: топнуть ногой и плюнуть ему в лицо и расхохотаться как сумасшедшей. Джулиан Рэйнор, повеса из повес, принял ее, дочь сэра Роберта Уорда, за обычную проститутку! Смешно до безумия. Возмутительно! Серена и не подозревала, что она такая хорошая актриса.
Как только за Джулианом закрылась дверь, она вскочила, схватила накидку с капюшоном и бросилась в кухонные помещения. Серена не успела сделать и несколько шагов, как дверь распахнулась и в таверну ворвались солдаты.
Сердце ее колотилось так сильно, что она с трудом дышала. В голове стремительно проносились обрывочные, путаные мысли, но одно было ясно: их предали. Серена пыталась совладать с охватившей ее паникой и понять, что же могло произойти. Пока она беседовала с Джулианом Рэйнором, Флинн, должно быть, услышал или заметил что-то подозрительное. Они всегда понимали, что самая рискованная часть их миссии — встретить «пассажира». Стоило им спуститься в подземный водопровод, и никто, как утверждал Флинн, их в лабиринте не отыщет. Отчаянно надеясь, что Флинн не стал медлить, дожидаясь ее, Серена кинулась к парадной двери.
Добежав до входа, она увидела на улице при свете фонарей целый отряд вооруженных людей. Серена стала озираться в поисках пути побега, и ее взгляд упал на лестницу. Вдруг чья-то рука обвила ее талию, и она испуганно вскрикнула.
— Это всего лишь я. А ты ждала кого-то другого?
Тон Рэйнора был пронизан нотками невыносимого мужского превосходства. Краем глаза она заметила, как кто-то попытался покинуть таверну, но солдат тотчас вернул его обратно. Выбирать приходилось из двух зол: либо солдаты, либо Джулиан Рэйнор.
Она взглянула на него прямо и твердо. Да, он был игроком, но это не означало, что он негодяй без чести и принципов. Джереми отзывался о нем как об одном из самых достойных людей. Уговаривая себя не тревожиться и бросая косые взгляды на солдат Его Величества, она направилась к лестнице, подталкиваемая сзади Рэйнором.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовный поединок - Торнтон Элизабет



Классный роман.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетЛуиза.
27.04.2014, 13.45





набор глупостей
Любовный поединок - Торнтон Элизабетелена
27.04.2014, 21.39





В точку!!! Набор глупостей!!! Крайне ужасно для г-жи Торнтон. Такое чувство, что и не она вовсе. Не ее стиль, да и язык тяжелый и топорный(может это огрехи перевода). В этом романе нелепо все!!! Начиная со встречи героев и заканчивая их воссоединением. Первая половина хоть как-то шла, но вторая.....это нечто. Во-первых, появилось чувство, что вырваны куски текста; далее следовали нелепые диалоги, глупые детские поступки. И любви я не увидела. Не раскрыты характеры героев. Странная героиня. Непонятный герой. А диалоги...диалоги во второй половине оставляют желать лучшего. И вообще повествование после ссылки какое-то сумбурное, резкое. Не читала, а мучила: 2/10
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетNeytiri
29.04.2014, 21.53





Фу как всё грубо.Бред какой-то.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетНаталюша
18.05.2014, 14.29





Бред! Не дочитала...
Любовный поединок - Торнтон Элизабетchobik
25.11.2014, 9.33





Роман классный. Не обращаю внимания на комментарии. Читала и получала удовольствие.
Любовный поединок - Торнтон ЭлизабетАнна
29.07.2015, 2.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100