Читать онлайн Игра или страсть?, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игра или страсть? - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игра или страсть? - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игра или страсть? - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Игра или страсть?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Марион услышала тихий стук в дверь и поднялась.
– Кто там? – крикнула она. Приглушенный голос ответил:
– Кто еще это может быть в такое время ночи?
Едва Брэнд вошел и запер дверь, Марион сразу поняла, что он переполнен эмоциями.
Сердце подскочило к горлу.
– Что случилось, Брэнд? Что-нибудь с Эндрю?
– С Эндрю все в порядке. – Он придвинулся на шаг, затем еще на один. – Он дома и нисколько не пострадал. Я не хочу говорить об Эндрю. Я не хочу говорить об Эмили. Я хочу поговорить о нас.
Иногда Брэнд Гамильтон выглядел вполне милым и галантным, но сейчас лицо его пересекали жесткие линии, а голубые глаза поблескивали холодным стальным блеском. На какое-то мгновение она даже испугалась, но потом взяла себя в руки. Разгневанный Брэнд Гамильтон мог наводить страх на высокопоставленные чины в правительстве и придворных кругах, но она его не боялась.
Марион вздернула подбородок. Твердо глядя ему в глаза, спросила:
– А что насчет нас?
Он приблизил к ней свое лицо.
– С каких это пор такая пылкая мисс страдает от предсвадебных нервов?
Он не дал ей шанса ответить. Его рот накрыл ее губы в поцелуе, рассчитанном на то, чтобы подавить все остатки женского сопротивления. Он прижал ее своим весом к кроватному столбику и обхватил лицо ладонями.
– Теперь расскажи мне о предсвадебных нервах, – сказал он и поцеловал ее снова.
Она бы воспротивилась, если б не чувствовала себя виноватой. Очевидно, ее сбивчивый разговор с Эмили дошел до него. И его гордость оказалась задета.
Когда он поднял голову, она прошептала:
– Брэнд, ты не понимаешь.
– И из-за этого ты нервничаешь? – горячо бросил он и обхватил ее грудь.
Его голос ни на йоту не потерял своей силы.
– Должен ли я доказывать, что ты готова к замужеству? Она покачала головой.
– Тогда почему, черт побери, ты передумала? Я считал, что между нами все решено.
Воздух вырвался из его легких, и он прижался лбом к ее лбу.
– Ты хочешь, чтобы я был счастлив?
– Ты же знаешь, да.
– Тогда я покажу тебе, что для меня лучшее.
Не отводя взгляда, он положил ее на кровать и опустился рядом с ней.
У самых ее губ он прошептал:
– Хотел бы я понять, что происходит в твоей голове. Но поскольку я не могу этого понять, то скажу, что происходит в моей. Я не могу думать ни о чем, кроме тебя. Ты не смятение, ты наваждение. Нет, не отворачивайся. Это больше, чем вожделение. Я хочу строить с тобой будущее, хочу иметь с тобой детей. В сравнении с этим всё остальное – прах. – Он сделал прерывистый вдох. – Теперь скажи мне, что ты этого не хочешь.
– Это несправедливо. Я стараюсь не быть эгоисткой.
– А я пытаюсь не выйти из себя.
Она печально усмехнулась. Он вздохнул. Их губы встретились и слились в поцелуе. Ее уступчивость смягчила его неистовость, но это не отвлекло от цели. Она его половинка. Чем скорее она осознает это, тем лучше для обоих.
Брэнд начал медленно раздевать Марион, и вскоре на ее теле не осталось ни малейшего участка, который бы не чувствовал нежную ласку его пальцев, прикосновение губ. Он задержался на розовых вершинках грудей, изгибе бедер, легкой выпуклости живота и мягком бугорке, который охранял сердцевину ее женственности.
– Ты так прекрасно сложена, – прошептал он, – так восхитительно женственна. – Слова становились более пылкими, более откровенными. И она стонала и извивалась под его ласками.
– Брэнд, – мягко проговорила она.
Он услышал в ее голосе неуверенность и желание. Эта неуверенность более, чем что-либо, помогла ему справиться с собой. Он осыпал дождем нежнейших поцелуев ее глаза, щеки, губы.
– Я не буду продолжать, если ты не хочешь, сказал он.
Марион не верила своим ушам. Все ее тело томилось от неутоленного желания. Она безумно хочет его. Неужели он не видит?
Она сделала то, что подсказывал ей женский инстинкт: приподняла голову и поцеловала его со всей любовью и страстью, которые таила в глубине. Она почувствовала гулкий стук его сердца на своей груди. Дыхание перехватило.
В нем было все, что она мечтала найти в мужчине. Таких, как он, больше нет и никогда не будет, по крайней мере для нее.
Он услышал, как она пытается сделать вдох, почувствовал ее страсть.
– Марион, – проговорил он в тихом восторге, – Марион.
Смеясь, он соскочил с кровати и сбросил с себя одежду. Его рот вновь завладел ее губами, призывно, требовательно, а когда она ответила на этот призыв, ему показалось, что сердце разорвется.
– Марион, посмотри на меня, – приказал он. Длинные ресницы затрепетали, и затуманенные любовью глаза встретились с его взглядом.
– Больше никаких сомнений и раздумий, – сказал он. Медленно, давая ей время приспособиться к его телу, он вошел в нее. Когда начал двигаться, она выгнулась под ним. Движения стали безудержными, она покрывала поцелуями его руки, шею, плечи. Горячий поток увлек их к краю. Он почувствовал, как ее тело напряглось, услышал ее безумный вскрик восторга и только тогда позволил собственному освобождению захватить его. Марион спрятала голову у него на плече.
– Я люблю тебя, Брэнд, – пробормотала она.
Свернувшись калачиком, она прильнула к нему – глаза закрыты, дыхание щекочет ему подмышку. Брэнд лежал на спине, сцепив руки за головой.
«Я люблю тебя». Его сознание не могло постичь эти слова.
Когда она пошевелилась и вздохнула, он оперся о локоть и стал изучать ее лицо. Во сне она выглядела не старше Эмили, а он чувствовал себя почти таким, как Эндрю. В восемнадцать лет ему казалось, что он знает все, хотя не знал ничего. Теперь же, став старше и мудрее, Брэнд знал, как многому еще ему нужно учиться.
– Брэнд, что такое?
Их взгляды встретились.
– Вы страстная женщина, леди Марион Дейн, а я очень счастливый мужчина.
Он улыбнулся, заглянув ей в глаза, и убрал пряди белокурых волос, которые в милом беспорядке упали ей налицо.
– Да, но ты не об этом думал.
– Откуда ты знаешь?
– Потому что… ты выглядел печальным, а это не похоже на тебя. Итак?
Он пожал плечами.
– Ты сказала, что любишь меня. Ты это серьезно?
Ее сердце перестало биться. Она могла отшутиться или притвориться, что не помнит своих слов. Но она еще никогда не видела его таким уязвимым. Одному из них придется рискнуть, и на этот раз, похоже, короткая соломинка досталась ей.
– Да.
Он поднес ее руку к губам и сказал как можно беспечнее:
– Еще никто никогда не говорил мне этих слов. Она подавила улыбку.
– Брэнд, любовницам платят не за любовь к их покровителям, а за благосклонность.
Он нахмурился:
– А тебе откуда это известно? Она раздраженно вздохнула:
– Вы с Эмили, похоже, считаете меня тепличным цветком. Это не так. Не нужно со мной носиться. Я не неженка. Мама научила меня жизни, а сплетни в светских гостиных дополнили мое образование.
– Сплетни в светских гостиных! Словно это увлекательное путешествие!
– Можно сказать, что это женский эквивалент путешествия, и когда Эмили станет старше, я тоже расскажу ей все, что нужно знать.
Марион пожалела, что сказала про Эмили, потому что милый, неуверенный взгляд испарился, и Брэнд, прищурившись, вглядывался в нее, словно пытался узнать все тайны.
Видя, что сейчас он начнет допрашивать ее, Марион опередила:
– Я не говорила Эмили, что передумала. Я просто пыталась подготовить ее к возможности нашего отъезда из Лонгбери. Очевидно, у меня это плохо получилось, но меня удивляет Эмили. Ей не следовало говорить тебе об этом.
– Мне сказала не Эмили, а Эндрю, и, – угрюмо добавил он, – похоже, ты действительно раздумываешь.
– Брэнд, – проговорила она, – между нами еще ничего не решено, и ты знаешь это не хуже меня. Что, если тебе не удастся заставить Дэвида Керра молчать? Что, если ты не сможешь доказать, что мои родители поженились до рождения Эмили? Неужели ты не понимаешь, что это может погубить твою политическую карьеру? Неужели не понимаешь, что нам с сестрами лучше жить подальше от общественного внимания?
– До этого не дойдет. Такие дела требуют времени. Епископы занятые люди. Терпение, Марион, рано или поздно мы все узнаем.
– А что, если в этих копиях нет записи о браке моих родителей?
Брэнд отмахнулся от ее опасений:
– Тогда мы расширим масштаб наших поисков, включив в него другие страны. Я по-прежнему верю, что твои родители поженились, как только это стало возможным.
Она раздраженно скривилась:
– Ты всегда такой уверенный! У тебя что, никогда не бывает сомнений?
Он легко поцеловал ее в голое плечо и улыбнулся, когда она вздрогнула.
– Ты сказала, что любишь меня. В этом я не уверен.
Марион готова была обидеться, но что-то в его настороженном выражении изменило направление ее мыслей. Что он хочет услышать?
– Пожалуй, мне не стоило этого говорить, – заметила она, не бросая вызов, но осторожно прощупывая путь. – Если тебя это смущает, я больше не скажу.
– Смущает? – Он прикрыл глаза рукой. – Совсем наоборот. Еще никто никогда не говорил мне этих слов. Никто. – Он улыбнулся ей.
– А дедушка? Отец? Бабушка?
– Никто.
Он весело улыбался, и хотя Марион улыбалась в ответ, ей было вовсе не весело. Он только что расширил те три-четыре предложения, которые составляли его биографию, и ей до боли хотелось восполнить то, чего он был лишен.
«Осторожнее, Марион», – предостерегла она себя. Вечное стремление помочь людям в их бедах – одна из ее самых больших слабостей. Некоторые беспринципные типы этим пользуются.
– Уверена, твоя мама говорила тебе эти слова, – тихо сказала она.
– Да, но она умерла, когда мне было всего несколько месяцев, я ее не помню.
– А ты? Неужели ты никому не говорил этих слов? Его взгляд сделался твердым.
– Никогда.
– Ты собираешься сказать их мне?
Веселье слетело с его лица, и он повернулся к ней с выражением, граничащим с болью.
– У нас это не принято. Мы, Фицаланы, не показываем своих чувств.
Марион отметила, что он причислил себя к лагерю Фицаланов.
– Это неправда, – возразила она. – Посмотри на Клэрис. Она без ума от Освальда и ни от кого этого не скрывает.
– Клэрис – женщина, – подчеркнул он.
– Мм. – Она сложила руки на груди и уставилась в пространство.
Он легонько куснул ее в плечо.
– Скажи эти слова еще раз.
– Я скажу, если ты повторишь за мной. – Марион приложила указательный палец к его губам. – Следи за моими губами. Это легче, чем ты думаешь. Я… люблю… тебя.
Он перекатился вместе с ней по кровати и оказался сверху, нe отрывая взгляда, сказал:
– Читай… мои… мысли.
Она сердито посмотрела на него, и он поцелуем стер недовольство с ее губ.
– Ты так нужна мне, – проговорил он, и этого было достаточно, чтобы убедить ее.
Когда Брэнд услышал, что Марион встает с кровати, он чуть-чуть приподнял ресницы. Он не мог вспомнить случая, когда бы испытывал такое удовлетворение и такой душевный покой. Ему не были чужды радости плотских утех, но это другое.
«Я люблю тебя».
Улыбка тронула уголки его рта. Она бы не сказала ему этих слов, если б на самом деле не любила. Она умела слукавить, когда хотела, но в вещах действительно серьезных Марион была прозрачной как стекло.
Дымчатое стекло…
Затуманенное стекло…
Его самодовольная улыбка превратилась в широкую ухмылку. Возможно, он так до конца и не поймет, какие мысли бродят у нее в голове, но все, что кажется непонятным, становится простым, когда они оказываются в постели.
– Ты улыбаешься, Брэнд, или это смертельный оскал? Он открыл глаза. Она стояла над ним со шкатулкой в руках. Одной рукой он схватил ее за ногу и потянул к себе. Она взвизгнула и повалилась на кровать, умудрившись при этом не рассыпать содержимое шкатулки.
– Это важно! – зашипела она, поднимая шкатулку.
– Это тоже.
Брэнд забрал шкатулку и бросил ее на пол, затем приподнялся над Марион.
– Почемуты всегда смотришь на меня таким напряженным взглядом?
– Пытаюсь прочесть твои мысли. Она улыбнулась:
– И?
Он покачал головой:
– Ничего не выходит. Придется тебе выразить их словами.
На мгновение она показалась озадаченной, потом лицо ее смягчилось, и она коснулась ладонью его щеки.
– Я люблю тебя, Брэнд.
Он взирал на нее с забавной серьезностью.
– Докажи это. Читай… мои… мысли. – Он улыбнулся.
Она попыталась встать с кровати, но он пригвоздил ее своим весом и поцеловал с пылкой настойчивостью, от которой у нее захватило дух.
Дыхание их стало учащенным, тела сплелись. Обезумевшие, они вместе устремились навстречу сладостному забвению.
Наконец они смогли поговорить о шкатулке. Они сидели за маленьким столиком перед зашторенным окном.
– Я не знаю, где девочки нашли ее, – сказала Марион, – но это, должно быть, шкатулка Ханны. Не понимаю. Этот хлам совершенно бесполезен. Здесь нет любовных писем.
Брэнд просмотрел письма, особенно те, которые были датированы, и переключил внимание на мелкие вещицы. Марион права, они бесполезны: медная пуговица, пожелтевший от времени носовой платок с монограммой, перочинный нож и ручка.
– Ханна была сорокой, – задумчиво проговорил он. – Она собирала все, что связано с Робертом. – Он взглянул на Марион. – Судя по датам на некоторых записках и квитанциях, мы можем понять, когда началась эта одержимость.
– Одержимость, – тихо повторила Марион. Брэнд пожал плечами:
– Называй это как хочешь. Она была безумно влюблена, вот и все. Смотри. – Он указал на датированную квитанцию за мужскую шляпу. – Она работала у миссис Лав, когда приобрела это. То есть она начала собирать эти вещицы за два года до своего исчезновения.
– Да, но где же письма Роберта к ней?
– Имеется только одно – благодарность за выражение сочувствия. Мои послания портному теплее этого. Другие записки от Роберта адресованы мисс Каттер и камердинеру.
– Должно быть что-то еще.
Брэнд откинулся на стуле и покачал головой:
– Не думаю, что существуют другие письма.
– Тогда почему кто-то вломился в мой дом и пытался украсть их? Неужели они пошли на это ради какого-то хлама?
Он развел руками.
– Не знаю. Марион нахмурилась.
– Да, но у тебя есть какие-то мысли. Он сверкнул улыбкой.
– Это всего лишь размышления, ничего больше. Она вздернула подбородок.
– Я думала, мы занимаемся расследованием вместе.
– Я вспомнил разговор с миссис Лав. Ханна писала письма одному молодому человеку…
– Мистеру Робсону. Брэнд кивнул.
– Который поверил ее словам и не получил в ответ ничего, кроме огорчений. Если кто и писал письма, то Ханна. – Он уставился в пространство. – У нее была склонность к мелодраме, и, думаю, она получила больше драмы, чем рассчитывала.
Они погрузились в молчание, поглощенные каждый своими размышлениями. Спустя некоторое время Брэнд сказал:
– Спроси девочек, где они нашли шкатулку. Это может помочь нам.
– Спрошу, – пообещала Марион. – И спрошу, было ли в ней что-то еще. А ты не хочешь поговорить с Робертом?
– Пока не с чем к нему идти. Кроме того, возможно, Роберт утратил благосклонность. Возможно, кто-то другой захватил воображение Ханны.
– А как насчет твоего отца? – тихо спросила Марион.
– Моего отца? – Он был поражен. – Не считая того факта, что он был практически вдвое старше Ханны, ему бы никогда не пришло в голову сбежать. Здесь его земля. Кроме того, мой отец мертв, а эта история продолжается. Кто-то напал на тебя в Воксхолл-Гарденз и столкнул с лестницы в театре. И не забудь о воре, которому мы помешали в коттедже.
Он наклонился через стол и быстро поцеловал ее.
– Я твой компас. Держись за меня, и я тебя выведу.
Уходя, он забрал с собой шкатулку, пообещав вернуть ее утром, и еще раз просмотрел содержимое, прежде чем лечь спать. Странные мысли приходили и уходили, но он пока не делал попытки связать их.
После письма Эдвины он широко раскинул сеть подозрений, от Лонгберидо Брайтона. Теперь же, когда обнаружились хранимые Ханной вещи, поиски, похоже, сузились до Прайори и его окрестностей.
Некий свидетель сказал Эдвине, что Марион была на улице в ту ночь, когда исчезла Ханна. Кто этот свидетель? Что видела Марион? Она обожала Ханну. Если б она увидела, что кто-то обижает ее, то побежала бы к матери с криками о помощи.
Брэнд был убежден, что Ханна писала письма его дяде. Холодность записки Роберта говорила о многом. Брэнд не мог обратиться к дяде со своими подозрениями. Ну, получал он письма, и что? Роберт – светский человек. Он нашел бы, как охладить пыл барышни, потерявшей голову от любви.
Если только сам не влюбился в нее и от него оказалось не так просто избавиться, как от мистера Робсона. Подчас случаются и более странные вещи.
И потом эти нападения на Марион в Лондоне и записки, которые она связывала с Дэвидом Керром. Кто стоит за ними? Кого в то время не было в Прайори?
Наконец-то у него есть что-то, чтобы двигаться дальше.
Когда девочкам предъявили шкатулку, они разревелись и все рассказали. Флора нашла ее под скрипучей половицей в стенном шкафу для белья в коттедже Эдвины, когда они играли в прятки. Девочки клялись, что больше там ничего не было. Они пытались вернуть шкатулку туда, где Флора нашла ее, но мистер Мэнли и слуги, сторожившие коттедж, не пускали их. Поэтому они решили отдать шкатулку Марион, но не успели, она обнаружила ее раньше.
Они не знали, что это так важно. Если бы в шкатулке были золотые монеты, тогда другое дело.
Марион отправилась на поиски Брэнда, чтобы рассказать ему то немногое, что ей удалось узнать.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Игра или страсть? - Торнтон Элизабет



Очень затянуто, кроме того интрига с главной героиней какая-то надуманная
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетItis
5.08.2012, 23.10





Да! Роман слабоват. Подумаешь проблема! Саршая сестра родилась до свадьбы родителей, но другие 2 абсолютно законнорожденные. Чего старшей в свои 27 лет бояться шантажа...Да и главная злодейка старуха компаньонка не вызывает доверия. Читайте перед сном.
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетВ.З.,65л.
17.01.2013, 13.42





Спокойный рассудительный ЛР с элементами детектива. Далеко не лучшая работа Торнтон. Действительно проблема чересчур надумана, даже для того времени. В 27 лет об этом заморачиваться уже нету смысла, ну да ладно. А так, в целом, герои как всегда адекватные и всего в меру - и любви, и страсти. Можно скоротать вечер: 7/10
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетNeytiri
10.06.2014, 16.13





Приятно читать романы Торнтон. В них нахожу все, что хотелось бы видеть в любовных романах! Не пытаюсь быть критиком или пересказывать сюжеты. Прекрасно провела время и это здорово! Читайте!
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетАля
31.07.2015, 0.23





Хороший роман.
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетВредина
4.05.2016, 15.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100