Читать онлайн Игра или страсть?, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игра или страсть? - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игра или страсть? - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игра или страсть? - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Игра или страсть?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Арестантская была единственным тюремным помещением в Лонгбери и находилась в переулке прямо за Хай-стрит. Закоренелых преступников отправляли в Брайтон, где имелись надлежащая тюрьма и охрана. Обитатели арестантской редко проводили больше одной ночи за решеткой. Их проступки были незначительными.
И тем не менее ночь за решеткой отнюдь не являлась тем опытом, который хотелось бы повторить.
С караульным Дженнингзом Брэнд был хорошо знаком. Сейчас Дженнингз был уже в годах, но по-прежнему обладал крепким телосложением, один его вид удерживал многих буйных заключенных от необдуманных действий.
– Что ж, мистер Гамильтон, сэр, – сказал Дженнингз, – времена изменились, и теперь вы пришли вызволять герцога, а не наоборот?
Брэнд не стал тратить время на воспоминания.
– Твоя правда, Дженнингз. Где леди Эмили?
– О, не в камере, сэр. Она у нас дома. Я не мог отпустить ее, видите ли, потому что она оказала сопротивление при аресте. Никаких обвинений, сэр, но она должна понимать, что нельзя мешать полицейскому, который выполняет свой долг.
Господи Иисусе, все хуже, чем он думал.
– Расскажите мне, что случилось.
– Состязание экипажей – вот с чего все началось, – сказал Дженнингз, – прямо здесь, на Хай-стрит. – Он слегка взмахнул рукой. – Нет, вы представляете? Добропорядочные люди, конечно, испугались за свои жизни. Они попросили констебля Хинчли задержать молодых щеголей, которые заварили эту кашу. Он поймал их возле «Розы и короны», вашего Эндрю, мальчишку сэра Джайлза Молверна и их приятелей. К тому времени их увеселение закончилось дракой. Ваш Эндрю здорово отмутузил молодого Молверна, а когда констебль Хинчли хотел арестовать его, Эмили встала между ними.
– Ее можно отправить домой? Дженнингз растерялся.
– Ну конечно, такая славная леди. Но ей нужно преподать урок, понимаете?
Брэнд понимал, он выразил свою признательность Дженнингзу в более красноречивых выражениях, чем обычно. Всегда выгодно быть по эту сторону закона, по крайней мере делать вид, что это так. Одно из основных правил, которое он усвоил как газетчик.
– Теперь расскажите мне об Эндрю, – попросил он. Дженнингз почесал подбородок.
– С ним дело похуже, – сказал он. – Сэр Джайлз и молодой Молверн в конторе, и сэр Джайлз настаивает на обвинениях. Он ждет вас.
– Насколько сильно избит мальчишка?
– Он воет, как кот на крыше, но я не вижу никаких повреждений. Думаю, он притворяется, чтобы насолить юному Эндрю.
Брэнд на мгновение задумался.
– Вы послали за доктором?
– Нет. Его отец сказал, что сам позаботится обо всем, когда привезет его домой.
– Если он выдвигает обвинение, я хочу, чтобы мой доктор осмотрел парня. – Брэнд сверкнул хищной улыбкой. – Пошлите за доктором Хардкаслом. И назовите ему мое имя, тогда он непременно приедет.
– Тут есть доктор. На Хай-стрит, совсем рядом.
– Хардкасл, – повторил Брэнд. – Если я плачу по счету, то хочу, чтобы присутствовал мой доктор. Да, и не забудьте уведомить об этом сэра Джайлза.
Дженнингз кивнул.
– А леди Эмили?
– Мэнли отвезет ее домой.
– Хорошо.
– Спасибо. А теперь я повидаюсь с Эндрю.
Слуги уже гасили последние свечи в большом зале, когда Марион поднялась наверх. В голове ее вертелось множество мыслей, но большой тревоги не было. Лакей прошептал, что молодые люди не совершили никакого серьезного проступка и леди Эмили ничего не угрожает. Возможно, констебль припугнул их, но не больше.
Прежде чем пойти в свою комнату, Марион зашла в спальню Фебы. В комнате было темно, девочки спали. Волосы Фебы были накручены на папильотки – она всю последнюю неделю пыталась копировать кудряшки Флоры. Флора же завидовала отсутствию у Фебы веснушек и каждый вечер протирала лицо лимонным соком, чтобы сделать «ужасные пятна» бледнее. Марион почувствовала запах лимонного сока.
Марион вздохнула, уже не в первый раз спрашивая себя, что девочки будут делать, когда придет время расстаться. Метод воспитания Флоры, разделения ее между двумя тетками в течение года, был, на взгляд Марион, жестоким и эгоистичным. Он не давал Флоре стабильности, в которой она нуждалась.
Марион понимала, что ей следует пожалеть Теодору как заброшенную, обделенную вниманием жену, но она не испытывала к ней симпатии. Теодора была холодной и гордой, и в душе у нее не было ни капли материнских чувств. Что касается лорда Роберта, он был сдержанным, но не холодным.
Ветерок из открытого окна зашевелил какие-то бумаги на маленьком столике и сдул их на пол. Марион подошла и увидела на столе шкатулку, в которой, должно быть, хранились сокровища девочек. Странные сокровища, подумала она, переворачивая бумаги. Это письма к Ханне, и подписаны они лордом Робертом! Более внимательное прочтение озадачило ее. Ни слова о любви. Счет за покупку, благодарственная записка, рецепт лечения лошади – безобидные послания, написанные в неофициальном тоне.
Марион обратила внимание на шкатулку. Вещь ручной работы, инкрустированное дерево, с плотно прилегающей крышкой.
Свет был плохой, но она без труда разглядела выгравированные на крышке буквы – «X. Г.». Вполне возможно, что это шкатулка Ханны. Некоторые из писем адресованы ей, но не все. Марион открыла крышку и просмотрела содержимое. Единственной представляющей интерес вещью там оказался носовой платок с инициалами лорда Роберта.
Марион стала размышлять, но ни одна теория, приходившая в голову, не удовлетворяла ее. Ей нужны были любовные письма, что-то, что доказывало бы, что Ханна планировала сбежать с любимым человеком. Может, такие письма были, но их кто-то забрал?
Она взглянула на кровать. Фебе и Флоре предстоит многое объяснить, но не сейчас. Утром она потребует рассказать, где они взяли эту шкатулку и что в ней было еще.
Сунув шкатулку под мышку, она на цыпочках вышла из комнаты. Девочки здорово перепугаются, когда обнаружат исчезновение шкатулки с сокровищами. Хорошо. Что-то уж слишком независимыми стали эти девчонки. Немного дисциплины им не помешает.
Марион вернулась к себе, но не собиралась ложиться в постель, пока не поговорит с Брэндом и с Эмили. Чтобы скоротать время до их возвращения, Марион снова взяла шкатулку и на этот раз стала искать потайное отделение. К ее немалому разочарованию, такового не обнаружилось.
Марион поставила шкатулку на трюмо и начала беспокойно мерить шагами комнату. Наконец послышался стук колес на подъездной аллее, потом шаги Эмили.
Марион взяла свечу с каминной полки и пошла к сестре. Эмили широко улыбнулась:
– Я подумала, ты уже спишь, и не хотела тебя будить. Поставь свечу, и я обо всем расскажу тебе.
Похоже, что Феба и Флора не единственные, кого необходимо приструнить.
Марион поставила свечу и села на кровать рядом с Эмили.
– Итак?.. – напомнила она.
– Сегодня, – продекламировала Эмили, словно играла роль на сцене, – Эндрю проявил себя как настоящий джентльмен. Он герой, Марион, о, не в греческом стиле, но такой, которым мы, англичане, можем восхищаться, ну, знаешь, скромный, благородный человек действия. Если бы он был немного постарше, я бы попыталась женить его на себе. Растущая тревога Марион немного улеглась.
– Ты не влюблена в него? Эмили нахмурилась:
– Не болтай чепухи. Он же еще мальчик.
Марион благоразумно воздержалась от упоминания слов мисс Каттер.
– Эмили, – сказала она, – не томи душу, расскажи, что там у вас произошло.
– Во всем виноват этот несносный Виктор Молверн! – горячо начала Эмили, затем улыбнулась. – Хотя, учитывая все, нам бы стоило поблагодарить его. Он показал себя хуже некуда.
– Эмили! – нетерпеливо воскликнула Марион. Эмили кивнула.
– Было состязание экипажей… – проговорила она.
Брэнд вошел в камеру, Эндрю вскочил с тюремной койки и посмотрел на брата встревоженным и мятежным взглядом.
– Что они сделали с Эмили? – спросил он. Что ж, у парня правильные приоритеты.
– Жена Дженнингза присматривала за ней, а сейчас Мэнли везет ее домой. Ее ни в чем не обвиняют, она свободна.
Облегчение вспыхнуло в глазах Эндрю, но быстро померкло.
Брэнд осторожно опустился на койку, Эндрю подвинулся, давая ему место. Они сидели плечом к плечу. Эндрю угрюмо проговорил:
– Ты собираешься читать мне лекцию о грехах моего отца?
– Нашего отца, – поправил Брэнд. – Ты был пьян? Эндрю выпрямился:
– Я выпил всего один глоток пива!
– Ты заигрывал с девушками? Эндрю сердито зыркнул на него:
– Это отвратительно!
– Ты проиграл состояние за карточным столом?
– У меня нет состояния, чтобы его проигрывать!
– Нашего отца это никогда не останавливало. Я знаю, что ты совсем не такой, как наш отец.
– О том, что он был пьяницей, я услышал от мальчишек в школе, – сказал Эндрю.
Брэнд кивнул.
– Честно говоря, я надеялся, что ты никогда об этом не узнаешь. Но у людей долгая память.
Плечи Эндрю поникли.
– Прости, что подвел тебя. Это замечание напугало Брэнда.
– А ты меня подвел?
– Я ведь здесь.
Брэнд на некоторое время погрузился в задумчивое молчание, затем неожиданно встал.
– Подойти сюда, Эндрю, – попросил он, – и скажи, что ты видишь.
Он подошел к задней стенке камеры. Эндрю послушно начал разглядывать кирпичную стену:
– Здесь вырезаны буквы.
– Какие?
– «Г» и, кажется, «К».
– Ах да, это Гарри Корнелл, настоящий сорвиголова. Он сейчас служит на флоте, и весьма успешно. Посмотри повыше.
Озадаченный Эндрю исполнил просьбу. Он пробормотал несколько букв про себя, затем остановился…
– Я вижу «Б», и «Ф», и «Г».
– Мои инициалы, – сказал Брэнд.
– Я знаю. – Эндрю повернулся и задумчиво посмотрел на Брэнда. – «Ф» означает «Фицалан». Брэнд Фицалан?
– Ты слишком много знаешь, – сказал Брэнд улыбаясь.
Эндрю рассмеялся.
– Бабушка рассказывала мне, что ты добавил фамилию своего дедушки назло отцу.
Улыбка Брэнда погасла.
– Нет, это сделал мой дед. Я хотел, чтобы ты увидел мои инициалы. Ты не единственный Фицалан, который побывал в арестантской. Наш отец всегда приходил и выкупал меня.
Эндрю заулыбался, но его удовлетворение было недолговечно. Когда он снова посмотрел на Брэнда, в его глазах застыло беспокойство.
– Сэр Джайлз собирается выдвинуть против меня обвинение?
– Ну, это будет зависеть от того, что сегодня произошло. Почему бы тебе не поведать мне свою версию событий, прежде чем я встречусь с сэром Джайлзом?
Все началось вполне безобидно. Молодой Молверн вызвал Эндрю на состязание экипажей. Эндрю знал, что Молверн обманщик и грубиян, и отказался. Произошел обмен язвительными репликами.
– Я не мог не согласиться, – убежденно добавил Эндрю, – я не хотел ударить в грязь лицом перед друзьями Эмили.
Перед друзьями Эмили, отметил Брэнд и ощутил укол совести. А есть ли у Эндрю свои друзья? Он не знает. Он был слишком занят собственными делами, чтобы уделять парню достаточно внимания.
– Продолжай, – мягко подбодрил он. Эндрю пожал плечами.
– Я выиграл, и мы все пошли в «Розу и корону», чтобы это отметить. Девушки, разумеется, оставались в закрытых каретах и пили ликер, а для нас официанты принесли кружки пива. Вот тут-то и появился Молверн со своими приятелями. Он снова вызвал меня, заявив, что соревнование было несправедливым, но я сказал, что мы возвращаемся в Прайори на бал. Он замолчал, неуверенно взглянул на Брэнда и отвел глаза.
– Молверн сказал такое, что не потерпит ни один джентльмен, и я набросился на него с кулаками.
Брэнд нахмурился.
– Он оскорбил Эмили?
– Нет.
– А-а, значит, меня?
Эндрю не ответил. Он шумно выдохнул.
– Тогда все начали толкаться, и я и глазом не успел моргнуть, как началась драка.
– И тут появился констебль? Эндрю кивнул.
– Констебль Хинчли приказал всем расходиться по домам, а меня и Молверна задержал. Молверн сказал, что я напал на него безо всякого повода. А я не хотел повторять оскорбление Молверна, поэтому не мог защищаться.
Брэнд молча обдумывал услышанное. Он не представлял, чем заслужил такую преданность.
– Расскажи мне об Эмили, – пробормотал он. Эндрю улыбнулся:
– Она выпрыгнула из кареты и начала спорить с констеблем. Я понятия не имел, что у нее такой крутой нрав. Ничто не могло заставить ее замолчать, даже угроза ареста.
Но не лицо Эмили встало перед мысленным взором Брэнда, а лицо Марион.
Его мысли были прерваны громкими голосами за дверью. Кажется, приехал Хардкасл. Брэнд толкнул дверь и пошел узнать, в чем дело. После секундного колебания Эндрю вышел за ним.
Сэра Джайлза и доктора Хардкасла, стоящих нос к носу, они нашли в кабинете. Молодой Молверн сидел на скамейке с хитрой улыбочкой на лице. Дженнингз стоял в стороне, сложив руки на груди и явно наслаждаясь зрелищем.
Физиономия сэра Джайлза была красной от злости.
– Я говорю, что мой мальчик был сильно избит, и если вы не напишете это в своем отчете, я потребую повторного осмотра.
– А я заявляю, что ваш мальчишка симулянт. Я был на войне, так что способен отличить настоящего пострадавшего от притворщика. Несколько царапин и синяков? – Хардкасл пригвоздил молодого Молверна стальным взглядом. – Постыдились бы, молодой человек, поднимать такой шум. Я слышал, вы собираетесь поступить на военную службу. Советую вам передумать. В армии не место трусам.
Сэр Джайлз от ярости пошел пятнами. Он повернулся, увидел Брэнда, презрительно ухмыльнулся и ткнул в него дрожащим пальцем.
– Ты впутал в это Хардкасла! Что ж, в суде ты получишь по заслугам. Не думай, что женитьба на графской дочке возвысит тебя до ее уровня. Ты как был ублюдком, так им и останешься.
– Теперь понятно, с кого мальчишка берет пример, – сказал Хардкасл.
Брэнд скучал. Эндрю сердито хмурился. Дженнингз, поигрывая мускулами на руках, сделал угрожающий шаг в сторону сэра Джайлза.
– Еще одно такое слово, – предупредил он, – и я арестую вас за нарушение общественного порядка.
Сэр Джайлз оглядел мускулистые плечи Дженнингза и сжал губы.
– Идем, Виктор, – сказал он, – мы отомстим в день выборов.
После того как отец с сыном выскочили из кабинета, повисло довольно продолжительное молчание, затем Хардкасл повернулся к Эндрю и сделал боксерскую стойку, словно приготовился к драке.
– Ты врезал ему в солнечное сплетение, как я учил? Эндрю покраснел и метнул виноватый взгляд на Брэнда.
– Да, сэр, точно как вы меня учили.
– И он сдулся как лопнувший шар? Эндрю ухмыльнулся:
– Он целую минуту хватал ртом воздух, как рыба, выброшенная из воды.
Брэнд был поражен.
– Вы учите моего брата драться? – спросил он у доктора.
– Ну да, учу, и у него отлично получается, как я и думал. Я горячий поклонник бокса. Если есть возможность, никогда не пропускаю бои профессионалов.
Брэнд взглянул на Эндрю:
– И как давно ты учишься драться? Эндрю неловко переступил с ноги на ногу.
– С того вечера, как доктор Хардкасл вытащил из тебя пулю. Мы поговорили, одно-другое…
– У тебя рана на лице, Эндрю, – сказал доктор, – дай-ка мне взглянуть.
Выйдя из арестантской, Брэнд и Эндрю пешком отправились в «Розу и корону». Ущерб оказался не таким уж большим: разбитое окно и несколько поломанных стульев и скамеек. Экипаж и лошади ждали хозяев в гостиничной конюшне, и Брэнду пришлось заплатить за постой.
Эндрю сел на козлы, а Брэнд откинулся на спинку сиденья и вскоре погрузился в размышления. Он думал о том, что совершил ошибку, что Эндрю все эти годы нужен был не наставник, а друг, больше – брат. Брэнд не хотел, чтобы брат стал таким, как их отец, поэтому старался, чтобы Эндрю всегда был занят, вначале учебой, потом делами поместья. Нельзя сказать, что он не уделял внимания Эндрю, просто слишком однозначно подходил к его воспитанию. Это ему следовало бы учить Эндрю драться.
Несмотря ни на что, из Эндрю выходит настоящий мужчина. Брэнд гордился тем, как он держался сегодня. На оскорбление Молверна Брэнд не обратил внимания. За свою жизнь он уже привык к таким оскорблениям. К чему он не привык, так это к брату.
– Эндрю, – начал он и прокашлялся, – я надеюсь, что ты будешь шафером у меня на свадьбе.
Эндрю резко втянул воздух.
– А как же Эш Денисон? Разве он не захочет быть твоим шафером?
– Нет. Эш покрывается сыпью, когда слишком приближается к алтарю. Не может унять слез. Он испортит службу.
Эндрю засмеялся.
– Кроме того, – продолжал Брэнд, – ты ведь мой брат, а это очень много для меня значит.
На этот раз Эндрю прочистил горло.
– Почту за честь. Брэнд улыбнулся:
– Значит, решено.
– Свадьба точно состоится? Я уж было засомневался после слов Эмили, но все видят, что вы с Марион прекрасная пара.
Брэнд застыл.
– А что тебе сказала Эмили? Эндрю усмехнулся:
– Что у одного из вас или у обоих нервы разыгрались и, пока вы не возьмете себя в руки, свадьбы, возможно, не будет.
– Интересно, – протянул Брэнд. – Что еще она тебе рассказала?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Игра или страсть? - Торнтон Элизабет



Очень затянуто, кроме того интрига с главной героиней какая-то надуманная
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетItis
5.08.2012, 23.10





Да! Роман слабоват. Подумаешь проблема! Саршая сестра родилась до свадьбы родителей, но другие 2 абсолютно законнорожденные. Чего старшей в свои 27 лет бояться шантажа...Да и главная злодейка старуха компаньонка не вызывает доверия. Читайте перед сном.
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетВ.З.,65л.
17.01.2013, 13.42





Спокойный рассудительный ЛР с элементами детектива. Далеко не лучшая работа Торнтон. Действительно проблема чересчур надумана, даже для того времени. В 27 лет об этом заморачиваться уже нету смысла, ну да ладно. А так, в целом, герои как всегда адекватные и всего в меру - и любви, и страсти. Можно скоротать вечер: 7/10
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетNeytiri
10.06.2014, 16.13





Приятно читать романы Торнтон. В них нахожу все, что хотелось бы видеть в любовных романах! Не пытаюсь быть критиком или пересказывать сюжеты. Прекрасно провела время и это здорово! Читайте!
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетАля
31.07.2015, 0.23





Хороший роман.
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетВредина
4.05.2016, 15.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100