Читать онлайн Игра или страсть?, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игра или страсть? - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игра или страсть? - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игра или страсть? - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Игра или страсть?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Три дня спустя они прибыли в Прайори, к теплому летнему солнцу и ароматам лаванды, розмарина и сладкого майорана, доносящимся из сада. Почти все члены семьи были на веранде, отдыхали в креслах-качалках, а лакеи разносили чай и пирожные.
Клэрис первой заметила их. Она вскочила на ноги и подбежала к Марион. Взяв ее за руки, она подвела Марион к незнакомому джентльмену, который поднялся при их приближении.
– Это, – сказала Клэрис, довольно сияя, – мой муж Освальд. Он приехал домой вчера.
Из рассказов Клэрис в сознании Марион уже сформировался определенный портрет Освальда. Ученый, потому что опубликовал книгу о Ганнибале; высокий и красивый, потому что Клэрис высокая и красивая, и мудрый как Соломон, потому что жена постоянно поет ему дифирамбы. Этот же забавный маленький человечек с кудрявыми темными волосами, широкой улыбкой и карими щенячьими глазами совсем не соответствовал ее представлению.
Невозможно было не ответить на эту улыбку. Она сделала реверанс, он поклонился, после чего последовал обмен обычными любезностями.
Герцогиня взглянула на Брэнда.
– Вы рано. Мы не ждали вас до… ну… до обеда. Брэнд пожал плечами.
– Это вина Марион. Она хотела поскорее приехать, чтобы увидеть сестер.
Герцогиня улыбнулась Марион.
– Идите ко мне и расскажите о Брайтоне. Какие последние сплетни?
Марион была поражена. Родные Брэнда знали, что он отправился в Брайтон добиваться выдвижения. Вот о чем герцогиня должна была спросить ее. Она взглянула на Брэнда.
Он стоял, небрежно прислонившись к стене террасы. Он отказался от предложенного лакеем чая, но взял кусочек торта.
– А где остальные? – праздно поинтересовался он.
Ей показалось, недоумевала Марион, или у всех стал виноватый вид?
На вопрос Брэнда ответила герцогиня:
– Феба и Флора в доме, а Эндрю и Эмили уехали кататься.
– Ты уверена? – встряла мисс Каттер. Выразительный взгляд герцогини заставил ее суетливо залопотать: – Мне показалось, я видела их в саду. – Обращаясь к Марион, она добавила: – Вы же знаете молодых людей…
Теодора безжалостно прервала ее:
– Что касается Роберта, то он приходит и уходит, когда ему вздумается.
Это наблюдение омрачило настроение всех присутствующих, и Освальду лишь частично удалось его развеять.
– Я видел, как он катался на лошади, – непринужденно заметил он, – меньше часа назад. Думаю, он направлялся в сторону холмов.
Неловкий момент прошел, Марион взглянула на Брэнда и обнаружила, что он смотрит на нее весьма красноречивым взглядом. Беда в том, что она понятия не имела, о чем этот взгляд говорил. Она отвела глаза и машинально ответила на какую-то реплику герцогини.
Последние несколько дней они редко бывали одни. Выиграв назначение, он стал человеком недели, и им обоим пришлось посещать мероприятия, где дамы развлекали сами себя, вто время как мужчины вырабатывали стратегию формирования правительства.
Она начинала думать, что лорд Хоув прав. Брэнд стремительно движется вперед и одержит победу. Одна часть ее существа страшилась этого, но другая, лучшая часть, переполнялась гордостью.
Мисс Каттер болтала о своем садике с лекарственными травами, сокрушаясь, что в цветах шиповника завелся червяк, но никто ее не слушал. Клэрис с Освальдом перешептывались как два голубка, а у герцогини и Теодоры был такой вид, словно они поссорились.
Если бы это были ее родные, с негодованием подумала Марион, она бы отреклась от них. Ее собственная семья далеко не идеальна, но по крайней мере они знают, как отпраздновать чей-то триумф. Всем прекрасно известно, что Брэнд поехал в Брайтон добиваться назначения, но никто не спросил его, как все прошло.
Это, как говаривал ее отец, надо исправить.
Она допила свой чай, затем вполне намеренно уронила чашку на каменный пол, и та разлетелась на осколки. Это возымело желаемый эффект. Разговоры резко оборвались, и все глаза обратились на нее.
– Прошу прощения, – сказала она, затем, прежде чем кто-то успел перебить, продолжила: – Ваша милость, вы спрашивали о последних сплетнях в Брайтоне. Удивляюсь, что они еще не дошли до вашего слуха. Брэнд получил назначение от своей партии и будет участвовать в выборах. Вы можете гордиться им.
По лицу герцогини пробежало удивление.
– Марион, – сказал Брэнд, – они…
– И, – продолжала она, кипя от негодования, – он получил его за собственные заслуги, а не потому, что он Фицалан.
– Однако же он Фицалан, – ответила герцогиня, поблескивая глазами.
А мисс Каттер присовокупила:
– А все Фицаланы держатся вместе. – Она была серьезна.
Марион тоже.
– Возможно, вам интересно будет узнать, что лорд Хоув хочет видеть Брэнда в кабинете министров.
– Да, дорогая, – отозвалась герцогиня с насмешливым огоньком, который стал неукротимым, – но это только в том случае, если виги получат большинство в парламенте, а на это может потребоваться несколько лет.
Когда Марион открыла рот, чтобы ответить, Брэнд прервал ее:
– Марион! – Он понизил голос. – Они знают, что я выиграл назначение. Не представляю откуда, но знают.
Клэрис громко рассмеялась и встала.
– Говорила же вам, что это безнадежно. Девочки будут огорчены.
Марион взглянула на Брэнда, но он только беспомощно пожал плечами. Он понимал не больше, чем она. Один за другим все встали.
– Дайте мне вашу руку, Марион, – попросила герцогиня, – что-то у меня ноги разболелись. – Марион поспешила подчиниться приказу. – Все станет ясно, когда вы войдете в дом. – Обращаясь к Брэнду, герцогиня сказала: – Горячая девка, а?
– Бабушка! – возмутился он.
– Нет, нет, я одобряю. Из нее выйдет отличная мать, но я не вижу обручального кольца у нее на пальце.
– Это потому, что мы не женаты, – сдержанно ответил Брэнд.
– Епископ будет у нас к обеду, – лукаво заметила Клэрис. – Тебе следует поговорить с ним, Брэнд.
Марион метнула на Клэрис испепеляющий взгляд. Только епископ выдает специальное разрешение на то, чтобы пара могла пожениться быстро, без оглашения в церкви. Ей хотелось испепелить взглядом их всех. Она чувствовала себя гувернанткой, пытающейся привести к порядку ораву непослушных детей.
– Итак, – сказала герцогиня, войдя в дом, – хорошо ли мы постарались для мальчика или нет?
Марион потеряла дар речи. Перила в галерее были украшены ленточками всех цветов. Армия лакеев под руководством Эмили и Эндрю передвигала мебель. Марион повернула голову. На другом конце галереи было растянуто полотнище. Буквы выведены не слишком умело, но послание вполне разборчивое: «Мы голосуем за Брэнда и Марион».
Марион почувствовала, как ком подступил к горлу.
– Мы планировали небольшой семейный обед, – пояснила герцогиня, – но Эмили и Эндрю взяли инициативу в свои руки, и вот результат. Сегодня вечером состоится прием, на который приглашены все.
Клэрис улыбнулась:
– Приехав рано, вы застали нас врасплох.
Феба и Флора вбежали в холл с охапками ароматных красных роз и резко остановились, увидев Марион. У Фебы вытянулось лицо.
– Это должен быть сюрприз! – возопила она. Марион обменялась с Брэндом быстрым взглядом. Он тронут, подумала она. Действительно тронут. Ей пришлось отвести взгляд, потому что на глаза навернулись слезы.
Что нужно Брэнду, так это чтобы его как следует побаловали. В Брайтоне его чествовали коллеги, но это не семья. Как она сказала его бабушке, он достиг всего сам, своими собственными силами. Но здесь его просто любят. Заслуги тут ни при чем.
Марион остановила себя. От таких мыслей она еще, чего доброго, расплачется.
Девочки уже были рядом с ней. Флора прищурилась:
– Вы опечалены, леди Марион? Слезы тут же высохли.
– Нет, нет.
– Она всегда плачет, когда счастлива, – высказалась Феба.
– А у меня, – сказала герцогиня, – есть желание сплясать джигу. – Она окинула взглядом большой зал и одобрительно кивнула. – Этому дому нужно больше праздников, больше веселья и больше детей, гораздо больше детей. В последние годы я жила в склепе, только не знала этого.
Марион рассмеялась вместе с остальными, но взгляд непроизвольно устремился к Теодоре, глаза которой не выражали общего веселья, а улыбка казалась натянутой.
Марион быстро отвела глаза, а когда посмотрела снова, Теодоры и след простыл.
Брэнд чувствовал себя размякшим. Он всегда считал Прайори памятником ушедшему веку. Склепом, как назвала его бабушка. Те немногие приемы, которые проводились здесь, были скованы какими-то косными традициями. Сегодня же четверо молодых людей – Эмили, Эндрю, Феба и Флора – поставили традиции с ног на голову, и результат вышел очаровательный.
Теперь он был совершенно уверен в Марион. В сущности, он знал ее лучше, чем она сама. Там, на террасе, ринувшись на его защиту, словно кавалерийский отряд, спешащий на выручку, она выдала себя.
Для него такое было внове. Он всегда сражался за себя сам, и шрамы – тому доказательство. Теперь у него есть сторонник. У него, Брэнда Гамильтона, воина в одежде джентльмена, имеется воин в юбке, защищающий его.
Но она должна защищать не только его, но и своих сестер. И он, в свою очередь, поможет в этом. Эш уже в Лондоне, утрясает одну проблему; он поговорит сегодня с епископом и, если повезет, утрясет другую.
Его глаза отыскали в толпе Марион. Она была с Эмили, и, судя по всему, они беседовали о чем-то серьезном. Эмили была прелестна, но от Марион он просто не мог отвести взгляд. Аристократка – вот что люди видят, когда смотрят на нее. Когда же смотрел он, то видел белый корсет, стискивающий талию, кружевные панталоны и белые шелковые чулки. Мысленно он начал раздевать ее и как раз собрался стащить шелковый чулок, когда она повернула голову и их глаза встретились.
Пару мгновений она непонимающе смотрела на него, потом ее рука взметнулась к горлу и шеки залил румянец. Брэнд взял бокал шампанского и поднял его в безмолвном восхищении. Когда она сглотнула и отвернулась, он улыбнулся.
Должно быть, они созданы друг для друга, если она может читать его мысли. Послание было яснее ясного. Последние две ночи в Брайтоне он под завязку был занят партийными делами. На обратном пути в Лонгбери с ними в карете ехала горничная, что исключало какие бы то ни было вольности. Зато сегодня ночью ничто не помешает ему быть с ней.
Оркестр, квартет местных музыкантов, настраивался на первый танец вечера – вальс. Как почетных гостей, Эндрю попросил Брэнда и Марион открыть танцы. Брэнд поставил бокал на ближайший столик и пошел к ней.
Марион чувствовала его приближение и ругала себя за то, что затеяла разговор с Эмили. Она всего лишь хотела небрежно намекнуть сестре, что ее брак с Брэндом может быть отложен на неопределенное время. В результате получила материнскую лекцию о предсвадебных нервах.
Голос Эмили звучал тихо, но убедительно.
– Это все твой возраст, – сказала она. – Чем больше будешь откладывать, тем сильнее будешь бояться. Мы все страшимся неизвестности. Поверь, бояться нечего. – Она усмехнулась. – Я, конечно, говорю не из собственного опыта, но кое у кого из моих подруг есть старшие замужние сестры. Если б у тебя была старшая сестра, она бы тебе сказала. Это так же просто, как принять ванну. – Эмили подавила усмешку.
Если щеки Марион до этого были розовыми, то теперь стали пунцовыми. Когда-нибудь она растолкует Эмили пару-тройку вещей, но не сегодня.
– Спасибо, – сказала она, – но мне ни к чему старшая сестра, когда у меня есть такая наставница, как ты. Ты меня успокоила. Я имею в виду, когда сказала, что говоришь не из собственного опыта.
Эмили хихикнула:
– Ну ты и шутница!
Марион поняла, что Брэнд уже у нее за спиной, прежде чем он окликнул ее. Просто поразительно, как она его чувствует.
Оркестр заиграл, и Брэнд увлек ее с собой. Сегодня он чем-то напоминал ей лорда Денисона – небрежный, дьявольски красивый и, разумеется, щеголеватый.
– Прочти мои мысли, – попросил он.
– Что?
– Я проверяю одну теорию. Прочти мои мысли, Марион. Посмотри мне в глаза и угадай, о чем я думаю.
Она знала это потому, что он заставил ее покраснеть, когда их взгляды встретились.
И он делает это снова, заставляет ее краснеть.
– Я угадаю твои мысли, если ты угадаешь мои.
– Уже угадал! – сказал он.
Не отрывая друг от друга глаз, они кружились по залу.
– Итак, – проговорил он наконец, – скажи мне, что ты видишь.
Она ответила с важным достоинством:
– Если бы ты мог читать мои мысли, тебе не пришлось бы спрашивать. Разве ты не чувствуешь пощечину, которую я тебе дала?
Его плечи затряслись. Ее губы задергались. Она безнадежно, беспомощно влюблена в него и не представляет, к чему все это приведет.
На другом конце зала Эндрю расправил плечи и направился к Эмили.
Эмили ждала его.
– Ты самый красивый джентльмен в зале, и мне завидуют все девчонки. – Она захлопала ресницами.
Он застонал.
– Не дразни меня, Эмили.
– А я и не дразню. Это правда. Кроме того, я флиртую с тобой. Теперь твоя очередь.
– Это платье тебе очень идет. Оно так чудесно подходит к цвету твоих глаз.
– Ты делаешь успехи. Очень неплохо. Готов? Он протянул ей руку и повел танцевать.
– Если тебе нужно считать, не шевели губами, – предупредила Эмили. – Представь, что ты читаешь книгу.
– Я всегда шевелю губами, когда читаю книгу. Она ослепительно улыбнулась ему:
– Эндрю, это был находчивый ответ. Ты становишься так же хорош, как лорд Денисон.
Он улыбнулся:
– Ты была прекрасным учителем.
– Да, но ты до сих пор не умеешь вести светскую беседу. Нам надо больше тренироваться.
– Начинай. – Когда она бросила на него укоризненный взгляд, он поспешил оправдаться: – Я же считаю шаги.
Брэнд с Марион проплыли мимо них в танце, и Эмили позабыла про светскую беседу.
– Эндрю, ты не заметил перемену в Брэнде? Он ведь хочет жениться на Марион, да?
– Да он без ума от нее. Эмили кивнула:
– Я тоже так подумала. Тогда, должно быть, это предсвадебные нервы.
– А что такое?
Поскольку Эндрю был ее лучшим другом, она, не колеблясь, рассказала ему о странном разговоре, который состоялся у нее с сестрой перед началом танцев.
Прием, бал, вечер – Марион даже не знала, как это назвать – уже должен был завершиться, но никто, похоже, не собирался идти домой. Марион сидела на верхней ступеньке галереи и ждала, когда Брэнд присоединится к ней. Им надо кое-что обсудить, сказал он, поэтому она не должна уходить, пока они не поговорят.
Дэвид Керр или Ханна – одно из двух, а ей совсем не хотелось говорить ни о том, ни о другом. После танца с Брэндом она приняла решение жить настоящим, не заглядывая в будущее, по крайней мере в течение вечера. Этим она была обязана своим сестрам и всем добрым людям Лонгбери, которые пришли сегодня, чтобы пожелать ей счастья.
Сократ ошибся, когда сказал, что некритичное отношение к жизни не стоит самой жизни. На ее взгляд, слишком дотошное самокопание может свести человека с ума.
Феба и Флора, о чем-то перешептываясь, стали подниматься по лестнице и остановились, когда заметили ее. Едва увидев их, Марион сразу поняла, что они что-то замышляют, но они тоже имеют право жить одним мгновением. Кроме того, Феба слишком долго была одинокой и застенчивой. Энергичная, отважная Флора для нее полезна как тонизирующее средство.
Она ласково улыбнулась, когда они поднялись к ней:
– Ну, что вы еще затеяли?
– Мы просто поужинали, – ответила Флора. У этого ребенка были самые невинные глаза.
– Мм, – пробормотала Марион.
Она повернулась к Фебе. Сестренка приобрела здоровый загар и взбиралась по ступенькам так, словно всю жизнь бегала вверх-вниз по лестнице. Под мышкой у нее была какая-то сумка.
– Что в сумке? Феба пожата плечами:
– Ничего интересного. Просто наши сокровища. А у этого ребенка самые честные глаза.
– Не играйте допоздна.
– Не будем, – пообещала Феба.
Марион посмотрела, как они помчались к комнате Флоры. В качестве поощрения девочкам было разрешено сегодня спать в одной комнате, поэтому Марион сомневалась, что они лягут вовремя.
Она сидела в ожидании Брэнда, праздно наблюдая за гостями через кованые перила лестницы. Скоро ей надо будет сойти вниз хотя бы для того, чтобы попрощаться, так что Брэнду придется отложить разговор. Брэнд стоял у окна и беседовал с епископом. Лорд Роберт и Теодора весь вечер почти не смотрели друг на друга. Мисс Каттер разговаривала с Джоном Форрестом, и было заметно, что бедняга чувствует себя не в своей тарелке. Еще бы! Бедная мисс Каттер все чаще заговаривалась.
Марион поднялась и направилась вниз с желанием выручить мистера Форреста, но муж Клэрис, благослови его Бог, сделал это раньше ее. Освальд Бригден обладал замечательной способностью раскрепощать людей. Выражение облегчения на лице мистера Форреста было почти комичным.
Мисс Каттер выглядела довольно растерянной, поэтому Марион подошла к ней.
– У меня за весь вечер не было возможности поговорить с вами, – сказала Марион с теплой улыбкой.
Мисс Каттер затеребила жемчужную подвеску на шее.
– Боже милостивый, дитя, я и не ожидала этого от вас. Вы молоды. Вам следует общаться с молодыми. – Она искоса взглянула на Марион. – А вы похожи на свою тетю, что меня не удивляет. Добрейшая душа из всех, кого я встречала.
Мисс Каттер, как поняла Марион, имела в виду Ханну. Они и раньше говорили об этом. Когда Ханна приезжала в Тисовый коттедж на каникулы, она часто навещала мисс Каттер в Прайори. До сих пор у Марион не возникало ни малейших сомнений, что это были невинные визиты, но сейчас она вспомнила, что говорила миссис Лав: в последний раз Ханна отправилась в Лонгбери, чтобы воссоединиться с любимым человеком.
Моглали Ханна довериться мисс Каттер? Можетли мисс Каттер знать что-то, не подозревая, что это важно? И как выудить ценные сведения у пожилой женщины, которая постоянно заговаривается?
Она вздрогнула, когда Эмили обняла ее за талию.
– Мы с Эндрю, – сказала она, – то есть… нас несколько человек, идем смотреть на звезды. Эндрю неплохо разбирается в астрономии. Мы далеко не пойдем.
– А кто будет твоей дуэньей? Эмили рассмеялась.
– Не глупи. Если с нами будут дуэньи, какое ж это веселье? Марион, ты напрасно беспокоишься.
Подошли Питер Мэтьюз и его сестра Джинни.
– Готова, Эмили? – спросила Джинни.
– Если сестра даст разрешение, – ответила Эмили. Марион успокоилась. Ей нравились брат и сестра Мэтьюз.
– Иди, – сказала она, – веселись.
Когда Эмили и ее друзья направились к входной двери, мисс Каттер придвинулась к Марион.
– Вначале вы и Брэнд, теперь Эмили и Эндрю. Попомните мои слова.
Марион уставилась на старушку. Эмили и Эндрю? Да это же просто смешно. Эндрю – мальчик. Лорд Денисон – вот кто повергает Эмили в трепет.
– Мисс Каттер, – сказала она, – Эндрю и Эмили слишком юны для подобной привязанности. Они друзья, ничего больше.
– Друзья. – Мисс Каттер кивнула. – Это объясняет, почему они проводят так много времени вместе. Но насчет Эндрю вы ошибаетесь. Он не мальчик. Через несколько месяцев ему исполнится девятнадцать. Ее милость очень гордится им. – И с самодовольной улыбкой она удалилась.
Иногда, подумала Марион, мисс Каттер рассуждает так же здраво, как любой другой. Все равно она знает свою сестру. Эмили взяла Эндрю под свое крыло. Они скорее как брат и сестра.
Бедная мисс Каттер опять все неправильно поняла.
Право, ей надо прекратить называть ее «бедная мисс Каттер».
Марион огляделась в поисках Брэнда и пошла к нему.
Гости начали расходиться. В большом зале почти никого не было, когда вошел Мэнли. Он направился прямиком к Брэнду и что-то тихо сказал ему на ухо. Пару секунд спустя Брэнд отвел Марион в сторону.
– Мэнли сообщил, – сказал он ей, – что группа молодых людей из Прайори, среди них мой брат и твоя сестра, устроили целый переполох в «Розе и короне».
– Но они же собирались смотреть на звезды, – возразила Марион. – Что они делали в «Розе и короне»?
– Смотреть на звезды? – Брови Брэнда взлетели вверх. – Вот как, стало быть, это теперь называется?
– Не томи меня. Расскажи, что случилось.
– Произошла драка. Парней заперли в арестантской до тех пор, пока кто-нибудь не заплатит за ущерб и не поручится за них.
– В арестантской? – У Марион подкосились ноги. – Только не говори мне, что Эмили заперли в арестантской.
– Нет. Ее никто не задерживает, но она отказывается уходить без Эндрю. Я иду туда.
Марион оправилась от первоначального шока.
– Я с тобой.
Но Брэнд схватил ее за запястье и удержал.
– Не надо. То, что я хочу сказать Эндрю, лучше говорить один на один. Не думаю, что мои слова будут подходящими для ушей леди. Эмили вернется домой с Мэнли. С ней можешь сама разбираться. Принеси мои извинения бабушке.
Странно, но когда он вышел вслед за Мэнли, у Марион возникло ощущение, что он вполне доволен произошедшим.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Игра или страсть? - Торнтон Элизабет



Очень затянуто, кроме того интрига с главной героиней какая-то надуманная
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетItis
5.08.2012, 23.10





Да! Роман слабоват. Подумаешь проблема! Саршая сестра родилась до свадьбы родителей, но другие 2 абсолютно законнорожденные. Чего старшей в свои 27 лет бояться шантажа...Да и главная злодейка старуха компаньонка не вызывает доверия. Читайте перед сном.
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетВ.З.,65л.
17.01.2013, 13.42





Спокойный рассудительный ЛР с элементами детектива. Далеко не лучшая работа Торнтон. Действительно проблема чересчур надумана, даже для того времени. В 27 лет об этом заморачиваться уже нету смысла, ну да ладно. А так, в целом, герои как всегда адекватные и всего в меру - и любви, и страсти. Можно скоротать вечер: 7/10
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетNeytiri
10.06.2014, 16.13





Приятно читать романы Торнтон. В них нахожу все, что хотелось бы видеть в любовных романах! Не пытаюсь быть критиком или пересказывать сюжеты. Прекрасно провела время и это здорово! Читайте!
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетАля
31.07.2015, 0.23





Хороший роман.
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетВредина
4.05.2016, 15.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100