Читать онлайн Игра или страсть?, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игра или страсть? - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игра или страсть? - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игра или страсть? - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Игра или страсть?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Снаружи было все еще темно. Дождь прекратился. Свет свечи мерцал у нее в ресницах. Марион просыпалась медленно, но резко вздрогнула, когда вспомнила, что на ней нет ни нитки. Приподнявшись, она уставилась на Брэнда, сидящего у маленького полированного столика и потягивающего вино.
– Итак, ты проснулась, – сказал Брэнд. – Я принес бутылку вина из бара и два стакана. – Он встал и подошел к кровати. На нем была рубашка и бриджи, что ставило Марион, на ее взгляд, в невыгодное положение. Ухватившись за одеяло, она скромно потянула его на себя, чтобы прикрыть грудь.
В его глазах мерцала улыбка.
– Надень халат. Нам нужно о многом поговорить, но мы сделаем это за стаканом вина и подальше от соблазнов постели.
– Спасибо, – вот все, что она могла сказать, ибо чувствовала себя неловко. Она не могла совместить ту необузданную женщину, которая соблазнила его в этой самой постели какой-нибудь час назад, со сдержанной девушкой, которую знала.
Вздохнув, он накрыл ее губы в медленном, убедительном поцелуе.
– Скажи мне, что не жалеешь о том, что было между нами, – сказал он.
Его неуверенность обратила ее неловкость в бегство. Она улыбнулась:
– Это самое чудесное из всего, что было в моей жизни, поэтому не говори мне о сожалениях.
Он снова поцеловал ее, на этот раз долго и крепко. Когда она ответила с не меньшим пылом, он отстранился и выгнул бровь.
– Если мы не уйдем с этой кровати, то я не успею и глазом моргнуть, как ты опять меня соблазнишь, надевай халат, а я пока разведу огонь.
Надевая халат и завязывая пояс, Марион наблюдала, как он хлопочет у камина. «Я люблю его», – подумала она. Это не удивило и не испугало ее, она давно это знала, но только сейчас осмелилась признаться себе самой. Может, он и не рыцарь в сверкающих доспехах, но он подходит ей. Марион надеялась, что и она подходит ему.
Тень легла ей на сердце, но она стряхнула ее. Ничто не затмит ее счастья, не сегодня.
Он походил на большого кота, сытого и довольного. Интересно, подумала Марион, она тоже так выглядит?
– Я забыл сказать тебе, – проговорил Брэнд. – Я выиграл назначение от своей партии. Буду баллотироваться на дополнительных выборах.
Его слова ошеломили ее.
– Ты говорил, что у тебя всего лишь ничтожный шанс выиграть назначение.
– Похоже, я ошибался. Другие кандидаты сняли свои кандидатуры. Они не смогли заполучить достаточной поддержки и поступили по-джентльменски, не дожидаясь голосования.
Теперь Марион поняла, почему он выглядел таким довольным. Он только что одержал огромную победу. Ей надо бы радоваться за него, а не пребывать в растерянности, но она этого никак не ожидала, ведь Эллиот Койн был фаворитом.
Выдавив улыбку, она сказала:
– Это великолепно. Какие у тебя шансы победить на выборах?
– Не слишком высокие.
– А что думает лорд Хоув?
Брэнд сделал глоток вина и усмехнулся:
– О, он считает, что ничто не может остановить моего наступательного движения. Я в полосе везения.
Она постаралась, чтобы ее улыбка не дрогнула.
– Давай выпьем за это. Они чокнулись и выпили.
Голова была полна мыслей о значении возможной победы Брэнда на выборах, поэтому она пропустила его следующие слова. Счастье оказалось недолговечным.
Теплая рука Брэнда накрыла ее ладонь.
– Нет нужды выглядеть такой удрученной. Мне сразу следовало сказать тебе, что он больше никогда не посмеет шантажировать тебя.
– Что?
– Дэвид Керр. Я пришел к тебе в номер для того, чтобы поговорить о Керре. Он думает, я покупаю у него доказательства. У меня же другие планы на Дэвида Керра. Но пусть тебя это не волнует. Ты в безопасности, Марион. Ты и твои сестры в безопасности. Это все, что тебе нужно знать.
Она откинулась на спинку стула и уставилась на него огромными, непонимающими глазами. Теперь он полностью завладел ее вниманием.
– Ты не знаешь Дэвида. Тебя обманывает его внешность. Он скользкий и коварный как змея. Ты будешь думать, что расправился с ним, но он выскользнет у тебя из рук и ужалит, когда ты меньше всего будешь ожидать.
Брэнд коротко рассмеялся.
– Я вырву у него жало, Марион. А пока мы заключили сделку. Я покупаю не только его молчание, но и имеющиеся у него доказательства.
Марион не поверила своим ушам.
– Ты собираешься заплатить ему? Какой от этого прок? Он снова придет и потребует денег.
– Он не сможет шантажировать, если я заберу доказательства, которые он грозится использовать против тебя.
– Ты уверен, что получишь все доказательства?
– Это не имеет значения. – Он печально улыбнулся. – Видишь ли, Марион, я не такой хороший, каким ты меня считаешь. Когда приходится иметь дело с мерзавцем, я могу быть самым злым и мстительным ублюдком на земле, в буквальном смысле.
Он ожидал, что его маленькая шутка вызовет у нее улыбку. Вместо этого она вырвала свою руку.
– Марион, что я такого сказал?
– Ты ведь не думаешь вызвать его на дуэль?
– Нет. Это противозаконно, и мои коллеги могут не одобрить этого. Но я обещаю тебе, что Керр получит по заслугам.
Это будет в некотором роде отсрочка, но и только. Даже если Брэнд обезвредит Дэвида, этого будет недостаточно. Если кто-нибудь решит узнать подноготную сестер Дейн, правда выйдет наружу.
Не об этом ли она твердила себе с тех пор, как подняла глаза и увидела Дэвида сегодня вечером? Правда выйдет наружу, и что тогда скажут коллеги Брэнда?
– Марион, – мягко проговорил он, – было бы хорошо, если б я знал все о твоих родителях. Ты не хочешь мне рассказать?
Марион знала: хочет она или нет, Брэнд будет настаивать до тех пор, пока все не узнает, так что чем скорее она сделает это, тем лучше.
– Я даже не знаю, с чего начать. Он сжал ее руку.
– Расскажи, когда ты впервые узнала, что твой отец… не был женат на матери. Не торопись.
Она довольно долго молчала, уставившись в бокал, затем заговорила:
– Мне рассказала мама. Ей дали большую дозу морфия. Это было перед самой смертью. – Она сглотнула. – Мама сказала, что ужасно виновата перед леди Пенрит и еще больше виновата перед собственными дочерьми. Она хотела, чтобы я простила ее. – Марион взглянула на Брэнда. – Я не помню все, что она говорила. Как только в комнату входил отец, она успокаивалась. Они очень сильно любили друг друга.
Марион вздохнула.
– Я побоялась заговорить об этом с отцом. Он достаточно настрадался, и я тешила себя надеждой, что мама просто бредила. Я опоздала с расспросами. У отца случился удар. – Марион издала возглас сожаления. – Когда он умер, я перерыла все его бумаги, надеясь найти записи, свидетельство о браке, какое-нибудь доказательство того, что мои родители были женаты. Ничего не было. Тогда я порадовалась, что в нашей семье нет сыновей, чтобы наследовать титул. Благодарение Господу за кузена Морли! – Она заглянула в глаза Брэнда. – Я думала, что мы счастливо отделались, и вот тогда-то пришло письмо моему отцу от Дэвида Керра. Он не знал, что отец умер, но у меня не осталось ни малейших сомнений в том, что произошло несколько лет назад, когда он разорвал нашу помолвку. Единственное, что его интересовало, – это деньги и шантаж. – Сейчас я не могу поверить, что когда-то была влюблена в такого мерзавца. – Она сделала глоток вина, даже не почувствовав его вкуса. – Я так страдала, когда он уехал из Кесвика. Мне потребовалось немало времени, чтобы пережить это. Но это оказалось ничто по сравнению с тем, что я почувствовала, когда он вернулся в мою жизнь, требуя денег за свое молчание. Я с ума сходила, не зная, что делать и куда обратиться. Мои родители, отец… – Она покачала головой. – Мы все еще были в трауре, и мои сестры нуждались в безопасности и покое, поэтому я сделала то, что делал отец. Хотя нам самим едва хватало на жизнь, я откупилась от него.
Брэнд почувствовал, что его рука сжимается в кулак. Он не хотел прерывать поток ее мыслей и отвлекать своим гневом. Одно он знал наверняка: Дэвид Керр однажды пожалеет о том дне, когда впервые услышал о леди Марион Дейн.
– Что было дальше, Марион?
Она посмотрела на него пустым взглядом, словно забыла, что он здесь, и ему пришлось повторить вопрос.
– Вскоре после этого умерла тетя Эдвина. Помню, я ощутила чувство вины, потому что ее наследство явилось для нас спасением и дало надежду. Мы отправились в Лондон на время сезона. Ты можешь представить, какой дурой я была?! Я думала, что рассчиталась с Дэвидом, но он объявился в Лондоне и снова потребовал денег. – Огонь вспыхнул в ее глазах, а голос стал тверже. – Я больше не собиралась поддаваться на его шантаж, но тут на меня напали в Воксхолле, а потом в театре. Что я могла сделать? Я испугалась, что он начнет преследовать и моих сестер, поэтому согласилась встретиться с ним в книжном магазине Хэчарда и отдала ему единственную ценную вещь, которая у меня оставалась, – мамины изумруды. Я знала, что они стоят очень дорого, но он сказал, что получил за них гроши.
– Он отрицает, что имеет какое-то отношение к нападениям на тебя, – заметил Брэнд.
Ее смех был пропитан сарказмом:
– О, ну еще бы. Тогда как ты объяснишь записки, которые он оставлял после каждого нападения? «Спящего пса не буди», «Молчание – золото»? Это Дэвид их послал.
Брэнд не стал спорить. Они вернутся к запискам позже, когда восстановят все остальное, пункт за пунктом.
– Расскажи мне о первой жене своего отца, – попросил он.
– О настоящей жене моего отца? – с горечью отозвалась она. – Никто в Кесвике не знал ее. Наша семья переехала в Кесвик из Лидса. Все знали, что отец был раньше женат, но считали его вдовцом.
– А ты знала, что он раньше был женат? Ты тоже думала, что он вдовец?
– Да, но он никогда не говорил о… своей первой жене. Все, что мне известно, я узнала от Фанни, а она верит тому, что ей сказали: мой отец был вдовцом, когда женился на моей матери. «Бедняжка Роуз, – бывало, говорила она, – перед смертью ее пришлось поместить в сумасшедший дом».
– Керр сказал мне, что тебе было семь лет, когда умерла первая жена твоего отца.
– Да? Полагаю, он узнал это по дате ее смерти в приходских записях. Мне известно лишь то, что я родилась задолго до того, как она умерла. О чем ты думаешь?
– Я пытаюсь поставить себя на место твоего отца. Пусть для тебя я уже не мог бы ничего исправить, но уж точно позаботился бы, чтобы остальные дети были законными. На его месте я бы женился на твоей матери. Так поступил бы любой здравомыслящий человек.
– Да, я тоже об этом думала, но доказательств нет. Я пересмотрела все отцовские бумаги. Я сходила к поверенному и поинтересовалась, не давал ли ему отец что-нибудь на хранение. Нет ничего.
– Однако ты утверждала, что твои родители женаты. Надежда в ее глазах погасла.
– Это была бравада, я выдавала желаемое за действительное, основываясь лишь на том, что мама в отдельной коробке хранила платье, завернутое в бумагу. Она говорила, что это ее свадебное платье, что дочери наденут его, когда будут выходить замуж. – Марион отхлебнула вина. – Бедная мама. Печально, правда? Я начинаю понимать, как тяжело, должно быть, давался ей этот обман.
А он начинал понимать, почему Марион отказывалась от светского сезона в Лондоне и представления ко двору. Ее отец виноват в этом.
– Думаю, ты ошибаешься, Марион, – тихо сказал он. – Думаю, твои родители все же были женаты. Не знаю, что сталось с их свидетельством о браке, но полагаю, что знаю, где они обвенчались. Где-то неподалеку. Нет, не в Лонгбери. Имя твоей матери здесь слишком хорошо известно. В одном из других приходов.
Она прижала руку ко лбу.
– Не понимаю как…
– Нет, выслушай меня. Тебе было семь лет, когда твой отец стал вдовцом и смог жениться на твоей маме. Именно тогда вы приезжали навестить тетю Эдвину.
– Ты забываешь одну вещь: отец не приезжал в Лонгбери. Они с тетей не ладили.
– Возможно, он оставался в Брайтоне. – Брэнд вскинул руки, когда она начала возражать. – Хорошо, я слишком увлекся, но все равно считаю, что они были женаты. Ты была единственным ребенком. Твой отец имел титул и состояние. Он наверняка хотел сына.
В ее голосе прозвучали резкие нотки:
– Если это действительно так, значит, поделом, что родились еще две дочери! – Она покачала головой. – Прекрасное мнение у тебя, должно быть, сложилось о моих родителях. Но они были хорошими. Их уважали в Кесвике. Они не жили на широкую ногу и всегда помогали тем, кто нуждался. Мы были счастливой семьей. Несмотря ни на что, мы были счастливой семьей. – Ее голос дрогнул. – Я не имею права судить их.
Он потянулся через стол и взял ее за руку.
– Я знаю, что они были хорошими людьми.
– Откуда ты можешь знать?
– Я знаю тебя и твоих сестер. Вы бы не были такими, какие вы есть, если бы вас не воспитывали хорошие родители. Потому-то я и убежден, что ваши родители исправили ошибку лри первой же возможности.
– Тогда где их брачное свидетельство?
– Не знаю, но думаю, можно отыскать его. Ты никогда не обращалась ни в какие епархии, чтобы посмотреть епископские копии?
– Нет, а что это?
– Церковно-приходские записи, которые священники ежегодно отсылают епископам. Не обязательно объезжать все церкви. Все, что тебе нужно знать, – это год, в котором брак имел место, и приход. Любой клерк может просмотреть эти сведения.
– Неужели все так просто? Брэнд потер подбородок.
– Я не сказал, что это просто. Нам нужно знать, к какому епископу обратиться и в каком году был заключен брак. На это потребуется время. Утром я первым делом разошлю нарочных.
– А что ты собираешься делать с Дэвидом Керром? Его улыбка была демонической.
– Мистер Керр попадет в собственную ловушку. Она округлила глаза.
– Каким образом?
– Это ты подала мне идею. Нет, я не расскажу тебе ничего, пока не запушу механизм в действие, но вначале заплачу ему за так называемые доказательства.
– Должна предупредить тебя, они подлинные.
– Я и не сомневался, но они не здесь. Когда Керр заберет их у своего поверенного, мы встретимся, чтобы окончательно обговорить условия. А до этого у меня будет время подготовить небольшой сюрприз для мистера Керра.
Он вновь наполнил их бокалы, подождал, пока она сделает глоток, затем продолжил:
– Давай вернемся к тем запискам. Ты полагала, что это дело рук Керра.
– Не лично его, естественно, он не стал бы заниматься грязной работой. Но мог нанять кого-то для этой цели.
– Я в этом не уверен. Думаю, записки подбрасывал тот человек, который напал на тебя в коттедже.
Она уставилась на него, на несколько долгих мгновений буквально онемев, затем ее прорвало:
– Но это значит, что он последовал за мной из Лондона в Лонгбери, не так ли?
– Не знаю. Но в одном уверен: не Дэвид Керр стоит за этими нападениями. Он шантажист, Марион, а шантажисты не подвергают своих жертв риску. Кто-то боится, что ты вспомнишь, что произошло в ту ночь, когда исчезла Ханна. Эти записки – предостережение, имеющее целью продемонстрировать, насколько ты уязвима.
– Тогда почему не убить меня? Зачем щадить? Брэнд покачал головой:
– Понятия не имею. Но все равно не вздумай предпринимать расследование в одиночку. Давай действовать осторожно.
Марион усмехнулась:
– Какое расследование? Об исчезновении Ханны? Но я же ничего не знаю, ничего не помню, и, честно говоря, сейчас все, о чем я могу думать, – это мои собственные неприятности, а не загадка двадцатилетней давности.
Марион поднялась и заходила по комнате. Когда она остановилась у камина и уставилась на огонь, Брэнд тоже поднялся и встал рядом.
Медленно повернув к себе ее лицо, он приподнял Марион за подбородок и прижался к губам в легчайшем поцелуе.
– Послушай меня, Марион. Я имел дело с более прожженными негодяями, чем Дэвид Керр. Я низвергал министров. Я разорял корыстных землевладельцев и закрывал рудники капиталистов, которые богатели за счет эксплуатации детского труда. Я не всегда действовал честными методами, я играл по их правилам и готов сделать это снова.
Поскольку это ее явно не убедило, Брэнд взял Марион за плечи и тихонько встряхнул.
– Дэвид Керр – слизняк, паразит, и я раздавлю его каблуком.
Голос вернулся к ней:
– Хотела бы я, чтоб это было так! Я бы сама давно пристрелила его, да не умею пользоваться оружием.
– Я тебя научу.
– Это неразумно. Женщин тоже вешают за убийство, а что тогда будет с Эмили и Фебой?
Он привлек ее к себе, и Марион придвинулась ближе, ища убежища в тепле его тела. Никогда она не чувствовала себя такой защищенной, но понимала, что это ненадолго. Даже если он обезвредит Дэвида, найдется кто-нибудь другой, кто займет место Керра, кто узнает, что была только одна леди Пенрит. Она всегда будет оглядываться через плечо, не зная, когда упадет топор. И он упадет не только на нее. Брэнд потеряет гораздо больше, чем она.
Он упорно трудился, чтобы достичь того, чего достиг, преодолевал множество препятствий. Она не хотела стать еще одним препятствием на его пути.
Ей нужно время, чтобы все обдумать.
Он отодвинул ее от себя.
– Что такое, Марион? Почему такой вид?
– Просто я устала.
– Нет, дело не в этом. – Она попыталась отвести взгляд, но его глаза не отпускали. – Я хочу знать, о чем ты думаешь, что чувствуешь.
– Я думала, чем это все закончится. Дело не только в Дэвиде. Если ты сумеешь остановить его – прекрасно. Но кто-то другой может занять его место. Возможно, лучше уехать куда-нибудь, где нас никто не знает.
Он нахмурился.
– Уехать куда-нибудь?
– Разве не ты как-то предлагал мне продать коттедж? Никого не удивит, если я сделаю это после того, что там случилось. Пора нам найти другой дом. Мне, конечно, придется все объяснить Эмили, но…
– А как же я? Ты же знаешь мою ситуацию. Если меня изберут в парламент, я буду проводить полгода в Лондоне и полгода здесь. Ты учла это в своих расчетах?
Вот это как раз и пугало ее.
– Я имею такое же право выбирать, как и ты, – тихо проговорила она. – Я не давала тебе никаких обещаний, как и ты мне.
– Иисусе! – Он сделал яростный жест в сторону кровати. – Тогда что произошло в этой постели? Разве это не было обещанием с моей стороны? Или с твоей? Что, черт возьми, это, по-твоему, было? Думаешь, я такой же, как мой отец? Думаешь, я рискнул бы произвести на этот свет незаконорожденного?
Он взъерошил рукой волосы и прошагал к столу, а когда вернулся, его глаза пылали гневом.
– Ты говоришь, что можешь пересказать историю моей жизни тремя-четырьмя предложениями. Совершенно верно. Это потому, что я отказываюсь навязывать друзьям свои страдания. Я справился, пережил. Я не струсил и не убежал.
Не прячься, не беги от Дэвида Керра! Переиграй его в этой игре! А если правда откроется, игнорируй ее.
Марион старалась, чтобы голос ее звучал ровно.
– Что это будет за жизнь, если я выйду за того, кто находится в центре общественного внимания? Не то чтобы ты предлагал мне выйти за тебя…
– Считай, что предложил, – парировал Брэнд.
Она опустила голову, не в силах встретиться с его взглядом.
– Я тоже буду в центре внимания. Твои враги всегда будут вынюхивать, пытаясь разузнать любую скандальную подробность, которая могла бы погубить твою карьеру. Я не буду знать ни минуты покоя. А вдруг из-за меня твоей карьере придет конец?
– Ты просишь меня отказаться от политики? Ее взгляд метнулся к его лицу.
– Конечно же, нет. Это твое дело, твоя страсть.
Последовало молчание. Он казался озадаченным, пристально вглядываясь в нее. Мало-помалу резкие линии вокруг его рта смягчились.
– Ты хочешь сказать, что делаешь это ради меня? Марион не ответила на его улыбку.
– Я делаю то, что считаю лучшим для всех.
– Понятно. В таком случае давай не будем принимать поспешных решений. Давай придерживаться нашего плана, пока не пройдут выборы.
В его голосе прозвучали веселые нотки. Он направился к двери и приостановился.
– Ты ведь не сделаешь ничего опрометчивого, не посоветовавшись вначале со мной? – спросил он, обернувшись.
– Разумеется, нет. Брэнд кивнул и вышел.
Он широко улыбался, когда встретил у лестницы Эша.
– Рад, что ты еще не спишь! – воскликнул Эш. – Почему ты не сказал мне про назначение? Поздравляю!
– Спасибо, – ответил Брэнд. – Пойдем в мою комнату и раздавим бутылочку. Я хочу, чтобы ты кое-что для меня сделал.
– Ты же знаешь, тебе стоит только попросить.
– Это насчет Дэвида Керра.
Пока они шли по коридору до номера Брэнда, Эш внимательно слушал план возмездия.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Игра или страсть? - Торнтон Элизабет



Очень затянуто, кроме того интрига с главной героиней какая-то надуманная
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетItis
5.08.2012, 23.10





Да! Роман слабоват. Подумаешь проблема! Саршая сестра родилась до свадьбы родителей, но другие 2 абсолютно законнорожденные. Чего старшей в свои 27 лет бояться шантажа...Да и главная злодейка старуха компаньонка не вызывает доверия. Читайте перед сном.
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетВ.З.,65л.
17.01.2013, 13.42





Спокойный рассудительный ЛР с элементами детектива. Далеко не лучшая работа Торнтон. Действительно проблема чересчур надумана, даже для того времени. В 27 лет об этом заморачиваться уже нету смысла, ну да ладно. А так, в целом, герои как всегда адекватные и всего в меру - и любви, и страсти. Можно скоротать вечер: 7/10
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетNeytiri
10.06.2014, 16.13





Приятно читать романы Торнтон. В них нахожу все, что хотелось бы видеть в любовных романах! Не пытаюсь быть критиком или пересказывать сюжеты. Прекрасно провела время и это здорово! Читайте!
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетАля
31.07.2015, 0.23





Хороший роман.
Игра или страсть? - Торнтон ЭлизабетВредина
4.05.2016, 15.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100