Читать онлайн Если полюбишь графа, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Если полюбишь графа - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.48 (Голосов: 137)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Если полюбишь графа - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Если полюбишь графа - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Если полюбишь графа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Дейрдре прикрыла глаза, чтобы не видеть снующих слуг. Хозяева дома намеревались закрыть его на весь сезон. Дейрдре сидела в комнате, в которой они обычно завтракали, одинокая и молчаливая, и не спеша помешивала кофе маленькой серебряной ложечкой. Она пила уже третью за утро чашку. Так как отбытие ее тетки в Брюссель было делом решенным, чемоданы и саквояжи Дейрдре уже упаковали. Она собиралась домой в Хенли.
Но в это весеннее мартовское утро мысли Дейрдре были вовсе не о Хенли. Она с нетерпением ожидала появления тетки.
Дверь отворилась, и в комнату вошла леди Фентон. Она приостановилась, заметив поникшие плечи Дейрдре и темные круги у нее под глазами. Зашуршав юбками, леди Фен-тон села за стол, накрытый для завтрака, и внимательно посмотрел на племянницу.
– Должно быть, вчера ты была с Арманом на каком-то приеме. И когда вернулась юная леди?
– Поздно, – уклончиво ответила Дейрдре и ослепительно улыбнулась.
Леди Фентон налила себе из серебряного кофейника полчашки кофе.
– Почему ты так рано поднялась? Я думала, ты проспишь до полудня. Я знаю, что твои веши уже уложены и их снесли вниз. К чему такая спешка?
– Я не еду в Хенли, – произнесла Дейрдре решительным тоном. – Я принимаю ваше предложение и буду сопровождать вас в Брюссель, если еще не поздно.
– Конечно. Но могу я спросить, почему ты передумала? Леди Фентон испытующе смотрела на племянницу.
– Потому что мне скучно и я хочу быть с вами, – ответила Дейрдре как можно более непринужденным тоном.
Пожилая дама положила себе на тарелку порцию мармелада, затем намазала немного на тост и деликатно откусила кусочек. Через минуту она сказала:
– Причина ведь в Рэтборне. Да?
Заметив смятение Дейрдре, она продолжала гораздо мягче:
– Ты можешь поделиться со мной, моя дорогая. Я ведь не слепа и вижу, что происходит у меня под носом. Что он сделал на сей раз?
– Н-ничего, – заикаясь пробормотала Дейрдре и покраснела до корней волос.
– Ничего? Но ты хочешь бежать и скрыться от него. Я опасалась, что может произойти нечто подобное. Я предупреждала графа, чтобы он не спешил.
Леди Фентон намазала мармеладом еще один тост.
– Восхитительно, – сказала она, откусывая кусочек. – Попробуй.
– Тетя Розмари, – проговорила Дейрдре с едва заметным нетерпением, – откуда вы знаете?
– Что граф за тобой ухаживает? Потому что он испросил моего разрешения, будто мой отказ мог хоть как-то повлиять на такого мужчину, как он.
Леди Фентон снисходительно хмыкнула:
– И ты полагаешь, что, если вас будет разделять Ла-Манш, ты сможешь удерживать его на расстоянии? И как долго?
– Это же самая дикая часть Шотландии, – ответила Дейрдре с отчаянием. Тетка посмотрела на нее с недоумением. – У меня есть подруга в Абердине. Она будет рада повидаться со мной. Я не видела ее со школы, хотя мы поддерживаем связь. Она говорит, что климат там очень здоровый и бодрящий.
– Не сомневаюсь. Это объясняет, почему ты предпочитаешь Брюссель. Но, Дейрдре, подумай о том, что ты собираешься делать. Такому человеку, как Рэтборн, есть что предложить. Я не говорю о его титуле и состоянии.
– Я не хочу ничего из того, что может предложить Гарет Кавано, – ответила Дейрдре тихо, но твердо.
Она никогда не свяжет себя с таким сладострастником.
Дейрдре представила, как проводит ночи, гадая о том, где находится ее муж и кто станет его следующим трофеем на любовном фронте; именно через такой ад суждено было пройти ее матери. Она не желала бы себе подобной судьбы. Но она уже ступила в этот ад – ее желание, не получающее удовлетворения, любовное томление...
– Тетя Розмари, я не хочу, чтобы Рэтборн или кто-либо другой узнал, что я еду с вами. Я, уверена, что он скоро об этом узнает, но предпочитаю, чтобы нас разделило некоторое время и расстояние.
– Ты так говоришь, будто этот человек тебе угрожает.
– Так и есть. – В глазах Дейрдре заблестели слезы. – Тетя Розмари, граф охотится за мной, и я не могу этого вынести.
Леди Фентон поднялась и по-матерински обняла Дейрдре за плечи:
– Я предупреждала его, что так и будет. Животное! Вот она, безмерная наглость мужчины. Так напугать тебя! Уверена, что ты рассказала мне далеко не все. Конечно, ты можешь поехать со мной в Брюссель. Мы найдем способ сбить графа со следа, если все приложим к этому усилия и мозги. А если он посмеет показаться, то ему придется иметь дело с твоим дядей, а не с беззащитной девушкой и старой женщиной.
К тому времени, когда леди покончили со своим скромным завтраком, настроение Дейрдре заметно улучшилось. Однако ее по-прежнему беспокоило свидание с братом, и, извинившись перед теткой, она послала одного из лакеев за наемным экипажем.
Дейрдре уже выходила из дома, когда заметила О'Тула, грума Рэтборна. Он стоял, прислонившись к ограде парка в дальнем конце площади, и был занят беседой с каким-то торговцем. Дейрдре поджала губы. Так вот как граф узнавал обо всех ее перемещениях! Он послал грума шпионить за ней. Впрочем, она это подозревала.
Выйдя из экипажа у двери Армана, Дейрдре переступила порог, и тут же брат обрушился на нее с упреками:
– Как ты могла, Ди?
– Как я могла – что? – переспросила Дейрдре, сбитая с толку его вопросом. Известно ли Арману, что произошло между ней и Рэтборном накануне? Последующие слова брата успокоили ее.
– Выйти замуж за него! Выбрать его из всех мужчин! Хватит пялиться на меня! Он явился сюда перед рассветом, выволок меня из постели и сообщил об этом счастливом событии.
Арман принялся со злостью запихивать в кожаный саквояж какую-то одежду.
– Этот человек и моя сестра! – рявкнул он в бессильной ярости.
– Успокойся! Я не собираюсь выходить за графа, – ответила Дейрдре и подалась навстречу брату. – Чем ты занят?
– Упаковываю вещи. Граф сообщил мне, что я имею право побыть с тобой в Хенли до того, как мы переедем в его поместье в Белмонт.
– Я вижу, ты упаковываешь вещи. Куда ты собрался?
– Ради всего святого, Ди! Скажи мне, что случилось прошлой ночью после того, как меня опоили снотворным и я впал в забытье.
– Я так и думала, что с тобой произошло нечто подобное. Оставить меня одну... бросить!
Арман покраснел и принялся смущенно лепетать:
– Ди, ты должна понять... когда Мария сказала, что хочет о чем-то сообщить мне наедине и что это не займет и минуты, я не усмотрел в этом ничего дурного. Кроме того, я понял, что Рэтборн узнал тебя и его рассердило то, что он увидел тебя в таком месте. Я подумал, ты будешь в безопасности, если он станет присматривать за тобой.
– В безопасности? С Рэтборном?
– Я видел, как он на тебя смотрит, и подумал, что за те несколько минут, что я буду отсутствовать, он никого к тебе не подпустит, что рядом с тобой он как сторожевая собака.
– Рэтборн слишком много берет на себя. Если бы не он, все вышло бы совсем иначе и закончилось прекрасно.
– А что случилось?
Дейрдре заговорила, осторожно подбирая слова:
– Стоит ли спрашивать? Рэтборн обыграл меня в карты. Я задолжала ему огромную сумму, которую, разумеется, не могу выплатить. Он намекнул, что вместо выплаты денег я должна стать его женой. Благородно, не так ли?
Арман сел на край кровати и провел руками по взлохмаченным волосам:
– Не понимаю, почему он пустился на такую хитрость? Почему просто не сделать тебе предложение?
– Он и делал, но я ему отказала. И не надо так удивляться.
– Я и не удивляюсь. Только... Ну помнишь, с той минуты, как я увидел вас вместе, я недоумевал, а ты все уверяла меня, что ни в грош его не ставишь... Но позже...
– Арман! Пожалуйста! Я не хочу снова вдаваться в подробности.
Что-то в тоне сестры насторожило Армана, и он понял, что не стоит продолжать разговор на эту тему. Он помолчал с минуту, а затем спросил:
– И как ты думаешь вернуть долг?
Дейрдре сделала несколько шагов к окну, пытаясь взять себя в руки и успокоиться.
Глядя на улицу, запруженную экипажами и людьми, она сразу же заметила О'Тула, стоявшего у двери лавки с мануфактурой. Дейрдре не особенно много размышляла о методах слежки, которыми располагал Рэтборн, но теперь пришлось об этом задуматься.
– У меня нет намерения расплачиваться с графом. Он плут! Карты были краплеными! Можешь себе представить? Вот почему миссис Дьюинтерс постаралась отвлечь тебя. Все это был заговор с целью сыграть на моей неопытности.
– Проклятие! – выругался Арман. – Но если Рэтборн получил твои заверения...
– Не получил. Я ничего не подписывала.
– Не похоже на Рэтборна.
Арман испытующе посмотрел на сестру. Она через силу рассмеялась:
– Я ведь всего лишь женщина. Он не рассчитывает, что я пойду на попятный. Как мало он меня знает!
– И что ты собираешься делать?
– Я же сказала, что не выйду за него. Я сбегу в Брюссель с тетей Розмари. Если возникнет необходимость, я прибегну к защите дяди Томаса. А теперь скажи, почему ты пакуешь вещи?
Арман обхватил голову руками:
– Господи! В какой капкан мы попали! Граф хочет, чтобы ты стала его женой, а я подопечным. Я думаю, он свихнулся.
– Его подопечным? – Дейрдре удивленно смотрела на брата. – Так теперь Рэтборн твой опекун? – Она упала на стул как подкошенная. – Арман, если правда то, что Рэтборн собирается использовать тебя, чтобы заставить меня подчиниться его воле, у нас нет выбора. Ты должен оказаться вне его влияния, пока он не забудет о тебе или ты не достигнешь совершеннолетия.
– Легче сказать, чем сделать, Ди. Он приставил ко мне одного из своих сторожевых псов. Конечно, он делает это деликатно. Скоро мы отправляемся в Белмонт. Не думаю, что у меня будет шанс сбежать от него, если он загонит меня в свои леса.
– Меня удивляет, что ты позволил ему запугать себя. Это на тебя не похоже, Арман.
– У меня не было выбора. Он дал мне понять, что, если я подведу его, последствия придется расхлебывать тебе.
– Это мы еще посмотрим, – решительным тоном произнесла Дейрдре. – Я не собираюсь выходить за него, а ты не станешь его подопечным.
– А что можно сделать? – с удрученным видом спросил Арман. – Он найдет меня и привезет обратно. У него есть средства сделать это.
– – Ты поедешь со мной в Брюссель. Там графу будет нелегко настаивать на своем, и, если он попытается открыто враждовать с нами, мы предпримем ответные меры.
– Он не даст нам ускользнуть. Мы никогда не сможем отделаться от него.
– Может быть, и нет, но по крайней мере нужно попытаться.
Дейрдре осушила стакан с хересом и отставила его.
– Граф считает, что нам с ним не справиться. Возможно, он прав. Но я сделаю все, чтобы победа ему далась дорого. Что скажешь, Арман?
– Скажу, что в тебе Рэтборн нашел достойную противницу, – с улыбкой ответил Арман. – Я в игре, сестренка, если ты начинаешь ее. Что нам терять?
В тот же день, но несколько позже соглядатай Рэтборна, расположившийся возле дома Фентонов на Портмен-сквер, заметил, как к парадному входу подкатил наемный портшез.
Затем разыгралась следующая сцена: молодая женщина, которую он принял за Дейрдре, плача распрощалась со своей теткой. Ее брат Арман, одетый в плащ из тончайшего синего сукна, в это время тоже суетился возле коляски. Он помогал кучеру разместить коробки и чемодан. Как только портшез выехал с Портмен-сквер, Арман и леди Фентон вошли в дом. Соглядатай Рэтборна отправился к платным конюшням, чтобы забрать свою лошадь.
В течение получаса он следовал за портшезом, в котором, как он думал, ехала Дейрдре, и проделал путь в несколькр миль, убедившись, что вероятнее всего молодая женщина направлялась в Хенли. Тогда он отстал от нее.
Второй соглядатай остался на своем посту. Его объектом наблюдения был Сен-Жан. Прищурив глаза, он наблюдал за приближающимся экипажем. Арман спустился по ступенькам, лишь после этого сел в экипаж и отправился на свою квартиру на Бонд-стрит. Слуга Рэтборна следовал за ним на расстоянии.
Когда прибыла карета Фентонов, чтобы забрать ее милость вместе с горничной и доставить в Дувр на последний пакетбот, отправлявшийся в Остенд, никто не обратил внимания на лакея, бравая выправка и упругая походка которого никак не вязались с седыми волосами. Он занял место на козлах рядом с кучером, и почти тотчас же шестерка гнедых, впряженных в коляску, помчалась бешеным галопом по дуврской дороге. Впереди и на запятках кареты устроились форейторы. В карете Дейрдре и леди Фентон обменялись несколькими фразами и надолго замолчали. По их напряженным лицам было заметно, что они нервничают.
– Мы это сделали, – наконец произнесла пожилая дама с торжеством в голосе.
Дейрдре была не столь оптимистична. Она постучала в потолок кареты:
– Арман, за нами кто-нибудь следует?! Отрицательный ответ был едва слышен из-за громового стука копыт.
В то самое время, когда карета Фентонов, громыхая, мчалась в Дувр, лорд Рэтборн в своем доме на Пиккадилли принимал бывшего однополчанина, служившего ныне в министерстве обороны. Полученные новости были столь же неприятными, сколь и важными.
– Наполеон бежал с острова Эльба, – кратко повторил Смайт-Джонс. – К завтрашнему дню это известие облетит весь Лондон. Я пришел просить тебя о помощи.
Рэтборн тихонько присвистнул:
– Ну и дьявол же он! – Помолчав, он продолжил: – Худшего времени для этого нельзя было и придумать.
Мрачный Смайт-Джонс согласно кивнул:
– Что верно, то верно. Наши отборные войска в Америке. Мы только-только обеспечили мир на одном фронте, как на другом начались беспорядки.
Он заметил вопросительный взгляд графа и пояснил:
– Разве ты не знаешь, что война с Америкой официально завершена? И все же потребуется время, чтобы вернуть наших людей домой, а здесь тысячи ветеранов, таких, как ты, только вернувшихся к прежнему, довоенному, образу жизни в Англии. Нет, худшего времени для этого и придумать было нельзя. Согласен!
– Я имел в виду вовсе не это, – заметил Рэтборн и нервно заходил по комнате. Он остановился возле высокого окна, выходившего на Грин-парк. Порывы ветра сотрясали деревья, и Гарет мимоходом подумал, что такая ветреная погода обычна для марта. – У меня есть личная жизнь, как тебе известно, – продолжал он после паузы. – Ты пришел в критический момент. Через неделю или две...
Рэтборн осекся и погрузился в воспоминания.
Смайт-Джонс смущенно заерзал, но не сказал ничего. Граф всегда был для него в некотором роде загадкой. Они никогда не были в особенно близких отношениях, несмотря на долгую совместную службу. Но в одном он не сомневался: Рэтборн знал, в чем его долг.
– Где Веллингтон? – спросил граф наконец.
– Сейчас в Вене, но скоро отправится в Брюссель. Наши войска концентрируются во Фландрии.
– Понимаю.
– Знаешь, возможно, ничего и не будет, – заметил Смайт-Джонс с надеждой в голосе.
– Ни я, ни ты в это не верим, – ответил Рэтборн. Он был явно чем-то обеспокоен.
Смайт-Джонс в недоумении наблюдал за ним, пока он расхаживал по библиотеке, как тигр по клетке. Однополчанин Рэтборна прочистил горло и возобновил беседу с того места, на котором она была прервана.
– Думаю, Наполеон обладает некоей харизмой, если ты это имеешь в виду. Наш командующий согласится с тобой. Веллингтон ожидает, что французы будут сбегаться под его знамена толпами.
– Ты хочешь, чтобы я выяснил, где и кто друзья Бони? Вопрос был риторическим, и Смайт-Джонс на него не ответил.
– Где он сейчас? – спросил Рэтборн, наконец прекратив хождение. Он скрестил руки на груди.
– Говорят, он высадился с горсточкой людей во Франции.
– Через месяц их будут тысячи, а через два – сотни тысяч.
– А как насчет маршалов Нея и Сульта? Думаю, они останутся верны королю.
– Я бы не стал на это рассчитывать, – возразил Рэтборн. – Кто им Людовик? Они служили прежнему господину пятнадцать лет. Наполеон Бонапарт всегда останется для них на первом месте, и ему они обязаны верностью.
– Может быть, и нет. Пока еще рано высказывать столь мрачные прогнозы.
– Как знаешь. Мне нужно два дня, чтобы устроить свои дела. Через три я смогу прибыть в Брюссель. Пусть знают, что я хочу служить в своем прежнем полку. Кто будет командовать нашей кавалерией?
– Веллингтон запросил Комбермера, но получит Аксбриджа. Думаю, что Железный Герцог все еще дуется из-за скандала, связанного с Аксбриджем и его родственницей.
– Сомневаюсь, что дело в Веллингтоне. Оба они первоклассные командиры, но мне ничуть не жаль, что я буду служить под командованием Аксбриджа.
– Ты ведь служил с ним в Испании в Седьмом полку? Официально ты будешь значиться майором лордом Рэтборном и одним из адъютантов Аксбриджа.
– Благодарю. Я знаком с порядком.
Через несколько минут Смайт-Джонс уехал от Рэтборна, и граф принялся давать слугам указания. Он велел приготовить к рассвету карету и самых резвых лошадей, чтобы помчаться без промедления в Хенли и привезти Дейрдре в Лондон. Рэтборн сообщил матери и сестре, чтобы они готовились к его свадьбе, которая должна состояться через сутки в Рэтборн-Хаусе, а затем заперся в кабинете с Гаем Лэндроном. Ему нужно было привести в порядок свои дела. Он хотел основательно обеспечить будущее Дейрдре в соответствии с условиями своего вновь составленного завещания.
– Я хочу, чтобы ты, Гай, оставался здесь с Дейрдре присматривать за моими делами.
– Возможно, она захочет сопровождать тебя в Брюссель. Пока что там нет настоящей опасности.
– Я буду настаивать на том, чтобы Дейрдре осталась в Англии, – решительно заявил граф.
Проведя беспокойную ночь, он поднялся с рассветом и занялся подготовкой к путешествию и выбором слуг, которым предстояло его сопровождать. В доме и на конюшнях царила суета.
Побег Бонапарта обсуждался всеми жителями Лондона. Когда Рэтборн прибыл в дом миссис Дьюинтерс в Челси, она встретила его так, будто ожидала его приезда.
– Все будет как в добрые старые времена, – сказала она задумчиво и окинула графа проницательным взглядом, отметив про себя его отличную воинскую выправку.
– Значит, ты отправляешься?
– А ты сомневался? – вопросом на вопрос ответила миссис Дьюинтерс хрипловатым голосом.
– Ты хороший агент, Мария, – заметил граф.
– Как бы я ни восхищалась тобой, Гарет, мое участие в военных действиях – личное дело. Ты ведь знаешь, что произошло с моей семьей в Испании. Я никогда этого не забуду и не хочу забывать.
– Значит, это нечто вроде личной вендетты?
– Не стоит говорить со мной столь насмешливо и надменно. А как насчет твоих мотивов? Ты не заинтересован в победе? Я часто гадала, что вовлекло тебя в такую деятельность.
– Личная заинтересованность. Мне внушают отвращение грандиозные планы этого маленького человечка, сделавшего себя императором Европы. Сегодня – Франция, завтра может наступить очередь Англии. К тому же ты ведь отчасти француженка, Мария. Не думаю, что ты можешь видеть вещи в таком же свете, как я.
– И это вызывает у тебя подозрения? Ты забываешь, что мой муж был испанцем, как и сын.
На лицо миссис Дьюинтерс набежала тень, и она отвернулась.
Зная, что Мария презирает внешние проявления сочувствия, Рэтборн взял перчатки и собрался уходить.
– А как насчет Дейрдре? – вдруг спросила миссис Дьюинтерс, когда он уже дошел до двери. – Что подумает она?
Рэтборн обернулся и посмотрел на нее выразительным взглядом.
– Ничто из прошлого не должно ее коснуться, ни малейшего намека на роли, которые мы с тобой будем вынуждены играть в следующий месяц и до тех пор, пока все не будет кончено.
– Понимаю, – ответила Мария, безуспешно пытаясь скрыть боль, которую причинили ей слова графа.
Когда Гарет вошел в Рэтборн-Хаус, его вдруг охватило нехорошее предчувствие. Мать встретила его холодной улыбкой и коротко сообщила о том, что О'Тул дожидается его в кабинете.
Гай Лэндрон как раз приблизился к кабинету, когда из дверей выходил О'Тул.
– Черт возьми всех женщин, чтобы им сгореть в аду! – отчаянно ругался он. – Черт возьми всех этих лживых сук! И подумать только – она мне нравилась!
Лэндрон с опаской открыл дверь кабинета и остановился на пороге. Граф стоял к нему спиной, в задумчивости глядя в окно. Гай вошел, осторожно притворив за собой дверь.
– Гарет, что случилось? – спросил он, пытаясь не выдать голосом беспокойства, вызванного новым и неожиданным поворотом дел.
– Она обвела меня вокруг пальца и сделала это по-королевски! – ответил Рэтборн с чувством, потом добавил с горькой усмешкой: – Удивляюсь, и как это правительство его величества полагается на созданную мной шпионскую сеть! Господи! Каким глупцом она меня выставила!
– Где она?
– На пути в какое-то Богом забытое захолустье в Шотландии. Так сказала горничная леди Фентон О'Тулу. Эта чертовка отправилась в Хенли вместо Дейрдре.
– А как насчет Сен-Жана? Он что-нибудь знает?
– Его не могут разыскать. Не сомневаюсь, что он умчался в Шотландию вместе с Дейрдре.
– Что ты собираешься делать?
– А что я могу сделать? Ничего! Гарет помолчал, а затем зло добавил:
– Надеюсь, что никогда больше ее не увижу! Его лицо было похоже на безжизненную маску.
– Уничтожь составленное мной завещание, Гай!
– Конечно.
– Но сделай приписку к оригиналу на случай, если Дейрдре... – Рэтборн засмеялся, затем отвернулся к окну и бросил через плечо: – Если Дейрдре родит ребенка в следующие девять месяцев, я хочу, чтобы большая часть моего состояния досталась сыну или дочери.
Наступило тягостное молчание. Когда Лэндрон наконец обрел дар речи, голос его был хриплым от гнева:
– Что, черт возьми, ты с ней сделал, Гарет?
Эти слова словно прорвали плотину сдерживаемого гнева. Рэтборн подскочил к Лэндрону. Лицо его было искажено злобой, глаза пылали, как горящие угли:
– Мне плевать на то, что она не хотела этого, хотя не понимаю, почему я тебе говорю об этом. Какого черта! Ты не мой духовник! И то, что ты собрал в своем досье на Дейрдре Фентон, оказалось правдой. Эта чертова сука и вправду не имеет сердца. Она не умеет любить. Она неподвластна этому чувству!
Рэтборн пытался взять себя в руки и, когда успокоился, произнес:
– А теперь сделай приписку к завещанию и больше никогда не спрашивай меня о моем отношении к Дейрдре Фентон.
На лице Лэндрона отразилось смятение.
Слова, сказанные другом, страдальческое выражение его лица, страсть, отголосок пережитого другой ночью, в канун их отъезда в Испанию пять лет назад, – все это обрушилось на него.
Но тогда он еще не был знаком с Дейрдре.
– Эта девушка неравнодушна к тебе. Я это знаю, – сказал Лэндрон со спокойной уверенностью.
Рэтборн ответил звоном стаканов на соседнем столике, обрушившихся на пол от яростного взмаха руки. Хрусталь брызнул по всему ковру, и вино тут же пропитало его. Граф стоял, глядя на осколки стекла, затем поднес устало руку к глазам и потер их:
– Пусть будет как есть, Гай. Не хочу больше ни о чем говорить. Дейрдре уехала, и теперь ее недостать. В прошлый раз это была Ямайка, теперь Шотландия. У меня нет ни времени, ни желания гоняться за ней. Сейчас моя судьба в Европе.
Лэндрон отчаянно пытался найти слова, способные утешить друга.
– Я приеду к тебе в Брюссель, как только смогу, – наконец сказал он.
– Что? Конечно. Нет причины, почему ты не можешь сейчас побыть со мной. Это будет для меня утешением.
Рэтборн умолк. Постояв еще немного, Лэндрон вышел, пообещав, что к рассвету подготовит завещание.
За окном сгущались сумерки. У парадного подъезда лакеи, стоя на ненадежных приставных лестницах, пытались зажечь фонари. Рэтборн выглянул в окно и уставился вдаль невидящим взглядом. Неожиданно он почувствовал, что глаза его увлажнились.
Тоска накатила на него удушающей волной.
Он ввязался в игру и проиграл. Самое смешное заключалось в том, что игра не стоила свеч, но он этого не понял. Теперь Гарет это сознавал, но сознание не умаляло его тоски и чувства утраты. Ему показалось, что это чувство сопровождало его всю жизнь. Если он сильно чего-то желал, это ускользало от него. Лучше уж не желать ничего.
Впервые за долгое время вернулись воспоминания об Эндрю. Брат был младше Рэтборна на два года. Он был и светочем жизни для матери. Беспечный, бурный, азартный и склонный к риску. Смерть Эндрю отняла у Рэтборна не только брата, но и мать. Ко времени, когда произошел несчастный случай, Гарет давно свыкся с ее равнодушием. Возможно, он всегда был нелюдимым и трудным ребенком, как ему постоянно доводилось слышать о себе, но его защитный панцирь треснул под потоком оскорблений, которые обрушила на него мать в день похорон Эндрю. Конечно, она была вне себя от горя. Однако и потом примирения между матерью и сыном так и не произошло.
И с мстительностью, которую он старался взрастить в себе, чтобы оправдать оскорбительные обвинения в свой адрес, все мрачные пророчества относительно его будущего, которые мать излила на него, он пустился во все тяжкие. И последовавшая за ними дурная слава была столь же предсказуема, сколь и заслуженна.
Это принесло Гарету некоторое удовлетворение, пока он не устал от всех этих игр, от самого себя.
Эндрю...мать...Дейрдре...Возможно ли, что она носит у себя под сердцем его ребенка? Такая вероятность, хотя и слабая, существовала. Дейрдре отняла у него последнюю надежду на счастье. Ее отторжение нанесло Гарету самую глубокую рану. Никакая другая женщина не вела себя с таким равнодушием. Черт бы ее побрал! Никогда он не простит ее. Никогда!
На следующее утро, когда Гарет завтракал, ему подали конверт, на котором было написано одно-единственное слово: «Рэтборну». Почерк не особенно напоминал женский. Не было и малейшего намека на аромат духов. Но интуиция подсказала Гарету, что письмо от Дейрдре. Он сорвал с конверта печать, и на ладонь ему выкатилось кольцо с рубинами и жемчугом. Послание на одном сложенном пополам листке было крайне лаконичным:
«Думаю, что мой карточный долг выплачен сполна. Ваше вложение в Марклифф окупится в течение двенадцати месяцев в соответствии с договором, заключенным с мистером Лэндроном, и прибыль будет вам обеспечена. Не пытайтесь меня искать.
Дейрдре Фентон».
В задней комнате захудалой таверны в Сохо за небольшим столом, застланным грязной тряпкой неопределенного и весьма далекого от исходного цвета, сидели двое мужчин.
Третий – с огромной бородой, в грубой одежде рабочего – стоял на часах у двери. Постоянный несмол кающнй топот мужских сапог по лестнице, ведущей в комнаты девиц, создавал впечатление, что таверна служила главным образом одной цели.
– Я так понимаю, что он уже в Брюсселе, – сказал один из мужчин, сидевших за столом, и положил в карман своего пышно украшенного сюртука пачку банкнот.
Его собеседник бросил долгий презрительный взгляд на экстравагантный костюм своего фатоватого приятеля. Денди заметил этот взгляд, но не обратил на него особого внимания и непринужденно проговорил:
– Я предпочитаю, чтобы дело было сделано как можно скорее.
– К чему такая спешка, mon ami?
Вопрос был задан тихо, но не вызывало сомнения, что мужчина, задавший его, ждет ответа с нетерпением.
– Не стоит спешить, – проговорил денди. – Я знаю по опыту, что наша дичь хитра и осторожна.
– Ах, думаю, я это отлично понимаю.
Наступило короткое молчание. Мужчины смотрели друг на друга оценивающе.
– Хотите, чтобы мы преуспели там, где у вас был провал? Денди поднялся из-за стола и небрежно накинул себе на плечи плащ. Лицо его приняло несколько высокомерное выражение, но он промолчал.
Его собеседник посмотрел на него искоса и улыбнулся, но взгляд его ясно давал понять, что он ненавидит предателей любого толка.
– Вам следует проявить терпение, мсье. Такие вещи требуют времени. Он может привести нас к другим.
– Пусть будет по-вашему. Но мой вам совет – не стоит его недооценивать. Он скользок и увертлив как угорь. Не говоря уже о том, какой урон он может нанести, если ускользнет от нас.
– Ваша преданность делу весьма похвальна. Денди криво улыбнулся:
– Не надо разговаривать со мной покровительственно, старина. Среди моих подвигов нет проигранных дел. Не судите обо мне ложно. Я восхищаюсь вашим Наполеоном. Его победы до того, как он попал на Эльбу, были головокружительными. Но потом он ни в чем не мог сравниться с Веллингтоном. Так ведь?
Человек, оставшийся сидеть за столом, сделал чисто галльский жест, подняв плечи и руки.
– Приношу тысячу извинений, – заметил он с нескрываемым сарказмом. – Откуда мне было знать, что вы военный? Может быть, вы служили под знаменами Веллингтона?
– Можно было бы сказать и так, – небрежно заметил собеседник.
– Или это личная месть?
– Какое вам дело? Я не только сообщил имя вашего лютого врага, человека, который верит в свое дело, но к тому же представил вам достаточно доказательств его деятельности, чтобы его можно было привлечь к суду и отдать под трибунал. Думаю, будет лучше, если мы оставим в стороне мотив моих действий, как и ваших. Не согласны?
Когда он вышел из комнаты, человек, стоявший у двери на часах, тихонько выругался:
– Cochon
type="note" l:href="#n_5">[5]
! He хотите, чтобы я догнал его и перерезал ему глотку в какой-нибудь темной аллее?
– Пусть уходит, – последовал ответ. – Этот рисковать не станет. И он прав. Не наше дело спрашивать почему.
– Вы ему доверяете?
– Mon dieu! Доверять этому слизняку? Jamais! Но он поставляет правдивую и подлинную информацию; Она изучена нашими собственными агентами – можно сказать, прочесана частым гребнем.
Мужчина подошел к окну и выглянул на улицу, однако в сгущающейся темноте мало что было видно. Он вернулся в комнату и сказал устало:
– Не сомневаюсь в том, что наш враг использует такие же методы, как и мы. Господи, после общения с этой мразью я чувствую себя грязным.
– Вы сочувствуете человеку, которого предали? – В голосе великана послышалось удивление.
– Сочувствую? Нет, не сочувствую. Мы все солдаты. И, как и у остальных, у нас нет выбора. Но меня тошнит, когда я вижу, что такая свинья, как эта, готова уничтожить человека, которому он недостоин завязать шнурки от ботинок. А теперь пора убираться отсюда, пока нас не засекли.
В закрытом наемном экипаже денди осторожно снял парик и избавился от краски, делавшей неузнаваемым его лицо. Когда двуколка покатила по Мейфэр, он постучал тростью в крышу. В одну минуту он избавился от попугаичьего наряда денди, скрывавшего его безупречный костюм, скроенный по моде, введенной арбитром по части моды мистером Джорджем Браммелом.
Он спрятал свою одежду под сиденье кеба и натянул на плечи плащ. Расплатившись с кебменом, человек направился по Пиккадилли к Сент-Джеймс-стрит. В кармане у него лежали деньги, он чувствовал себя удачливым и при мысли о Рэтборне не испытывал ни малейшего раскаяния.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Если полюбишь графа - Торнтон Элизабет



может я отношусь к другому типу женщин чем та что описывается в этом романе. но меня она раздражала до ужаса.а поэтому книга мне не понравилась
Если полюбишь графа - Торнтон Элизабетарина
27.09.2012, 19.58





8/10
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетМарго
13.01.2013, 0.10





Первая часть очень понравилась,во второй много сражений и шпионажа, но роман очень хороший.
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетЛора
22.02.2013, 1.59





Книга неплохая, но в этом жанре есть намного более захватывающие произведения.
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетОльга
26.04.2013, 13.17





Книжка ничего.Скоротать вечер можно.
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетНаталка.
20.10.2013, 10.53





Хороший роман,не жалею,что прочитала.
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетТаня
14.11.2013, 14.17





Отличный роман.10 баллов.
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетНаталюша
21.05.2014, 16.39





Ничего особенного. Вечер скоротать можно.
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетВалентина
10.06.2014, 7.25





Роман замечательный. Прочитала за вечер с огромным удовольствием! 10+
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетАнна
28.07.2015, 14.50





Очень приятный роман,читайте и наслаждайтесь
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетРая
29.07.2015, 21.25





ГГ раздражала очень. Не понимаю за что ей такой мужчина.
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетГуля
14.11.2015, 16.50





Класный роман!!! 10/10
Если полюбишь графа - Торнтон Элизабетмэри
17.11.2015, 7.28





Роман на троечку. По сюжету сплошной винегрет. Бла-бла-бла... Главные герои бесили оба - она своими комплексами, он своей грубостью, ревностью и прочим мачизмом. Много опечаток, да и перевод оставляет желать лучшего, поскольку частенько вылезают перлы типа "очень, очень беременная". Не теряйте время на это чтиво.
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетНюша
18.11.2015, 19.00





Роман на троечку. По сюжету сплошной винегрет. Бла-бла-бла... Главные герои бесили оба - она своими комплексами, он своей грубостью, ревностью и прочим мачизмом. Много опечаток, да и перевод оставляет желать лучшего, поскольку частенько вылезают перлы типа "очень, очень беременная". Не теряйте время на это чтиво.
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетНюша
18.11.2015, 19.00





Роман отличный! Люблю когда между героями противостояние, и героиня имеет характер и даёт отпор. Единственное что раздражало это постоянные слёзы героини, у автора прям какой то пунктик насчёт этого, совсем не к месту. Прочитано много, поэтому уже трудно чем то удивить, тем приятнее было прочитать этот роман!
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетНина
19.11.2015, 6.40





Уж я его мучила - мучила , этот роман! Граф, хоть и " шпиен", обладает редким занудством, скачками движется по роману и , вообще, они все все время куда- то выскакивают. То на бал, то в Брюссель то ещё на одну войнушку! Диалоги очень рваные и какие- то " нелюбовные", а Героине все время хотелось дать в лоб! Она бегала от графа, как заяц от борзой. И вместе с тем с ним ощущала" СТРАННОЕ томление" между ног, ( что бы это значило, на 25м - то году жизни?) переводчик сильно бухал переводя книгу, ибо как можно в любовном романе вынести такой перл:" ... страсть могла ПОЖРАТЬ их!" Бе- е! 100 дневное возвращение Наполеона тут ни к селу , ни к городу. И вообще! С такими труднопроизносимыми именами на успех читателей можно не рассчитывать.
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетЕлена Ива
20.11.2015, 17.45





С трудом дочитала. Нелогичные поступки героев. Какие-то куцые диалоги. На всем протяжении романа герои то любят, то не любят. Причем непонятно от чего меняются их чувства, похоже что от направления ветра. Лучше не тратить время на сие произведение.
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетElen
24.11.2015, 23.45





Очень хороший роман! И любовной линии и политики всего в меру!
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетАлександра
25.11.2015, 5.46





Очень высокий рейтинг, не понятно за что?rnПотеря времени. оценка 7
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетАнна
1.12.2015, 21.46





Очень интересный роман!!!!!!!!! Прочитала с большим удовольствием за один вечер,но нужно читать самой,очень часто свое мнение не совпадает с другими,это было уже не раз,поверьте!!! 9 БАЛЛОВ!!!!!!!!
Если полюбишь графа - Торнтон Элизабетнадежда
6.04.2016, 21.42





я с удовольствием прочла роман . влюбленный мужчина так прекрасен .и то что он ее добивался с такой решительностью мне импонировало
Если полюбишь графа - Торнтон Элизабетлюбофь
19.04.2016, 22.38





я с удовольствием прочла роман . влюбленный мужчина так прекрасен .и то что он ее добивался с такой решительностью мне импонировало
Если полюбишь графа - Торнтон Элизабетлюбофь
19.04.2016, 22.38





А у меня симпатии к главному герою так и не возникло, хотя автор так старалась к концу романа ее насадить. И вообще, сложилось впечатление, что роман, в оригинале полный и развернутый, при переводе или издании безжалостно укоротили, выбросив из него целые абзацы, а то и главы. Постоянное ощущение недосказанности и потери текста в первой половине романа. Сам перевод местами совсем убогий, например: "она увидела в его взгляде необидную насмешку" - это как?
Если полюбишь графа - Торнтон ЭлизабетКнигоманка.
22.11.2016, 13.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100