Читать онлайн Добродетельная леди, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Добродетельная леди - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.1 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Добродетельная леди - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Добродетельная леди - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Добродетельная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Когда Рейвенсворт в ярости покидал Кент, в голове у него была только одна мысль – удариться в такой бешеный загул, чтобы неотступно преследующий его образ прекрасной чаровницы, которая украдкой завладела его сердцем и разумом, так что он перестал понимать свои действия, был навсегда изгнан, выкорчеван, уничтожен, и тогда он освободится от нестерпимой боли, которая поселилась в его груди. Десять часов спустя, примчавшись в город и оставив молчаливого Денби в Олбани, Рейвенсворт отправился в поход по клубам.
Это была его первая ошибка, потому что после нескольких партий в карты и изрядного количества разнообразного спиртного его охватила слезливая сентиментальность, породившая у него чувство отвращения к своей унизительной для мужчины слабости. Он продолжал желать лицемерную стерву, которая оказалась готова на все уловки и до такой степени не уважала его, что поставила проблемы совершенно незнакомого ей человека выше интересов собственного мужа. Его ярость вызвало не столько предательство своей страны, хотя и это было достаточно серьезно, сколько вероломство по отношению лично к нему – проступок, перешедший все границы.
Хотя Рейвенсворту везло в игре, он неучтиво обменял на деньги выигрыш, невзирая на протесты собутыльников, и отправился на Сент-Джеймс-стрит, целеустремленно спустился по ней, обходя Сент-Джеймсский парк, пока через минут пятнадцать не достиг окрестностей Вестминстерского аббатства. Он остановился на углу маленькой улицы перед домом с закрытыми ставнями и осторожно постучал в боковую дверь костяным набалдашником трости. Дверь открылась почти немедленно, и Рейвенсворт вошел внутрь. Это была его вторая ошибка.
Маркиз Рейвенсворт не в первый раз был в заведении мадам Ренье. В былые дни, которые он теперь называл «жизнью до Брайони», он был постоянным и ценимым клиентом и много раз приятно проводил часок-другой в обществе одной из девиц легкого поведения, украшавших малиновую гостиную мадам. Он вежливо, хотя и немного неприступно, кивнул случайному знакомому, которого заметил в намеренно приглушенном свете главного салона, и попытался отбросить смутное чувство вины, вдруг охватившее его. Усевшись в кресло и с напускной небрежностью закинув ногу на ногу, он откупорил бутылку кларета, принесенную по его заказу лакеем, пока хозяйка заведения выплыла из комнаты, чтобы привести девицу, которая должна была развлекать его. Место, рассеянно заметил он, было таким же шумным и переполненным, как и раньше, по лестнице вверх и вниз сновали люди. Почему-то атмосфера притворного веселья показалась ему тягостной, хотя девушки в прозрачных одеждах не переставали улыбаться ни на секунду. Его не волновали ни эти игривые улыбки, ни густой запах французских духов, раздражавший его ноздри и совсем не похожий на чистый свежий запах трав Брайони, наполнявший комнаты в Оукдейл-Корте. Вспомнив о Брайони, Рейвенсворт стиснул челюсти и увлеченно занялся кларетом.
На его лицо упала тень. Рейвенсворт поднял взгляд, его глаза сузились, разглядывая женские формы, направляющиеся к нему. Позади неприятно скалящейся мадам он увидел девушку со светлыми волосами, заколотыми на затылке в скромный пучок.
– Это Анжель, ваша подруга на ночь, – вполголоса доверительно проворковала мадам Ренье и подтолкнула блондинку вперед, пока ее колени не коснулись приглашающе бедер его светлости.
Рейвенсворт поперхнулся вином. Девушка была просто копия Брайони! Он издал яростный рык и швырнул бутылку в камин, где она разлетелась на тысячу осколков. В салоне воцарилась ошеломленная тишина, а потом словно разверзся ад. Рейвенсворт вскочил на ноги, во всю силу своих легких выкрикивая оскорбления и упреки мадам, которая завлекает невинных девушек в гнездо разврата, и в то же время ругая похожую на Брайони девицу, очень популярную у гостей заведения, если бы Рейвенсворт только знал это, за то, что позволила демонстрировать себя как обычную шлюху в этом логове беззакония.
Поскольку все так и было и все присутствующие знали это, Рейвенсворта сначала приняли за методистского священника, решившего устранить ошибки в устройстве мира, который не желал быть исправленным. Однако его обличительная речь на этом не закончилась, и скоро стало очевидно, что его цветистый язык и нецензурные выражения опровергают это ошибочное впечатление. Такой ожесточенной была эта грубая и неистовая вспышка, что перепуганная мадам, не теряя времени, позвала своих вышибал, трех крепких бывших боксеров, которые быстро обработали пьяного Рейвенсворта и с величайшим удовольствием вышвырнули его взашей.
Как ему удалось преодолеть весь долгий путь до дома в пьяном забытьи, Рейвенсворт так и не смог вспомнить. Денби уложил его в постель в холодном молчании, не сказав ни слова сочувствия ни по поводу пары синяков, обезобразивших красивое лицо его светлости, ни в связи со странными болями, которые стоически переносил Рейвенсворт. Вот какова привязанность слуги, который за щедрое жалованье служил у него добрый десяток лет, заметил Рейвенсворт, подавляя стон от боли, когда его немилосердный камердинер туго перебинтовал избитые ребра своего хозяина, как будто он был седлом барашка, которого мясник связывает к воскресному обеду.
Маркизу понадобилась целая неделя, чтобы оправиться от перенесенных побоев, и в это время он не покидал уютных комнат в Олбани и не принимал гостей. По необъяснимой причине он не хотел, чтобы даже намек на постыдные обстоятельства, сопровождавшие его злоключение, достиг деликатных ушей его добродетельной жены. Однако когда подозрительно заботливый Денби осторожно заметил, что поездка в провинцию была бы целесообразной и благотворной, Рейвенсворт сразу же отверг предложение, поскольку считал, что оскорбительно вернуться к Брайони с поджатым хвостом.
Вынужденное бездействие предоставило ему время для спокойного размышления, и его светлость обнаружил, что не знает, как поступить. Он неохотно признал, что другие женщины его совершенно не интересуют; жизнь до Брайони оказалась совсем не такой, как он ее превозносил, и он отказался от нее без малейшего сожаления; он даже был готов признать, что не может жить без Брайони, но будь он проклят, если позволит девчонке, которая посмеялась над ним, задавать тон. Брайони Лэнгленд надо заставить понять, что она натворила. Пусть поварится в собственном соку недельку или две, пока не прочувствует наказания. Потом, когда она будет готова умолять об условиях, он снизойдет принять ее безоговорочную капитуляцию.
Приятная перспектива возвращения в Кент значительно улучшила его состояние духа, и он набросал Брайони записку, уклончиво сообщая, что вернется к концу недели, чтобы заняться кое-какими делами в имении. Это послание было отправлено со специальным курьером. Когда его конюх вернулся вечером следующего дня, Рейвенсворт не мог скрыть разочарования: бессердечная девчонка не написала ни слова в ответ. Однако, завязав с ничего не подозревающим грумом разговор ни о чем, он вытянул из него информацию, что ее светлость очень занята приготовлением к предстоящему балу. Рейвенсворт был в недоумении, но у него хватило хладнокровия скрыть от любопытного лакея, что он понятия не имел ни о каком празднестве, намечающемся в его собственном доме в самом ближайшем будущем.
В тот же вечер, когда он прогуливался по Пиккадилли, размышляя над тем, что сообщил ему грум, он наткнулся на старого школьного товарища, который потряс его до глубины души, поблагодарив за приглашение на его бал и сообщив, что приедет в четверг. Рейвенсворт ответил с достаточным самообладанием, но как только приятель удалился, он развернулся и прямым ходом направился в Олбани-Хаус искать Денби.
Денби слышал от слуги лорда Графтона, что они завтра уезжают в Оукдейл-Корт на бал, который дается в честь свадьбы виконта и виконтессы Эйвери. Он взял на себя смелость уложить чемодан его светлости, и его светлости осталось только отдать приказание, и они могут покинуть Лондон немедленно. Рейвенсворт приказал.
Когда коляска Рейвенсворта въехала в ворота Оукдейл-Корта, он обнаружил на подъездной дорожке и в конюшнях суматоху, какая бывает в гостиницах у большой дороги. Конюхи и лакеи в разнообразных ливреях сновали туда-сюда среди все прибывающих экипажей, которые высаживали многочисленных пассажиров и выгружали их багаж у парадной лестницы и на лужайке. Рейвенсворт никогда не видел ничего подобного – по крайней мере в Оукдейл-Корте – и подумал немного раздраженно, понимает ли Брайони, чего будет стоить разместить и накормить такое количество лошадей, не говоря уже о прислуге, которая нужна, чтобы обслуживать такую толпу народу.
Однако до того как поддаться этим невеселым мыслям, он обнаружил себя мишенью для сыплющихся со всех сторон добродушных шуток своих неженатых друзей, что он покинул их братство ради семейной мышеловки. Он благосклонно принимал их все, даже зашел настолько далеко, что рекомендовал институт брака самым закоренелым скептикам из старых закадычных друзей, которые недоверчиво качали головой из-за необъяснимого падения такого убежденного холостяка.
Он вошел в огромный зал, где были расставлены длинные столы, уставленные разнообразными деликатесами, которые могли удовлетворить изощренный вкус привередливого гурмана. Многие из них частенько пользовались его гостеприимством. Он окинул взглядом лица на галерее наверху и заметил Эйвери и Харриет, которые дружески помахали ему, но не сделали и движения, чтобы отойти от группы гостей, с которыми разговаривали. Хозяйки дома нигде не было видно.
Вежливо осведомившись о местонахождении ее светлости у незнакомого мажордома, умело руководившего действом, он получил ответ, что она повела небольшую группу гостей осмотреть ее сад. У Рейвенсворта возникло какое-то странное чувство. Он уже раньше слышал эту мелодичную, медлительную речь. Он пристально посмотрел на широкоплечего гиганта, возвышающегося над ним, и спросил довольно холодно:
– Из какой части колоний ты родом, друг мой?
Рейвенсворт был немного удивлен смелым испытующим взглядом, который получил в ответ.
– Из Канады, сэр, – невозмутимо ответил слуга, потом нахально подмигнул его светлости и отвернулся, чтобы заняться вновь прибывшими гостями.
Она не могла поступить с ним так во второй раз! Маркиз резко повернулся и направился к двери. Нет необходимости говорить ему, где найти ее светлость. Огород с лекарственными травами был единственным садом, по ее мнению, достойным такого названия.
Она была в своем старом платье и соломенной шляпе, невозмутимо демонстрируя заинтересованным дамам кулинарные, лечебные и косметические свойства всех ее обожаемых сорняков. Рейвенсворт заворожено наблюдал, как каждая дама по очереди со знанием дела пробовала многочисленные листочки и веточки, которые Брайони держала в руках.
«Господи, – потрясенно подумал он, – она такая же сумасшедшая чудачка, как мой отец! Какое наследство я передам моим детям?» Удивительно, но мысль о ее причудах совсем не рассердила его, наоборот, его настроение необъяснимо поднялось. Потом он вспомнил нахальный взгляд высокого широкоплечего слуги с колониальным акцентом и пришел в себя.
Их взгляды встретились, и опять его светлость был поражен, потому что глаза Брайони были такими же чистыми и спокойными, как всегда, и она смело отвечала ему взглядом на взгляд. Ей понадобилось несколько минут, чтобы освободиться от дам, и, когда она направилась к нему, в ней не было ни малейшего намека на смущение, что ее застали в таком наряде, какого стыдилась бы даже самая последняя судомойка.
– Рейвенсворт, вы здесь? – любезно спросила она, беря его под руку, которую он предложил ей. Потом спросила: – Если вы собираетесь пожаловаться насчет своей спальни, то мне жаль, но вы должны понять, что в сложившихся обстоятельствах больше ничего нельзя было сделать.
– А что с моей спальней? – спросил он. Его подозрения росли.
– О! Вы не знали? Ну... Надеюсь, вы не обидитесь, но я разместила Фредди Фиддинга и... о, я забыла их имена – в вашей комнате, узнав, – спокойно продолжала она, – что вы очень сильно заняты в городе.
От его испытующего взгляда ее густые ресницы опустились, словно опахала, к щекам. Рейвенсворт благоразумно не стал допытываться об источнике ее информации.
– Тогда я переберусь к вам, – сказал он не терпящим возражений тоном.
– Это тоже невозможно, – возразила Брайони. – Думая, что я стала соломенной вдовой, – она укоризненно посмотрела на него, – я поселила в своей спальне нескольких незамужних дам. Боюсь, я опрометчиво пригласила более сотни гостей на этот бал в честь Харриет и Эйвери, и у нас катастрофически не хватает места. Но все воспринимают это по-доброму, и думаю, в оставшиеся день-два мы справимся.
Слово «бал» напомнило Рейвенсворту о его ущемленной гордости.
– Я думаю, мадам жена, что вам следовало бы обратиться ко мне, прежде чем потратиться на столь расточительный прием. Чтобы вы знали, я мог бы спустить все свое состояние за карточным столом за те две недели, что был в Лондоне.
– И карты тоже? – От ее неожиданного замечания у Рейвенсворта появился виноватый румянец, но она встретила его смущенные глаза своим обычным чистым взглядом, и у Рейвенсворта перехватило дыхание. Если бы он не знал свою жену, он готов был поставить жизнь на то, что эта кокетка флиртует с ним. Ресницы Брайони, трепеща, опустились, и худшие подозрения Рейвенсворта были подтверждены.
– Брайони, – произнес он предостерегающе.
Она не обратила внимания, что его рука стиснула ее пальцы.
– Может показаться, милорд, – хладнокровно начала она, – что вы шатались из одного притона в другой. Вы на мели? Вам нужно сказать только слово, и я заплачу за вас. Что касается расходов на бал для Харриет и Эйвери, не думайте об этом. Я никогда не собиралась взваливать на вас ношу моих причуд. Я, как вы прекрасно знаете, состоятельная женщина.
Рейвенсворту было что ответить на эти ее провокационные замечания, но поскольку он не был уверен, как лучше держаться с женой и насколько она осведомлена о происшедшем в городе, он счел разумным игнорировать область, в которой, он знал, его было в чем обвинить. Они завернули за угол дома и оказались перед главным входом и на глазах многочисленных любопытных зрителей. Он увлек ее в заросли цветущего рододендрона.
– Конечно, я не на мели, но сейчас не об этом! Я должен обсудить с вами более важное дело. Расскажите мне об этом вашем последнем приобретении – гиганте, который регулирует движение в главном зале.
– О! Вы видели его? – осторожно спросила она и протянула руку, чтобы сорвать фиолетовый цветок с куста около ее плеча. – Что за очаровательный цвет, – неуместно заметила она и поднесла его к носу.
Это было слишком для Рейвенсворта. Он схватил ее за плечи и развернул к себе лицом.
– Правду, мадам жена! Кто он, и где вы нашли его?
– То, чего вы не знаете, не может причинить вам боль, милорд, – ответила она с разъяряющим его спокойствием. – История такова, что он племянник миссис Роунтри, вернувшийся из Канады, – кстати, она наша экономка.
– История такова... История такова! – возмутился его светлость. – Я ваш муж! Я хочу знать правду, черт возьми, а не какую-то сказочку, которую вы состряпали, чтобы надуть констебля. Итак, это он или нет тот самый американский моряк, который несколько недель назад сбежал из-под ареста?
Брайони молчала, и Рейвенсворту пришлось встряхнуть ее, чтобы заставить говорить.
– Отвечайте, черт вас возьми!
– Нет, нет! – ответила она, качая головой и глядя на него с сожалением. – Я не могу сказать вам больше, и я не буду лгать вам. Поверьте мне хотя бы в этом. Мне жаль обижать вас сейчас, но эта история была рассказана мне по секрету.
Его руки жестоко стиснули ее плечи, и через мгновение Брайони была вынуждена сказать:
– Рейвенсворт, вы делаете мне больно.
Он тут же отпустил ее, и она неторопливо шагнула назад. Быстро взглянув из-под полуопущенных ресниц на его искаженное страданием лицо, она неслышно вздохнула.
– Рейвенсворт, дорогой, вы не можете просто довериться мне в этом деле, если я пообещаю не предпринимать никаких авантюр, не сообщив вам о моих намерениях? Вы должны понять, что мое единственное желание – защитить вас от любых неприятностей.
Ее раскаивающийся тон заметно смягчил мрачные линии вокруг рта его светлости.
– Глупая девчонка! – пылко возразил он. – Это вас нужно защищать! Почему вы не полагаетесь на меня? Вы думаете, что у меня совсем нет принципов и я мог бы предать ваше доверие при любых обстоятельствах, каковы бы ни были мои чувства? За кого вы меня принимаете? Но вот того, что между вами и мной могут быть секреты, я не потерплю ни за что и никогда.
– Никогда? Я это запомню, Хью Монтгомери, – сказала Брайони, дерзко смеясь ему в лицо и наслаждаясь глубиной преданности, которую выразили его слова. Рейвенсворт настороженно посмотрел на нее, и она протянула ему руку. – Будет вам, сэр, давайте заключим перемирие. Вот вам моя рука. Мы вернемся к этому вопросу позже, если вы захотите, но гости ждут нашего внимания. У нас есть долг, который мы обязаны выполнить. Я должна вернуться в дом. Прошу простить меня.
Он хотел что-то сказать, но передумал. Выражение его лица смягчилось, и он смиренно вздохнул.
– Брайони! Брайони! – мягко пожурил он. – Вы неисправимы! Что мне делать с вами? Не думайте, что сможете избежать власти вашего мужа. Позже я потребую от вас полного отчета, будьте уверены. Но вы правы. Сейчас не время и не место. Возьмите меня под руку и позвольте мне проводить вас в дом. – Он протянул ей руку, одетую в изысканнейшую ткань.
Брайони окинула взглядом его превосходно сшитый костюм и идеально завязанный белоснежный крахмальный галстук, и в ее глазах заплясали веселые искорки.
– С удовольствием, – ответила она, стараясь, хотя и не очень успешно, подавить рвущийся наружу смех. – Но вы не против провести меня через кухонную дверь?
Рейвенсворт надменно-вопросительно поднял бровь, когда она легко положила руку на его локоть.
– Манекен и огородное пугало! – сообщила она сквозь смех. – Совершенство и посмешище.
Рейвенсворт одобрительно улыбнулся.
– Вы прекрасно поладите с моим отцом.
– Мне это уже говорили, – любезно ответила она. – Но удовлетворите мое любопытство, будьте так добры. Ваш галстук – что-то я не узнаю этого узла. Он выглядит новым и непередаваемо сложным. Думаю, вам понадобилась вечность, чтобы его завязать.
Рейвенсворт повернулся, чтобы заглянуть в ее сияющие глаза.
– Так и есть, – ответил он с преувеличенной серьезностью, дотрагиваясь до объекта внимания. – Я назвал его «а-ля Брайони».
Наступила тишина, она поняла, что он имел в виду.
– Вы знаете, Рейвенсворт, – спросила она наконец с невинным видом, – когда вы хороший, вам нет цены, но когда вы плохой, вы просто невыносимы? – Но улыбка, игравшая в уголках ее губ, лишила это замечание всякой злости, и, увидев его сияющее лицо, она откинула голову и рассмеялась с неподдельным удовольствием.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Добродетельная леди - Торнтон Элизабет



Мне нравятся с таким сюжетом романы,но вторая половина этого романа неинтересная,непонятная.Сначала ГГ-й поступил подло и она дулась но как-то быстро забыла,а потом она чуть-чуть соврала и...трагедия!!Она винит себя за это,он винит ее за это,а что он сам не лучше поступает-неважно.Даже не знаю что поставить..
Добродетельная леди - Торнтон ЭлизабетТая
26.04.2012, 16.28





согласнп с Тая, концовка вообще о других ГГ написано.
Добродетельная леди - Торнтон ЭлизабетМарго
8.01.2013, 0.50





Как и у Таи, у меня противоречивое впечатление об этом романе. Г-героиня появляется как клоун, пытается быть суперчестной, но убеждается, что без брехни не проживешь.Г-герой чрезмерно горд и вспыльчив. Есть элементы юмора местами. Но читается легко и интересно.
Добродетельная леди - Торнтон ЭлизабетВ.З.,65л.
30.04.2013, 9.52





Прочла роман на одном дыхании. были моменты когда читаешь и наслаждаешься , а были и такие, в которых немного не понимаешь связь междy действиями главных героев.поставлю 5.
Добродетельная леди - Торнтон ЭлизабетЮлия
17.05.2014, 11.33





Nu çto za kritika hotela poçitat otbili ohotu
Добродетельная леди - Торнтон ЭлизабетAnya
15.05.2015, 1.33





МУТЬ.ОДИН ИЗ ХУДШИХ РОМАНОВ.2 БАЛЛА
Добродетельная леди - Торнтон ЭлизабетВредина
3.05.2016, 21.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100