Читать онлайн Добродетельная леди, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Добродетельная леди - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.1 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Добродетельная леди - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Добродетельная леди - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Добродетельная леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Его светлость был готов задушить Брайони, когда, вернувшись после бесплодных поисков в садах, обнаружил ее запершейся в спальне. Он злился и бушевал под дверью ее спальни, но Брайони было невозможно убедить повернуть ключ, чтобы позволить ему войти. Ее приглушенные угрозы добиться аннулирования их брака, вызывающе брошенные ему из-за крепкой двери, вконец разъярили его. Когда он понял, что ничего не добьется, а только вызовет любопытство слуг, он в бешенстве бросился к себе в комнату и рухнул в кресло.
Как смеет она так перечить ему, спрашивал он себя снова и снова. В его власти уничтожить ее, изгнать ее из общества, отослать далеко в провинцию и забыть о ней, если ему того захочется. Как убедить непокорную взбалмошную девицу, что в ее же интересах проявлять больше послушания по отношению к ее господину? Она обманула его в том, что, по его ожиданиям, должно было стать восхитительной ночью любви. Черт побери эту женщину! В эту самую минуту она должна была быть в его объятиях, сдаваясь его власти. То, что у нее хватило наглости угрожать ему упразднением их брака, было больше, чем он мог вынести. Его гордость была оскорблена. Его маркиза поймет, что жестоко ошибается, свирепо подумал он, если надеется одержать победу в этой схватке характеров. Он заставит ее повиноваться, или его имя не Хью Монтгомери.
– Кто там? – робко спросила Брайони, услышав во второй раз стук в дверь.
– Это Элис, миссис, с вашим утренним шоколадом.
Брайони испустила дрожащий вздох облегчения и откинула одеяло. Она небрежно накинула на плечи халат и пробежала по холодному, не покрытому ковром полу, чтобы открыть дверь. Рейвенсворт с суровым лицом прошел мимо нее и бросил на нее злобный взгляд. Брайони осторожно отступила.
Элис поставила поднос с чашкой горячего шоколада, ее глаза открыто разглядывали пару, которая напряженно смотрела друг на друга.
– Это все, спасибо, Элис, – сказал Рейвенсворт, твердо беря ее за локоть и подгоняя прочь из комнаты. Он запер дверь за любопытной служанкой и повернул ключ в замке.
Брайони тем временем просунула руки в рукава халата и туго затянула пояс. Она вытянулась во все свои шестьдесят четыре дюйма и смотрела в лицо Рейвенсворту с уверенностью, которой на самом деле не чувствовала. С огромным усилием она заставила свой голос не дрожать, когда обратилась к нему.
– Все, что я говорила вчера, вполне серьезно, Рейвенсворт, – сказала она, прежде чем он начал браниться. – Я попрошу дядю обратиться с прошением аннулировать брак. – Нотка затаенной враждебности появилась в ее голосе. – Я не хочу лишать леди Адель справедливого вознаграждения за ее услуги.
Глаза Рейвенсворта посуровели.
– Я не собираюсь извиняться за прошлое, Брайони, – отрывисто сказал он. – Адель никогда ничего не значила для меня. Ее место в моей жизни, если это вообще можно назвать местом, было незначительно. Вы моя жена, и я здесь, чтобы обсудить ваше будущее.
Вид смятых простыней и растрепанной Брайони начинал действовать на него. Он подавил внезапное желание заключить ее в объятия. Его суженой нужна твердая рука, и он не собирался отступать.
– Вы видите, что мы одни в запертой комнате, – продолжал он со зловещим видом. Брайони облизнула вдруг пересохшие губы, и Рейвенсворт мрачно улыбнулся при виде этого. Его голос понизился до шепота. – Еще одно ваше неосторожное слово об объявлении брака недействительным, мадам жена, и я примусь за осуществление его таким способом, что вы пожалеете, что вообще родились на свет. Вы поняли меня?
Брайони поняла и отступила со всем достоинством, которое смогла собрать, к другой стороне кровати, настороженно глядя на него.
– Хорошо, вижу, вы понимаете. – Его голос был как шелк. – Я хочу, чтобы вы дали мне слово, что больше не будет глупых разговоров об аннулировании брака. Альтернатива вам известна.
Брайони молчала, лихорадочно думая. Сейчас не время и не место, решила она, сдерживая нарастающее негодование, спорить с Рейвенсвортом, который выглядел так, словно готов убить при малейшей провокации.
– Вы даете слово? – спросил он с металлом в голосе. Он сделал шаг в ее сторону, и Брайони быстро кивнула в немом согласии.
Когда он взял ее рукой за подбородок, она попыталась изобразить безразличие, но едва его большой палец прошелся по контуру ее губ медленным, чувственным движением, она отвела глаза, чтобы скрыть волнение, которое вызвало в ней его прикосновение.
Он вдруг отпустил ее и отвернулся к окну.
– Брайони, – начал он примирительно. – Не испытывайте больше мое терпение и не спорьте со мной. Хоть раз в жизни просто послушайте и ничего не говорите. Через час мы уезжаем в Кент. Я пришлю Элис помочь вам собраться. – Он, казалось, немного колебался, потом продолжил твердо: – Мое решение никак не связано с приглашением Адель. Оно основано исключительно на моих собственных интересах. – Когда он наконец повернулся и посмотрел на нее, Брайони была уверена, что выражение его лица стало мягче. – Возможно, я слишком поспешно женился на вас, у вас не было времени свыкнуться с этой мыслью. Нам нужно время, чтобы побыть вдали от всех, тихое и спокойное место, где мы сможем лучше узнать друг друга. – Он ждал, что Брайони сделает какую-то попытку к примирению, но она стояла неподвижно, ее прозрачные глаза угрюмо смотрели на него. – Черт возьми, Брайони, вы не хотите сделать шаг мне навстречу? – спросил он.
– А Адель? – тихо спросила она, стараясь избежать упрека в голосе; ей так хотелось поверить в его слова. – Если мы поедем в Кент, ведь не обязательно принимать ее и...
– Конечно, я не могу порвать с ней, – оборвал ее Рейвенсворт с нарастающим раздражением. – Да и зачем? Она не сделала мне ничего плохого, и мы соседи. Это создало бы совершенно невыносимую ситуацию. Люди стали бы наблюдать за нами. Самым большим удовольствием для них будет увидеть, как моя жена и моя... Адель, – быстро уточнил он, – сцепились, как две собаки, дерущиеся из-за кости. Разве вы не понимаете, что только ваше безразличие, ваше владение ситуацией сможет пресечь сплетни? В противном случае их языки будут как помело, а я не желаю стать посмешищем, мишенью для шуток каждого бестактного бездельника.
Спина Брайони напряглась, когда она посмотрела ему в лицо. Она заметила его запинку и знала, что он собирался сказать «любовница».
– Вы просите слишком много, сэр, – ответила она со спокойным достоинством.
Их глаза встретились, в серых пылало упрямое сопротивление, а в синих заледенела неумолимая решительность. Вспышка гнева омрачила и без того угрюмое лицо Рейвенсворта.
– И тем не менее в этом вы подчинитесь мне, Брайони. – Он круто повернулся и направился к двери. Она услышала, как в замке повернулся ключ, когда он отпирал дверь. – Если вы не будете готовы через час, – бросил он через плечо, – я лично приду одеть вас и увезу в чем есть.
Она подождала немного, пока не стихли его удаляющиеся шаги, но, когда подошла к двери, чтобы запереть ее, обнаружила, что он забрал ключ.
Час спустя они садились в карету, ту же самую, которая привезла их из Лондона в Бат. Прощание было натянутым, хотя родственники Брайони даже не подозревали, что произошло вчерашним вечером. О том, что не все в порядке, они могли догадаться по мрачным взглядам Рейвенсворта на его жену. Брайони тем не менее вела себя настолько естественно, насколько было возможно в сложившихся обстоятельствах, учтиво приглашая их всех погостить, когда они завершат свое пребывание в Бате. Когда пришло время кузинам прощаться друг с другом, Харриет неистово прижала Брайони к себе. Брайони удалось, задыхаясь, прошептать на ухо Харриет несколько слов, которые она тщательно постаралась скрыть от остальных собравшихся:
– Найди способ приехать в Кент как можно быстрее.
Харриет немного отстранилась от Брайони и коротким кивком дала знак, что все поняла. Брайони оставалось только вручить дяде письмо для брата, потому что нужно было сообщить Вернону о недавно произошедших событиях. О том, что она также настойчиво приглашала Вернона при первой же возможности лично появиться в Кенте, не сумев скрыть свою панику, она не стала сообщать строгому мужу.
Когда он помогал ей сесть в карету, она бросила взгляд в его бесстрастное лицо. Она была вынуждена выйти за Рейвенсворта по долгу совести. Она никогда не пыталась выдавать себя не за ту, какая она есть. Если он думает, что сможет превратить ее в безвольную, покорную, безмозглую марионетку, он скоро поймет свою ошибку.
На следующий день, после того как Рейвенсворт увез жену в Кент, благопристойная и слегка подавленная мисс Гренфелл прогуливалась с лордом Эйвери в великолепии Сидни-Гардена. Случайному наблюдателю показалось бы, что пара находится в полном согласии друг с другом. Но Харриет и Эйвери лишь перебрасывались банальными фразами, когда вообще разговаривали. Манеры лорда Эйвери были отменно обходительными, но его спутница, обычно такая общительная и живая, держалась с чопорным достоинством. Когда его светлость предложил даме присесть на скамью с видом на один из фонтанов, она подчеркнуто вежливо согласилась.
Эйвери снял свою бобровую шапку и нервно запустил пальцы в аккуратно причесанные волосы. Беспорядок в золотисто-каштановых волосах тут же придал ему облик совершенно непутевого человека. Харриет быстро отвела глаза, которые упивались мальчишеским видом Эйвери. К счастью, в тот момент джентльмен не улыбался. Обычная полная самоиронии усмешка Эйвери действовала на Харриет неотразимо, а у нее сейчас было намерение перечить его светлости во всем.
Эйвери повернулся, чтобы посмотреть на молчаливую леди из-под густых ресниц. Вид оскорбленной невинности, принимаемый Харриет всегда, когда она замечала, что он смотрит на нее, был маской, за которой она скрывалась от его проницательных глаз. Этим приемом он позволял ей держать себя на расстоянии вытянутой руки. Но терпение лорда Эйвери истощилось. Он собрал все остатки храбрости и решил испытать судьбу.
– Харриет, я не стремлюсь к длительной помолвке, – начал Эйвери в своей обычной вкрадчивой манере.
– Какой помолвке? – спросила его спутница тоном, который показался его светлости довольно неучтивым. Он спокойно смотрел на нее минуту-другую, как будто раздумывая, как лучше справиться с такой очаровательной, но заносчивой девицей.
– Я принял меры, чтобы получить специальную лицензию, – продолжал Эйвери, как будто Харриет ничего не говорила. – Долгое жениховство не в моем вкусе, к тому же прошел уже почти год, с тех пор как я в первый раз сделал вам предложение.
– Та помолвка была расторгнута уже через несколько недель, – презрительно пожала Харриет очаровательными плечами.
Да, – задумчиво ответил Эйвери. – Именно об этом я и говорю. Наши помолвки длятся в среднем не больше месяца. Если мы поженимся по лицензии через неделю, мы сломаем прискорбный обычай, который вы, похоже, приобрели, возвращать мое кольцо с раздражающей регулярностью. – Эйвери улыбнулся застенчивой осуждающей улыбкой, и Харриет растаяла.
– Я не могу вернуть то, чего не имею, милорд, – ответила она с тоской, как она надеялась, в голосе. – Я даже вряд ли смогу вспомнить, как выглядит ваше обручальное кольцо. У вас оно находится гораздо чаще, чем у меня.
Лорд Эйвери криво усмехнулся.
– Исключительно для сохранности, Любовь моя. Как только мы поженимся, я верну его вам. Но у меня нет желания обручаться с вами снова. Было уже достаточно разговоров о наших постоянно разрываемых помолвках, мне этого хватит на всю оставшуюся жизнь. Вы сделали меня посмешищем. – Как только слова были произнесены, Эйвери понял свою ошибку и поспешил опередить гневные возражения, готовые, он знал, сорваться с уже открывшихся губ Харриет. Он вскинул руки. – Это ни к чему.
– Харриет! Я сдаюсь! Полная капитуляция! Что я еще могу сказать? – Он слабо усмехнулся и взял ее за руку. – Жизнь невыносимо скучна без вас, моя дорогая. Я был дураком, что пытался уничтожить те самые качества, которые с самого начала заставили меня полюбить вас. Харриет, – продолжил он чрезвычайно серьезно, – я больше не хочу укрощать вас. Я восхищаюсь вами именно такой, какая вы есть. Именно отъявленная сумасбродка покорила мое пресыщенное сердце. Если вы согласитесь выйти за меня замуж, я обещаю не пытаться сделать из вас покладистую жену.
Харриет, недоуменно нахмурившись, подняла на него глаза.
– Вы хотите сказать, что, если я выйду за вас, вы позволите мне нюхать табак, курить сигары, пить вино и все такое прочее?
– М-м, – Эйвери привлек ее ближе к себе. – В разумных пределах, любовь моя, – сказал он с хрипотцой. – Я могу даже зайти настолько далеко, что позволю вам целовать меня на публике.
Харриет приоткрыла рот в немом недоверии, и Эйвери наклонил голову, чтобы поймать ее несопротивляющиеся губы. Когда он отстранился, рот Харриет напоминал по форме букву О. Виконт с волнением вгляделся в ее лицо. Это был первый раз, когда он осмелился с ней на такие вольности.
– Эйвери, – удалось выговорить Харриет с дрожащим вздохом, – вы почувствовали это?
Ни один из них не обращал ни малейшего внимания на случайных прохожих, бросающих любопытные и возмущенные взгляды в их направлении.
– Что почувствовал, любовь моя? – спросил Эйвери. Глаза его сияли. Харриет, отметил он с глубоким удовлетворением, нежно трепетала в его объятиях. Не дожидаясь ответа, он прижал ее ближе и поцеловал снова. Когда он отстранился, глаза Харриет были круглыми от удивления.
– О, Эйвери, – проговорила она, отдышавшись, – вам давно следовало меня поцеловать. Я и представить не могла, как это приятно. – Когда он хотел поцеловать ее снова, она запротестовала и высвободилась из его рук. – Вы такой же испорченный, как моя кузина Брайони, – укоризненно произнесла она, улыбаясь одними глазами. – Я не могу идти против традиций, когда приходится следовать за такими оригиналами, как вы двое. Хоть кто-то в этой семье должен понимать, что подобает, а что – нет. – Она печально рассмеялась и игривым жестом приложила палец к его губам. Эйвери схватил ее за запястье.
– Харриет, давайте поженимся прямо сейчас. Здесь, в Бате, если хотите, или в Лондоне, или в имении моей матери в Кенте. Все разногласия, досаждающие нам с самого начала наших отношений, будут разрешены, как только я смогу заключить вас в объятия. Я устал быть вашим сопровождающим, партнером по танцам и даже вашим другом. О, моя дорогая девочка, – продолжил он более страстно, – я стану для вас гораздо большим, если вы позволите.
Харриет слабо усмехнулась, пытаясь совладать со своими чувствами и успокоиться. Этот страстный, влюбленный Эйвери был ей совсем незнаком, а его пылкие слова и поступки смущали ее, заставляя дрожать от предвкушения. Она всегда восхищалась им, даже в каком-то смысле любила. Но его поцелуи пробудили странное желание, которое пугало ее.
– Пожалуйста, женитесь на мне поскорее, Эйвери, – сказала она с трогательной простотой.
После нескольких секунд оглушенного молчания Эйвери запрокинул голову и разразился хохотом. Все было так просто! Каким же он был дураком! К черту приличия и абсурдные предположения, что благовоспитанную девушку оттолкнет проявление страсти! Наконец-то, он пробудил ее. Теперь, когда он смотрит в ее глаза, она будет знать, о чем он думает. Когда он в конце концов пришел в себя, он схватил ее в объятия и сказал весело:
– Скажите, где и когда, и все будет сделано, моя обожаемая Харриет.
– Следующая неделя не будет слишком скоро? – спросила она, робко заглядывая в его сияющие глаза.
Эйвери сдавленно усмехнулся:
– Недостаточно скоро, на мой взгляд, любовь моя, и, я полагаю, смогу уговорить вашего отца.
Харриет вдруг осенило.
– Эйвери, – начала она вкрадчивым голосом, к которому его светлость питал глубокое недоверие, – а как же ваша матушка? Она почти никогда не покидает вашего поместья в Кенте. Не должны ли мы нанести ей свадебный визит? Я не имею в виду прямо сейчас, – поспешно добавила она, увидев, что Эйвери нахмурился. – Но через неделю или две. Не сделать этого было бы крайне грубо!
– Ну да. И так случилось, что имение Рейвенсворта находится в том же самом графстве. Нет сомнения, что вы захотите провести денек-другой в обществе Брайони?
– А можно, Эйвери? – умоляюще произнесла она. – Я знаю, что Брайони не вполне счастлива. Если бы я могла просто увидеть ее и поговорить с ней, это бы успокоило меня. Она очень просила меня приехать, и я не могу просто отвернуться от нее. Мы были так близки!
Лорд Эйвери содрогнулся от мысли, как может отреагировать Рейвенсворт, если две кузины вдруг снова встретятся так скоро после разлуки. Ему не понравится вмешательство в его отношения с Брайони, в этом Эйвери был уверен.
– Харриет, любовь моя, – стал уговаривать Эйвери, – не думаете ли вы, что пока неблагоразумно ехать к Брайони? Через месяц или два я, конечно, поддержу ваше предложение. – Следующие слова он выбирал особенно тщательно. – Вы очень близки, я знаю, даже ближе, чем сестры. Но когда женщина становится женой, такая близость должна принадлежать ее мужу. – Он приподнял ее подбородок тыльной стороной ладони и заглянул глубоко в глаза. – Признаюсь, я много раз ощущал ревность к Брайони и исключительности ваших отношений. Когда мы поженимся, Харриет, – продолжил он немного задумчиво, – я хотел бы быть главным объектом вашей преданности и верности.
– Так и будет, я обещаю, – с чувством ответила Харриет. – Но как вы не понимаете, я же дала Брайони слово! Я должна увидеть ее всего один раз. Я не понимаю сущности этого брака с Рейвенсвортом, но я знаю, что Брайони отчаянно нужен друг. Доверьтесь мне в этом, Эйвери. Я клянусь, что не встану между ними, если вас беспокоит это. – Она в тревоге ждала его ответа.
– Что я могу сказать? – произнес он с покорной улыбкой. – Будет невежливо с нашей стороны не нанести визит, когда мы окажемся по соседству. И они должны быть среди первых, кто узнает о нашем браке. Но, Харриет, вы послушаетесь меня, если я решу, что нужно уехать? У Рейвенсворта дьявольский темперамент, и, если он осмелится обрушить его на вас, боюсь, нашей многолетней дружбе навсегда придет конец. А мне будет не хватать его, – печально добавил он.
Харриет торжественно пообещала подчиняться всем решениям своего нареченного относительно предстоящего визита. Эйвери должен был бы успокоиться, но у него осталось скорбное опасение, что их присутствие в доме Рейвенсворта не доведет до добра.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Добродетельная леди - Торнтон Элизабет



Мне нравятся с таким сюжетом романы,но вторая половина этого романа неинтересная,непонятная.Сначала ГГ-й поступил подло и она дулась но как-то быстро забыла,а потом она чуть-чуть соврала и...трагедия!!Она винит себя за это,он винит ее за это,а что он сам не лучше поступает-неважно.Даже не знаю что поставить..
Добродетельная леди - Торнтон ЭлизабетТая
26.04.2012, 16.28





согласнп с Тая, концовка вообще о других ГГ написано.
Добродетельная леди - Торнтон ЭлизабетМарго
8.01.2013, 0.50





Как и у Таи, у меня противоречивое впечатление об этом романе. Г-героиня появляется как клоун, пытается быть суперчестной, но убеждается, что без брехни не проживешь.Г-герой чрезмерно горд и вспыльчив. Есть элементы юмора местами. Но читается легко и интересно.
Добродетельная леди - Торнтон ЭлизабетВ.З.,65л.
30.04.2013, 9.52





Прочла роман на одном дыхании. были моменты когда читаешь и наслаждаешься , а были и такие, в которых немного не понимаешь связь междy действиями главных героев.поставлю 5.
Добродетельная леди - Торнтон ЭлизабетЮлия
17.05.2014, 11.33





Nu çto za kritika hotela poçitat otbili ohotu
Добродетельная леди - Торнтон ЭлизабетAnya
15.05.2015, 1.33





МУТЬ.ОДИН ИЗ ХУДШИХ РОМАНОВ.2 БАЛЛА
Добродетельная леди - Торнтон ЭлизабетВредина
3.05.2016, 21.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100