Читать онлайн Алый ангел, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Алый ангел - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.63 (Голосов: 151)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Алый ангел - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Алый ангел - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Алый ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Виндзорский замок не принадлежал к числу любимых резиденций Георга, принца Уэльского. Как только принц входил в продуваемые сквозняками коридоры этого замка, ему сразу же хотелось оказаться в своем доме. Карлтон-Хаус, расположенный на Пэлл-Мэлл, на его взгляд, гораздо больше подходил наследнику Ганноверской династии. Георгу приятно было сознавать, что Карлтон-Хаус начинал приобретать репутацию одного из самых величественных дворцов Европы. Только Версальский дворец, это великое творение Людовика Четырнадцатого, вызывал у принца что-то похожее на зависть.
Пока камердинер туго затягивал шнурки его корсета, принц, как это часто бывало, мысленно устремился к тому дню, когда на его плечи опустится королевская мантия. Эти размышления были очень приятными. В былые времена принцы, размышляя о предстоящем восхождении на трон, могли мечтать о военной славе. Георг, принц Уэльский, уже давно не увлекался такими фантазиями. Его брат Йорк был прирожденным солдатом, военным лидером. Когда-то Георг завидовал ему, но не теперь. Он нашел собственную нишу. Он был эстетом, покровителем искусств, непревзойденным ценителем прекрасного.
Наследие, которое он оставит своей нации, будет не менее значительным, чем битва при Пуатье
type="note" l:href="#n_59">[59]
или при Азенкуре,
type="note" l:href="#n_60">[60]
но в другой сфере. Георг ценил красоту, утонченность и изящество, воплощенные в кирпиче и известковом растворе. Его коллекция произведений искусства все увеличивалась. Однажды, обещал себе принц, у него будет дворец, который составит конкуренцию Версалю.
– О чем задумался, Георг?
Уильям, герцог Кларенс, небрежно развалился на дамасском стеганом покрывале, застилавшем просторную кровать с балдахином, принадлежавшую его брату.
– Я думал о том, – протянул наследник престола, – что делает этот Виндзорский замок таким привлекательным для папа. Матери никогда особо не хотелось здесь жить.
– Ты прав, – согласился Кларенс, тайком сравнивая собственную тучную фигуру с фигурой старшего брата. – Несмотря на все дорогостоящие изменения, которые произвел папа, мама ненавидит замок. Что ж, этому не приходится удивляться. На мой взгляд, это самое холодное, самое продуваемое сквозняками жилище, которое когда-либо существовало на свете. Нам повезло, что мы здесь не живем.
Принц вздохнул.
– Точно. Но не будем слишком суровыми по отношению к Виндзорскому замку. Просто это скорее музей, чем жилище. Кто в наше время согласится жить в старом холодном замке? Только папа.
– Ты забываешь о герцоге Дайсоне, – заметил Кларенс. – Насколько я помню, он владеет дюжиной поместий от мыса Лендс-Энд
type="note" l:href="#n_61">[61]
до шотландской границы. Однако в качестве постоянной резиденции он выбрал унылую крепость в Корнуолле… забыл, как она называется.
– Данраден. Интересно, не по этой ли причине мне всегда так не нравился Дайсон? – задал принц риторический вопрос.
– Потому, что он живет в замке?
– М-м? Нет. Потому, что ему доверяет наш отец.
Кларенс усмехнулся.
– В чем смысл твоей игры, Георг?
– Игры? – Принц немного приподнял блеклые брови.
– Зачем ты уговорил маму вызвать Дайсона и его супругу в Виндзор?
Принц внимательно осмотрел собственное отражение в длинном псише. Отпустив камердинера, он плюхнулся на позолоченный стул в стиле эпохи Людовика Пятнадцатого.
– Я всегда питал слабость к мебели именно этого периода, – неизвестно к чему сказал Георг. – Почему ты думаешь, что я имею какое-то отношение к приезду Дайсона?
– Тогда зачем мы здесь? Мы оба знаем, что только приказ короля может заставить нас приехать в Виндзорский замок. Но мы оба здесь по собственной воле, исключительно чтобы принять участие в довольно скучной личной аудиенции, на которой супругу Дайсона представят нашей матери.
Его королевское высочество сложил пальцы домиком. Он на мгновение задумался о совете, полученном от самого близкого друга, Чарльза Фокса. Во всем, что касалось герцогини Дайсон, нужно быть особенно осторожным. Георг нахмурился, силясь понять, к чему нужна такая строгая секретность. Кроме того, решил принц, Уильям ведь не человек с улицы.
Наконец он произнес:
– Нам просто интересно познакомиться с этой леди.
– Нам? Это королевское нам как просто множественное число, Георг? – насмешливо спросил Кларенс.
– И то, и другое, – улыбнулся его королевское высочество. – Мы – это я и Фокс, если тебе действительно интересно. Он считает, что в этой леди, на которой женился Дайсон, есть что-то подозрительное.
И принц вкратце описал обстоятельства, побудившие его уговорить королеву вызвать герцогиню Дайсон в Виндзор.
Кларенс громко зевнул.
– Если хочешь знать мое мнение, Фоксу надо проверить голову. «Живи и давай жить другим» – вот мой девиз. Не многие из нас настолько добродетельны, чтобы терпеть такое бесцеремонное вмешательство в личную жизнь. Особенно со стороны Фокса.
Уильям подумал о собственной спутнице жизни, миссис Джордан, и о маленьких Фитц-Кларенсах, которых она подарила ему за годы совместной жизни. Вдруг его осенило.
– Георг! – воскликнул он. – Тебе ведь никогда не удавалось убедить маму принять здесь Фокса! Если отец вдруг узнает о подобном…
Принц жестом заставил младшего брата замолчать.
– Не говори глупостей, Уильям. Ты, должно быть, считаешь меня полным тупицей. Как будто я мог осмелиться на такое!
Как было известно им обоим, Чарльз Джеймс Фокс был персоной нон грата в глазах их отца. Если бы не ограничения английских законов, король с удовольствием повесил бы этого человека на ближайшем столбе. Одного только имени Фокса было достаточно, чтобы вызвать у Георга Третьего приступ безумия.
Кларенс заметно расслабился.
– Прошу прощения, – пробормотал он. – Извини, что говорю так… Но я не понимаю, как может сработать твоя уловка. Дайсон просто представит свою жену, а потом быстро увезет ее обратно в Корнуолл, от греха подальше.
– Он так не сделает, – заявил принц очень уверенным тоном.
– Да? Почему?
– Ее величество не допустит этого. Ну, ты ведь знаешь, что мама души не чаяла в матери Дайсона.
– Да. Они стали лучшими подругами, когда мать приехала в Англию в качестве невесты короля. И что из этого?
– Мама приходится крестной матерью Дайсону.
– И?
– Я убедил ее, что герцогиня Дайсон нуждается в покровительстве, одним словом, что жена ее крестника подверглась социальному бойкоту из-за злых и совершенно безосновательных сплетен, которыми обросла ее свадьба.
– Я не слышал никаких сплетен.
Принц поджал губы.
– Уильям, ты не хочешь думать. Дело не в том, есть сплетни или их нет.
Упрямство читалось в выражении лица Кларенса, когда он нетерпеливо ответил:
– Тогда я хотел бы, чтобы ты наконец объяснил, в чем дело.
Вздохнув, его высочество ответил:
– С самыми что ни на есть благими намерениями мама заставит Дайсона представить свою герцогиню высшему обществу. Ты знаешь так же хорошо, как и я, что Дайсон никогда по доброй воле не окажет мне услуги. А когда герцогиня станет выходить в свет, Чарльз, конечно, будет тут как тут, чтобы побеседовать с ней.
– Зачем Фоксу беседовать с ней? Почему этого не можешь сделать ты? – упорствовал Кларенс. – Если герцогиня хочет, чтобы ее спасли от Дайсона, как ты, похоже, думаешь, она с таким же успехом может обратиться к тебе или ко мне, как только представится такая возможность. Почему именно Фокс?
Принц, похоже, оказался в тупике. Через секунду его лоб разгладился.
– Откуда мне знать? Кто может проникнуть в тайны мышления политика? У них в головах полная неразбериха. Тем не менее ты подсказал мне хорошую идею. После аудиенции посмотрим, удастся ли разлучить Дайсона с его женой. Если ее нужно спасать, разве это не будет для нее самой подходящей возможностью попросить о помощи?
Его высочество с трудом поднялся на ноги и бросил прощальный любовный взгляд в длинное псише.
– Полагаю, что мы не можем не заглянуть к папе, раз уж мы здесь, – с надеждой в голосе произнес Кларенс.
– Если мы этого не сделаем, мама никогда нам не простит, – прозвучал уничтожающий ответ. – Пойдем, Уильям. Пора познакомиться с герцогиней Дайсон.


Габриель пыталась успокоиться. Даже когда ее впервые представляли первому консулу в Париже, она так сильно не нервничала.
Кэм, подбадривая, накрыл рукой ее дрожащие руки, но не сказал ни слова.
Всему виной это ожидание, решила Габи. Сначала долгая дорога от дома Кэма на Ганновер-сквер – Виндзорский замок находился в добрых шестнадцати милях
type="note" l:href="#n_62">[62]
от Лондона. А теперь это бесконечное ожидание в приемном зале королевы. Почти час Кэм старался помочь ей расслабиться, рассказывая об особенностях комнат, которые Чарльз Второй оборудовал для своей супруги, королевы Катарины Браганза. Несмотря на чудесные расписные потолки и гобелены, интерьер в стиле барокко был, по мнению Габриель, слишком официальным, чтобы можно было чувствовать себя здесь уютно.
Габи ненавидела помпезные церемонии. Кэм обещал ей, что это будет неофициальная аудиенция. Почему тогда ее нарядили в самое блестящее платье, какое когда-либо было и ее гардеробе? Габриель опустила глаза, но они снова широко раскрылись при виде изысканного узора из лозы и роз, рельефно вышитых гладью и французскими узлами. Белое и цвета слоновой кости платье раньше принадлежало матери Кэма. Это был ее свадебный наряд, мимоходом упомянул Кэм. Габриель настолько захлестнули эмоции, что она не в силах была произнести больше, чем просто «спасибо».
Наняли целую армию швей, чтобы распороть старые швы и предать платью его теперешний модный вид. Однако оно не совсем отвечало современной моде. Да, у платья был глубокий квадратный вырез и пышные рукава. Но под верхней газовой юбкой была еще одна юбка из сатина, поддерживаемая обручами. А сзади платья был газовый шлейф, длиной, казалось, в несколько миль.
– Обычная английская юбка, – успокаивал Кэм, когда Габриель запротестовала, уверяя, что юбка слишком изящна, слишком величественна, чтобы можно было чувствовать себя в ней комфортно. Ей никогда не приходилось надевать подобные вещи. Газовая ткань была так густо покрыта вышивкой, что походила на брюссельское кружево.
Больше всего неудобств Габриель причинял шлейф. Она часами тренировалась ходить с ним. Насколько она помнила, с этой задачей ей удавалось хорошо справляться. Габи не могла понять, для чего нужен шлейф. Но Кэм уверил ее, что он de rigueur.
type="note" l:href="#n_63">[63]
Чтобы угодить мужу, Габриель продолжала практиковаться, пока не научилась управляться со шлейфом. Потом Бетси вставила ей в волосы эти штуки, страусиные перья, как она их называла, от которых Габриель почувствовала себя на фут выше, и занятия пришлось начинать заново. Габи ничего не могла с собой поделать: каждый раз, переступая через порог, она пригибала голову.
В этом не было ничего смешного, но Габриель хихикнула. Она искоса взглянула на Кэма, и выражение его глаз согрело ее.
Габриель сделала попытку расслабиться. Виндзор. Это просто замок, сказала она себе, как Данраден, только больше. «Какая ерунда», – произнес голосок у нее в голове. С того момента, как кучер провез их через ворота Генриха Восьмого во внутренний двор замка, Габриель находилась под впечатлением от устрашающих масштабов Виндзора. Девушка была уверена, что целый городок Андели вполне свободно мог бы поместиться внутри стен этого замка.
– Это замок или дворец? – спросила она у Кэма, когда их вели через парадные залы в дальнюю комнату, где они сейчас и ожидали появления королевы. По мнению Габриель, башен тут хватило бы на дюжину замков. Однако роскошь внутреннего убранства превзошла все ее самые фантастические ожидания. Дело было не в богатых гобеленах, украшавших стены, не в золоченых потолках и фресках и не в бесценных картинах и фарфоре. С подобным Габи ожидала столкнуться. Но ей еще никогда не приходилось видеть серебряных канделябров и столов такой тонкой работы. Даже стулья были обиты серебром.
– И то и другое, – ответил ей Кэм.
Габриель очень радовалась тому, что не является членом королевской семьи. Она с дрожью подумала, сколько бесценных вещей могло бы быть испорчено за многие годы, если бы они выскальзывали из ее небрежных рук.
Роскошная обстановка вызвала в памяти grande salle в ее замке в Нормандии. Габриель никогда не чувствовала себя уютно в этой комнате. Зал принадлежал Маскарону и отражал его вкусы. Подобное холодное совершенство только пугало Габриель. Она предпочитала скромное очарование собственной маленькой гостиной, где ее окружали все ее сокровища, или простор и притягательность ее личных апартаментов в Данрадене.
Габриель на несколько минут задумалась над тем, что рассматривает Данраден с такой точки зрения. С каких пор, интересно, она начала относиться к замку Кэма как своему дому, а не как к тюрьме? Девушка не могла дать сколько-нибудь точного ответа. Возможно, с тех пор, как Кэм начал рассказывать ей историю каждого предмета в замке, каждой выбоины и царапины, оставленных предыдущими поколениями Колбурнов.
Кэм дал ей carte blanche
type="note" l:href="#n_64">[64]
менять в Данрадене все по своему вкусу. В то же время он с мальчишеским пылом объяснил ей, почему хочет оставить без изменений тот или иной, иногда просто отвратительный, уголок. Габриель смеясь говорила мужу, что модернизацией Данрадена они будут заниматься только вместе.
В одном девушка была абсолютно уверена: в обстановке их дома не будет ни капли помпезности Виндзора.
Прочистив горло, Габриель оперлась на подлокотник стула и прошептала:
– Долго еще?
– Уже скоро, – успокоил ее Кэм и стал развлекать огромным количеством забавных историй из жизни некоторых прославленных личностей – начиная с Вильгельма Завоевателя, – которые основали, столетиями расширяли и украшали эту крепость, пока она не приобрела свой нынешний величественный вид.
Постепенно Габриель, неожиданно для себя, заинтересовалась рассказом и перестала дрожать. Тем не менее, когда открылась дверь, ведущая в приемный зал королевы, девушка чуть не вскочила на ноги.
– Тише, девочка, – успокаивающе улыбаясь, сказал Кэм. – Тебе нечего бояться.
За последние несколько недель он повторял эти слова сотни раз.
Габриель попыталась ответить мужу улыбкой, но ее губы, казалось, замерзли. Кто-то, – она не была уверена, был ли этот джентльмен слугой в великолепной ливрее или пэром в блестящем церемониальном наряде, – пригласил их подойти к входу в зал. Поддерживая Габриель за локоть сильной рукой, Кэм повел ее по огромному ковру.
– Дыши глубоко, – сказал герцог, и девушка послушалась.
Кэм сделал все, что только мог придумать, чтобы уменьшить страхи Габриель. Он сказал жене – и это была чистая правда, – что королева Шарлотта предпочитала провинциальную жизнь. Если бы королева могла выбирать, она поселились бы в деревне. Она ненавидела церемонии и ограничения, налагаемые на нее королевским статусом. Долг заставил королеву вызвать их к себе. Кэм умолчал, однако, что, независимо от предпочтений королевы, существовали традиции и протокол, которым необходимо было неукоснительно следовать.
Когда герцог и герцогиня Дайсон достигли порога, глаза Кэма одобрительно блеснули при взгляде на Габриель. Официальное придворное платье, которое он приказал сшить специально для нее, выглядело непревзойденно. Только ему и главному портному было известно о специальной юбке, которая обеспечивала его жене, учитывая ее стремительную походку и обязательный кринолин, хоть немного свободы, в которой отказывала современная мода. Изумруды на шее девушки стоили целое состояние, но Кэм, конечно, не сказал об этом Габриель – это только усилило бы ее волнение. Он, конечно, знал, что эти драгоценные камни невероятно подчеркнут цвет глаз его жены.
Она великолепна, подумал герцог. Во всем мире не найдется женщины, которая могла бы сравниться с ней. Габриель не знала, как беременность украшала ее, какой цветущей и очаровательной она выглядела. Но Кэму это было известно, и при взгляде на жену его сердце переполнялось гордостью.
Когда они вошли в приемный зал, Габриель замедлила шаг. Несколько человек, оглянувшихся, чтобы посмотреть на нее, не заметили ее нерешительности. Пальцы Кэма быстро сомкнулись вокруг затянутой в перчатку руки Габриель, и не успела девушка опомниться, как ее уже повели вперед. Герцог и герцогиня остановились перед сидящей миниатюрной леди, одетой в тонкой работы платье из серого атласа. Несколько фрейлин находились неподалеку. Габриель не составило труда разобраться, кто были двое джентльменов, стоявшие по обе стороны от королевы: Кэм предупредил ее, что следует ожидать присутствия принца Уэльского и его брата, герцога Кларенса.
Габриель едва расслышала голос мужа, когда тот просил позволения у королевы представить свою герцогиню. Остро осознавая присутствие длинного шлейфа, развевавшегося где-то далеко за ее спиной, Габриель присела в глубоком реверансе и продолжала, опустив взгляд, оставаться в этой позе, пока королева мягким голосом не велела ей, подняться.
Только через десять минут девушка стала осознавать, о чем ведется беседа. Хотя впоследствии Габриель мало что помнила из того, что ей говорила королева, она знала, что отвечала, вероятно, должным образом, потому что в глазах Кэма горел огонек, красноречиво свидетельствовавший о его одобрении. Тем не менее девушка почти не могла дышать, пока королева не дала знак фрейлинам, что желает удалиться.
Прикосновение к руке Кэма привлекло его внимание.
– Мадам?
– Твоя супруга очень мила, Кэм. Побудь со мной еще минутку. Мне нужно поговорить с тобой наедине.
Кэму ничего не оставалось, как последовать за королевой. Перед тем как дворецкий закрыл дверь у него за спиной, Кэм успел через плечо обнадеживающе улыбнуться Габриель. Он заметил, что к его жене подошли принц Уэльский и Кларенс. Две фрейлины королевы находились неподалеку. Королева Шарлотта была известна своей щепетильностью в соблюдении приличий, и Кэм был рад этому.
Когда они оказались в гостиной королевы, ее величество жестом отпустила сопровождающих. Те послушно отступили в дальний конец комнаты. Только тогда королева объяснилась с Кэмом.
Она руководствовалась благими побуждениями, Кэм ни минуты не сомневался в этом. По какой-то непонятной причине королева Шарлотта всегда питала к нему слабость. Да, он был ее крестником, однако существовали десятки людей, которые могли похвастаться такой же связью с ее величеством, но, к своему несчастью, не снискали ее милости. Кэму никогда не приходило в голову, что он нравился королеве потому, что смог завоевать ее уважение.
Цель королевы была очень простой – продемонстрировать свое доброжелательное отношение к Габриеле и таким образом остановить гадкие слухи, которые вызвала их свадьба.
– Принц Георг предложил свою поддержку, – доверительно сказала королева.
– Очень великодушно с его стороны, – иронично пробормотал Кэм.
Он понял, что топор сейчас опустится на его шею.
– Ни одни хоть сколько-нибудь важные двери не должны быть закрыты для твоей жены.
– Возможно, весной… – осторожно начал Кэм.
– Слишком поздно, – перебила ее величество. Она начинала уставать и искала глазами своих фрейлин. Те поспешили к королеве. – Лучше потушить пожар, пока он не разгорелся слишком сильно. – Она поднялась, и Кэм встал вместе с ней. – Георг расскажет тебе, что следует сделать.
Кэму не оставалось ничего другого, кроме как просто сказать:
– Благодарю вас, ваше величество.
– Очаровательная леди, – сказала королева. – Я имею в виду твою матушку. – Она рассеяно похлопала Кэма по руке. – Знаешь, в ней не было злобы. Когда она такой молодой оставила этот мир, я потеряла очень близкую подругу.
Как только королева покинула комнату, Кэм пулей вылетел в приемный зал. Ему казалось, что он легко может задушить принца Уэльского, если Габриель обидели. Звуки смеха, мягкого и доверительного, заставили Кэма ускорить шаг. Он нашел их в парадном вестибюле. Они осматривали великолепные детские доспехи, принадлежавшие когда-то Карлу Первому. Габриель была в своей стихии, и Кэм не знал, почувствовал ли он облегчение или, скорее, раздражение.
– Кэм, – сказала девушка, заметив его, – представляешь, Виндзор постигла та же участь, что и Версаль, когда король лишился головы.
– Прошу прощения? – Хотя вопрос Кэма был обращен к Габриель, он окинул быстрым взглядом всех присутствующих в комнате.
Казалось, все было в порядке. Постепенно Кэм расслабился.
Габриель терпеливо объяснила:
– Революционеры, как в Англии, так и во Франции, казнили короля, а потом им хватило дерзости распродать его личное имущество.
– В Англии, – сухо отозвался его высочество, – революционеров называли парламентариями.
Кэм уставился на Габриель. Фрейлины, прикрываясь кружевными платочками, захихикали.
– Ах, – сказал герцог, поняв наконец, в чем дело, – вы говорите о Карле Первом? Да, конечно. Корнуолл распродал виндзорскую коллекцию короля, чтобы покрыть свои военные расходы.
Повернувшись к принцу, Габриель, не подумав, сказала:
– Мой дедушка был в числе тех, кто остался в выигрыше от распродажи сокровищ Версаля. В нашем замке в Нормандии…
– Габриель! – голос Кэма, мягкий, но предостерегающий, оборвал ее на полуслове. – Уже поздно, – герцог улыбнулся, чтобы смягчить упрек.
Габриель густо покраснела. Она сказала лишнее. Семья мачехи Кэма, Валькуры, не имели ничего общего с Нормандией. Более того, согласно легенде, которую сочинил Кэм, Габриель не помнила родственников, поскольку ее воспитали чужие люди. Девушка в душе проклинала свой длинный язык. Она заставила себя улыбнуться и мило сказала:
– Только не говори, что нам уже надо ехать, Кэм.
Кларенс немедленно поддержал ее.
– Да. Не говорите так, Дайсон! Я пообещал показать вашей герцогине часовню Святого Георгия. Рассказать про рыцарей ордена Подвязки и все в этом роде. Габриель не может поверить, что высший рыцарский орден Англии представлен интимным предметом дамского гардероба.
Твердо решив сгладить свою едва не ставшую фатальной ошибку, Габриель, смеясь, спросила у младшей фрейлины:
– Признайтесь, леди Мэри, что эти джентльмены разыгрывают меня. Дамская подвязка? Это ведь не может быть правдой?
– Это правда, ваша светлость, – ответила леди Мэри. – Но прославляет это Англию или позорит, вопрос спорный.
Улыбка, с которой леди Мэри сделала свое замечание, лишила сказанное и тени осуждения.
– Кажется, я не совсем понимаю, – сказала Габриель.
Принц мягко вмешался.
– Кларенс обожает рассказывать эту историю. Почему бы вам не позволить вашей герцогине прогуляться с ним, Дайсон? Будет жаль, если Габриель, проделав столь долгий путь в Виндзор, не увидит знамен и гербов рыцарей ордена. А мы тем временем разопьем бутылочку портвейна, если вы не возражаете.
Кэм быстро принял решение.
– Габриель?
– О да, пожалуйста! – немедленно ответила она.
Кларенс лучезарно улыбнулся Кэму, предлагая руку Габриель.
– Вот как все произошло, – сказал он, уводя за собой девушку. – На балу, который Эдуард Третий давал в Виндзорском замке в 1347 году… Или это было в сорок восьмом? Не важно, дата не имеет значения. В любом случае бал давали в честь взятия Бордо. Нет, нет! Теперь я вспомнил. Праздновали взятие Кале. Как я уже говорил, во время бала подвязка непревзойденной красавицы Джоан Кент упала на пол. Король…


– Король поднял ее, – рассказывала Габриель Кэму примерно час спустя. Их экипаж направлялся из маленькой Виндзорской деревни в Лондон. – Но, быть может, ты уже слышал эту историю? – с опозданием добавила девушка.
– Напомни мне, – великодушно отозвался Кэм.
Габриель не нужно было просить дважды. История поразила ее воображение.
– Придворные короля и некоторые леди стали комментировать это происшествие не слишком, надо сказать, лицеприятным образом.
– Чего и следовало ожидать, – заметил Кэм. – В легенде говорится, что Джоан Кент была любовницей короля.
– Ты знаешь эту историю, – сказала Габриель.
Девушка не могла скрыть разочарования.
– Я позабыл некоторые подробности, – солгал Кэм. – Умоляю, продолжай.
– Ты уверен, что забыл?
– Абсолютно.
Габриель облокотилась поудобнее на бархатные подушки.
– Надеюсь, она не была любовницей короля. – Габриель задумалась над этим еще на секунду и с еще большим чувством сказала: – Я никогда не поверю, что она была любовницей короля.
– Почему же?
– Потому что Черный принц, сын короля, женился на ней, вот почему. Но все это к делу не относится. Король Эдуард поднял подвязку, взглянул на хитрые, понимающие улыбки придворных и сказал: «Honni soit qui mal у pense».
– Стыдно тому, кто это дурно истолкует.
– Ты все-таки знаешь эту историю! – обвинила Габриель.
– Я вспоминаю ее урывками, – признал Кэм.
Наступило молчание.
– И? – ободрил он.
Грубо фыркнув, Габриель быстро закончила историю.
– Король пообещал, что наступит день, когда эти самые придворные будут мечтать носить такую подвязку. Так был основан орден рыцарей Подвязки. О чем вы говорили с принцем Уэльским, когда я ушла с Кларенсом?
Сдержав улыбку, Кэм уклончиво ответил:
– О том, о сем. Ничего такого, о чем тебе следует беспокоиться.
Спустя некоторое время он задумчиво продолжил:
– Габриель, я вот что думаю. Возможно, нам стоит остаться в Лондоне на пару месяцев. Раз уж мы проделали долгий путь из Корнуолла, сейчас, похоже, идеальный момент, чтобы представить тебя обществу.
Слова мужа повергли ее в шок.
– О Кэм, нет! Пожалуйста! Я еще не готова к этому!
– Не готова? Дорогая моя, ты готова лучше, чем когда-либо. Этим вечером ты была просто великолепна. Я гордился, что являюсь твоим супругом. – Он нашел ее пальцы и сжал их. – Ангел, не в моей власти сейчас покинуть Лондон.
– Тогда отправь меня в Корнуолл.
– Чего ты боишься?
– Ничего! Всего! Ты же видел, что произошло сегодня вечером. Я почти выдала себя.
– Но ты быстро исправилась. Ты не повторишь одной и той же ошибки дважды.
– Но Кэм, разве ты не думал, что кто-то может узнать меня? Ты забыл, что этих английских джентльменов, лорда Уайтмора и его советников, мне представили в замке Шато-Ригон.
– Я не забыл. Это не важно. Я попрошу помощи у Питта. Он придумает что-нибудь. – Кэм улыбнулся и разгладил нахмуренный лоб жены. – Не удивлюсь, если лорда Уайтмора с компанией отправят в Ирландию до тех пор, пока не закончится наша небольшая вылазка.
– Если бы проблема была только в этом!
Кэм услышал, что голос его жены дрогнул, и обнял Габриель, утешая ее.
– Ах, Кэм, я никогда не буду счастлива в высшем обществе.
– Почему?
– Леди! – Это слово было произнесено словно проклятие. – Я не способна стать леди. Ты сам так сказал.
Габриель взвизгнула, когда в тусклом свете экипажа Кэм внезапно протянул к ней руки и перетащил ее к себе на колени.
– Дьявол, я слишком много говорю, – хрипло сказал он, чуть не задушив ее в медвежьих объятиях. – И не очень-то милосердно с твоей стороны, Ангел, бросать мои глупые слова мне же в лицо.
– Но ты говорил серьезно!
– Глупая! Разве ты не поняла, что я просто боролся с твоими непобедимыми чарами? Я был прижат к стене! Нельзя обвинять упавшего воина за то, что он использует любое попавшееся под руку оружие. Клянусь честью рыцаря Подвязки, это неправда от первого до последнего слова.
Ошеломленная, Габриель прошептала:
– Кэм, ты рыцарь Подвязки? Это правда?
– В какой-то степени. Я думал о подвязках своей жены. – Его рука скользнула под модные юбки и прошлась от лодыжки к колену. Габриель убрала ногу. Кэм сомкнул пальцы вокруг подвязки и потянул ее вниз.
– Кэм? – голос Габи прозвучал обманчиво чувственно.
– Гм-м? – его губы задержались на чувствительной точке у основания шеи и на плече.
– Похоже, я все-таки леди! Отпустите меня немедленно, сэр!
– Нет, пока не получу подвязку, – сказал Кэм, и, чтобы слова не расходились с делом, снял туфлю с ножки Габриель.
Секунду спустя он уже овладел своим трофеем.
– У меня чулок спадет, – сердито предупредила Габриель.
– Не искушай меня, – отозвался Кэм и подарил жене одну из своих грешно-сладких улыбок.
– Что ты собираешься делать с моей подвязкой?
Габриель зачарованно смотрела, как Кэм надел подвязку на запястье и стал поднимать ее к локтю до тех пор, пока ее уже невозможно было натянуть выше.
– Вот так, – сказал он, последний раз поправив подвязку. – Я только что основал рыцарский орден Подвязок Габриель.
– По-моему, все англичане слегка сумасшедшие, – холодно произнесла ее светлость.
– А теперь испытание. – Кэм торжествующе потер руки.
– Испытание? – повторила Габриель, с нескрываемым подозрением взирая на мужа. Она никогда еще не видела герцога в таком игривом настроении.
Кэм учтиво осведомился:
– Разве ты не знаешь? Рыцаря Подвязки должны испытать, ну, например, огнем или чем-нибудь еще в этом роде.
Габриель начала понимать, к чему ведет Кэм. В глазах у нее загорелись озорные огоньки, и она заявила:
– Тогда мне должно быть позволено установить собственное испытание, раз уж это мой рыцарский орден.
– Вполне закономерное требование, – сказал Кэм. – Так в чем же будет заключаться испытание?
Габриель наклонилась к мужу и шепнула что-то ему на ухо. Не успела она отодвинуться, как Кэм схватил ее за плечи.
– Согласен, Ангел. Но предупреждаю здесь и сейчас, что только один рыцарь должен проходить это испытание – твой собственный супруг и повелитель.
Герцог быстро задернул занавески.
– Но не здесь, Кэм, – не на шутку испугалась Габриель. – Что подумает кучер?
– Honni soit qui mal у pense, – лукаво улыбнулся Кэм. – Что-то еще? – спросил он и склонил голову, целуя жену.
Спорный вопрос, будет ли Габриель представлена высшему английскому обществу, был, по сути, решен. Об этом знал только Кэм. Возможно, ему следовало рассказать обо всем Габриель, но он не хотел лишний раз волновать ее. Не могло быть и речи о том, чтобы покинуть Лондон, после того как королева ясно дала понять, что желает, чтобы они остались. А после беседы tete a tete с принцем Уэльским стало очевидно, что предстоящий сезон, по меньшей мере, запомнится им надолго. Одна только мысль об этом повергнет Габриель в смятение.
Кэма не так легко было запугать. Он не боялся представить Габриель высшему обществу. Герцога волновало только то, что настоящее имя жены рано или поздно станет известно. Иначе и быть не могло, если только он не собирался навечно сделать ее своей пленницей в Данрадене. Последняя возможность имела свои преимущества, размышлял Кэм. Он сделал потрясающее открытие: его собственнические инстинкты так же глубоко укоренились в нем, как это происходило у животных. Эта женщина принадлежала ему. Он никому ее не отдаст. Она была его собственностью. «Варвар», – подумал Кэм и улыбнулся, представив, как стала бы отчитывать его Габриель, если бы могла прочитать его мысли.
Когда экипаж качнуло на повороте, Кэм крепче обнял спящую жену. Габриель вздохнула и прижалась к нему. Она была его собственностью и в то же время его судьбой. Он никому не позволит омрачить ее счастье или обидеть ее.
Враги заставили его изменить планы, но через несколько недель настоящее имя Габриель не будет представлять угрозы. Кэм с огромным удовольствием откроет его всему миру, начиная с принца Уэльского и мистера Фокса. В данной ситуации никто не станет винить его за маленькую хитрость, к которой ему пришлось прибегнуть, чтобы скрыть имя деда Габриель от французских властей. Но этот день наступит только после того, как Маскарон будет надежно укрыт на английской земле.
Уже сейчас Родьер начал заниматься подготовкой отъезда Маскарона из Франции. Кэм был уверен, что тот отправится в Англию по своей воле, поскольку, когда о положении Габриель станет известно, ее дед, по меньшей мере, окажется под подозрением. Только дурак может предположить, что Маскарону удастся и дальше работать в Морском министерстве, не вызывая вопросов. А Маскарон был далеко не дурак. Он должен понимать, что во Франции ему не на что рассчитывать. Там он может только потерять, и очень многое.
В памяти Кэма всплыли слова Лэнсинга: «Если Фуше начнет подозревать, что Габриель похитили, он может сообразить, что к чему».
Кэм понимал, что было бы ошибкой недооценивать Фуше. Было время, когда герцог думал, что бывший министр сообразит, что к чему. Было время, когда он хотел, чтобы французские власти обнаружили, что Маскарон передает информацию британской разведке. Но это было до того, как счастье Габриель приобрело для Кэма первостепенное значение. Маскарон. При мысли о нем у герцога каждый раз подкатывал ком к горлу. Но ради Габи он решил отказаться от мести. Ни для кого больше он не сделал бы этого.
В конечном счете, решил герцог, все складывалось вполне благополучно. Кэм не сомневался в способности жены занять свое место в высшем обществе. А когда этот короткий сезон закончится, он увезет ее в Корнуолл, где в новом году появится на свет их ребенок. Жизнь никогда не была такой сладкой.


Позже этим вечером принц Уэльский принимал в Карлтон-Хаусе нескольких близких друзей. Ожидали Фокса и Шеридана. Вместе с ними прибыл молодой французский immigre, Жерве Десаз. Принцу не по душе было присутствие этого молодого человека. По какой причине, однако, Георг и сам не мог сказать. Но раз уж мистер Фокс позволил себе расширить круг доверенных лиц, его высочество настоял на том, чтобы его брат, Кларенс, тоже присоединился к ним.
– Я никогда не смогу привыкнуть к пронизывающему холоду Виндзора, – жалобным тоном сказал принц, объясняя пылающий в камине огонь и то, что все окна наглухо закрыты от сквозняков. – Я промерз до костей.
Мистер Фокс огромным льняным платком промокнул пот со лба.
– Какое впечатление на вас произвела герцогиня Дайсон, наше высочество? – сразу переходя к делу, спросил он.
Ричард Шеридан отыскал графин бренди на буфете хепплуайт.
type="note" l:href="#n_65">[65]
Наполнив сначала свой стакан, драматург предложил графин остальным. Слуг не было: немного ранее принц отпустил их в целях соблюдения секретности.
Принц обратился к герцогу Кларенсу:
– Замечательная девушка, ты так не думаешь, Уильям?
– Очаровательная, – ответил герцог.
Он не мог вспомнить, когда в последний раз кто-то с таким неподдельным интересом внимал каждому его слову. «Билли-дурачок» называли его за глаза, в том числе и присутствующие сейчас в комнате. А эта девушка заставила его почувствовать себя мудрейшим человеком во всем христианском мире. Уильям, несмотря на союз с миссис Джордан, жалел только о том, что Дайсон, а не он увидел Габи первым. Кларенс не питал теплых чувств по отношению к герцогу Дайсону, но Фокса и Шеридана он любил еще меньше.
– Не удивлюсь, если она покорит светское общество, – добавил он с налетом злорадства.
– Все может быть, – сказал Фокс, обратив пронизывающий взгляд в сторону Кларенса. Герцог немного сильнее прижался к спинке кресла. – Но все это предприятие затевалось главным образом для того, чтобы определить, зачем Дайсон фактически сделал ее пленницей в своем замке в Корнуолле.
– Мы не знаем этого наверняка, – мягко поправил Шеридан.
Мистер Фокс вопросительно посмотрел на Десаза. Француз тихонько откашлялся. Именно по его совету, преподнесенному в виде шутки, Фокс уговорил принца Уэльского использовать свое влияние, чтобы заставить герцогиню Дайсон появиться в обществе. Фокс и его соратники только хотели найти способ дискредитировать Дайсона или хотя бы поставить его в неловкое положение. Его собственные намерения были более тщательно завуалированы. Десаз не скрывал своего интереса к герцогине Дайсон. Согласно указаниям Фуше, Десазу следовало подружиться с девушкой. Он прекрасно справлялся с этой задачей: сначала завоевал доверие мистера Фокса, а потом раздул угли подозрений политика, когда костер, казалось, уже совсем потух. С напускной небрежностью француз заметил:
– Как вы, возможно, помните, источником информации невольно стал юнга Дайсона. Похоже, что Дайсон до крайности грубо обошелся с девушкой, когда похищал ее.
– Он никогда и не отрицал, что девушка не хотела покидать Францию, – сказал Шеридан.
– И, – продолжил Десаз, наклоняясь вперед, словно чтобы добавить значимости своим словам, – Луиза Пельтье, любовница Дайсона, проговорилась о некоторых, наводящих на размышления, вещах.
– Каких вещах? – спросил Кларенс.
– О, что эта девушка дика, словно лесной зверь.
– Не могу поверить, что Дайсон мог связать себя с такой женщиной, – сказал Шеридан.
– Он и не связывал, – отозвался принц. – Габриель была… Кларенс, скажи им лучше ты. Ты провел с этой девчушкой больше времени, чем я. Но если вам интересно мое мнение, джентльмены, я думаю, что мы шли по ложному следу.
Принц смолк. Его взгляд стал блуждать по комнате и остановился на некоторых изящных предметах обстановки времен Людовика Пятнадцатого, некогда украшавших залы Версальского дворца. Агенты его высочества не замедлили воспользоваться распродажей личной сокровищницы французского короля. Георг знал, что герцогиня Дайсон не одобрит этого, когда впервые переступит порог Карлтон-Хауса. Эта мысль развеселила принца, но только на мгновение.
Его высочеству начинало надоедать обсуждение герцога Дайсона. Георга сейчас волновали гораздо более важные вещи. Например, будут ли парадные залы в Карлтон-Хаусе расположены на уровне улицы или этажом выше? Принц никогда не смирится с нынешним положением вещей.
Под монотонные звуки голоса Кларенса мысли его высочества полетели дальше, в Виндзор. Однажды он станет королем. Георг размышлял, стоит ли тогда заняться превращением Виндзора в лучший замок Европы. Если он решит так поступить, то начнет с создания комнаты, которая могла бы сравниться с Зеркальным залом в Версале. Нет. Эта комната должна превосходить любое творение французских королей. Он не удовлетворится вторым местом. Но пока не наступил этот час, Георг посвятит всего себя украшению своего павильона в Брайтоне. Потомки оценят его по достоинству.
– Брак по любви, говорите?
Этот насыщенный иронией комментарий прозвучал из уст Ричарда Шеридана.
– Они цвели как апрель и май, – уверенно заявил Кларенс.
– По-моему, все это дурно пахнет, – протянул, миролюбиво улыбаясь, Шеридан.
– Знаете, что я думаю? – спросил Фокс у всех присутствующих. – Я думаю, что запугал Дайсона так, что тот женился на девушке. И по какой-то причине, которой мы пока не знаем, он не хочет, чтобы она появлялась в обществе. Она останется в Лондоне, ваше высочество?
– М-м?
– Я бы хотел взглянуть на эту девчушку.
Принц Георг с трудом заставил себя вернуться к разговору.
– Останется в Лондоне? Ах! Эта девушка! Да, конечно. Дайсон даже поблагодарил меня за участие в ее судьбе. Он вполне охотно согласился с пожеланиями ее величества. Все это вздор, Чарльз. Тебе придется найти какой-нибудь другой путь, чтобы добраться до герцога.
Прошло еще несколько часов, прежде чем завершилась эта маленькая вечеринка. Его высочество настоял на том, чтобы продемонстрировать гостям последние изменения в Карлтон-Хаусе, и попросил их совета по поводу своих грандиозных планов превратить довольно скудную обстановку Холланда
type="note" l:href="#n_66">[66]
в нечто более роскошное. Никто не посмел ему возразить.


За несколько часов до рассвета, когда принц наконец отпустил своих гостей, только один из них не счел вечер убийственно скучным. Жерве Десаз был настолько воодушевлен, что не смог сразу заснуть.
Герцогиней Дайсон была не Габриель де Валькур. Не существовало человека с таким именем, сообщил ему Фуше по самому секретному каналу. Было подозрение, что это внучка Маскарона, которая якобы утонула. И герцог Кларенс, ни о чем не подозревая, упомянул в частной беседе, что у деда герцогини есть замок в Нормандии. Все сходится.
Десаз неподвижно лежал на кровати, вперив взгляд в балдахин. Если он правильно разыграет свою карту, сам первый консул наверняка в знак благодарности пожалует ему такие почести, каких он даже и представить себе не мог. Француз предался любимой грезе – он станет спасителем Франции. Страшно даже подумать, какие государственные тайны Маскарон, занимая пост заместителя морского министра, мог передать британцам. Девушка была ключом к разгадке. Фуше подозревал, что она заложница, хотя это и не было похоже на правду, учитывая то, что рассказал им сегодня вечером герцог Кларенс. В любом случае ее следует вернуть во Францию.
Первые лучи солнца коснулись крыш, когда Десаз наконец отдался сну.


Солнце начинало садиться за черепичные крыши Парижа, его приглушенный свет создавал ощущение загадочности и возвращал самый красивый город Европы к таинствам ночи. Из окна своего кабинета в Морском министерстве Антуан Маскарон наблюдал за игрой света и размышлял над жизненными парадоксами. Его жизнь, с горечью думал он, состояла из одних парадоксов. И вот финальный парадокс – невинность искупает грехи виновного. Он думал о Габриель. Он думал о Дайсоне. И проклинал богов за их каприз.
Казалось, Провидение или Парки
type="note" l:href="#n_67">[67]
снова со злорадным удовольствием вырвали у него победу, когда та была уже почти в руках. Власть ускользнула от него. Богатство не помогло Маскарону. Угроза оказаться в опале всегда преследовала его по пятам. Призрак смерти уже стал его хорошим знакомым. Но Маскарон решил не прятаться больше от судьбы, потому что теперь, как он думал, Габриель была в безопасности в Англии, о ней заботился человек, полюбивший ее. Голиаф вернулся абсолютно убежденным в этом. Господи, как же глупо было с их стороны доверять этому англичанину! Как парадоксально, что он, Маскарон, потерял бдительность именно тогда, когда следовало быть наиболее осторожным.
Антуан не верил, что мог быть настолько слеп. Не верил, что так долго не мог во всем разобраться. На самом деле все было очевидно. Дайсон. Элоиза де Валькур. Тюрьма Аббей. Годы травли. Похищение Габриель. Все это части единого целого. А теперь нависшая угроза разоблачения. Интересно, это Дайсон намеренно выдал его или Фуше сам все разнюхал? В любом случае конечный результат один и тот же. Маскарон надеялся, Господи, как же он надеялся, что перед тем, как его поставят к стенке, Голиаф как-нибудь успеет сообщить, что их последнее отчаянное предприятие увенчалось успехом. Если Габриель все же нужно было спасать, Голиаф должен был устранить англичанина. Маскарон не стал опускаться до молитвы богам, которые никогда еще не прислушивались к его прошениям. Он надеялся только на Голиафа.
Открылась дверь, и вошел его клерк.
– К вам месье Фуше, сэр.
Маскарон улыбнулся застенчивому молодому человеку, чей привычный занятой вид сейчас уступил место тревожной неловкости.
– Успокойтесь, Монтейн, – сказал Маскарон. – Мы с месье Фуше знаем друг друга уже долгое время. Я давно ждал этого визита. Проведите его сюда.
Маскарон не спеша сел за стол. Хотя Антуан ожидал худшего, он очень старался ничем не выдать себя. Однако подобные меры мало что значили, если за дело брался Фуше, и Маскарон прекрасно это понимал. Когда возникала необходимость, Фуше добывал нужные ему доказательства из ниоткуда. И, опять же, Дайсон вполне мог указать бывшему министру путь прямо к его столу. Но это не важно. Теперь только судьба Габриель имеет значение.
Когда Фуше вошел, Маскарон не подал ему руки. Тридцать минут спустя Фуше призвал на помощь клерка. Когда Монтейн вбежал в комнату, то обнаружил, что Маскарон без сознания распластался на собственном столе. Молодой человек старался не выказывать охватившего его ужаса.
– Не понимаю, что случилось, – сказал Фуше. – Все произошло так внезапно. Буквально только что мы распили бутылку рейнвейна, потом он пожаловался на головную боль и потерял сознание.
Монтейн не знал, что сказать. Он поднял пустой стакан, валявшийся у ног Маскарона, и поставил его на стол.
– Он… он мертв? – неуверенно спросил клерк.
– Просто без сознания, – ответил Фуше, положив руку на лоб Маскарона. – Похожему него жар. Позовите привратников. Я позабочусь о месье Маскароне и доставлю его домой.
Когда Фуше сел в свой экипаж и отпустил привратника, не было нужды давать указания кучерам. Они знали, что следует ехать в замок Шато-Ригон. Но они не знали того, что в игре, которую затеял их господин, ставка была гораздо выше, чем жизнь Маскарона.
Если бы дело было только в Маскароне, думал Фуше, он сразу же отвез бы его в Консьержери.
type="note" l:href="#n_68">[68]
И, если бы не удалось найти улик, их легко можно было бы сфабриковать. Но его планы оказались гораздо честолюбивее. Маскарон был приманкой для девушки. Девушка была приманкой для английского герцога. Когда все эти три туза окажутся у него в руках, первый консул наверняка смягчится и возвратит ему прежний пост.
Но не стоит быть слишком самоуверенным, предупреждал себя Фуше. Возможно, Дайсона абсолютно не волнует судьба девушки. По этому поводу информации было недостаточно. Фуше философски пожал плечами. В этом случае в его сетях все равно окажутся две пташки. Но в надежде, что Дайсон приедет выручать свою герцогиню, Фуше очень тщательно продумал свою диспозицию. В Консьержери пробраться невозможно, а Дайсон не должен считать, что задача невыполнима. А вот замок Шато-Ригон… тут герцог может рискнуть. И когда Дайсон начнет действовать, он, Жозеф Фуше, поставит капкан.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Алый ангел - Торнтон Элизабет



на один разок
Алый ангел - Торнтон Элизабет))))))))
12.04.2012, 1.04





не очень
Алый ангел - Торнтон Элизабетирина
14.12.2012, 16.29





немного растянуто.
Алый ангел - Торнтон Элизабетжанна
14.12.2012, 22.07





Мне понравился. Очень
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетЛори
21.02.2013, 23.02





Мне понравился. Очень
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетЛори
21.02.2013, 23.02





Мне понравился. Очень
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетЛори
21.02.2013, 23.02





ооооооооооооооо,просто прелестно,мне роман нуууууууу,оооооочень понравился!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Алый ангел - Торнтон Элизабетгуля
19.03.2013, 13.33





Отличный роман. Просто замечательный.
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетСинтия
25.03.2013, 12.56





Получила огромное удовольствие от книги)
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетЛюдмила
26.03.2013, 17.39





Роман отличный.Чуточку б покороче и бы лоб вообще отлично!!!!Но почитать стоит.
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетНаталка.
18.10.2013, 17.51





Конечно. всегда гораздо интереснее читать любовный роман на фоне каких-то событий. Но мне кажется, что с политикой в данном случае перебор. Некоторые страницы даже пропускала. А вот любовная линия мне понравилась. Понравились сами главные герои и их отношения. Все замечательно. Хотелось бы добавить, что все романы Торнтон читаю с удовольствием. За этот роман поставлю 9.
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетЛеля
13.11.2013, 20.00





Мне очень понравилась книга. Любовная линия просто супер. Прямо прослеживаешь как главные герои начали любить друг друга, видно как зарождается их любовь. Если бы ещё чуток покороче, было б вообще идеально.
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетКсения
23.12.2013, 11.28





Книга понравилась, стоит того, чтобы ее прочитали
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетВиктория
15.01.2014, 18.46





нормально.
Алый ангел - Торнтон Элизабетчитатель)
1.02.2014, 1.23





Согласна с предыдущими комментариями,политики действительно много...И настолько,что она временами темной тучей закрывает самое главное...Сюжетную линию.В характеры героев романа я влюбилась!Оба совершают ошибки и умеют их признать!!!Не берусь сказать,что роман вошел в число "самых-самых",но 7 баллов ставлю )))
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетЕлена
10.04.2014, 19.09





Мне понравилось! 👍
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетТина
4.07.2014, 10.29





Мне понравилось! 👍
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетТина
4.07.2014, 10.29





Мне НЕ ПОНРАВИЛСЯ РОМАН. Затянуто и скучно.
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетНюша
6.08.2014, 13.51





Читать.читать и еще раз читать роман обалденный очень понравился и совершенно не согласна с критикой в адрес романа и если не нравится зачем читать
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетНАТАЛИЯ
26.01.2015, 7.14





Роман интересный, стоит прочитать) Но очень много политики, прямо перебор. Даже в эпилоге представлены политики... Это же не логично! Когда я читаю роман, хочется чего-то достаточно легкого, романтичного и захватывающего. Если я хочу узнать что-то об истории и политике, я найду соответствующие источники для этого.
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетИнга
31.10.2015, 9.54





роман очень интересный, с удовольствием перечитала,мне очень нравится как пишет этот автор,рекомендую!!!!!!!!!!!!
Алый ангел - Торнтон Элизабетнадежда
4.11.2016, 14.11





Скучно. не до читала.
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетМазурка
4.11.2016, 16.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100