Читать онлайн Алый ангел, автора - Торнтон Элизабет, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Алый ангел - Торнтон Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.63 (Голосов: 151)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Алый ангел - Торнтон Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Алый ангел - Торнтон Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элизабет

Алый ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Пришел сентябрь. Он принес избавление от влажной жары долгого корнуоллского лета. Земля оделась в осенние цвета. Созрели фрукты и пшеница, и фермеры работали не покладая рук, чтобы собрать щедрый урожай. Габриель ничего этого не видела. Хотя она пробыла в Корнуолле уже четыре месяца, ей никогда не позволяли уходить дальше горных утесов у подножия замка, да и то лишь в сопровождении Кэма. Прогулок они почти не совершали. В гости никто не приходил. Не было фехтования в галерее, к которому Габи так привыкла в Нормандии, не было прогулок верхом, и никаких приключений с контрабандистами. Одним словом, ничто не нарушало монотонное, скучное течение долгих летних дней, когда солнце садилось лишь после десяти часов.
Габриель скучала по Лэнсингу. Даже общество Луизы обрадовало бы ее сейчас, хотя Габриель не могла вспоминать о соотечественнице без угрызений совести. Габи чувствовала, что, несмотря на свою невинность, соблазнила Кэма и заставила его бросить леди, на которой он вполне мог жениться. За несколько дней, проведенных в Данрадене до отъезда Луизы, Габриель успела почувствовать, что герцога и ее соотечественницу связывают какие-то тесные отношения. Габриель была почти уверена, что в ближайшем будущем будет объявлено о помолвке. И хотя она не слишком симпатизировала Луизе Пельтье, Габриель сожалела, что не постаралась подружиться с ней. Если бы ей это удалось, думала она, Луиза могла остаться в Данрадене и ей не было бы так одиноко.
А Габи было одиноко. Она скучала. Роль владелицы замка, к которой она не чувствовала ни малейшей склонности, сильно ограничивалась тем обстоятельством, что не нужно было организовывать приемы и званые вечера. Не было гостей, которых надо развлекать. На долю герцогини приходилось только монотонное подсчитывание постельного белья, фарфора и столовых приборов. В ее обязанности также входило следить за армией слуг Кэма. На самом деле, думала Габриель, ее ни капельки не интересует, начнут ли слуги уборку с комнат западного крыла, или важнее почистить серебряные приборы и хрусталь. Ей хотелось бы заняться сначала оружейной комнатой или, быть может, конюшнями. Но там хозяйничал Кэм, и Габриель туда никогда не приглашали.
Герцог был занят делами поместья. Иногда он на короткие промежутки времени покидал жену, когда государственные дела требовали его присутствия в Лондоне. Он был ее мужем. Он был ее любовником. Но больше всего Габриель хотелось, чтобы Кэм стал ее другом. Она ненавидела дистанцию, которую герцог успешно держал между ними в светлое время суток. Совсем другой человек приходил в ее объятия по ночам.
Вполне понятно, что Габриель стала придираться к мужу. Она требовала предоставить ей больше свободы, чтобы доказать доверие к ней. Она жаловалась, что совсем отрезана от внешнего мира. Возможно, несмотря на все его уверения, война уже давно закончилась. Информацию Габи могла получать только от слуг. Она умоляла сообщить хоть что-нибудь о ее дедушке. Кэм был вежлив, но практически ничего не рассказывал. Габриель понимала, что он хочет сделать ее счастливой, но она была близка к отчаянию.
Герцогиня решила, что раз ее слова мало что значат для Кэма, нужно каким-то экстраординарным способом доказать мужу, что ей можно доверять. Ее воображение предлагало самые сказочные решения. Откровенно невыполнимые планы Габриель нехотя отбросила. Ей не удавалось придумать, как одновременно подвергнуть жизнь мужа страшной опасности, вовремя прийти к нему на помощь и суметь получить тяжкие телесные повреждения (не смертельные, конечно), что заставит его пасть на колени в смиренном покаянии (и образумиться наконец). План на котором в конце концов, остановилась Габриель, был гораздо проще, хотя, к ее сожалению, не так драматичен. Она покинет Данраден и вернется по собственной воле. Чем дольше Габриель обдумывала этот вариант, тем больше плюсов в нем обнаруживала. Кэм будет опустошен, когда обнаружит, что она исчезла. Ей не хотелось причинять герцогу такую боль, но радость, которую он испытает, когда она потребует пропустить ее в парадные ворота Данрадена, восполнит пережитые страдания. Тогда ее преданность Кэму останется вне всяких сомнений. Но как это осуществить?
О повторении прошлой попытки побега не могло быть и речи. Во-первых, на каждой башне теперь стояли часовые, а во-вторых, Габи почти наверняка была беременна. Она не посмела бы вызвать гнев Кэма, подвергнув себя и свое бесценное бремя ненужному риску. План должен быть легко осуществим. Что касается обещания Кэму, что она больше не будет пытаться сбежать, совесть Габриель была чиста. Фальшивый побег – и не побег вовсе, по крайней мере, с ее точки зрения.
Менее находчивая девушка неделями ломала бы голову над тем, как осуществить все это предприятие. Принимая во внимание боевое прошлое Габриель, неудивительно, что она всего за несколько дней сумела в деталях разработать вполне сносный план. На самом деле она уже рассматривала эту возможность ранее, но отвергла ее. Хотя ни жизни, ни здоровью Габи не угрожала ни малейшая опасность, риск попасться при попытке к бегству был велик.
Габриель начала осуществление плана с того, что однажды сырым унылым утром объявила Бетси о своем намерении лично осмотреть запасы одежды для слуг. В Данрадене слуги меняли ливреи каждую осень и весну. Не составило большого труда спрятать в наволочку один из коричнево-бежевых костюмов для пажей. Когда Бетси отвернулась, Габриель кинулась в свою комнату и спрятала трофей в дальний угол гардероба. Несколько минут спустя Габриель с горящими глазами и пылающими щеками не спеша вернулась в парадный зал и обнаружила, что ее ждет Кэм.
Герцог убрал с носика жены комочек пуха, перед тем как отвести Габриель в свой кабинет. Улыбнувшись, Кэм заметил:
– Беременность, должно быть, идет тебе на пользу. Ты просто цветешь.
– Пожалуйста, не говори так, – попросила Габриель, позволяя мужу усадить ее за стол. – Еще слишком рано быть настолько уверенным.
Габриель собиралась сказать еще что-то, но ее мысли вдруг приняли совсем другой оборот, когда она взглянула на листок бумаги, наугад взятый со стола. Письмо было написано почерком Кэма, адресовалось ее дедушке и походило на многие другие, что ей приходилось переписывать в прошлом.
– Я попросил местного врача заглянуть к нам на этой неделе, – услышала Габриель слова мужа, но они не произвели на нее никакого впечатления.
Когда она взглянула на Кэма, в ее глазах читалось напряжение.
– Я не буду этого переписывать, даже не проси.
Кэм помрачнел. Он спокойно, оценивающе посмотрел на жену и холодно произнес:
– Это необходимо, чтобы Маскарон продолжал сотрудничать с нами, иначе я не стал бы просить тебя об этом.
– Почему я не могу сказать ему правду? Ведь теперь, когда наш брак стал настоящим, нет никакой необходимости продолжать эту игру.
– Ты ошибаешься, – сказал Кэм. – Наш брак ничего не меняет. Почему ты решила, что он должен что-то изменить?
Последовавшая ссора была неистовой и потрясла обоих. В какой-то момент, не совсем понимая, что говорит, Габриель выпалила:
– Ничто не заставит меня поверить, будто ты делаешь это ради своей страны! Это личное. Это мой дедушка. Ты ненавидишь его! Ты ненавидишь его, не так ли?
Правда была написана на лице герцога. Побледнев, поджав губы, он исключительно силой воли заставил жену подчиниться его указаниям.
Габриель переписала письмо и поднялась. Голос ее дрожал, когда она сказала:
– Я хочу, чтобы ты рассказал мне, за что ненавидишь моего дедушку.
Кэм молча повернулся к жене спиной.
Еще больше разозлившись, Габриель выкрикнула:
– Я люблю его! Неужели для тебя это не важно?
Она съежилась под взглядом Кэма, когда он повернулся к ней лицом, и вздрогнула от злости, прозвучавшей в его голосе.
– Ты слишком легко даришь свою любовь, – сказал Кэм.
Габриель тихонько вскрикнула и попятилась к двери. Герцог произнес ее имя, но она не заметила этого. Габи выскользнула из комнаты, не дав Кэму преградить ей путь, не дав ему времени решить, хочет ли он, чтобы она осталась.
Герцог неподвижно стоял, глядя на закрытую дверь. Спустя мгновение он подошел к окну и посмотрел на улицу ничего не видящим взглядом. Дождь, который шел уже много часов, не прекращался, и редкий туман стал наползать на замок с Ла-Манша.
Раньше, после того как Габриель оканчивала очередное письмо дедушке, Кэм на несколько часов покидал Данраден. Вероятно, письмо надлежало передать в пункт отправления, в какой-то порт неподалеку, какому-то курьеру, который отправится во Францию. Габриель бродила по коридору на верхнем этаже, пока не услышала, как Кэм позвал одного из лакеев и приказал ему готовить лошадь. Когда привратники заперли за герцогом парадные двери, Габи резко повернулась и направилась в свою комнату.
Дорога была каждая минута, если Габриель хотела совершить побег. Она приказала, чтобы ужин ей принесли на подносе прямо в комнату. Едва захлопнулась дверь за служанкой, доставившей еду, как Габриель начала сборы.
Тридцать минут спустя один из молодых пажей Данрадена медленно спустился по парадной лестнице, неся в руках поднос с почти нетронутым ужином ее светлости. Несколько слуг, занимавшихся своими делами, не заметили ничего необычного. Не возражали они и против того, что паж направился в библиотеку. Большая часть челяди уже ужинала в столовой для слуг, и тем немногим, кто еще не закончил работу, не терпелось освободиться и присоединиться к остальным.
Оказавшись в библиотеке, Габриель поставила тяжелый поднос на стул. Быстро подойдя к книжным шкафам, она выбрала тонкий томик и вернулась в зал. Она надеялась, что все решат, будто ее светлость послала пажа по какому-то делу. Габриель задержалась на пару секунд в парадном зале, потом, никем не замеченная, проскользнула в комнату, выходившую окнами во внутренний двор замка. Она подошла к окну и выглянула наружу. Превосходно: туман, густой, словно кисель, и непрекращающийся дождь.
Ей не пришлось долго ждать. Часовые у ворот и на башнях перекрикивались друг с другом. Подходило время смены караула, и люди с нарастающим нетерпением ждали, когда их освободят от утомительной обязанности и позволят укрыться от непогоды.
Габриель открыла окно и перелезла через подоконник. До земли было всего десять футов. Привычным движением она легла на живот и стала спускаться по внешней стене до тех пор, пока уже только кончиками пальцев можно было держаться за оконную раму. Габриель отпустила раму, приземлилась на ноги и пригнулась. Достав длинные, заплетенные в косы волосы из-под воротника пиджака, Габи спрятала их под кепку, которую вынула из кармана.
Хотя до сумерек оставалось еще несколько часов, туман был настолько густым, что во дворе зажгли фонари. Они подмигивали Габи сквозь сгустки тумана. Услышав, как заскрипели петли парадных ворот, Габриель выпрямилась. С короткой молитвой на губах она целеустремленно двинулась на звуки голосов, опустив голову.
Она никак не ожидала, что это будет так легко. Никто не остановил ее. Все были слишком заняты тем, чтобы спрятаться от дождя, и ни на кого не обращали внимания. А темная ливрея, которая была на Габриель, могла в таком неверном свете сойти за ничем не примечательную одежду часовых.
Месяцами Габриель внимательно наблюдала за сменами караула. Не все стражи жили в замке. У многих из них неподалеку были дома. Изо всех сил стараясь не показывать, как сильно ее это интересует, Габриель расспросила об этом Бетси. Из того немногого, что рассказала служанка, Габи сделала вывод, что большинство часовых занимались тайной, незаконной торговлей.
Пока стражники, толкаясь, сменяли друг друга, Габриель нырнула в арку ворот, подняв воротник и отвернувшись к стене. Удача не покидала Габи. Вдруг, уже решив, что самое страшное позади, Габриель врезалась в какого-то здоровяка, неожиданно вынырнувшего из тумана.
– Excusez-тоi,
type="note" l:href="#n_55">[55]
– едва слышные, необдуманные слова сорвались с ее губ, прежде чем Габриель смогла сдержать их. Она затаила дыхание и попыталась отойти в сторону. Крик застыл у нее в горле, когда чья-то рука закрыла ей рот и Габи потащили к стене.
Быстро моргая, Габриель подняла обезумевшие от страха глаза на незнакомца. Глаза девушки еще больше расширились, когда великан убрал руку от ее рта.
– Голиаф! – выдохнула Габи. – Quel…
type="note" l:href="#n_56">[56]
А потом ей стало слишком тяжело выговаривать слова, и горле появился комок и все ее тело судорожно затряслось. Рыдая, Габриель бросилась здоровяку на шею.
Голиаф был огромным – еще больше, чем она запомнила. Габриель почувствовала, как борода великана щекочет ей щеку, и знакомое чувство разлилось по телу. Девушка крепче обняла Голиафа, вспоминая другие времена, когда он оберегал ее от всех опасностей, словно щит. От здоровяка пахло кожей, табаком и… кальвадосом. Габриель, сама не зная почему, представила цветущие яблони. «Нормандия», – в отчаянии подумала она и икнула.
Голиаф тихо сказал что-то и настойчиво встряхнул ее за плечи. Габриель постепенно пришла в себя и сделала жалкую попытку заговорить. Голиаф покачал головой и улыбнулся, одновременно предостерегая и подбадривая. Убедившись, что Габриель полностью себя контролирует, он жестом велел ей следовать за ним.
Как только они свернули с хорошо протоптанной дорожки, ведущей на вершину утеса, Габриель перестала ориентироваться. Она шла за Голиафом, стараясь не отставать ни на шаг и удивляясь, как ему удалось так хорошо изучить местность. До встречи с ним Габриель намеревалась спрятаться там, где Кэм когда-то овладел ею. Промокшая до нитки, голодная и промерзшая до костей, Габи начала понимать, насколько безрассудным был ее план.
– Где мы?
Темнота окутала их, словно влажное одеяло, но, к счастью, от дождя они были защищены. Габриель стояла неподвижно, пока Голиаф нащупывал вход, как она предполагала, в пещеру. Через несколько секунд чиркнул кремень и зажегся фонарь.
– Пойдем, – скомандовал Голиаф и первым направился в недра земли.
Габриель глубоко вдохнула, чтобы вернуть себе самообладание, и послушно пошла следом. Она не сомневалась, что Голиаф приехал, чтобы забрать ее во Францию. Габриель не знала, чего хочет, но понимала, что не может бежать с ним. Как бы то ни было, ее место было рядом с мужчиной, который сделал ее своей женой. Габриель думала о том, какие слова смогут убедить Голиафа оставить ее здесь. Онемев от страданий, она, спотыкаясь, продолжала идти за ним.
Час спустя, с жадностью глотая черствый хлеб с сыром и подкрепляя силы кальвадосом, Габриель чувствовала себя гораздо лучше. Сняв мокрую ливрею и завернувшись и простое шерстяное одеяло, девушка сидела, съежившись, на деревянном бочонке. Время от времени она неуверенно посматривала на Голиафа. Тот молча выслушал ее и рассказал ей о доме достаточно, чтобы успокоить. Великану оставалось только объявить, что он намерен делать дальше.
Голиаф задумчиво смотрел на Габи. Ему еще предстояло решить, как поступить. Великану потребовалось несколько недель, чтобы разведать местность. Обитатели здешних мест считали Голиафа предводителем группы французских контрабандистов и относились к нему более чем терпимо благодаря дешевому коньяку, который тот переправлял через Ла-Манш. Постепенно великан вошел в доверие к местным жителям, причем настолько, что они позволили ему и его людям использовать одну из своих пещер в случае, если какие-нибудь чересчур усердные акцизные чиновники заявят о себе до того, как контрабандистам удастся избавиться от товара и выйти в море. Голиаф наткнулся на Габриель в самый неподходящий момент. Он не мог организовать побег, пока его судно не вернется с новым грузом из Франции. А в таком непроглядном тумане лодка может вернуться только через несколько дней. Да еще Габи рассказала ему историю, которая привела его в полное замешательство.
Голиаф осторожно начал:
– Зачем ты хочешь остаться здесь, если я по твоему лицу вижу, что ты несчастна?
Габриель подняла голову и посмотрела на него.
– Как я уже сказала, теперь я его жена.
– Ты любишь его?
Ей вспомнился Кэм таким, каким она видела его в последний раз. Он был воплощением сдерживаемого гнева. То был жестокий, черствый, мстительный человек. Любовные обещания герцога, которые он давал только во время интимного действа, ничего не значили, если учитывать его последующее поведение. Такого человека она любить не могла.
– Причем здесь любовь? – уклончиво ответила Габи.
– В таком случае остается только один выход – ждать, когда мы окажемся на французской земле.
– Что это значит?
– Развод. – Голиаф внимательно наблюдал за Габриель. – При обычных обстоятельствах я бы такого не посоветовал. Но в этом случае… – Он пожал плечами.
Краска сбежала с ее лица. Габриель, как и Голиаф, знала, что после революции разводы стали во Франции обычным делом.
– Кэм приедет за мной, – убежденно сказала она. – Он мне так сказал.
– Тогда я позабочусь о нем до нашего отплытия.
– Что?
Нехорошо улыбнувшись, Голиаф провел ребром ладони по шее. Габриель вскочила на ноги.
– О Голиаф, нет! Я… возможно, все-таки люблю его чуть-чуть, – смутившись, признала она.
Узнав то, что хотел, великан решил прояснить другой вопрос.
– Почему же ты тогда в костюме пажа выскользнула украдкой из ворот замка англичанина, ночью и в такую погоду?
Габриель нахмурилась и посмотрела на свои исцарапанные ботинки. Действительно, что она делала за пределами замка ночью, в такую погоду? Ах да. Это как-то связано с тем, чтобы доказать чересчур упрямому и недоверчивому мужу, что пленницей ее делала любовь, а не прочные стены башни и его бдительность. Когда Габриель снова посмотрела на Голиафа, на ее губах играла улыбка.
– Хотела преподать англичанину урок, вот и все. Теперь твоя очередь. Ты действительно собирался спокойно войти в логово льва?
– Я решил произвести небольшую разведку, – объяснил великан. – Насколько я понял, каждый вечер на вахте играют в карты. Мне удалось получить приглашение на игру. Он любит тебя?
– Не так, как мне хотелось бы, – неуверенно произнесла Габриель.
Она опустила ресницы и снова села на деревянный бочонок.
Голиаф запустил пальцы в седеющую бороду. Он не знал, как поступить с англичанином. Неплохой казалась идея огреть герцога по голове и увезти в Нормандию, пока Габриель не определится, что хочет с ним сделать.
– Ты уже не девочка, Ангел, – словно разговаривая сам с собой, произнес великан.
– А была ли я ею когда-нибудь?
Голиаф нахмурил брови. Он бросил косой взгляд на хрупкую фигурку Габриель. «Она стала женщиной», – подумал великан, не зная, хочет ли он убить англичанина или поблагодарить его за перемену, происшедшую с Габриель.
Приняв решение, Голиаф произнес:
– Я должен вернуть тебя в замок, пока они не выслали поисковый отряд.
– Значит, ты позволишь мне остаться в Англии?
Голиаф недовольно крякнул.
– Пока да.
– И ты скажешь Маскарону, что англичанин не имеет над ним власти? Кэм не причинит мне вреда, можешь быть уверен. Клянусь тебе в этом, Голиаф. Понимаешь… я… мы… Думаю, у меня будет ребенок.
Глаза великана вспыхнули гневом. Теперь он точно убьет англичанина.
Заметив этот свирепый взгляд и осознав, что он может предвещать, Габриель успокаивающе сказала:
– Я очень рада малышу. Правда. И мне совсем не понравится, если ты убьешь отца моего ребенка.
Она печально улыбнулась.
Голиаф предложил девушке руку и помог подняться. Для себя он уже решил, что не оставит Габриель совсем беззащитной перед англичанином. Он как-нибудь устроит, чтобы остаться здесь, пока не получит ответы на возникшие вопросы.
– Пойдем, – сказал великан и направился к выходу из пещеры.
Не успели они сделать и десяти шагов, как Голиаф внезапно остановился. У входа в пещеру, которую они только что покинули, слышался шум. Голиаф замер и поднял руку, предупреждая Габриель об опасности. Габи стала напряженно осматриваться, но все скрывал густой туман, позволявший видеть лишь на несколько дюймов вперед.
Голиаф достал из-за пояса нож с широким лезвием. Вокруг них отчетливо слышался звук взводимых курков.
Резкий мужской голос прокричал:
– Именем нашего монарха, короля Георга, я приказываю вам сдаться!
– Кэм нашел нас! – едва дыша, произнесла Габриель.
– Хуже, – отозвался Голиаф, поднимая руки высоко вверх. – Это английские акцизные чиновники.
Габриель медленно последовала примеру Голиафа. Из тумана вынырнуло несколько заряженных и готовых выстрелить зловещих пистолетов. Один из них уперся в ребра Габриель. Повинуясь команде, она подняла руки выше.


– Фалмут? – повторил Кэм, саркастически поднимая брови. – Мой паж именем его величества заключен под стражу на заставе Фалмута? – Герцог опустил взгляд на бумагу, которая была у него в руках. Его голос стал вкрадчивым. – А кто же этот французский контрабандист, которого схватили вместе с ним?
Нед Ховерли, человек, который привез записку от пажа, задрожал как осиновый лист. Награда, которую парнишка посулил ему за доставку письма, поблекла и стала казаться несущественной по сравнению с огромной опасностью, которой паж его подверг. Нед не подозревал, что тот просил его отдать записку лично герцогу. Он ожидал, что господином пажа окажется дворецкий или кто-нибудь из лакеев. На обратной стороне сложенного вдвое листка бумаги было написано: «Кэм». Паж зло подшутил над ним, решил Нед, и, если ему удастся спастись, он отправится прямиком в Фалмут и свернет тощую шею шутнику. Заметив искры, мерцавшие в нетерпеливых глазах герцога, Нед, запинаясь, промолвил:
– Ваша светлость, здесь, должно быть, какая-то ошибка.
Терпение герцога явно иссякло.
– Кто, черт возьми, этот француз, которого поймали вместе с ним? – прорычал Колбурн.
– Г… Голиаф, так паж; его называл.
Герцог остолбенел. Температура в этой теплой, уставленной книгами комнате вдруг показалась арктической.
– Голиаф, – повторил герцог приятным голосом.
У курьера мороз пошел по коже. Кэм протянул руку к столу и бросил монету человеку, который доставил послание Габриель.
– За беспокойство, – сказал герцог, отпуская посыльного.
Нед посмотрел на гинею, что оказалась у него в руке, небольшое состояние, по его меркам, и задумался, как бы удвоить сумму.
– Могу ли я доставить ответное послание, ваша светлость?
– Гм-м? – Кэм посмотрел на него так, словно не мог вспомнить, почему тот здесь оказался. Придя в себя, герцог ответил:
– В этом нет необходимости. Ночь, проведенная на заставе, может оказаться весьма благотворной для… моего пажа. Кто там сейчас начальник, кстати? По-прежнему Клэвери?
– Нет, ваша светлость. – Нед беспокойно переступил с ноги на ногу.
– Не Клэвери? Ах да, теперь вспомнил. Его уволили за… контрабанду, не так ли?
Нед ничего не ответил.
– Значит, это Пенхэнли, – предположил Кэм.
– Ага, – кивнул Нед.
Ему стало интересно, что сказал бы герцог, если бы узнал, что госпожа Пенхэнли питает слабость к французским кружевам.
– Тогда не вижу, какие могут быть проблемы, – задумчиво произнес Кэм.
Нед тоже проблем не видел. Законы в этих краях устанавливал герцог Дайсон, а не этот выживший из ума германец Джорди,
type="note" l:href="#n_57">[57]
который сидел на английском троне.
В течение двух часов после того, как письмо Габриель было доставлено, Кэму удавалось убедить себя, что его совсем не волнует, в каком смятении находится его жена и насколько убоги условия на заставе. Габриель заслужила эти страдания своим безрассудным поведением. К тому же герцог был совсем не уверен, что способен встретиться с женой лицом к лицу, сохранив при этом хотя бы подобие хладнокровия. Ведь он даже не подозревал, что ее нет дома, пока посланник не принес письмо. Боже правый, как она могла с ним так поступить?
Габи носила под сердцем его дитя. Она торжественно пообещала ему, что не будет больше убегать. Кэм был уверен, что Габриель начала смиряться с тем, что ее место рядом с ним, в Англии. Он просто хотел так думать, а она старалась, чтобы он этому поверил. Габриель убаюкала его пылкими признаниями, знаками внимания и любви, страстной реакцией на его ласки в постели. Кэм попытался подавить воспоминания о ее мягком теле, с такой готовностью раскрывавшемуся ему навстречу, когда он приходил в спальню жены по ночам. Теперь он поклялся, что больше не притронется к этой лживой суке.
Острый вкус предательства разъедал его язык. Герцог с отвращением представил себя обезумевшим от любви рабом Габриель. Его тошнило при мысли, что ее власть над ним была так велика. Всего за несколько мгновений до того, как обнаружилось ее исчезновение, он уже собирался найти ее и просить прощения за то, что так черство вел себя с ней раньше. Кэм даже не передал письмо, которое заставил написать Габриель, и почти решил отказаться от мщения Маскарону. Герцогу невыносимо было думать о том, как будет страдать его жена, когда правосудие наконец настигнет этого негодяя.
Боже правый, когда Кэм доберется до Габриель, она узнает, что такое правосудие оскорбленного мужа! Он научит ее, что значит полностью подчиняться супругу, или сломает ее, пытаясь сделать это. Если до этого открытого проявления неповиновения Габи считала, что с ней плохо обходятся, то теперь она поймет, с какой снисходительностью, с какой терпимостью и щедростью он вел себя с ней раньше.
Больше часа Кэм поддерживал кипение своего гнева. Вполне естественно, что постепенно гнев рассеялся, оставляя его опустошенным, ничего не чувствующим.
Когда к Кэму вернулось прежнее, относительно спокойное состояние духа, он изменил свое намерение предоставить Габриель ее судьбе. Хотя он старался не сочувствовать ее доле, невыносимо было думать, что, находясь в таком месте, его жена может подвергнуться грубому обращению и оскорблениям. С этого момента фантазия герцога разыгралась, причиняя ему страшные муки. Когда он в сопровождении своих людей наконец выехал из замка, чтобы вернуть Габриель, Кэм уверял себя, что им движет исключительно забота о своем неродившемся ребенке.
Когда Габриель отпустили под поручительство Кэма, она сразу поняла, что муж наихудшим образом истолковал ее прогулку за пределы Данрадена. Радость, охватившая Габи при виде знакомого силуэта, мгновенно испарилась, когда Кэм отвернул от нее свое каменное лицо. Не успела Габриель пробормотать слова благодарности и спросить о судьбе Голиафа, как ее быстро втолкнули в ожидавший экипаж.
Какая ирония судьбы, думала Габи, впервые ей представился случай хоть немного осмотреть Корнуолл, но из окна экипажа можно было увидеть лишь туман да непроглядную тьму. Экипаж ехал медленно, и рядом с Габи не было никого, кто мог бы отвлечь ее от невеселых размышлений. Габриель предалась отчаянию. Она понимала, что не сможет убедить Кэма, что собиралась вернуться по собственной воле. Ее поймали. Неудивительно, что он предположил худшее. Габриель утешало только одно: теперь, когда вмешался Кэм, можно было не переживать за безопасность, хоть, и не за свободу, Голиафа.
Когда кучер наконец остановил лошадей и герцогине помогли выйти, она с любопытством стала вглядываться в лица окружавших ее шестерых всадников, которые сопровождали экипаж.
– Где его светлость? И… и мой друг? – спросила Габриель одного из них.
Всадник отвел взгляд.
– Герцог скоро будет, – уклончиво ответил он.
Спустя мгновение, обнаружив, что они еще не в Данрадене, Габи поинтересовалась:
– Где мы?
Ведя лошадь под уздцы, подошел конюх. Он подставил руки, чтобы помочь Габриель запрыгнуть в седло.
– В каретном сарае, ваша светлость, – ответил он. – Экипаж не сможет спуститься по крутому склону к замку.
Габриель услышала приглушенный рев моря и поняла, что они, должно быть, недалеко от вершины утесов. В другой ситуации ей было бы интересно внимательнее осмотреть каретный сарай мужа. Но сейчас Габи гораздо больше волновало, что происходит между отсутствующими Кэмом и Голиафом.
Слуги в Данрадене подчинялись герцогине беспрекословно, но держались холодно. Это не удивило Габриель. Ей не хотелось даже думать о том, что они предположили, увидев ее в костюме пажа. Только Бетси, казалось, была как всегда радушной.
– Это был просто выпад, – по-своему объяснила Габриель, надеясь, что Бетси не будет допытываться дальше.
– Выпад? – уточнила Бетси, быстро и ловко раздевая госпожу.
– Розыгрыш, проказа.
– Шутка, – исправила Бетси, внезапно осознав что-то. И очень глубокомысленно и непонятно для Габриель добавила: – Вот чего ему не хватало многие годы, только он не понимает этого.
Бетси удалилась. Габриель с замиранием сердца ждала, когда послышатся звуки шагов Кэма. Прошло некоторое время, и она услышала за дверью поступь мужа. Мгновение он колебался, а потом направился в свою комнату. Со всем самообладанием, на какое только была способна, Габриель ждала, что Кэм войдет в двери, соединяющие их спальни. Прошло тридцать минут, и Габи поняла, что герцог лег спать.
Волна облегчения сменилась недовольством. Он наказывал ее. Габриель уверяла себя, что ей все равно, захочет ли он когда-нибудь выслушать ее объяснения. Потакая внезапно нахлынувшей жажде действия, она задула свечи и направилась к большой пустой кровати. Разложив подушки, как ей нравилось, герцогиня скользнула под одеяло.
Габриель твердо решила уснуть. Через пару минут она уже думала о том, что никогда не замечала, какая огромная у нее кровать. Габи подвинулась на середину и вздохнула. Огромная и холодная, решила она и яростно набросилась с кулаками на подушки. Через секунду Габриель забросила одну из подушек под одеяло и скрутилась вокруг нее калачиком. Стало не так одиноко. По телу побежали мурашки. Ноги герцогини были холодными, словно лед. Габриель была уверена, что к утру замерзнет насмерть и ни одна живая душа в Данрадене не посочувствует ее печальной участи. Слеза скатилась по ее щеке. Ну, разве что Бетси, подумала Габриель. И, конечно, Голиаф. Как бы ей хотелось знать, где он сейчас!
Она села на кровати и мрачно уставилась в пустоту перед собой. Вздохнув, Габи отбросила одеяло и встала. Кто-то должен был позабыть о гордости и сделать первый шаг. И этим кем-то, по всей видимости, придется стать именно ей. Габриель на цыпочках подошла к двери в смежную комнату и замешкалась. Собрав в кулак всю смелость, словно перед боем на рапирах, Габриель повернула ручку и шагнула в спальню Кэма.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Алый ангел - Торнтон Элизабет



на один разок
Алый ангел - Торнтон Элизабет))))))))
12.04.2012, 1.04





не очень
Алый ангел - Торнтон Элизабетирина
14.12.2012, 16.29





немного растянуто.
Алый ангел - Торнтон Элизабетжанна
14.12.2012, 22.07





Мне понравился. Очень
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетЛори
21.02.2013, 23.02





Мне понравился. Очень
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетЛори
21.02.2013, 23.02





Мне понравился. Очень
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетЛори
21.02.2013, 23.02





ооооооооооооооо,просто прелестно,мне роман нуууууууу,оооооочень понравился!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Алый ангел - Торнтон Элизабетгуля
19.03.2013, 13.33





Отличный роман. Просто замечательный.
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетСинтия
25.03.2013, 12.56





Получила огромное удовольствие от книги)
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетЛюдмила
26.03.2013, 17.39





Роман отличный.Чуточку б покороче и бы лоб вообще отлично!!!!Но почитать стоит.
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетНаталка.
18.10.2013, 17.51





Конечно. всегда гораздо интереснее читать любовный роман на фоне каких-то событий. Но мне кажется, что с политикой в данном случае перебор. Некоторые страницы даже пропускала. А вот любовная линия мне понравилась. Понравились сами главные герои и их отношения. Все замечательно. Хотелось бы добавить, что все романы Торнтон читаю с удовольствием. За этот роман поставлю 9.
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетЛеля
13.11.2013, 20.00





Мне очень понравилась книга. Любовная линия просто супер. Прямо прослеживаешь как главные герои начали любить друг друга, видно как зарождается их любовь. Если бы ещё чуток покороче, было б вообще идеально.
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетКсения
23.12.2013, 11.28





Книга понравилась, стоит того, чтобы ее прочитали
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетВиктория
15.01.2014, 18.46





нормально.
Алый ангел - Торнтон Элизабетчитатель)
1.02.2014, 1.23





Согласна с предыдущими комментариями,политики действительно много...И настолько,что она временами темной тучей закрывает самое главное...Сюжетную линию.В характеры героев романа я влюбилась!Оба совершают ошибки и умеют их признать!!!Не берусь сказать,что роман вошел в число "самых-самых",но 7 баллов ставлю )))
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетЕлена
10.04.2014, 19.09





Мне понравилось! 👍
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетТина
4.07.2014, 10.29





Мне понравилось! 👍
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетТина
4.07.2014, 10.29





Мне НЕ ПОНРАВИЛСЯ РОМАН. Затянуто и скучно.
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетНюша
6.08.2014, 13.51





Читать.читать и еще раз читать роман обалденный очень понравился и совершенно не согласна с критикой в адрес романа и если не нравится зачем читать
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетНАТАЛИЯ
26.01.2015, 7.14





Роман интересный, стоит прочитать) Но очень много политики, прямо перебор. Даже в эпилоге представлены политики... Это же не логично! Когда я читаю роман, хочется чего-то достаточно легкого, романтичного и захватывающего. Если я хочу узнать что-то об истории и политике, я найду соответствующие источники для этого.
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетИнга
31.10.2015, 9.54





роман очень интересный, с удовольствием перечитала,мне очень нравится как пишет этот автор,рекомендую!!!!!!!!!!!!
Алый ангел - Торнтон Элизабетнадежда
4.11.2016, 14.11





Скучно. не до читала.
Алый ангел - Торнтон ЭлизабетМазурка
4.11.2016, 16.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100