Читать онлайн Доверяя только сердцу, автора - Торнтон Элис, Раздел - Глава шестая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Доверяя только сердцу - Торнтон Элис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Доверяя только сердцу - Торнтон Элис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Доверяя только сердцу - Торнтон Элис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элис

Доверяя только сердцу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава шестая

Через некоторое время они добрались до берега моря и оказались неподалеку от того места, которое Бенуа показывал Анжелике. На этот раз они держались в стороне от тропинки, что вывела их утром к морю.
Бенуа ехал быстро, но осторожно, и Анжелика догадывалась, что он высматривает, нет ли вокруг чего необычного, готовый в любую минуту встретить неведомую пока опасность. Она не заговаривала с ним, а просто направляла Доркас поближе к лошади Бенуа, стараясь не делать ничего, что могло бы еще больше разозлить его.
Дул сильный ветер, и укрыться от него на берегу моря можно было лишь среди одиноко растущих деревьев, что попадались им время от времени. Около одного из них Бенуа остановился с подветренной стороны. Переплетавшиеся ветви задерживали ветер, и за ними можно было спрятаться от любопытных глаз. Он быстро соскользнул с седла на землю. Анжелика, помедлив, тоже соскочила вниз.
На мгновение ветер стих, и Анжелика услышала плеск морских волн где-то совсем рядом. Начинался прилив – прошло почти двенадцать часов с того, времени, когда они были здесь. Снова подул влажный ветер, и Анжелика ощутила на губах соленый привкус морского воздуха. Высоко над ними тускло поблескивали холодные далекие звезды. Анжелика подумала: наверное, все именно так и было много лет назад, когда ее отец выследил и обнаружил Бенуа. Неожиданно ей стало радостно оттого, что она оказалась в этом месте в такой час.
– Встаньте здесь, – лаконично приказал Бенуа, решительно развернув ее. Руки его были сильными, но обращался он с ней на редкость бережно. – И придержите подол так, чтобы ветер не дул мне в лицо.
Девушка повиновалась и лишь после того, как послышался слабый удар стали о кремень, догадалась, что он использует ее в качестве ширмы. На мгновение блеснул яркий свет. Пожалуй, никому из наблюдавших сейчас за берегом моря – если таковые имелись – не удалось бы его заметить, так как Бенуа моментально прикрыл огонек и выпрямился.
– Что это такое? – тихо поинтересовалась Анжелика, указывая на странный предмет в руках у Бенуа: рассмотреть его как следует в темноте было невозможно.
– Фонарь-ратьер,
type="note" l:href="#n_20">[20]
– коротко ответил Бенуа. – Подождите меня здесь.
Анжелика услышала, как его сапоги захрустели по песку, и на фоне темно-серого моря появился его четкий силуэт. Девушка догадалась, что Бенуа подает сигналы фонарем, однако, если он пользуется этим ратьером, узкий луч света, должно быть, виден только с моря. Значит, где-то там скрывается поджидающая сигнала лодка – может, даже корабль? Неудивительно, что контрабандисты, если верить сэру Уильяму, всегда пользуются такими фонарями. Еще он говорил, что тех, о ком станет известно, что они подают сигналы в открытое море, сурово наказывают. Даже тех, кто всего лишь ударит по огниву, разжигая трубку темной ночью на морском берегу.
Анжелика ждала, дрожа на ветру и кутаясь в шаль. Ветер налетал порывами и с силой рвал подол ее амазонки.
Ночью шум моря казался намного громче, чем днем. Очень долгое время ничего не происходило, и Анжелика инстинктивно прижалась к боку кобылы, пытаясь хоть как-то согреться.
Девушке с трудом верилось, что это она сама стоит ночью на берегу моря. Никогда раньше, даже в самых необузданных фантазиях, которые рождались в ее пылком воображении, она и представить себе не могла событий, случившихся этой ночью. Даже трудно было решить, что удивительнее: то ли то, что меньше часа назад она собственными глазами видела, как в нескольких футах от нее спокойно проходил отряд вооруженных контрабандистов, то ли то, как странно складываются отношения между нею и Бенуа. Еще никому не удавалось произвести на нее столь глубокое впечатление, так встревожить ее душу и повлиять на ее поведение… Сейчас ей следовало бы сладким сном спать в теплой постели, а не прятаться от контрабандистов или от таможенников на холодном морском берегу. Что же такое сделал с ней этот мужчина, если она так необдуманно отбросила всякие понятия о скромности, так быстро забыла о приличиях и очертя голову последовала за ним неизвестно куда?..
Анжелика напряженно всмотрелась в непроницаемую черноту ночи, словно желая узнать, что же ожидает ее в будущем. Звезды на небе медленно закружились перед ее усталым взором, и девушка ухватилась за кожаную подпругу, радуясь про себя, что у Доркас такой смирный нрав. Как томительно это бесконечное ожидание!..
Внезапно девушка встрепенулась и отчаянно заморгала, не смея поверить, что только что увидела ответный сигнал. Через несколько секунд огонек сверкнул во второй раз и пропал, словно проглоченный непроницаемым мраком ночи.
Анжелика оставила лошадей, спотыкаясь, прошла среди деревьев и вышла на мокрую гальку, где стоял Бенуа. Услышав, что кто-то приближается, он резко обернулся.
– Это я, – тихо сказала Анжелика и скорее почувствовала, чем увидела, как он расслабился. – Нам ответили?
– Если предположить, что мы не спутали сигналы, – сухо откликнулся Бенуа. – Мне даже подумать страшно, что мы можем помимо своей воли оказаться получателями нескольких сотен бочонков с бренди, которые на самом деле предназначаются «джентльменам» – тем самым, что встретились нам сегодня!
– Я так и знала, что мы занимаемся не контрабандой, – ответила Анжелика и содрогнулась, представив себе нарисованную Бенуа картину. Интересно, а куда же подевались эти «джентльмены»?
– Ах, миледи, вы меня просто поражаете, – сказал Бенуа, и в его голосе послышалась мягкая ирония. – Стоит мне самым невинным образом предложить вам немного бренди, как вы тут же обвиняете меня в контрабанде. С другой стороны, когда я в безлунную ночь стою один-одинешенек на берегу моря и посылаю сигналы неизвестному судну, вы моментально оправдываете меня… Но начать надо было с того, что вам тут все-таки не место. Как прикажете объясняться потом с вашим батюшкой?
– Вам ничего не придется ему объяснять! – возразила Анжелика. – Папа не узнает, что я была здесь, с вами, – задыхаясь, прошептала она, когда губы Бенуа прикоснулись к ее щеке. В эту минуту Анжелика искренне верила, что отцу действительно ничего не станет известно. – Все, что он от вас хочет, так это чтобы вы спасли Гарри, и только, – ни с того ни с сего добавила она.
– А как же вы, миледи? – тихо поинтересовался Бенуа.
– Я тоже хочу, чтобы вы спасли Гарри! – Она изо всех сил старалась притвориться, что он ей безразличен.
– Ах, только это. – И Бенуа начал покрывать шелковистую кожу ее шеи нежными, едва ощутимыми поцелуями.
Анжелике в этот миг показалось, что по ее телу растеклись ручейки жидкого пламени. Кожа ее словно воспламенялась там, где он прикасался к ней губами. Глаза ее были широко открыты, но она ничего не видела – лишь чувствовала вокруг себя кольцо его сильных рук, лишь слышала его низкий голос, заставлявший ее трепетать от восторга…
– И это все, что вы хотите от меня, ma douce amie?
type="note" l:href="#n_21">[21]
 – снова поддразнил он ее, и рука его скользнула вдоль ее спины.
– Ну… разумеется… – Выносить его ласку у нее уже не было сил.
– Лгунишка! – лукаво пробормотал он, нежно покусывая мочку ее уха. – Кроме того, очень может быть, что я буду вынужден сам рассказать эрлу о приключениях этой ночи.
– Что?! – громко вскрикнула она, позабыв о всякой осторожности.
– Шшш! – предупреждающе прошипел он. – Не забывайте, где мы! Кроме того, почему бы и не рассказать обо всем вашему отцу? – Его язык нежно прикасался к ее коже, и девушка, трепетавшая от окутавшего ее ощущения неземного блаженства, почувствовала, как Бенуа осторожно качнул ее серьги, которые она в спешке не успела снять. – Очень даже может быть, что лорд Эллевуд сможет дать нам какой-нибудь ценный практический совет: например, что не следует надевать драгоценности, когда выслеживаешь человека, подозреваемого в контрабанде! – Тут Бенуа резко вскинул голову. – Приближается шлюпка, – тихо произнес он, выпуская девушку из своих объятий.
Анжелика прислушалась – не было слышно никаких звуков, кроме неумолчного плеска волн.
– Возвращайтесь к лошадям! – приказал Бенуа и подошел к самой кромке воды.
Анжелика зашагала по песку, поминутно оглядываясь через плечо, так как не знала, чего ожидать от приближающейся шлюпки. Было совершенно ясно, что они здесь для того, чтобы кого-то встретить, – возможно, именно для этого Бенуа и привел запасную лошадь. Однако девушка до сих пор не знала, что это за гость, хотя и начинала догадываться о том, чем именно он занимается.
Она все еще чувствовала тепло рук Бенуа, не так давно ласкавших ее, и это согревало настолько, что холодный ветер уже не казался ей таким неприветливо-пронизывающим. Анжелика грустно улыбнулась. Всего сутки назад она ни за что не поверила бы, что ей может быть до такой степени все равно, кто такой Бенуа Фолкнер: шпион, контрабандист или кто-то еще… Сейчас ее куда больше волновала мысль о том, что он испытывает к ней и что она сама испытывает к нему. Этот таинственный гость, которого шлюпка должна была доставить на берег, был для Анжелики лишь досадной помехой. Она обернулась – темный силуэт Бенуа наклонился вперед, навстречу приближающейся шлюпке.
Затем где-то раздался громкий крик, и мирное спокойствие темной ночи было словно разорвано надвое – настолько неожиданно и враждебно-вызывающе прозвучал этот голос. За криком последовал пистолетный выстрел, затем – громкие голоса и новые выстрелы.
Потрясенная, Анжелика испуганно повернулась, слепо уставившись в непроглядный мрак ночи. Шум раздавался чуть западнее того места, где они были. Совсем рядом сухо треснул еще один выстрел, и Анжелика зажмурилась – до того яркой показалась ей вспышка. Сердце ее учащенно забилось, ей стало очень страшно. Ведь совсем недавно они видели отряд контрабандистов, и теперь, наверное, между сэром Уильямом с таможенниками и теми контрабандистами разгорелся настоящий бой!
– Анжелика!
На мгновение девушка застыла от ужаса, но в ту же секунду узнала голос Бенуа и, подхватив подол амазонки, бегом бросилась к нему.
В это время ей послышался слабый свист – и вдруг Бенуа крепко обхватил ее за талию и без лишних церемоний буквально забросил в шлюпку.
Еще один человек, который был для Анжелики всего лишь безликой темной тенью, помог Бенуа подальше оттолкнуть шлюпку от берега, и вот уже перед ними распростерлась темная бездна Ла-Манша.
Ветер усилился, шлюпку качало из стороны в сторону. Очень быстро одежда Анжелики стала влажной от соленых брызг. Сердце ее бешено стучало в груди, а плеск волн, разбивавшихся об нос шлюпки, казался оглушительным. Подол длинной амазонки промок насквозь, так как он волочился по воде, пока Бенуа поднимал девушку в шлюпку. На веслах сидели четыре гребца, и еще один был на корме – вероятно, у руля. Анжелика постаралась сжаться в комочек, чтобы не мешать никому из них.
Вчера, когда девушка впервые увидела Бенуа, она побаивалась его. Но теперь и ему и ей угрожала настоящая опасность, а страха у нее не было. Она понятия не имела, что произойдет в следующую минуту, не знала, куда они направляются; однако Бенуа был рядом с ней, и она была уверена, что он в беде ее не оставит.
В шлюпке находился еще один человек, с ним оживленно разговаривал Бенуа, но из-за плеска волн из их разговора нельзя было разобрать ни слова. Должно быть, это и есть тот, кого поджидал Бенуа, решила Анжелика. Человек этот, видимо, был ранен – он слегка постанывал.
Неожиданно над их головами темной тенью поднялся корпус небольшого судна. Бенуа коснулся руки девушки.
– Мы сейчас поднимемся на борт, – тихо сказал он ей. – Будьте осторожны.
– Постараюсь. – Анжелика поднялась на ноги и покачнулась: шлюпка резко накренилась. Ей было приятно, что сильные руки Бенуа поддержали ее.
Она подобрала отяжелевший от воды подол амазонки и крепко зажала его в зубах. Вкус мокрой шерсти показался ей настолько противным, что ее чуть не стошнило, однако Анжелика понимала, что так будет лучше, чем пытаться удерживать его одной рукой. Сейчас ей ни за что нельзя терять равновесие.
– Умница, – похвалил ее Бенуа. – Вот сюда. – Он помог ей сделать несколько шагов, и она увидела приставной трап.
Ужас охватил Анжелику, когда она ступила из кренящейся шлюпки на неустойчивый трап, однако девушка с мрачной решимостью вцепилась в перильца и поспешила поскорее подняться по нескольким ступенькам наверх. Там невидимые в темноте руки подхватили ее и помогли перебраться через высокий борт катера.
– Добрый вечер, мисс, – сухо произнес чей-то голос. – Вот неожиданное удовольствие!
– Для меня – тоже, – откликнулась Анжелика и слегка пошатнулась, когда палуба в очередной раз накренилась. – Благодарю вас.
Руки встретившего ее человека поддерживали ее довольно неуклюже, но так Анжелика чувствовала себя увереннее. Ей было лишь жаль, что она не может как следует рассмотреть этого человека. Теперь, когда Бенуа не было рядом с ней, Анжелике стало особенно грустно и одиноко. Она не оставляла попыток разглядеть моряка, поддерживавшего ее. Когда глаза Анжелики привыкли к темноте, ей удалось разобрать, что он среднего роста и довольно крепкого телосложения. В его голосе, когда он говорил, ощутимо слышался типичный для Суссекса акцент, однако и по манере речи, и по его движениям Анжелика догадалась, что человек этот уже давно немолод. Девушке тут же пришла в голову мысль о том, что хозяин катера вполне может оказаться одним из закадычных дружков знаменитого Тоби.
– Что там случилось? – поинтересовался моряк, кивнув в сторону берега.
– Я точно не знаю… – протянула Анжелика, не зная, насколько ему можно доверять. – Там, дальше по берегу, были… возникли кое-какие неприятности, и поэтому мы оказались в шлюпке.
– Мы слышали выстрелы, – мрачно произнес мужчина. – Похоже, у Билли Мушкетона этой ночью хлопот полон рот…
Моряк резко повернулся навстречу темной тени, возникшей над бортом катера. Анжелика поняла, что это Бенуа, причем на плече он нес какого-то человека. В ту же секунду ее собеседник устремился на помощь Бенуа. Раненого они уложили на палубу.
– Ч-ч-черт! – Нога раненого задела за что-то, и он громко выругался.
– Говорил же я ему, что это безумие – пытаться высадиться на берег в таком состоянии, а он знай себе настаивал, – проворчал коренастый моряк. – Что теперь-то с ним делать?
– А ты не сможешь высадить нас на этой стороне Аруна, в Западной бухте? – быстро спросил Бенуа.
– Разумеется, смогу. Только вот идти-то он все равно не сможет, а ты небось уже отослал лошадей домой. Кроме того… как же быть с леди?
– Леди с честью пройдет через это испытание, – сухо ответил ему Бенуа. – Меня беспокоит Адам, а не леди. Отойди с дороги, Джордж, нам нельзя терять ни минуты.
Джордж что-то проворчал, и несколько секунд спустя Анжелика услышала, как он отдает приказания невидимой в темноте команде.
Адам застонал, и Бенуа опустился возле него на одно колено. Анжелика присела рядом, опираясь ладонями о шершавые доски палубы.
– Что с ним? – с беспокойством спросила она.
– Его проткнули шпагой перед самым отъездом из Франции, – резко ответил Бенуа. – О деталях я еще не расспрашивал. Джордж, мне понадобится фонарь.
– Ступай в каюту. Сегодня ночью опасно зажигать огонь на палубе – лучше не рисковать.
Адама подняли с палубы, и Анжелика сочувственно поморщилась, услышав, как он со свистом втянул в себя воздух, подавляя болезненный стон.
В тусклом свете фонаря, горевшего в каюте, лицо его выглядело измученным и бледным, однако на бинтах, которыми была обмотана его нога повыше колена, пятен свежей крови не было заметно. Бенуа тщательно осмотрел повязку.
– Если только кровотечение не начнется снова, мы не станем пока ничего трогать, – решительно произнес он.
Адам улыбнулся. Анжелика подумала, что он, должно быть, одного с Бенуа возраста, хотя болезненное выражение на лице и бледность старили его. Адам казался худощавым и тщедушным, однако девушка догадывалась, что на самом деле он куда выносливее и сильнее.
– Твой отец был прав: надо было тебе стать костоправом, – хрипло проговорил он. – Прости, Бен. У меня и в мыслях не было причинять тебе столько беспокойства, хотя, честно говоря, я сам не ожидал такой заварушки.
Пока он говорил, глаза его с откровенным любопытством разглядывали Анжелику. Входя в каюту, девушка скинула с головы шаль, и в желтоватом свете фонаря ее роскошный гребень, усыпанный сапфирами и бриллиантами, переливался, словно рассыпая искры. Щеки Анжелики разгорелись от ночной прохлады, а глаза горели от возбуждения и любопытства. Похоже, ее ничуть не испугали темные пятна крови на одежде Адама, и нисколько не смутило необычное окружение, в котором она оказалась.
– Пожалуй, и я тоже не ожидал. – Бенуа слабо улыбнулся, на мгновение засмотревшись на сверкающие бриллианты. – Адам, я уверен: ты счастлив, что тебе выпала честь познакомиться с леди Анжеликой Леннард…
Адам широко раскрыл глаза, и во взгляде его одновременно читались и удивление и мальчишеский восторг.
– Дочка самого Эллевуда! – воскликнул он. – Ха! Похоже, тебе наконец пришло время расплачиваться за свои грехи.
– Можно сказать и так, – ухмыльнулся Бенуа. – Миледи, имею честь представить вам мистера Адама Кеннетта. Если бы шестнадцать лет назад монета, которую мы подкидывали, упала другой стороной, именно Адам, а не я, подстерег бы вашего отца в засаде на берегу.
– Рада с вами познакомиться. – Анжелика без малейшего колебания протянула Адаму руку. – Мне так жаль, что вы ранены.
– Это мне жаль, что приходится знакомиться с вами в подобных обстоятельствах, – сокрушенно ответил Адам. – Но, миледи, вам здесь не место. Понять не могу, о чем думал Бен, позволив вам прийти сюда!
– А он и не позволял, – неловко сказала Анжелика, не смея поднять глаза на Бенуа.
– Миледи хочет, чтобы я вытащил ее брата из Битша, – объяснил он за Анжелику, – однако ей слишком многое известно о моем недостойном прошлом, чтобы она смогла доверять мне. А потому сегодня вечером миледи решила последовать за мной, чтобы разведать, что за темное дело я замышляю. В следующий раз мне следует дважды подумать, прежде чем в ее присутствии повязать на шею черный платок!
Адам изумленно уставился на Анжелику, а затем звонко расхохотался. Впрочем, смех его тут же сменился болезненной гримасой.
– Так тебе и надо – не будешь изображать из себя денди! – с трудом выговорил Адам. – Действительно, посмотрите-ка на него – на нем черный платок! Отличная работа, миледи! Время от времени ему бывает очень полезно получить щелчок-другой по носу, и до сих пор, кажется, сбить с него спесь удается только семейству Леннард! Миледи, я очень рад познакомиться с вами. – Анжелика вспыхнула, стараясь не смотреть Бенуа в глаза. Раненый беспокойно пошевелился, и улыбка сошла с его лица. Теперь он обратился к Бенуа: – Скоро мы будем в Западной бухте, да? Бен, отвезти новости в Лондон придется тебе. Я уже не смогу. – Адам замолчал, с сомнением бросив взгляд на Анжелику.
– Если бы мне казалось, что я не могу доверять миледи, я не сказал бы ей твое имя, – моментально откликнулся Бенуа, чем немало удивил Анжелику.
– Да, наверное, ты прав. – На мгновение Адам прикрыл глаза. Лицо его то и дело искажала гримаса боли, и, несмотря на то, что Кеннетт слегка оживился, разговаривая с Анжеликой, было совершенно ясно, что он сильно ослабел, а рана причиняет ему значительную боль. – Бонапарт затеял строительство боевого флота на Шельде, – помолчав, продолжил Адам. – Уже готовы десять линейных кораблей, и еще больше заложено на верфях в Антверпене. Я сам их видел. Если сейчас не обратить на это внимания, такой флот может представлять серьезную угрозу безопасности Британии. Ты должен немедленно связаться с нашим Адмиралтейством, Бен!
– Я так и сделаю.
Анжелика смотрела то на Адама, то на Бенуа. Любопытство и тревога сменялись на ее лице, пока она слушала Адама, однако теперь взгляд ее больших, сияющих голубых глаз был устремлен на Бенуа. Судя по всему, известие, которое сообщил ему Адам, нисколько не удивило его, однако девушка чувствовала, что весь он напрягся, подобно тугой пружине. Сейчас он собран и полон решимости преодолеть любое препятствие, лишь бы только исполнить свой долг. Дремлющий в нем волк встряхнулся и встал, готовый действовать.
– Подожди меня, – коротко приказал Бенуа. – Прикройте фонарь, миледи.
Наклонив голову, он вышел из низенькой каюты и пропал на палубе. Анжелика встретилась глазами с Адамом. Он слабо улыбнулся.
– Меня чуть не прикончили, пока я старался доставить эти сведения, а он только и знает, что командовать мною, – пожаловался Адам. – Следовало догадаться, что сочувствия от него ждать нечего…
Он поморщился и попытался слегка приподняться, стараясь дотянуться до раненой ноги.
– Нет, лучше не трогайте! – остановила его Анжелика. – Мы же не хотим, чтобы снова открылось кровотечение. – Она ободряюще улыбнулась Адаму, и он, тяжело дыша, вновь устало опустил голову на жесткую подушку. – Если вы неосторожно заденете повязку, будет только хуже! – ласково сказала она.
– Удивительно, что при виде меня вы не падаете в обморок от отвращения, – вздохнул Адам.
– Мне доводилось видеть кое-что и похуже, – спокойно ответила ему Анжелика.
Сейчас она пыталась не вспоминать, какое ужасное зрелище представлял собой ее отец, когда его принесли домой после случившегося с ним несчастья. Тогда ей пришлось подавить в себе и тошноту, и отвращение, и страх, потому что выбора у нее не было. Потом ей не раз снились кошмары, и Анжелика хотела бы навсегда забыть тот день, однако что было, то было. Несчастный случай с отцом закалил ее, теперь она не отличалась обычной для благородной дамы чувствительностью. Рана Адама беспокоила ее только потому, что могла быть опасной прежде всего для него самого.
Девушка услышала шаги на палубе и, повинуясь приказанию Бенуа, прикрыла фонарь, когда он открыл дверь. Бенуа пристально посмотрел сначала на Адама, затем на Анжелику.
– Отдайте мне свои драгоценности, – отрывисто приказал он. – Вряд ли Марта будет рада узнать, что вы разгуливаете посреди ночи в таком виде – не заметить их может разве только слепой!
– А я и забыла о них… – Анжелика сняла серьги и передала их Бенуа, затем попробовала вытащить из сложной прически сверкающий гребень, но не смогла.
Несколько секунд Бенуа ждал, а затем торопливо приблизился к ней.
– Из всех женщин, с которыми я когда-либо был знаком, вы одна не умеете справляться со своими волосами! – раздраженно произнес он.
– Так ведь меня же причесывала Марта! – возразила Анжелика, разрешая ему заняться ее волосами и чувствуя себя вдвойне неловко из-за того, что Адам внимательно наблюдал за ними. На лице его появилось какое-то новое, особенное любопытство.
– Можно подумать, я этого не знаю! Неужели вам никогда не приходило в голову хотя бы попробовать самой провести щеткой по волосам? – с иронией проговорил Бенуа. – Ну, вот. А теперь повяжите голову шалью, да так, чтобы она не соскользнула. Ты готов, Адам?
– Как всегда. – Адам закусил губы, когда Бенуа поднял его на руки.
Анжелика вышла из каюты следом за ними – и растерянно заморгала. Кругом царил полный мрак. Только звезды продолжали перемигиваться высоко над головой да вдалеке, на фоне темно-серого неба, виднелась линия берега. Анжелика вспомнила о батарее в устье Аруна, о пушках, готовых открыть огонь по любому, кто попытается приблизиться туда, и мурашки пробежали у нее по спине. Неужели они приплывут прямиком в засаду?
– А что, если мы наткнемся на сэра Уильяма? – неожиданно спросила она. (Вдруг почтенный магистрат заподозрит их в контрабанде и без лишних церемоний расстреляет на месте, как обещает поступить со всяким, кого застигнет за незаконным промыслом?)
– Сейчас я думаю о нем в последнюю очередь, – ответил ей Бенуа. – Одиночки, отбившиеся от той группы «джентльменов», которую мы повстречали вечером, представляют для нас куда большую опасность.
Представив себе столкновение с озлобленными неудачей «джентльменами», Анжелика вздрогнула.
– В таком случае нам надо убедиться, что мы ни с одним из них не встретимся, – храбро заявила она.
– Никто не сможет обвинить миледи в малодушии и трусости, – болезненно улыбнулся Адам.
– Это уж точно, – согласился с ним Бенуа.
– До свидания, мисс, – сказал Джордж, появившийся позади Анжелики. – Мне, право же, очень жаль, что я не смог встретить вас со всем гостеприимством. Может, мы с вами еще увидимся? Хотелось бы при более благоприятных обстоятельствах…
– Полностью разделяю ваше желание.
Анжелика, подхватив подол амазонки, стала спускаться вслед за Бенуа в шлюпку. Как только они погрузились, шлюпка тут же устремилась вперед. Всем хотелось побыстрей покончить с этим рискованным мероприятием – перевозкой раненого Адама.
Когда они приблизились к берегу, Бенуа взял Анжелику на руки, прошел вброд по мелководью и аккуратно опустил девушку на влажный песок у кромки воды. Ощутив под ногами твердую землю, Анжелика осмотрелась по сторонам. До рассвета оставалось еще несколько часов, и вокруг по-прежнему царил непроглядный мрак. Теперь девушка уже знала, что во тьме может таиться смертельная опасность, и поэтому ей было намного труднее, чем раньше, сдерживать и скрывать свое беспокойство. Она напрягла слух, стараясь определить, не слышно ли каких-нибудь подозрительных звуков, но различала лишь плеск волн, набегавших на берег, да тонкий свист ветра, что порывами налетал из-за дюн.
Сейчас ей страстно хотелось увидеть дневной свет – возможно, он успокоил бы ее, однако Анжелика понимала, что темнота скрывает от посторонних глаз не только возможных преследователей, но и их самих. Зашуршал песок – к ней подошел Бенуа, на спине он нес Адама.
– Сюда, – тихим голосом позвал он Анжелику за собой.
Девушка последовала за ним, и они направились к дюнам. Их ноги вязли в песке, но Бенуа со своей тяжелой ношей двигался на удивление легко.
Неожиданными порывами налетал пронизывающий ветер, бросая им в лицо пригоршни колючего песка. Волосы Анжелики прядями выбились из-под шали и то и дело лезли ей в глаза. Один раз она поскользнулась на мокрых водорослях, с размаху упала на колени и охнула от пронзившей ее сильной боли. Анжелика с трудом поднялась на ноги и припустила вдогонку за Бенуа. Мокрый подол амазонки стал для нее сущим наказанием – он не только лип к ногам, но и отяжелел от налипшей грязи вперемешку с песком. Но девушка, временами спотыкаясь и падая, упрямо шла вперед. Она твердо решила ни за что не отставать от Бенуа. Ведь он же сказал, что она с честью пройдет через это испытание, и она обязательно докажет, что Бенуа не ошибся!
Река текла среди низких, заболоченных берегов, и Бенуа решил пойти в обход, чтобы не увязнуть в грязи. Им пришлось несколько раз перепрыгивать через ручьи, что с тихим журчанием несли свои воды в реку. Башмачки Анжелики густо облепила тяжелая жирная грязь. Девушка шла, то и дело пошатываясь, и вот, споткнувшись в очередной раз, во весь рост растянулась в болотце.
Несколько секунд она лежала неподвижно, обрадовавшись неожиданной передышке, но затем с трудом встала на колени. Анжелика увидела, что Бенуа остановился и пристально смотрит на нее. Сжав зубы, она рывком поднялась на ноги. Если он может так быстро шагать вперед, неся раненого Адама, почему она должна отставать?..
Анжелика догнала Бенуа, и они двинулись дальше, не обменявшись ни единым словом. Адам время от времени тихо постанывал.
Наконец они добрались до литлхэмптонской гавани, и Бенуа опустил Адама на землю.
– Подождите меня здесь, – тихо сказал он. – Сейчас надо разыскать лодку, чтобы переправиться через реку.
Анжелика упала на колени возле Адама, а Бенуа осторожно двинулся к воде.
Начинался отлив, и одна-две лодки уже оказались на песчаном берегу. Вдалеке, на фоне серого неба, Анжелика различала мачты судов и рыбачьих лодок, стоявших в гавани на якоре.
Адам со стоном глубоко вздохнул, и Анжелика протянула руку, успокаивающе дотрагиваясь до его плеча.
– Осталось совсем немного, – прошептала она, – а потом вы сможете как следует отдохнуть.
Вскоре вернулся Бенуа. Бережно подняв Адама, он перенес его в маленькую лодку, затем усадил туда же Анжелику и после этого оттолкнул лодку от берега. На ходу впрыгнул в нее и сел на весла. Бенуа осторожно вел лодку мимо стоящих на якоре судов. Анжелика сидела, крепко ухватившись за борт, и напряженно вглядывалась, нет ли часовых на этих судах. Однако, всюду было темно и тихо.
Наконец плоское дно лодки зашуршало по песку, и Бенуа, подхватив Адама, перенес его на берег. Анжелика спрыгнула в воду раньше, чем он успел вернуться за ней. Теперь ей уже было наплевать на то, что длинный подол амазонки полощется в воде, – настолько она промокла и вымазалась грязью с песком. Кроме того, она думала также и о том, что Бенуа, должно быть, сильно устал, а потому вовсе не обязательно, чтобы он постоянно носился с ней, как с ребенком.
Анжелика присела на берегу рядом с Адамом. Как он был ранен? – задалась она вопросом. Должно быть, французам стало известно, что он английский разведчик? Может быть, они и сейчас преследуют его?..
Привстав, Анжелика нервно осмотрелась по сторонам. Вероятно, агенты Наполеона готовы сделать все возможное, лишь бы только сведения, которые раздобыл Адам, не дошли до Лондона, подумала она.
В эту секунду послышались чьи-то шаги. Девушка испуганно вскинула голову и быстро наклонилась к Адаму, готовая защитить его от любого врага. Кто-то быстро подходил к ним. На мгновение Анжелику охватила паника, но затем она узнала приближающегося человека: это был Бенуа.
Он вновь поднял Адама и направился со своей ношей к уединенно стоявшему неподалеку дому. Анжелика шла не отставая. На доме она успела заметить со скрипом раскачивающуюся на ветру вывеску и догадалась, что это трактир. Через мгновение они уже стояли в потемневшей от времени и копоти комнате. Кто-то зажег фонарь, и Анжелика на миг даже зажмурилась – до того ослепительным показался ей его свет.
Они находились в буфетной. Огонь в камине давно потух, из мебели в комнате были лишь грубо сколоченная деревянная скамья, стол да несколько табуреток, но тут было сухо, и это несказанно обрадовало Анжелику. Она с облегчением вздохнула и посмотрела на своих спутников веселыми глазами.
В это время появился, держа в руке фонарь, пожилой мужчина – очевидно, он только что проснулся, так как на нем были лишь ночная рубаха да торопливо натянутые бриджи. Анжелика сообразила, что это трактирщик. С любопытством взглянув на нее, мужчина вежливо поклонился девушке и перевел взгляд на Адама.
– Тащи его наверх, парень, – обратился он к Бенуа. – Лучше поскорее уложить беднягу в постель.
Не задавая лишних вопросов, Анжелика последовала за мужчинами по узкой лестнице с неровными, прогибающимися под ногами ступеньками. Анжелика так устала и вымоталась, что с трудом двигалась. Бенуа принес Адама в маленькую каморку, и Анжелика без сил рухнула на единственный стоявший в комнате стул. Внутреннее чутье подсказывало ей, что теперь они в полной безопасности – по крайней мере пока. Резкий ветер уже не беспокоил их, и сейчас Бенуа, конечно же, позаботится об Адаме. Анжелика успела подумать о том, что, может, ей следует встать и помочь ему, но в следующее мгновение комната поплыла у нее перед глазами…
Она не знала, сколько времени просидела, прежде чем Бенуа поднял ее на руки. Руки и ноги ее так отяжелели, что пошевелить ими, чтобы оказать сопротивление, уже не было сил. Она даже не открыла глаз, когда Бенуа нес ее из каморки в какую-то другую комнату.
Там он опустил ее на что-то, развязал влажную шаль и начал расстегивать корсаж амазонки.
– Ну давайте же, просыпайтесь, миледи! – сказал он, и в голосе его прозвучала ирония. – Мне нужно поговорить с вами.
Анжелика заморгала и уставилась на него, изо всех сил стараясь собраться с мыслями, однако сделать это было нелегко из-за страшной усталости.
– Да-да, – забормотала она и подняла тяжелую, словно налитую свинцом, руку, протирая слипающиеся глаза. – Ну, конечно же. Нам нужно… нужно решить, что мы будем делать дальше.
– Это мне нужно решать, что делать дальше, – улыбнулся он. – И первым делом надо снять с вас все эти мокрые тряпки. А ну-ка, поднимайтесь! – Он быстро поставил ее на ноги.
Анжелика поморщилась, так как каждый мускул в ее теле отозвался на это резкой болью. Затем занемевшими, непослушными пальцами она попыталась до конца расстегнуть грязную амазонку.
Через несколько секунд Бенуа нетерпеливо заявил:
– Я сам все сделаю! Как это только вы умудрились с головы до пяток перемазаться грязью, понять не могу!
– Я все падала и падала… – слабо проговорила Анжелика. – Но я от вас не отстала! – добавила она с ноткой триумфа в голосе.
– Мне это известно. – Бенуа продолжал расстегивать амазонку.
Анжелика больше не сопротивлялась. Ее измученное сознание едва ли среагировало на то, что ее раздевает мужчина.
Они находились в обставленной по-спартански спальне. В широком камине потрескивал огонь, и, хотя на каминной полке стояла свеча, в комнате был полумрак. Ветер, задувавший в щели рассохшихся оконных рам, заставлял пламя свечи поминутно вздрагивать и наклоняться в разные стороны так, что по стенам непрестанно танцевали причудливые тени.
– С Адамом все будет в порядке? – с тревогой спросила Анжелика.
Она слишком устала, чтобы расспрашивать, где именно они находятся или как получилось, что Бенуа хорошо знаком с трактирщиком. Должно быть, старик тоже принадлежит к числу бывших дружков Тоби, решила девушка.
– Думаю, что да, – ответил ей Бенуа. – Но он сильно ослабел и сейчас уже спит.
Говоря это, он закончил расстегивать амазонку и спустил ее вниз, к ногам девушки. Анжелика перешагнула через упавшую мокрую одежду – на ней оставалось только нижнее белье, тоже влажное.
– А как же те, кто ранил Адама? Они не настигнут его здесь? – Подняв голову, девушка поглядела на Бенуа и увидела, что он пристально смотрит на нее.
– Это возможно, – задумчиво ответил он. – Но мне кажется, что они едва ли сумеют разыскать нас тут. В Ла-Манше Джорджу удалось уйти от погони, и мы теперь забрались так далеко, что преследователи, по всей видимости, остались с носом…
Несколько секунд Анжелика помолчала, потом произнесла:
– Но если им известно, кто он такой, они могут организовать засаду у дома Адама.
Бенуа улыбнулся – в его карих глазах мелькнуло искреннее восхищение сообразительностью Анжелики.
– Действительно, это самая большая опасность, – согласился он. – Адам не уверен, что именно французам удалось узнать о нем. Возможно, угроза вовсе не так велика, как нам кажется, однако чем меньше внимания мы привлечем к его присутствию здесь, тем лучше.
– А тут он в полной безопасности?
– Да, трактирщик – старый друг Тоби, – подтвердил Бенуа. – Он сумеет как следует позаботиться о вас обоих. А мне надо немедленно отправляться в Лондон, – со вздохом закончил он.
– Адам привез плохие новости? – спросила Анжелика с тревогой в голосе.
Его рука обвилась вокруг ее талии, и Бенуа привлек девушку к себе. Она уперлась ладонями в его грудь, словно давным-давно привыкла вот так стоять в кольце его нежных рук и непринужденно беседовать с ним.
– Двадцать кораблей едва ли представляют собой серьезную угрозу, – беззаботно сказал он, – но о них тем не менее должно быть известно. Чем раньше я уведомлю об этом Адмиралтейство, тем легче у меня будет на душе.
– И вы поедете в Лондон прямо сейчас? – грустно протянула Анжелика.
– Да, немедленно. – Он поднял руку, приглаживая спутанную массу ее золотистых кудрей, и в карих глазах его мелькнуло искреннее сожаление. – До моего возвращения вы будете тут в полной безопасности, – через мгновение продолжил он. – Сейчас я не могу отвезти вас обратно в «Остролист» – даже если бы вы не устали и смогли бы держаться в седле. Скоро совсем рассветет, и ваша репутация будет навеки погублена, если кто-нибудь увидит, как вы разъезжаете рано утром в таком виде – ни дать ни взять бродячая шлюха!
– Да мне дела нет до всего этого! – горячо воскликнула Анжелика.
– А мне – есть, – спокойно парировал Бенуа. – Хватит с меня и того, что придется объясняться с вашим отцом, когда я приеду в Лондон…
– О Господи! – Пепельная бледность разлилась по лицу Анжелики, едва только она впервые за последние несколько часов вспомнила об эрле.
Выскользнув из объятий Бенуа, она отвернулась в сторону. Девушка очень надеялась, что ей никогда не придется рассказывать отцу, почему она последовала за Бенуа на берег моря, однако события этой ночи развивались таким образом, что вряд ли удастся скрыть последствия ее необдуманного поведения.
– Миледи?.. Что такое? – Бенуа положил руки ей на плечи.
– Папа… – начала Анжелика и тут же замолчала.
Еще ни разу с того дня, когда произошел несчастный случай с ее отцом, она ни с кем не разговаривала о тех переменах, которые произошли в нем, – ни с кем, даже с Мартой. Анжелике всегда казалось, что это было бы настоящим предательством. И все же ей так нужно было с кем-нибудь поговорить об этом!..
– Папа уже не тот, – прошептала она с трудом. – Если бы… если бы… – она закусила губу, уставившись в темный угол комнаты и яростно пытаясь загнать выступившие на глазах слезы обратно, – если бы шестнадцать лет назад папа был таким, каким стал сейчас, вы действительно окончили бы свои дни на виселице, – быстро проговорила она, не смея обернуться.
Руки Бенуа сильнее сжали ее плечи.
– Слепота ожесточила его? – тихо спросил он.
Анжелика молча кивнула.
– Я догадывался об этом. – Голос Бенуа звучал грустно, но удивления в нем не было. – Кое-что из того, что вы говорили, насторожило меня. И поэтому вам так отчаянно хочется, чтобы вернулся Гарри, да?
– Мой брат всегда такой веселый, так полон жизни, – хрипло прошептала Анжелика в ответ. – Кажется, ничего из того, что пытаюсь сделать я, отцу уже не поможет.
Затем она повиновалась требовательному призыву сильных рук Бенуа и повернулась к нему лицом. Прислонившись головой к его плечу, Анжелика изо всех сил старалась не расплакаться. Не время сейчас разводить такие разговоры! Ведь Бенуа должен ехать в Лондон, а ей следует остаться тут и позаботиться об Адаме.
Анжелика почувствовала, как Бенуа поглаживает ее волосы, и ей стало жаль, что она не может продлить это мгновение. Ей очень бы хотелось рассказать ему обо всем, что случилось с того дня, когда эрл потерял зрение. Поведать ему о горьких обвинениях, которыми отец осыпал всех вокруг, о полных злобного гнева обличительных тирадах, о его отчаянии. Но даже сейчас девушка не могла заставить себя сделать это. Подняв голову, она встретилась глазами с настойчивым взглядом Бенуа.
– С ним… с ним теперь очень… очень непросто разговаривать, – с трудом подбирая слова, выговорила она. – Вы должны быть готовы к тому, что он… сильно переменился. Я надеюсь… – Голос ее пресекся. – Было бы лучше, если бы я поехала в Лондон вместе с вами, – сказала она, – но я знаю, что вы должны добраться до Лондона как можно скорее. Передайте папе, что мне очень жаль…
– Не волнуйтесь. – Руки Бенуа плотнее сомкнулись вокруг нее, и Анжелика немного успокоилась. – Я все ему объясню. Лорду Эллевуду вовсе незачем знать, что сегодня ночью вы последовали за мной. Я просто скажу ему, что дело, по которому мне нужно было срочно связаться с Адмиралтейством, помешало мне должным образом сопроводить вас до дома. Это чистая правда. Я действительно провожу вас домой, как только вернусь в Суссекс.
Анжелика улыбнулась, но затем опустила глаза, прикусив губы. Она была благодарна Бенуа за то, что он успокаивал ее. Она на самом деле верила, что ему, возможно, удастся договориться с эрлом. Однако его слова заставили девушку задуматься о будущем, и она поняла, как трудно будет ей вернуться к жизни, где не оставалось места для Бенуа. Вместе с отцом они будут ждать того дня, когда Бенуа привезет Гарри домой. А что дальше? Увидит ли она его еще когда-нибудь? Или же он решит, что обещание, данное эрлу много лет назад, наконец исполнено, и со следующим отливом навсегда уплывет в неведомые страны?
– Анжелика? – тихо позвал он.
Она изобразила на лице улыбку и посмотрела ему в глаза.
– Я уверена, вы знаете, что сказать папе. Бенуа… – она запнулась, уставившись на одну из пуговиц на его рубашке, – простите меня за то, что сегодня ночью я создала вам столько проблем, но я не жалею, что последовала за вами. Это было… настоящее приключение!
– Вы не создали мне никаких проблем, – ответил он, и его тон показался ей на редкость искренним. – Однако я действительно должен уезжать, – со вздохом закончил Бенуа.
Он наклонил голову, чтобы поцеловать Анжелику, и она подняла руку, дотронулась до его лица, почувствовав кончиками пальцев жесткую щетину на его щеках. Бенуа намеревался лишь запечатлеть легкий поцелуй на прощание, но, едва губы его прикоснулись к ее, словно волна жидкого пламени взметнулась между ними. Руки его обвились вокруг девушки, и Анжелика, отвечая на его поцелуй, забыла и о своей усталости, и о тревоживших ее опасениях.
События прошлого вечера и этой ночи были настолько невероятными, что Анжелике трудно было поверить, что все это происходит с ней самой. Эта бедно обставленная комната в Богом забытом трактире ничем не напоминала девушке о строгом кодексе поведения и этикета, которому она должна была повиноваться в обычных условиях, а потому ничто не могло умерить пыл ее страсти, когда она ответила на поцелуй мужчины, которого любила.
Да, она действительно любит его! Бенуа стал для нее живым воплощением жизни и приключений, и Анжелика знала, что во всем свете не найдется другого такого человека. Неистощимая энергия, исходившая от его упругого, мускулистого тела, казалось, опьяняла девушку, и она теснее прижалась к нему, без тени ложного стыда еще больше распаляя его желание.
Руки Бенуа блуждали по ее телу, разжигая страсть и в ней самой. Возбуждение ее все нарастало. Девушка что-то пробормотала, и ее тонкие пальцы крепче ухватились за его плечи, когда он поцеловал ее за ухом. Анжелика запрокинула голову – язык и губы Бенуа продолжали ласкать нежную кожу ее шеи и плеч.
Нижняя рубашка едва скрывала точеную фигурку Анжелики, и вскоре губы Бенуа уже осыпали поцелуями ее трепетную грудь. Дрожь наслаждения пробежала по телу Анжелики, все новые и новые волны не испытанного ранее блаженства захлестывали ее всякий раз, когда губы Бенуа касались изящно очерченных округлостей ее груди, бросая девушку то в жар, то в холод.
Она не выразила протеста, когда Бенуа быстрым и нетерпеливым движением подхватил ее на руки и перенес на кровать. Осторожно уложив девушку, он присел рядом, опустив руку на ее талию. Сердце Анжелики бешено застучало от волнения, и она устремила на Бенуа взгляд, полный безоговорочного доверия и чистой любви.
Его черные волосы поблескивали в тусклом мерцании свечи, и Анжелика видела, как напряглось его худощавое лицо от страстного желания, когда он наклонился к ней. Подняв руку, Анжелика прикоснулась к его щеке, торжествуя, что имеет теперь полное право и полную свободу так откровенно дотрагиваться до него.
Бенуа повернул голову, прихватил ее пальцы зубами и нежно куснул. Рука его медленно двинулась от талии Анжелики вверх, к ее груди. Анжелика почувствовала, как у нее перехватывает дыхание. Взгляд ее по-прежнему не отрывался от глаз Бенуа. Больше всего на свете ей хотелось сейчас ощутить его прикосновение к своей обнаженной коже, сделать так, чтобы уже ничто не могло встать между ними.
Волнующий момент, казалось, тянулся бесконечно долго, затем Бенуа склонил голову, целуя ложбинку между ее грудей.
Анжелика инстинктивно выгнула спину, устремляясь к нему. Бенуа приобнял ее за плечи – и вдруг замер, приложив щеку, покрытую колючей щетиной, к воспламенившейся от возбуждения коже девушки. Жар его дыхания, казалось, обжигал Анжелику.
Обхватив руками его голову, она крепко прижала ее к своей груди. Тело ее было напряжено, оно отчаянно взывало к нему и безмолвно умоляло продолжать ласки. Порыв столь неожиданно вспыхнувшей между ними страсти полностью захватил Анжелику, и она была раздосадована тем, что Бенуа медлит.
А он внезапно резко, с трудом перевел дыхание и выпрямился.
– Вы – опасная женщина, миледи, – проговорил он, и во взгляде его потемневших от едва сдерживаемого желания карих глаз блеснул иронический огонек.
– В самом деле? – пробормотала она, глядя ему прямо в глаза. Лукавая улыбка появилась на ее губах, и Анжелика слегка повела плечами, устраиваясь поудобнее.
Она испытывала разочарование, однако была и тронута тем, что он так старается побороть свое желание.
– Это просто игра с огнем… – почти простонал Бенуа.
Анжелика видела, какие невероятные усилия он прилагает, чтобы усмирить свою страсть, и ей захотелось вдруг сказать ему, что не следует так мучить себя. Только прирожденная застенчивость помешала девушке сделать это.
– А я-то всегда считал себя человеком, у которого дисциплина и рассудок преобладают над чувством, – недоумевающе произнес Бенуа, – однако сейчас я понимаю, что еще немного – и я окончательно потеряю голову. Что вы сделали со мной, миледи?
– Не знаю. – Анжелика таинственно улыбнулась, не в силах поверить, что только что услышала от него такое признание. Несомненно, это означает, что он не покинет ее, когда Гарри будет спасен. – А что вы сделали со мной, сэр?
– Но мне еще не доводилось встречать столь страстную и отважную женщину! – На мгновение он крепко сжал ее запястье. – Я заеду к вашему отцу, как только закончу дела в Адмиралтействе, – быстро проговорил он. – Не беспокойтесь, Анжелика. Я уверен: когда Гарри вернется домой, ваш отец снова будет таким, каким был много лет назад.
– Хотела бы я надеяться… – Мрачная тень мелькнула на лице Анжелики. Она села на постели. – Бенуа?..
– Я должен ехать, – мягко сказал он ей. – Спокойной ночи, mon amour.
type="note" l:href="#n_22">[22]
Только не забудьте надеть свежую ночную сорочку, которую я раздобыл для вас, и забирайтесь под одеяло, иначе вы простудитесь!
– Вот теперь вы говорите точь-в-точь как моя старая нянюшка! – капризно заметила Анжелика, а сердце ее трепетало при мысли о том, что он назвал ее своей любимой.
Бенуа громко расхохотался.
– Если бы мне не надо было так срочно ехать в Лондон, возможно, я бы продемонстрировал вам, в чем именно я отличаюсь от вашей нянюшки! Спокойной ночи, Анжелика!
Он повернулся и быстро вышел, оставив девушку совсем одну. Камин освещал комнату слабым светом, за окнами ветер гремел ставнями так, что Анжелика невольно вздрогнула. Повернув голову, она внимательно осмотрела скудно обставленную комнату. Здесь не было ничего из той роскоши, к которой она привыкла с рождения, и здесь не было Бенуа…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Доверяя только сердцу - Торнтон Элис

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Эпилог

Ваши комментарии
к роману Доверяя только сердцу - Торнтон Элис



Нет в нем ничего,что должно быть в любовных романах.Сухо,вяло и уныло.Я всё чего ждала и ждала,но УВЫ!И вообще странная пара.Девочки не тратьте время в пустую. Работа автора не тянет даже на 1.Но это только моё личное мнение.
Доверяя только сердцу - Торнтон Элисс
4.03.2016, 18.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100