Читать онлайн Доверяя только сердцу, автора - Торнтон Элис, Раздел - Глава девятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Доверяя только сердцу - Торнтон Элис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Доверяя только сердцу - Торнтон Элис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Доверяя только сердцу - Торнтон Элис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торнтон Элис

Доверяя только сердцу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятая

Анжелика и Бенуа обвенчались на следующее утро, получив специальное разрешение на брак.
type="note" l:href="#n_25">[25]
В день своей свадьбы Анжелика надела то же атласное платье цвета слоновой кости, в котором ужинала в усадьбе «Остролист» три дня назад. Когда она стояла, озаренная лучами света, падавшего из алтарного окна, в маленькой лондонской церкви, от ее золотистых волос, казалось, исходило волшебное сияние. Голос ее ни разу не дрогнул, когда она произносила слова брачного обета.
На венчании не присутствовали ни друзья, ни родственники. Однако все это было неважно, потому что, как справедливо заметила Марта, с особым старанием одевая и причесывая Анжелику, единственный человек, в присутствии которого нуждается невеста в день свадьбы, – это ее жених.


– И ты последовал за мной из Лондона только затем, чтобы вручить мне эти письма? – скрипучим голосом поинтересовался эрл.
– Да, милорд. – Посыльный Бенуа, сам не свой от усталости, стоял перед лордом Эллевудом. – Капитан Фолкнер приказал мне вручить письма вам лично в руки; но меня взяли на абордаж неподалеку от Эпсома.
– На тебя напали? – резко переспросил лорд Эллевуд.
– Да, милорд. – Правая рука почти не слушалась Симпсона, а вокруг его головы была обвязана тряпка, заменявшая бинт. Эрл, разумеется, ничего этого не видел.
– Что же произошло?
– Меня оглоушили так, что я свалился замертво, а лошадку мою увели. Я не очень-то хорошо все помню, но мне позднее сказали, что эти мерзавцы как раз обыскивали меня, когда кто-то спугнул их. Иначе, думается мне, они непременно забрали бы и письма.
Симпсон замолчал. Он до смерти устал, и мускулы его отзывались на каждое движение резкой, почти невыносимой болью. Сейчас он знал, что исполнил наконец данное ему поручение, и ему хотелось только одного: поскорее лечь и как следует выспаться.
– Получается, когда ты окреп настолько, чтобы удержаться в седле, ты продолжил путь в Лондон, – сказал сэр Уильям, вмешиваясь в разговор, – а там, когда ты узнал, что лорд Эллевуд выехал в Суссекс, ты последовал за ним, а потом из усадьбы «Остролист» – в мое поместье. Скажи-ка, любезный, а когда ты выяснил, где теперь находится тот, к кому тебя отправили, тебе не пришло в голову, что нет уже смысла так спешить, чтобы доставить ему эти письма?
– Нет, сэр. – Симпсон приосанился. – Ведь капитан дал мне точные указания. Он-то был уверен, что я выполню его приказ.
– Спасибо, – рассеянно отозвался лорд Эллевуд. – Твои преданность и стремление исполнить свой долг достойны похвалы.
Он повертел в пальцах два письма. Они были мятые и грязные, однако печати на них были целы. Эрл задумался, хватит ли у него решимости попросить сэра Уильяма прочитать ему эти письма. Однако, поразмыслив, он все-таки убрал конверты в карман.
– Бедняга, ты, должно быть, чертовски вымотался! – Сэр Уильям быстро встал, увидев, что Симпсон едва держится на ногах. – Пойдем со мной! – Он с силой хлопнул моряка по спине, отчего тот зашатался. – Тебе надо как следует перекусить и отдохнуть перед возвращением в «Остролист». Хозяина твоего там сейчас нет, так что спешить тебе незачем. Твоя преданность заслуживает щедрой награды. Можешь не сомневаться: я так и передам твоему хозяину, как только увижу его.
– Нет, сэр, не надо, – проговорил Симпсон заплетающимся языком. – Ведь капитан знает, что я служу ему вовсе не ради какой-то там награды. Мы же с ним как-никак вместе повидали почти полмира. Да я никогда…
Ноги его подогнулись, и Симпсон непременно упал бы, если бы сэр Уильям не поспешил поддержать его.
Лорд Эллевуд сидел совершенно неподвижно и слушал, как магистрат зычным голосом созывает слуг, приказывая им не мешкать и хорошенько позаботиться об усталом и раненом посыльном Бенуа. Эрл снова и снова припоминал слова, которые с горечью сказала ему Анжелика: судить об истинном характере человека можно лишь по тому, как относятся к нему его слуги и подчиненные.


Анжелика провела первую брачную ночь на постоялом дворе к югу от Лондона. Обычно Бенуа, приезжая в столицу по делам, останавливался у своего партнера, Джозайи Крэбтри, однако он был слишком тактичен и деликатен, чтобы предложить новобрачной переночевать в доме своего друга.
Анжелике очень понравился постоялый двор, где царили шум и суета. Жизнь, кипевшая вокруг, занимала и увлекала ее. Стоя у окна спальни, девушка наблюдала за прибытием украшенного фонарями экипажа, радуясь, что совсем рядом происходят такие интересные события.
Анжелика почувствовала, как Бенуа подошел к ней сзади. Одна его рука обвилась вокруг ее талии, а другой он аккуратно задернул занавеси.
– Ma chere femme,
type="note" l:href="#n_26">[26]
– он поцеловал грациозный изгиб ее шеи, – предполагается, что в первую брачную ночь ты должна посвятить все свое внимание мужу, а не толпе совершенно посторонних приезжих! – В его звучном голосе явно слышалась ласковая ирония.
У Анжелики перехватило дыхание, едва она ощутила, как его губы ласкают ее нежную кожу. Сердце ее учащенно забилось от сладостного ожидания неведомого еще блаженства.
Накануне, когда она решительно вышла из библиотеки в доме у Фолкнеров, она даже не задумывалась о своем будущем. Тогда ее занимала лишь одна мысль: нельзя допустить, чтобы отец и дальше повелевал ею и командовал. Жестокий поступок лорда Эллевуда по отношению к Марте явился для Анжелики последней каплей.
Именно Бенуа настоял на том, что им следует пожениться немедленно. Анжелика догадывалась, что его решение частично продиктовано желанием защитить ее от возможных сплетен и скандала, однако они почти не обсуждали эту тему. Путешествие в Лондон развлекло Анжелику, а Бенуа с момента их отъезда из усадьбы «Остролист» оказывал своей невесте всяческие знаки уважения.
Сейчас Анжелика прильнула к нему, радуясь, что его руки снова защищают ее от всех тревог и волнений.
– Ты думаешь о лорде Эллевуде? – тихо поинтересовался Бенуа, притрагиваясь губами к ее волосам.
– Да, – призналась она.
Девушка испытывала к отцу крайне смешанные чувства. Думая о нем, она снова переживала гнев, обиду, грусть, вину – и одновременно радовалась, что наконец-то стала свободна.
– Когда мы вернемся в Суссекс, то обязательно навестим его в поместье сэра Уильяма, – пообещал Бенуа. – Я уверен, что разрыв, случившийся между вами, временный.
– Нет! – возразила ему Анжелика.
– Но, дорогая!..
– Нет, – непреклонно повторила она, выскальзывая из его объятий.
Бенуа слегка нахмурился.
– Что ты хочешь этим сказать? – поинтересовался он тихо.
– А то, что я не собираюсь ползти к нему на коленях, умоляя о прощении, когда именно ему следует извиниться передо мной за свое поведение! – надменным тоном произнесла Анжелика.
– Я тоже не привык ни к кому подползать на коленях! – сухо сказал Бенуа. – И ясное дело, не собираюсь предлагать это моей жене, однако…
– Что «однако»? – резко воскликнула Анжелика. Она и не представляла, что так болезненно воспринимает все, относящееся к ее отцу. – Ничего не изменилось, хотя мы и поженились. Все осталось по-прежнему. Если папа заявил, что лишит меня наследства, как только я решусь выйти за тебя замуж, неужели ты думаешь, что он заговорит по-другому теперь, когда я стала твоей женой!
– Мне кажется, сейчас, когда у него было время все как следует обдумать, он сможет рассуждать более спокойно и здраво, – ответил Бенуа мягким тоном. – Сомневаюсь, что…
– Это же ты говорил и вчера! – прервала его Анжелика – А затем оказалось, что он уволил Марту. Он не собирается рассуждать спокойно или здраво – понимаешь, не собирается!. – Голос ее осекся, и девушка отвернулась, невидящим взглядом уставившись на огонь в камине.
Разрыв с лордом Эллевудом причинял ей слишком много страданий – намного больше, чем она готова была признаться даже самой себе.
– Лорд Эллевуд уволил Марту задолго до того, как ты вернулась в «Остролист», – напомнил ей Бенуа. – Другое дело, что ты узнала об этом после, уже когда в первый раз поспорила с отцом, и воспользовалась этим известием как предлогом покинуть его.
Анжелика круто повернулась к Бенуа.
– Так ты обвиняешь меня в том, что я так поступила?
– Нет, mon aimee, – ровным тоном ответил он. – Однако мне хочется, чтобы ты как следует во всем разобралась. Нельзя допустить, чтобы эта ваша временная размолвка переросла в постоянную. Возможно, лорд Эллевуд уже сожалеет о том, что так круто обошелся с Мартой, а возможно, и нет. Мы ничего не можем знать наверняка, потому что, когда ты обрушилась на него в таком гневе, ты вынудила его говорить не думая – точно так же, как и он перед этим вынудил тебя. Вы оба очень гордые люди. Однако я не допущу, чтобы вы оказались втянуты в новые витки своего гнева, поскольку это может привести лишь к тому, что вы оба еще больше ожесточитесь друг против друга. Мы обязательно навестим твоего отца, как только вернемся в Суссекс.
Анжелика уставилась на Бенуа, испытав в первый момент настоящий ужас: она решила, что Бенуа принял сторону отца. Почему ему так не хочется терять расположение лорда Эллевуда?
– А почему это ты так беспокоишься о том, чтобы я помирилась с папой? – удивленно воскликнула она. – Может быть, ты боишься, что он действительно откажется от меня и на самом деле лишит наследства? Уж не потому ли, что для такого амбициозного, но безродного человека жена, лишенная наследства, может оказаться непосильно тяжким бременем, а?
Не успев договорить, Анжелика уже пожалела о своей тираде. Не отрывая взгляда громадных голубых глаз от лица Бенуа, девушка в ужасе прижала ладони к щекам.
Лицо его словно окаменело, только на щеке все билась маленькая жилка да прищуренные глаза стали сейчас по-волчьи настороженными и опасными.
– Мне следовало оставить тебя с эрлом, – хрипло проговорил он. – Вы, несомненно, стоите друг друга. Уж с ним-то ты могла бы сколько душе угодно спорить и обмениваться взаимными оскорблениями!
– П-прости меня! – прошептала Анжелика и умоляюще протянула Бенуа руку.
– Почему ты вышла за меня замуж? – спросил он, казалось, не замечая ни ее протянутой руки, ни ее испуганного лица. – Почему ты осталась в Суссексе еще на один день?
– Что? – Анжелика непонимающе уставилась на него.
– «Потому, что не доверяла тебе», – с жестокой насмешкой ответил за нее Бенуа. – Ну уж нет, та douce amie, этого недостаточно! Ты отлично понимала, что мне вполне можно доверять, – иначе ты бы не отправилась со мной на прогулку! Почему ты решила задержаться после того, как отдала мне письмо? – Говоря это, Бенуа сделал два широких шага вперед и грубо схватил Анжелику за плечи. – Почему? – Он затряс ее с такой силой, что она поморщилась.
– Потому, что я… я не могла представить себе, что придется снова возвращаться в Лондон! – заикаясь, выговорила Анжелика.
– Вот, выходит, как все было на самом деле!.. – Он оттолкнул ее от себя и, повернувшись на каблуках, прошелся по комнате, сжав руки в кулаки.
Анжелика наблюдала за ним, онемев от ужаса.
– Ты действительно ma douce seductrice! – гневно бросил он через плечо. – Ты с самого начала поняла, какое впечатление произвела на меня, и решила воспользоваться этим. Осмелюсь предположить, что я подошел бы тебе гораздо больше, будь я урожденным джентльменом, утонченным и воспитанным, однако тебе так хотелось покончить с невыносимой жизнью, которую ты вынуждена была вести до сих пор, что для тебя сгодился бы любой мало-мальски порядочный человек!
– Это не так! – запротестовала Анжелика.
– Не так? – с горечью переспросил он. – Немало опытных шлюх пытались в свое время затеять игру со мной… Сначала смущение, робость и нерешительность, а потом ловушка захлопывается. О мой Бог! Каким же я оказался глупцом!
Бенуа стоял спиной к Анжелике, взъерошив свои густые черные волосы. Затем он подошел к широкой кровати и прислонился головой к одному из столбиков, поддерживавших высокий полог. Анжелика впервые видела его таким расстроенным.
Разумеется, несправедливые, поспешные обвинения Бенуа возмутили ее. Вспыльчивая, как всегда, Анжелика загорелась гневом, и ее голубые глаза пылали сейчас яростным огнем. Она открыла было рот, чтобы побыстрее произнести ядовитый ответ, но слова замерли у нее на устах. Девушка судорожно перевела дыхание. О Боже, они женаты всего лишь несколько часов – и уже успели так сильно повздорить! Неужели этот брак всего лишь досадная, нелепая ошибка?
Анжелика испытывала непреодолимое желание развернуться и убежать; но куда? И зачем? Ведь Бенуа любит ее. Сейчас она понимала это – понимала без слов, сердцем…
Сила его гнева была лишь мерой его любви к ней. Ее необдуманное предположение о приданом и наследстве глубоко оскорбило и ранило Бенуа.
Она обвинила его в том, что он – жалкий охотник за состоянием, желающий побыстрее вскарабкаться по лестнице чинов и званий. Бенуа никогда– нельзя было уличить в отсутствии самообладания, однако он оказался совершенно безоружен против столь неожиданного и коварного выпада со стороны женщины, которую любил…
Да, он любит ее. Анжелика никогда не была уверена в этом так, как сейчас, когда смотрела на его неподвижную фигуру, слушала его хриплое, взволнованное дыхание. Бенуа, всегда осторожный, осмотрительный, открылся ей гораздо больше, чем кому-либо еще, и она просто не может предать его, не может не оправдать такое доверие.
– Я решила задержаться потому… потому, что не могла оставить тебя, – проговорила она, и сердце глухо застучало у нее в груди. Анжелика сделала несколько шагов по комнате и протянула руку, нерешительно дотрагиваясь до спины Бенуа. – Тогда я этого еще не знала – я отказывалась признаться себе в этом, – продолжила она, стараясь говорить твердо и уверенно, хотя голос ее то и дело прерывался. – Я твердила себе, что делаю все это ради Гарри, потому что якобы не могу быть уверена в том, что какому-то контрабандисту можно доверить его спасение. Однако я задержалась именно ради себя самой, потому что поняла… – Она запнулась и замолчала, лихорадочно подыскивая слова.
Ее пальцы по-прежнему касались спины Бенуа, и внезапно она ощутила, как начали расслабляться его мускулы, хотя он и не поворачивался к ней.
– Я помню свой первый сезон… ну в общем, когда я только начала выезжать в свет, – тихо заговорила Анжелика, и уверенность постепенно вернулась к ней. – Знаешь, Бен, тогда у меня было столько надежд и ожиданий. Я думала, что в переполненных гостиных и шумных бальных залах я встречу любовь на всю жизнь – может быть, даже переживу какие-то приключения… – Анжелика вздохнула, на мгновение погрузившись в мысли о прошлом. – Действительно, сначала мне было весело и интересно, – лукаво продолжила она, – но затем я увидела, как выходят замуж мои подруги. Иногда они на самом деле решались на этот шаг по любви, но такое случалось далеко не всегда. Тогда я подумала: неужели это все, что мне суждено в жизни? Неужели и я должна выбирать – остаться ли мне одинокой старой девой или же быть одинокой, нелюбимой женой? И я решила, что уж лучше никогда не выйду замуж, если так и не повстречаю мужчину, которого смогу полюбить и который полюбит меня. Я поняла, что мне все равно, кем он окажется – принцем крови или же… или же контрабандистом.
Она обвила руками шею Бенуа и продолжила:
– Я вышла за тебя замуж вовсе не потому, что мне хотелось сбежать от папы. Таких возможностей у меня было предостаточно – например, тетушка Сара, что живет в Бате, непрестанно шлет мне настойчивые приглашения приехать и погостить у нее как можно дольше. Она очень остроумная и деликатная женщина, с ней интересно, и Гарри ее тоже просто обожает… Я могла бы поехать к ней…
Бенуа обернулся, и руки его сомкнулись на ее талии. В его глазах мелькнул знакомый ей веселый огонек.
– Пожалуй, это самое запутанное и длинное извинение из всех, что мне доводилось когда-либо слышать, – добродушно сказал он.
– Почему же ты не остановил меня?.. – спросила Анжелика.
– Я все ждал, сумеешь ли ты наконец выговорить слова: «Прости, я люблю тебя», – тихо произнес Бенуа. – Похоже, это признание застревает в твоем нежном горлышке, не так ли, ma cherie? – Его длинные пальцы осторожно погладили бархатистую кожу ее шеи. – Я даже не припомню, слышал ли я их от тебя когда-нибудь раньше.
Слезы заблестели в глазах Анжелики.
– Я действительно люблю тебя, милый. Люблю всем сердцем и всей душой, и ничто и никогда не сможет изменить мою любовь к тебе! Прости, что я наговорила тебе таких ужасных вещей. Я знаю…
Но он не дал ей закончить извинение, прервав его поцелуем. Анжелика прильнула к Бенуа, желая только одного: доказать ему, как искренни были только что сказанные ею слова.
– Прости и ты меня, mon amour, – пробормотал Бенуа и потерся щекой об ее шелковистые волосы. – Я отлично знаю, что ты не расставляла никакие ловушки, чтобы заставить меня жениться на тебе; я знал это и все равно сказал. Это было просто…
Она тоже прервала его извинения, нежно зажав пальцами ему рот. Слезы катились по ее щекам, но она не пыталась вытереть их.
– Я сама виновата, что ты разозлился на меня, – сквозь слезы проговорила Анжелика. – Я так сердилась на папу, но, как только сама почувствовала себя обиженной, поступила точно так же, как и он. Наговорила колкостей человеку, который меня любит, и который только хотел помочь мне. – Сдерживаясь, чтобы не разрыдаться, она с трудом сглотнула. – Я ведь не очень похожа на нахальную ш-ш-шлюху, а? – обеспокоенно прошептала она, не в силах скрыть, как сильно он обидел ее своими словами.
– Ни капельки! – воскликнул Бенуа. – Ничуть. Прости, mon aimee! И никогда даже не думай об этом! – Он лукаво улыбнулся и провел пальцем по ее щеке, нежно смахивая алмазные капли слезинок. – С самого начала я заметил, что ты всегда поступаешь только так, как велит тебе сердце, – мягко сказал он. – Пожалуй, теперь мне кажется, что я был не только очарован, но и слегка ошеломлен твоей искренностью. Сам я по характеру намного более скрытен и осторожен. Тебе придется научить меня больше доверять людям, mon amour.
Анжелика взглянула на него, словно заново видя сквозь пелену слез его худощавое, смуглое от загара лицо.
Сейчас она припоминала, с какой обезоруживающей искренностью и честностью Бенуа обращался с ней. Время от времени он действительно предпочитал кое-что утаивать от нее, однако только раз преднамеренно ввел ее в заблуждение – в связи с появлением Адама. И Анжелика почувствовала, что не только она заслуживает такой похвалы; Бенуа – тоже.
– С того момента, как мы выехали из Суссекса, ты отважно держишься, но я же вижу, как сильно ты расстроена, – пробормотал он. – Я ведь все понимаю, ma cherie, хотя, возможно, и кажусь тебе бесчувственным бревном. Обещаю, что тебе не придется в одиночку встречаться с твоим отцом. Я буду с тобой. И мы не поедем к нему до тех пор, пока ты сама не будешь готова увидеться с ним. – Его пальцы нежно ласкали затылок Анжелики.
Анжелика порывисто вздохнула, накопившиеся за последние дни переживания наконец переполнили ее душу, и она зарыдала. Бенуа гладил ее волосы, говорил что-то нежное. Когда поток слез немного иссяк, он подвел ее к широкой кровати, и они сели на нее. Анжелика склонила голову ему на плечо. Сейчас она чувствовала себя опустошенной, но ей стало во сто крат легче. Она вздохнула, беря носовой платок, который Бенуа протянул ей.
– Спасибо, – прошептала Анжелика прерывающимся голосом и высморкалась. – Прости меня, – добавила она немного погодя, улыбнувшись. – Я понимаю, что мужчине едва ли приятно оказаться в свою первую брачную ночь рядом с невестой – любительницей разводить сырость.
Бенуа рассмеялся и прикоснулся губами к ее волосам.
– И то правда, mon aimee, – ты просто залила слезами мой самый лучший костюм!
Анжелика снова улыбнулась, поудобнее устраиваясь возле него.
– Адам совершенно прав, – тихо поддразнила она Бенуа, – ты действительно настоящий денди! Я подумала об этом, когда впервые увидела тебя. Все, чего тебе не хватает, так это золотой серьги в ухе да…
– Знаю-знаю: ты с самого начала отвела мне роль дерзкого пирата! – парировал Бенуа. – Разве я не говорил тебе прежде, что я всего лишь почтенный судовладелец?
– Которого посреди ночи будят всякие контрабандисты, – подхватила Анжелика, поднимая голову, чтобы взглянуть на него. – А куда ты на самом деле ездил в ту ночь, когда я первый раз ночевала в «Остролисте»?
– Ну и память у тебя! – ухмыльнувшись, восхитился Бенуа. – Один из старых друзей Тоби сломал руку, удирая от сэра Уильяма. А я, перед тем как уйти в море, многому научился от отца. Вот меня и позвали, чтобы я помог бедняге. Просто-напросто я один из тех, на кого всегда можно положиться, вот и все!
– Почтенный судовладелец… на которого всегда можно положиться… Да я, похоже, вышла замуж за какую-то ходячую добродетель! – размышляла вслух Анжелика с лукавым огоньком в глазах.
Бенуа улыбнулся и мягко проговорил: – У тебя усталый вид, тебе следует отдохнуть, я сейчас пришлю сюда Марту. – Он поцеловал ее и поднялся.
– Бенуа… Бен… – Анжелика смотрела на него широко открытыми голубыми глазами.
Он нагнулся, взял ее руку и коснулся пальцев губами.
– У нас с тобой впереди вся жизнь, – нежно сказал он. – Я знаю, что ты – моя жена, Анжелика. Я не нуждаюсь в том, чтобы доказывать это самому себе при первой же возможности. Кроме того, – хитро добавил он, – если память не изменяет мне, путешествия в карете кажутся тебе на редкость утомительными. Ведь именно под этим предлогом ты добилась того, что задержалась в «Остролисте» еще на один день, не так ли? Вот я и думаю, что тебе не повредит как следует выспаться сегодня!
На рассвете Анжелика проснулась. Несколько секунд она лежала, мучительно пытаясь сообразить, где она находится, но затем услышала рядом с собой ровное дыхание Бенуа и вспомнила, что они теперь муж и жена.
Опасаясь разбудить его, она боялась шевельнуться, однако все же осторожно повернулась на бок, чтобы как следует рассмотреть мужа. Перед тем как лечь, Бенуа широко раздвинул занавеси – Анжелика подумала, что он поступил так потому, что любил всегда видеть над собой небо, – и теперь, в призрачном свете утра, ей хорошо был виден его четкий, слегка напоминающий орлиный, профиль. Раньше Бенуа всегда казался ей настороженным и сильным, а потому вдвойне странно было видеть его спокойным и расслабившимся во сне. Ей с трудом верилось, что сейчас она может протянуть руку и прикоснуться к нему, а он даже не узнает об этом.
Анжелика тихонько вздохнула и осторожно приподнялась, опираясь на локоть, почти не смея дышать из опасения, что разбудит Бенуа, – ведь он всегда был чуток, как волк, как дикий зверь… Не удержавшись, она протянула руку и слегка притронулась пальцем к изгибу его плеча. Ночной рубашки на Бенуа не было, и неожиданно ей стало любопытно: не обнаженным ли он улегся в постель? Тело Анжелики охватил озноб блаженного возбуждения.
Кожа мужа казалась ей удивительно теплой и гладкой, пока она осторожно водила пальцами по его плечу. Затем, не в силах устоять перед искушением, Анжелика нежно погладила ямочку у основания его шеи. Сердце ее забилось учащеннее. Радость, подобная яркому снопу лучей утреннего солнца, неожиданно охватила Анжелику при мысли о том, что теперь она законная жена Бенуа, связанная с ним навеки. Он – ее муж, и она имеет полное право прикасаться к нему в постели.
Ласки ее не стали более настойчивыми, однако она почувствовала себя намного увереннее, и рука ее скользнула ниже, обводя контуры его мускулистой груди. Это занятие увлекло Анжелику, но тут она вдруг вздрогнула от испуга, застигнутая врасплох, когда ладонь Бенуа с молниеносной быстротой сомкнулась вокруг ее пальцев.
– Ma douce seductrice! – тихо пробормотал он, не открывая глаз.
– Я думала, ты спишь! – растерянно проговорила Анжелика и попыталась было отнять руку, но его пальцы крепче сжали ее.
– Я и спал. Но ты разбудишь и каменного рыцаря с могильного надгробья! – Он открыл глаза и с улыбкой посмотрел на Анжелику.
– Ах… – Анжелика почувствовала, что краснеет.
– Ах? – Рука Бенуа обвила ее талию. – Может, ты надеялась, что я и не проснусь?
– Ну, да… То есть нет… – залепетала Анжелика. – Вернее, я хочу сказать…
Тихо рассмеявшись, Бенуа поднял руку и провел пальцами по пышным локонам жены. Дрожь наслаждения охватила Анжелику.
– Мне всегда казалось, что именно Прекрасный Принц должен в конце концов разбудить Принцессу, – лукаво пробормотал он, – но, впрочем, если ты действительно этого хочешь…
Несколько секунд Анжелика колебалась, прежде чем возразила.
– Однажды ты уже провел меня таким образом, – тихо напомнила она ему.
– В несколько иных обстоятельствах, mon amour, – мягко ответил Бенуа. – Ведь тогда ты еще не была моей женой.
– А ты все не хотел рассказать мне, как именно планируешь спасти Гарри. Можно подумать, тебе было все равно, поцелую я тебя или же нет! – лукаво произнесла Анжелика. – Это было просто недостойно, коварно и… – Она замолчала, так как рука Бенуа осторожно заскользила по ее спине. Тело Анжелики непроизвольно вздрагивало от возбуждения.
– Мне куда больше нравилось целовать тебя, чем пускаться в утомительное обсуждение военных планов…
– Это все потому, что ты… ты такой… скрытный, – запинаясь, выговорила Анжелика, когда нежные сильные пальцы Бенуа начали ласкать ее шею, как раз около выреза сорочки. Анжелике становилось все труднее и труднее следить за темой их разговора.
– Вряд ли именно потому, – пробормотал он и повернул голову так, что губы их встретились.
Ее волосы окутывали их обоих подобно золотому покрывалу. Анжелике казалось, что она тает и плавится, очутившись в незнакомом еще ей мире восхитительного наслаждения. Она услышала, как неровно и часто задышал Бенуа, и не устояла перед неистовым желанием дотронуться до него. Ладонь Анжелики нерешительно двинулась вперед и коснулась его мускулистой груди. Наклонив голову, она запечатлела на ней поцелуй.
У Бенуа перехватило дыхание, он издал какой-то тихий, невнятный возглас – и вдруг с молниеносной быстротой оказался поверх Анжелики. Обвив руками его шею, она позволила ему закружить ее в блаженном водовороте нового, долгого, бесконечно сладостного поцелуя.
Анжелика испытывала несказанное удовольствие, чувствуя, как тяжесть тела Бенуа прижимает ее к кровати. Она провела пальцами по его руке и плечу, ощущая, как напрягаются его мускулы при каждом ее прикосновении. В его объятиях ей все нипочем, подумала Анжелика и выгнулась дугой, предлагая себя всю Бенуа. Он протянул руку вниз и осторожно поднял край ее ночной сорочки.
Блаженное предвкушение чего-то неизъяснимо прекрасного с такой силой охватило Анжелику, что она почувствовала, как у нее буквально замирает сердце. Задохнувшись от волнения, она едва смела перевести дыхание, когда пальцы его коснулись ее обнаженной ноги, быстро взбегая все выше и выше, от колена к высокому бедру, пока ладонь его не легла ей на живот.
У нее появилось такое ощущение, будто весь мир вокруг них перестал существовать и вся Вселенная оказалась заключена в этой погруженной в полумрак комнате с кроватью под пологом. Но в то же самое время Анжелике казалось, что она стремительно поднимается все вверх и вверх, прямо в усеянное сверкающими звездами небо.
Она что-то невнятно пробормотала, испытывая лишь одно неистовое желание – утолить жажду своей страсти. Руки Бенуа осторожно ласкали ее пылающее от возбуждения тело. Тончайшая, ткань сорочки мешала ему, и он быстро снял ее и откинул в сторону, продолжая ласкать Анжелику.
Когда ладонь Бенуа опустилась на ее напрягшуюся грудь, Анжелика закрыла глаза в предвкушении блаженства. Дыхание ее стало неровным, прерывистым.
Бенуа осторожно раздвинул ее ноги коленом. В это мгновение Анжелика почувствовала подлинный восторг.
– Je t’aime,
type="note" l:href="#n_27">[27]
– пробормотал Бенуа и смолк.
Небывалой мощи волна нежности и любви к нему захлестнула Анжелику. Она захотела испить Бенуа, испить до самого донышка, и поэтому, когда его восставшая плоть приблизилась, она впустила ее. Неожиданно резкая боль пронзила Анжелику, и она едва не вскрикнула. Бенуа нежно поцеловал ее в щеку. Анжелика порывисто вздохнула и ощутила, как совершенно новое, соблазнительное тепло разливается по всему ее телу. Она поняла, что нет в мире большего блаженства, нежели блаженство быть в его объятиях и чувствовать себя единой с ним плотью…
Его движения нарастали, и Анжелику целиком захватил порыв первозданного наслаждения. Ей казалось, что золотистые струи пламени начинают растекаться по ее телу и миллионы сверкающих искр рассыпаются за ними вслед. Она чувствовала себя так, словно балансировала на краю бездонной пропасти, глядя на ослепительные звезды вокруг и не зная, что окружает ее, – и вдруг взошло солнце, заливая все потоками теплого, золотистого света, наполняя мир радостью и утоляя голод души, сердца и тела сознанием блаженного удовлетворения.
Прошла целая вечность, прежде чем Анжелика счастливо вздохнула и пошевелилась в объятиях Бенуа.
– Mon aimee? – вопросительно пробормотал он.
– Ммм… – Она приподнялась и поцеловала его в щеку.
Бенуа выглядел спокойным и умиротворенным. Никогда прежде она не видела его таким. Он пристально посмотрел на Анжелику и нежно коснулся ее волос. В карих глазах Бенуа Анжелика заметила не только привычную иронию, но и вопрос, однако на этот раз в них уже не было той звериной, волчьей настороженности.
Она улыбнулась, и ее голубые глаза заблестели от счастья и полного удовлетворения.
– Вот, значит, что это такое – быть замужем, – задумчиво проговорила она.
– Тебе понравилось, ma cherie? – тихо поинтересовался Бенуа, наматывая на палец прядь ее золотистых волос.
– О да! – совершенно искренне ответила она. – Да, любовь моя, и ты сам это отлично знаешь!
Она приподнялась так, чтобы поцеловать его в губы, и волосы ее упали – каскад золотых нитей – ему на лицо.
– А я-то думал, что ты будешь слишком усталой после всех переживаний последних дней, – проговорил Бенуа несколько минут спустя. – Что же, это отучит меня недооценивать тебя, верно?
Анжелика расхохоталась и приподнялась, снова опираясь на локоть, Бенуа подул на непослушную золотистую прядку, которая щекотала ему нос.
– Рядом с тобой я никогда не буду испытывать усталость, – сказала она, и в глазах ее замерцал лукавый огонек. – А что мы теперь будем делать?
– Когда именно: в ближайший час или в ближайшие несколько дней? – поинтересовался Бенуа, иронически приподнимая черную бровь.
– В ближайшие несколько дней, – пояснила Анжелика, потому что, чем они займутся в ближайшие несколько часов, она знала и так.
– Ну, сначала мы вернемся в Суссекс.
– Повидать папу? – спросила Анжелика.
– И за этим тоже. – Бенуа встретился с Анжеликой глазами. – Кроме всего прочего, я должен навестить Адама и придумать, как поступить с теми контрабандистами, которые в последнее время доставляют сэру Уильяму столько неприятностей.
Услышав, как он спокойно рассуждает об этом, Анжелика почувствовала, что ее охватывает ледяная дрожь. Но ведь Бенуа все равно поступит так, как сочтет нужным, подумала она. Если он будет волноваться еще из-за того, как она отреагировала на его слова, делу это ничуть не поможет.
– И что же ты намереваешься предпринять? – спросила Анжелика, стараясь говорить как ни в чем не бывало.
Бенуа улыбнулся краешком губ.
– Ни слова осуждения или предостережения? – удивился он.
– Толку ведь все равно никакого не будет, правда? – поддразнила его Анжелика. – Кроме того, я сама так отчаянно упрашивала тебя спасти Гарри, что сейчас просто не имею права ни на что жаловаться.
– Но ты все же беспокоишься.
– Только потому, что не вполне могу с собой справиться, – заверила она его. – А как ты догадался?
– Как? Да ведь ты лежишь рядом со мной! Это совсем не трудно.
– Вон оно что… – Анжелика грустно опустила глаза. – Так что же ты намереваешься предпринять? – слова спросила она.
– Пока еще не знаю, – медленно проговорил он. – Если честно, мне не очень-то по душе, что единственный выход – это передать контрабандистов в руки правосудия, где их вздернут на виселице в назидание другим. С другой стороны, ведь это безжалостные, хладнокровные убийцы… Посмотрим… – Он взглянул на нее и улыбнулся. – Со мной ничего не случится, – уверенно сказал он. – И подумай обо всех чудесных приключениях, которые нам доведется пережить, когда Гарри вернется домой и ты сможешь отправиться вместе со мной в плаванье.
Лицо Анжелики озарилось радостной улыбкой.
– Ты действительно возьмешь меня с собой?
– На берегу я тебя не оставлю, это точно! – твердо заявил Бенуа. – Я, понимаешь ли, очень щедр и великодушен. Если уж мне суждено мокнуть до костей под проливным дождем, то пусть и моя жена мерзнет и мокнет рядом со мной! Так что, миледи, вам не придется больше нежиться в праздной роскоши! Сначала вам предстоит выучиться переносить тоскливое ожидание, когда корабль попадает в полный штиль посреди океана, а затем… – Он резко замолчал и поспешно отодвинулся в сторону, когда ладонь Анжелики решительно скользнула под одеяло и дотронулась до его подмышки.
Анжелика удивленно заморгала – она никак не ожидала такой реакции на свои действия. Ей всего лишь хотелось отвлечь его от этого полунасмешливого-полуторжественного перечисления грядущих испытаний. И вдруг она догадалась.
– Ты боишься щекотки! – восторженно воскликнула она, снова протянув к нему руку.
– Ничего подобного! – Он попытался схватить ее за запястье, но не успел: Анжелика уже щекотала его.
– Да нет же! Так оно и есть! – Она расхохоталась, а он схватил-таки ее за запястья обеих рук и уложил на спину. – Ну, и что теперь? – Она дерзко посмотрела на него.
– Сейчас подумаю. – Он усмехнулся, глядя на нее сверху вниз. – Ну, мы могли бы заключить перемирие…
– Нет! – Анжелика злорадно покачала головой, и волосы ее разметались по подушке. – Ты сам столько раз смеялся надо мной и все время казался таким сдержанным, и уверенным в себе, и спокойным, что теперь я просто непременно должна отомстить… – Она попыталась высвободить руки, весело глядя на него сияющими от счастья голубыми глазами. Бенуа удерживал ее безо всякого усилия.
– Не беспокойся, mon amour… у тебя всегда будет под рукой куда более надежный способ как следует отомстить мне.
– То же самое ты твердил и раньше, – пробормотала Анжелика, а он наклонился к ней, и его губы прильнули к ее губам. – Но мне кажется, что никакой другой способ не принесет мне такого удовлетворения…
– Ты уверена?
– Угу… – И она легонько толкнула его.
– Анжелика! – Бенуа от неожиданности едва не свалился с постели.
Она весело расхохоталась, испытывая несказанное удовольствие от такой невинной забавы.
– Да с тобой рядом опасно находиться! – проворчал Бенуа с лукавым блеском в глазах. Неожиданно он с силой ухватил край одеяла и быстро дернул к себе, так что теперь Анжелика ахнула от неожиданности. Она протянула руку, торопясь накинуть на себя ночную сорочку, однако он остановил ее. – Не надо, это только помешает нам. – Бенуа отбросил сорочку в сторону. – Присядь-ка.
Анжелика повиновалась.
– Ma belle,
type="note" l:href="#n_28">[28]
– хрипло прошептал он и поцеловал ее в плечо.
– Мне придется всерьез заняться французским, – проговорила Анжелика, и они вместе повалились на кровать.
Сейчас она была совершенно обнаженной. Однако ей не надо прятаться от Бенуа. Ведь он – ее муж, он любит ее.
– Мне будет особенно приятно учить тебя, mon aimee, – подхватил весело Бенуа и застыл, так как ее ладонь снова коснулась его ребер.
– Ты мне не доверяешь? – прошептала Анжелика, встретившись с ним глазами.
– Ни капельки! – Однако он не попытался остановить ее, когда она начала легонько поглаживать его.
– А ведь я тебе доверяла с самого начала! – Они по-прежнему смотрели в глаза друг другу, и улыбка проступила в уголках губ Анжелики, пока она продолжала нежно ласкать Бенуа.
– Я знаю… – почти простонал он в ответ.
Анжелика чувствовала, как напряглось его тело.
– Ты все придумываешь, я же ничего не делаю, – поддразнила она Бенуа, наслаждаясь властью над ним, которую он подарил ей. – Ровным счетом ничего, а ты так вздрагиваешь…
– Вопрос не в том, что ты делаешь, а в том, что ты можешь сделать! – парировал он. – Вот уж не ожидал, что в брачную ночь моя жена будет заставлять меня спасаться с супружеского ложа бегством!
Анжелика хихикнула.
– И тебе, выходит, не хочется, чтобы я снова пощекотала тебя? – лукаво спросила она.
– Пожалуй, мне в голову могут прийти и более приятные способы провести время, – тихо ответил он.
На самом деле Анжелике вовсе не хотелось так мучить его, однако она была в восторге оттого, что обнаружила наконец такой простой и действенный способ поквитаться с ним.
Бенуа расхохотался.
– Решай скорее, mon ange, – посоветовал он. – Нам сегодня предстоит много дел. Но прежде, чем начать…
Ладонь Анжелики уверенно скользнула в сторону, поглаживая его спину, и Бенуа с облегчением перевел дыхание.
– А мне казалось, мы уже начали, – пробормотала она, и глаза ее лукаво блеснули, когда ее рука принялась не спеша описывать широкие круги на гладкой коже Бенуа.
– Я ошибся, – хрипло простонал Бенуа. – Ты права, mon amour, мы действительно уже начали!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Доверяя только сердцу - Торнтон Элис

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Эпилог

Ваши комментарии
к роману Доверяя только сердцу - Торнтон Элис



Нет в нем ничего,что должно быть в любовных романах.Сухо,вяло и уныло.Я всё чего ждала и ждала,но УВЫ!И вообще странная пара.Девочки не тратьте время в пустую. Работа автора не тянет даже на 1.Но это только моё личное мнение.
Доверяя только сердцу - Торнтон Элисс
4.03.2016, 18.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100