Читать онлайн Веление сердец, автора - Торн Лаура, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Веление сердец - Торн Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Веление сердец - Торн Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Веление сердец - Торн Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торн Лаура

Веление сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Вся страна говорила о послании, которое было направлено королю Карлу Второму, находящемуся в изгнании в Брюсселе. Если он объявит всеобщую амнистию, гарантирует свободу совести и оставит конфискованные владения в руках их нынешних владельцев, то ничто не мешает его возвращению на трон Англии.
Карл Второй переехал в Бреду в Голландском Брабанте и подписал там соглашение, в котором в основном принимал условия, но более точную их разработку предоставил парламенту. Он настаивал только на наказании тех, кто спланировал покушение на Кромвеля. В том случае, если ответчики были мертвы или бежали, дети и внуки должны были отвечать за преступления своих родителей или бабушек и дедушек. Этим он приобретал симпатии пуритан и сторонников Кромвеля. Приязнь тех, кто в последние годы стали богатым средним сословием и без чьих денег он не мог обойтись.
Сэр Болдуин Гумберт повсюду имел глаза и уши и самым лучшим образом был информирован о происходящих событиях в Лондоне. Он одним из первых узнал об этом, едва только послание короля Карла Второго прибыло в Лондон.
Он сидел за письменным столом в кабинете замка, который раньше принадлежал Арденам и потирал руки. Его лицо блестело от удовольствия, как кусочки сала на сковородке. Он с высокомерием поднял руки, оглядел комнату и сказал:
– Все это принадлежит мне. Все мое. Никто не может у меня это отобрать. Да здравствует король!
Затем он скользнул взглядом по роскошным коврам, украшавшим стены, встал, прижался щекой к одному из самых красивых из них и нежно погладил его рукой.
– Все принадлежит мне. Все. Все. Все, – прошептал он, несказанно радуясь тому, что сумел завладеть чужим состоянием. – Все принадлежит мне, и у меня будет еще больше. Никто не вернет меня в прошлое, скоро, очень скоро, король сделает меня лордом. Скоро имение Журданов тоже будет принадлежать мне. Оно нужно мне, чтобы обладать самым большим имением в Ноттингеме. Налоги, которые я буду платить королю, так велики, что он должен будет сделать меня лордом. Происхождение Катрин поможет мне. В конце концов она леди и захочет, чтобы ее дети также наследовали этот титул, а потом она будет мне не нужна. Я уже совсем потерял терпение с этой пустой, вечно противоречащей мне шлюхой.
Он услышал шаги в коридоре, резко выпрямился, накинул на себя свой простой черный камзол, расправил плечи, выражение его лица мгновенно сложилось в мину богобоязненного строгого хозяина.
– Войдите, – приказал он когда в дверь постучали. Вошла худая служанка с костлявым лицом и опущенными вниз уголками рта.
– Что случилось?
– Я хотела спросить, чем господин сегодня будет обедать? На кухне ничего нет, только один мешок с пшеном. Мне нужен ключ от кладовых и погреба, где лежат яйца, масло, сало и мясо, – в словах служанки слышалось упрямство, она помолчала, а затем продолжила: – Ваши люди начали ворчать. Уже десять дней они не видели даже кусочка мяса. Кто хорошо работает, должен хорошо есть. Я позволила им заглянуть на пустую кухню, точно так, как вы мне приказали, но они мне не верят. Они знают, что у вас давно есть другие кладовые, которые вы скрываете.
– Это ты проболталась, женщина? Не можешь держать свой язык за зубами? – прикрикнул сэр Болдуин на худую служанку, отшатнувшуюся от его слов, словно от удара.
– Я ничего не говорила. У людей есть свои собственные головы. У них есть глаза, чтобы видеть, что крестьяне телегами привозят вам самые лучшие продукты. Кто хорошо работает, говорят они, должен хорошо есть.
В другой момент сэр Болдуин влепил бы служанке пощечину, он ненавидел противоречия и не оставлял ни одного ненаказанным, но сегодня он был в хорошем настроении. Его губы скривились в гримасе, напоминавшей улыбку.
– Ну, – сказал он и сложил руки на животе. – Мои люди должны жить хорошо. Я великодушный человек. Сегодня на обед дай каждому половину свиной сосиски.
Служанка сделала книксен и хотела идти, но сэр Болдуин удержал ее.
– Я – добряк, хочу всем только хорошего, даже моим соседям, пошли слугу самого слабого, какой у нас есть, к Журданам и прикажи сообщить, что я приглашаю их сегодня вечером на ужин. Малыша пусть тоже захватят с собой, а затем зарежь петуха, отправь кого-нибудь на речку наловить форелей и испеки пирог, но возьми для него сало и приправы, чтобы было не слишком вкусно. Хорошее масло из кувшина не используй.
Он взял связку ключей со своего письменного стола и протянул ее служанке.
– Вот, и смотри, чтобы за тобой никто не шел.
Служанка опять сделала книксен и хотела идти, однако сэр Болдуин снова удержал ее.
– Возьми себе яблоко за свою верную службу, возьми его из корзины рядом с дверью, там лежат яблоки с гнилыми боками.
На этот раз служанка не сделала книксен, в ее словах «спасибо, господин» слышалось презрение, но сэр Болдуин никогда не утруждал себя тем, чтобы вслушиваться в тон голоса своих слуг.
– Что заставило вас оказать нам честь своим приглашением? – спросил лорд Артур с легкой насмешкой. – Что случилось, сэр Болдуин? Вас назначили лордом-протектором или на ваших полях нашли золото? Для такого богобоязненного человека, который отказывается от всех благ этого мира, крайне удивительно устраивать небольшой праздник без всякого повода.
– Что вы, лорд Артур, все мы грешники перед лицом нашего Господа, – он понизил голос и лукаво подмигнул. – Такой человек, как я, тоже любит иногда себя побаловать.
– Вероятно, не без основания, – предположила леди Элизабет, насмешливо подняв брови.
– Человек моего положения действительно ничего не должен делать без основания, в этом вы правы, миледи, но для родителей моей будущей жены и, конечно же, для моей невесты мне ничего не кажется слишком дорогим.
Катрин, которая до этого молчала и крепко держала за руку маленького брата Джонатана, бросила оценивающий взгляд на скудно накрытый стол.
– Это видно с первого взгляда.
– Теперь прошу к столу, – не позволил сбить себя с толку Болдуин и даже хлопнул в ладоши, как придворный капельмейстер. – Потом мы сможем обсудить все наши дела.
– Что вы хотите обсудить? – спросил лорд Артур час спустя. Во время обеда он несколько раз с любовью и озабоченностью посматривал на своего младшего сына Джонатана. С тех пор как им передали приглашение непременно приехать с Джонатаном, он спрашивал себя, что планирует в качестве следующего шага негодяй Болдуин. Он был уверен, что на этот раз дело коснется Джонатана.
Болдуин вытер свои постоянно влажные губы салфеткой и с удовлетворением откинулся на стуле.
– Как вы, вероятно, слышали, король принял условия своего возвращения, а подробную разработку данного документа поручил парламенту. Это значит, и совершенно справедливо, что конфискованные владения остаются у их сегодняшних владельцев. Я являюсь и остаюсь законным хозяином бывшего имения Арденов, к которому принадлежит также и часть имения Журданов. Что вы скажете по этому поводу, лорд Артур?
Он наклонился вперед, его лицо издевательски искривилось, когда он заметил, что лицо лорда Артура стало пепельно-бледным. У него не было таких хороших связей с Лондоном, и он, конечно же, еще не слышал о последних событиях, но если то, что сэр Болдуин только что сказал верно, тогда, в эту секунду, весь мир для него разрушился. До этого у него оставалась надежда на какую-то справедливость, с возвращением короля связывался единственный шанс получить назад свои владения, но теперь и эта тень надежды исчезла, семейство Журдан обречено было потерпеть полный крах или же оказаться на милости сэра Болдуина.
– Ну, – произнес лорд Артур, он выпрямился с таким достоинством, какое только еще можно было сохранить в подобной ситуации. – Я уверен, что парламент будет действовать в интересах всех англичан.
– Верно, верно и наш король – король всего народа, – подтвердил сэр Болдуин и ласково похлопал по руке маленького Джонатана. – Это еще не все, доброта и милосердие нашего великого короля Карла Второго не знает границ. Он объявил генеральную амнистию.
При этих словах он не отрывал взгляда от леди Элизабет. Он заметил, как напряжение покинуло ее лицо и она начала слабо улыбаться, с любовью поглядывая на своего малыша.
Для сэра Болдуина настал подходящий момент, чтобы продолжить:
– Лишь немногие сожалеют о том факте, что те, кто покушались на жизнь Кромвеля, не подлежат всеобщей амнистии. Долгом каждого гражданина является донести об этих лицах и выдать даже их детей и внуков.
Лицо леди Элизабет побелело, так побелело, что можно было опасаться, что она может упасть в обморок. Ее руки, как птицы со сломанными крыльями, задвигались по столу и никак не могли остановиться. Лорд Артур вскочил и протянул своей жене стакан воды. Катрин бросала взгляды, полные жгучей ненависти, в направлении своего будущего супруга и сказала голосом, полным презрения:
– Бог накажет вас, сэр Болдуин, и я надеюсь, что я еще увижу этот день.
Леди Элизабет постепенно успокоилась. Она холодно и строго посмотрела на Джонатана и сказала:
– Я нахожу, что тебе следует пойти на конюшню и посмотреть маленького жеребенка, который здесь родился неделю назад, бесконечно добрый сэр Болдуин тебе это непременно разрешит.
Джонатан, который никогда не видел свою мать в таком состоянии, боязливо взглянул на отца. Он не понимал, что здесь сейчас происходит. Его никогда не приглашали в гости вместе со взрослыми, но уж если его позвали, он совсем не хотел никуда уходить, хотя взрослые внезапно стали какими-то странными.
– Делай то, что тебе сказала мать, малыш, – приказал также лорд Артур и настойчиво показал рукой на дверь.
Джонатан против своей воли встал и вышел. Когда он вышел за дверь, лорд Артур спросил:
– Что это значит, Болдуин? Вы уже отняли у нас все, что у нас было, наша дочь обещана вам. Вы хотите еще и сына? Разве вам не хватает того, что вы полностью уничтожили клан Арденов?
– Потише, милорд, не я погубил клан Арденов, они сами себя погубили, они были государственными предателями и получили то, что заслужили, и вам, лорд Журдан, еще повезло, что с вами не произошло того же самого.
– Что вы хотите от Джонатана? – спросил лорд Артур, и голос его прозвучал предостерегающе и хрипло.
– Мне нужен мальчик на конюшне, – объяснил сэр Болдуин с ничего не выражающим лицом. – Мальчик в возрасте вашего сына, который будет помогать конюху. Он будет жить у меня. Я предоставлю ему место на сеновале, а также здоровое и полезное питание.
– НЕТ! – Слова леди Элизабет прозвучали, как крик. – Нет, вы не получите Джонатана, скорее я буду служить у вас помощником конюха, чем мой сын проведет хотя бы одну ночь под вашей крышей.
– Как вы хотите, – было все, что на это сказал сэр Болдуин. Он пожал плечами и отпил пару глотков из своего стакана. – Скоро я снова буду в Лондоне, король и новый парламент, безусловно, обрадуются, когда кому-нибудь удастся разоблачить еще одного из участников покушения на Кромвеля.
– Почему? – спросила Катрин, лицо которой также чрезвычайно побледнело. Она сжала свои кулаки так сильно, что даже ногти побелели, – Почему, сэр Болдуин? Какая вам от этого выгода? Вы злитесь и не можете вынести, что вблизи вас живут люди, которые любят друг друга, заботятся и поддерживают друг друга, не так ли? Вы завидуете и злитесь, что у кого-то есть привязанности, поэтому вы желаете разрушать все, что только можете? Вы никогда не любили?
– Любовь, ах, моя милая, любовь, – сэр Болдуин чуть не сплюнул. – Любви среди людей не существует, каждый любит только самого себя. Когда люди говорят о любви, они в лучшем случае имеют в виду заключение союза с определенной целью, а в худшем, они говорят о животных инстинктах, которые в них играют. Любовь – я сейчас рассмеюсь, – есть только одна любовь, и эта любовь к Богу.
Он повернулся к Катрин, которая сидела рядом с ним. Его лицо стало темно-красным, рот сжался в тоненькую линию, глаза сузились. Катрин испугалась выражения его лица. Он источал ненависть и неудержимую ярость, причины которых она не знала.
– Если уж мы перешли к теме любви, то позволь тебе сказать, любезная Катрин, что именно ты определила изменение в судьбе своего маленького брата, – цинично продолжил сэр Болдуин.
– Что вы имеете в виду? Разве я виновата в том, что вы настолько злы?
– О, какие грубые слова из такого нежного ротика. Нет, моя дорогая, все мои действия вызваны желанием установить справедливость. Ты, дражайшая Катрин, позаботилась в Ноттингеме о том, чтобы Кассиан Арден, осужденный за свои преступления на смерть, бежал и не мог быть казнен. С твоей помощью он избежал справедливого наказания, но если ты позаботишься о том, чтобы он снова объявился, Джонатан сможет остаться у своей матери, если ты этого не сделаешь, то вскоре из Лондона прибудут должностные лица, которые захотят с ним поговорить, сначала только поговорить.
Катрин при этих словах вскочила. Из ее глаз блистали молнии.
– Кассиан или Джонатан. Один из них должен умереть. Вы хотите этого, не так ли?
– Что касается меня, я неохотно проливаю чужую кровь, признаюсь, мне будет жаль передавать такого малыша палачу, однако я обязан подчиняться законам, издаваемым парламентом. Парламент заботится о том, чтобы в Англии царили право и порядок.
Лорд Артур кивнул, на его лбу выступили крошечные капельки пота. Он так сжал свои зубы, что подбородок у него заострился.
– Кассиан или Джонатан, говорите вы, ничего более худшего придумать и предпринять против вашей будущей супруги вы не смогли.
– Я уже сказал вам некоторое время назад, что требую от нее покорности, поскольку вы, лорд Артур, не можете этого добиться, я вынужден сам этим заниматься. Вы сами несете вину за то, что сейчас происходит.
После этого ужасного упрека заговорила леди Элизабет, которая до этого сидела молча на краешке стула. Казалось, что она внезапно постарела на несколько лет, под глазами у нее залегли темные тени, лицо стало серым и морщинистым, даже ее осанка изменилась, ее плечи и спина согнулись, как будто на них давил непосильный груз.
– Я не знаю, почему вы хотите погубить нашу семью, сэр Болдуин, назовите нам причину, если мы вас поймем, то уверена, что сумеем найти общее решение, сила слова всегда и всюду превосходила силу кулаков.
– Бросьте молоть чепуху, миледи, вам это не идет, да и ума у вас для этого недостаточно, такая женщина, как вы, никогда не поймет человека вроде меня, я владею большим состоянием, чем то, которое когда-либо могло быть у вас. С моими деньгами я могу купить себе все, что только пожелаю, но так было не всегда, раньше, когда я трудился в мастерской моих родителей и жил в убогом домишке, вы меня даже взглядом не удостаивали. А теперь вы не только должны на меня смотреть, но даже со мной разговаривать и слушать меня, вот, как все изменилось. Не правда ли, миледи?
– Что с того? Вы сравниваете груши с яблоками, из нашей семьи никто никогда не причинял вашей семье вреда, и я думаю, что и Ардены могли бы сказать о себе то же самое, если бы они были живы, – вмешался лорд Артур.
– А вот теперь, мой дорогой сосед, мы и перейдем к нужному пункту. Когда я был маленьким мальчиком, двое молодых лордов мчались на лошадях по улице, на которой я тогда жил, им дела не было до тех, кто шел по улице или стоял около домов. Они не обратили внимания на ребенка, который играл со своим волчком на улице, одна из лошадей ударила меня копытом, и я закричал, но лорды только засмеялись.
– Неужели эти люди могут говорить? – презрительно рассмеялся один из них.
– Но их слово, слава Богу, не имеет никакого веса, – засмеялся другой.
Потом они пришпорили своих лошадей и поскакали дальше. Я, окровавленный, остался лежать на улице. Мой отец нашел меня там, он пошел к судье и хотел дать показания против лордов, которые меня ранили, заставив несколько дней лежать в постели, все деньги, которые были у моих родителей, ушли на мое лечение, однако судья мог только подтвердить слова лордов: «Слова простых людей не имеют никакого веса».
Мои родители должны были в конце концов продать свою мастерскую. В тот день я поклялся, что не буду отдыхать до того момента, пока не доведу виновного лорда до того состояния, до какого он довел моих родителей.
Лицо сэра Болдуина изменилось, пока он говорил, издевки больше не было, только вена на лбу пульсировала от гнева.
– С каждым хотя бы раз в жизни поступили несправедливо, – сказал лорд Артур усталым, слабым голосом. – Ваш гнев понятен, непонятна и греховна только та игра, которую вы ведете с нами. Никто из нас тогда не был несправедлив к вам. У вас нет причины мстить именно нам.
– Лорд остается лордом, – сплюнул сэр Болдуин. – Каждый из вас был несправедлив, не все ли равно, кому мстить. Я настаиваю на своем: доставьте мне лорда Кассиана Ардена сюда, и вы получите назад вашего ублюдка, или же оставьте в живых бродячего проповедника, а выродка отправьте на казнь.
– Вы сошли с ума, сэр Болдуин, безумие охватило ваше сердце, разум и душу.
– Думайте, что хотите, ваше мнение меня не интересует, или, другими словами, ваше слово не имеет никакого веса.
Катрин не спускала глаз со своего будущего супруга, в последний раз она попыталась его уговорить.
– Сэр Болдуин, скоро я стану вашей женой. У нас будут дети, в жилах которых наполовину будет течь кровь аристократов, как вы объясните этим детям, откуда вы получили ваше состояние. Какими словами вы сможете рассказать, что являетесь убийцей их дяди или убийцей вашего соседа? Вы уверяете, что вы богобоязненный человек, неужели вы действительно хотите совершить такой большой грех.
– Пустяки, глупости, – прервал сэр Болдуин свою невесту. – В Библии сказано, око за око, зуб за зуб. Заботьтесь о мире в своей душе, я ближе к Богу, чем вы думаете, ближе, чем будет кто-либо из вас. А ты, Катрин, запомни одно – в жилах всех детей, которых ты родишь, будет течь также и моя кровь, это закон природы, что кровь отца всегда побеждает кровь матери, а если природа не выполнит свою задачу, то я ей помогу. – Он стукнул рукой по столу. – Я полагаю, что мы достаточно поговорили. Вы знаете, что вам нужно сделать, – Джонатан остается у меня до тех пор, пока вы не приведете ко мне Кассиана Ардена. Вот мое последнее слово.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Веление сердец - Торн Лаура


Комментарии к роману "Веление сердец - Торн Лаура" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100