Читать онлайн Веление сердец, автора - Торн Лаура, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Веление сердец - Торн Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Веление сердец - Торн Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Веление сердец - Торн Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торн Лаура

Веление сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

– Дорогая, тебя и твоего брата сопровождать и оберегать в городе сложнее, чем целый мешок блох, разбегающихся в разные стороны, – ругалась леди Сильвана Ваидчеп, однако в ее глазах светилось такое неприкрытое любопытство, что Катрин, несмотря на свою боль, вынуждена была рассмеяться. – Быстрее садись сюда и рассказывай, что произошло.
Сильвана похлопала по софе рядом с собой, но, когда она заметила усталость Катрин, она подавила свое любопытство и позвала сначала служанку, чтобы та принесла завтрак для Катрин.
– Он уезжает в Америку, возможно, через год. Он хочет начать там новую жизнь, – начала рассказывать Катрин, с трудом удерживая снова подступившие к ее глазам слезы. – И я обдумываю возможность отправиться вместе с ним, не навредив Джонатану.
– Год – это слишком долго, Катрин, было бы неверно принимать сейчас поспешные решения. Речь идет не только о Джонатане, но и о твоих родителях, о честном имени семьи Журданов, об имении, которому сотни лет. Леди никогда не бывает свободна в своих решениях. Я призываю тебя к терпению, иногда что-то происходит само по себе.
Катрин со вздохом кивнула, затем встрепенулась.
– Где Дэвид? Вы нашли вчера дочь портного? Что вы делали вечером?
Леди Сильвана притворилась, будто смертельно обижена.
– Я уже сказала, что вы хуже блох, не так ли? Твоего брата целую ночь не было дома. Он побежал за Летицией, та была уже намного впереди нас, и я внезапно обнаружила, что стою совершенно одна и без всякой мужской поддержки у края рыночной площади. К счастью, мой дорогой муж прислал за мной карету и я без приключений добралась до дома и провела вечер у камина, ожидая вас.
Она подняла руки, возвела глаза к потолку и воскликнула с наигранным пафосом:
– Господи Боже, ты один знаешь, как я беспокоилась о детях.
Катрин рассмеялась.
– Ну, один из детей уже снова здесь, а о Дэвиде не имеет смысла беспокоиться. Он мужчина. С ним ничего не случится.
В эту минуту дверь распахнулась, и Дэвид влетел в комнату. Под глазами у него были темные круги, спутанные волосы свисали на лицо, губы превратились в узкую линию. В его взгляде сверкал холодный гнев.
– Господи Боже, да что же с тобой случилось? – спросили одновременно Сильвана и Катрин.
– Только не спрашивайте меня сейчас, – прошипел Дэвид. – Я готов совершить убийство.
– Ах, – сказала леди Сильвана, затем спросила: – А кого ты хотел бы убить? Угрожает ли опасность мне и твоей сестре? Нужно ли нам звать кого-либо на помощь?
Дэвид был не в состоянии оценить иронии Сильваны. Он сжал кулаки и с диким видом озирался вокруг себя, как будто ожидал, что его заклятый враг в любой момент может выскочить на него из любого угла комнаты.
– Я предполагаю, что речь идет о Летиции, – сказала Сильвана, встала, схватила Дэвида за руку и усадила его на стул. – Сначала успокойся, а потом расскажи, что случилось. Я думаю, что стакан портвейна тебе поможет.
Она подошла к буфету, взяла бутылку и поставила ее на стол, затем принесла два стакана, минутку подумала, посмотрела на Катрин и сказала:
– Конечно, молодой леди не полагается уже с утра пить портвейн, но я думаю, что сейчас нам всем необходимо немного подкрепить себя. – Она взяла третий стакан и налила вино.
Дэвид поднес стакан к губам и выпил его одним залпом в то время, как Катрин осторожно пила портвейн маленькими глоточками.
– Теперь говори, – сказала Сильвана.
Дэвид глубоко вздохнул, а затем процедил сквозь зубы:
– Эти проклятые пуритане, как я их ненавижу, они заставляют всех пить только воду, а сами тайно упиваются вином, они проповедуют любовь к ближнему, а ближними они считают только самих себя.
– Тут нет ничего нового, – объяснила леди Сильвана. – Мы хотим услышать, что с тобой случилось.
Дэвид кивнул.
– Вы помните, что вчера я увидел приехавшую из Лондона Летицию Фезер. Я побежал вслед за ней. Я познакомился с ней в Лондоне, встретив ее в гостинице после того, как ее родители стали жертвами чумы, а их мастерская сгорела. Тогда, в Лондоне, я думал, что ее родители действительно умерли от чумы, а пожар был просто несчастным случаем, теперь я знаю, что же произошло на самом деле. Сапожник, занимавшийся ранее мелким ремонтом обуви и разбогатевший при Кромвеле, однажды вскоре после того, как Кромвель пришел к власти, приехал в Лондон, чтобы перекупить у католиков Фезеров их мастерскую. У Фезеров не было ни малейшей причины для продажи мастерской, и они послали этого человека, который совершенно не обладал никаким вкусом для изготовления элегантных вещей, ко всем чертям. Некоторое время назад этот новый портной-любитель вновь объявился в Лондоне. Тем временем он стал богатым пуританином и начал весьма резко высказываться против греховных нарядов, которые так мозолили глаза пуританам. Тем не менее ему не удалось разорить Фезеров. Старый портной снова послал этого наглеца ко всем чертям. Началась чума, и отвергнутый пуританин вновь появился в их доме, но на этот раз он не угрожал. Он пришел под предлогом того, что хочет сделать заказ, притворился, что у него нет времени для снятия мерки, и оставил свой камзол, а этот камзол принадлежал больному, который недавно умер от чумы. Мастер Фезер и его жена заразились, заболели и умерли. Это было настоящим убийством. Через несколько дней в доме начался пожар. Знакомый нам пуританин бросился Летиции на помощь, но вместо того, чтобы потушить пожар и вывести ее из дома, он изнасиловал ее. Летиция чуть было не погибла в пожаре, но хозяин соседней гостиницы заметил, что мастерская горит, и спас Летицию в последнюю минуту. Он взял ее к себе, там-то я с нею и познакомился. Признаю, она понравилась мне с первого взгляда. Она помогала мне искать Кассиана. Хотя я знал ее всего несколько дней, но в глубине моего сердца я был убежден, что она та женщина, которую я всегда искал, и предложил ей ехать вместе со мной в замок Журданов.
Однако, когда я ее поцеловал, она убежала от меня. Я написал ей, недавно получил ответ, в котором она писала, что я должен ее забыть. В это же время Катрин попросила меня сопроводить ее в Ноттингем. Я же собирался сразу после ее бракосочетания с сэром Болдуином снова поехать в Лондон, чтобы привезти Летицию в наше имение. Вы можете представить себе, насколько я был поражен, увидев ее вчера в толпе. Она снова убежала от меня, но на этот раз мне удалось ее догнать и я не отставал до тех пор, пока она не рассказала, почему избегает меня. Я тоже понравился ей. Она отказала мне только потому, что беременна. Насильник оставил в ней свое семя. Ко всем прочим несчастьям, хозяин гостиницы, который давал ей приют, также стал жертвой чумы. Летиция не знала, что ей и делать. Однажды она услышала проповедь Кассиана и решила присоединиться к ним и поехать в Америку, чтобы начать там новую жизнь. Однако и эта мечта ее разрушилась, потому что нет никакой возможности попасть туда до того, как она родит ребенка. У нее больше ничего нет: ни приюта, ни средств, ни друзей. Тот мерзкий пуританин отнял у нее все, что только было для нее важно.
– Господи, бедная девочка, – вздохнула леди Сильвана и вытерла платком глаза. Она настолько была потрясена судьбой дочери портного, что забыла обо всем остальном, а Катрин спросила:
– А ты? Ты ее еще любишь?
Дэвид кивнул.
– Ее рассказ не изменил моих чувств. Наоборот. Потребность защищать Летицию и заботиться о ней, быть рядом с ней стала еще сильнее.
– А ее беременность?
Дэвид пожал плечами.
– Каждый ребенок – подарок Бога, ему надо радоваться.
Катрин кивнула. Ничего другого она и не ожидала.
– Где Летиция сейчас? – спросила она. Дэвид немного замялся, затем выпалил:
– Я нашел для нее комнатку в маленькой гостинице, она ждет меня там. Я возьму ее с собой в замок Журдан. Я люблю ее и со вчерашнего дня знаю, что она тоже любит меня. Она бежала от меня только из-за стыда.
– Но почему ты не взял ее с собой? Разве наш дом недостаточно большой и уютный? – спросила Сильвана.
Дэвид опустил голову и смущенно поскреб невидимое пятно на своем камзоле.
– Но я думал… Вы ее совсем не знаете и…
Теперь Сильвана рассмеялась от всей души.
– Дэвид, признайся, ты подумал, что ты не можешь привести незамужнюю беременную женщину в приличный дом своей тети, не так ли?
– Да, вроде того, – признался Дэвид. – Твой муж занимает видное положение в городе, я не хотел, чтобы о вас сплетничали, люди своими злыми языками могут причинить вред кому угодно.
– Мой дорогой племянник, – возразила Сильвана очень строгим тоном. – Ты немедленно отправишься назад и приведешь свою будущую невесту сюда. Летиция должна быть рядом с тобой и нигде больше. О моей репутации я могу побеспокоиться сама, а твой дядя совсем не тот человек, который откажет в помощи и крыше над головой невинной женщине, попавшей в беду. – Она хлопнула в ладоши и отдала приказ вошедшей служанке тотчас приготовить комнату.
Дэвид встал, подошел к тете и обнял ее.
– Спасибо, тетя Сильвана, я благодарю тебя за понимание, а бога за то, что ты у меня есть.
Сильвана позволила себя поцеловать, затем она освободилась из его объятий и, воплощая хозяйку, тетю и леди в одном лице, начала давать стоящим вокруг нее указания.
– Ты, Катрин, немедленно отправляйся спать. О том, что произошло ночью между тобой и Кассианом, я знаю ровно столько, сколько я должна знать. – Затем она повернулась и сказала Дэвиду: – А ты наконец иди и приведи Летицию. Поищи среди моих вещей теплый плащ. На девушке вчера было одно лишь платье, без плаща ей будет прохладно. И иди с ней медленно: она должна себя беречь, а ты… – Сильвана обратилась к служанке. – Передай на кухню, что с сегодняшнего дня у нас будет на одного гостя больше. Я же сейчас напишу письмо моей сестре.
Она еще раз проследила, чтобы все ее указания были выполнены, затем с довольным выражением лица поднялась по лестнице в свою комнату.
Счастливый Дэвид посмотрел ей вслед.
– Я люблю эту женщину, – сказал он с восхищением. – Она не только похожа на нашу мать, у нее такое же доброе сердце.
Затем он развернулся и выбежал из комнаты.
Когда Катрин осталась совсем одна, она внезапно заметила, как же устала, да, она отправится в постель и будет спать до тех пор, пока не выспится. Ей хотелось остаться одной, одной со своими мыслями о Кассиане, со своей болью, а также с чудесными воспоминаниями о последней ночи.
Лорд Бенджамин Вайдчеп в этот день вернулся из ратуши домой намного раньше, чем обычно. Хотя обычно он был спокойным уравновешенным человеком, в этот вечер уже с порога громким голосом позвал жену. Его лицо было суровым.
– Я иду, мой дорогой, – ответила Сильвана, быстро спустилась по лестнице вниз и приветствовала мужа ласковым поцелуем в щеку. – Что случилось? – спросила она, заметив, в каком он настроении. – Ты буквально сам не свой.
– О, моя дорогая, так оно и есть. Мы имеем все основания для беспокойства. Едва лорд Кассиан Ардён покинул монастырь, он был схвачен городскими стражниками и отведен в тюрьму.
– Да за что же? Ты что-нибудь знаешь о причине? – Леди Сильвана испуганно всплеснула руками и продолжила, не дожидаясь ответа мужа: – Почему? По какому поводу? Ведь он никому не причинил вреда.
– Меня сегодня утром словно бы оглушили. Чуть ли не на рассвете ко мне пришли горожане, чтобы дать свидетельские показания. Они заявили, что Кассиан Арден виновен в преступлениях против Бога и в подстрекательстве горожан, даже некоторые члены парламента в Ноттингеме донесли на него. В качестве доказательства они привели выдержки из его речей, в которых он призывает следовать не законам парламента, а лишь слову Божьему. А это высказывание можно интерпретировать так, что слово Бога стоит выше слов парламента, так это и должно быть, а можно толковать так, что Кассиан Арден призывает горожан не уважать законы, а это уже наказуемое действие.
Лорд Вайдчеп огляделся, когда он увидел, что в холле они одни с женой, а все слуги заняты где-то по дому и в кухне, он продолжил:
– Лорд Пикок, мой заместитель, был сегодня с самого утра и проследил этот фарс с первого до последнего мгновения. Он предполагает, что речь идет о заговоре, хотя Арден проповедует в городе несколько дней, именно сегодня утром одновременно почти двадцать горожан потребовали его ареста. Самое удивительное в том, что все они без исключения пуритане. Но руки у нас были связаны, потому что обвинения, хотя и притянуты буквально за волосы, кажутся справедливыми, и я обязан судить Кассиана. Приговор ясен. Я не в силах спасти Кассиана от тюрьмы, если я буду говорить по справедливости, то против меня поднимется весь парламент и меня самого обвинят в подстрекательстве. Этим самым, дорогая Сильвана, я разрушу нашу жизнь, пуритане обвинят меня, как приверженца Англиканской церкви, в неверности королю, у нас конфискуют две трети нашего имущества, и меня лишат всех должностей.
Леди Вайдчеп наморщила лоб.
– Кто стоит за этим, Бенджамин?
Вайдчеп пожал плечами.
– Пикок не захотел мне этого сказать. Он намекнул только на то, что за всем этим скрывается очень влиятельная персона, с которой не следует шутить.
– О, Бенджамин, что же нам делать? Катрин будет вне себя, когда она узнает об этом. Да и Дэвид тоже постарается предпринять все, чтобы спасти своего друга.
– Я не знаю, Сильвана. Я действительно не знаю. – Он тяжело рухнул на стул и беспомощно посмотрел на жену.
– Что же случилось в нашем городе? Уже двадцать лет со смерти короля Карла Первого в Англии не происходило ничего подобного.
– Мы должны сообщить Катрин. Она имеет право узнать, что произошло с ее любимым, – решил лорд Вайдчеп, – во всем городе не говорят ни о чем другом, кроме этого. Она должна узнать об этом от нас.
– Ты прав, Бенджамин, однако прежде всего ей следует выспаться. Ей необходимо набраться сил для предстоящих событий. Уже назначен срок судебного процесса?
Лорд Вайдчеп кивнул.
– Да, следующий судебный день будет послезавтра. Члены парламента считают, что Кассиана Ардена необходимо осудить как можно быстрее. Они боятся, что население может поднять бунт. В нашей местности и так весьма неспокойно. Ноттингем не может позволить себе подобного. Парламент со смерти Оливера Кромвеля теряет власть, арест Кассиана представляет возможность продемонстрировать силу и несгибаемость. Пикок, принимавший участие в тайном совещании в парламенте, намекает, что речь идет не столько о проступках Кассиана, сколько о предлоге показать всем недовольным и всем, кто готов взбунтоваться, пример того, что в результате их ожидает.
– Похоже на то, что возможно самое худшее, – испугалась леди Сильвана.
– Да, парламент и совет уверены, что я вынесу смертный приговор и тотчас публично приведу его в исполнение. Сильвана, мы не можем вступать в противоборство с парламентом, речь, в конце концов, идет и о нашем будущем.
– Бенджамин, а не может ли быть так, что нам кто-то хочет серьезно навредить? Нет ли у тебя какого-нибудь тайного врага? Ведь ясно, что ты, что мы, какое бы судебное решение не было принято, не выйдем из всего этого без ущерба.
Бенджамин Вайдчеп минуту подумал прежде, чем ответить:
– Нет, я не думаю, что у меня или у нас есть личные враги, речь идет о Кассиане. Кто-то желает свести с ним счеты, и я склонен предположить, что за всем этим скрывается сэр Болдуин Гумберт, хотя его самого и не было сегодня в ратуше. Говорят, что он в своем имении.
Сильвана кивнула.
– Ты полагаешь, Гумберт хочет отделаться навсегда от Кассиана из-за Катрин и из-за владений Арденов, которое он прибрал к рукам. Вполне может быть, потому что Кассиан единственный, кто мог бы помешать его предстоящему браку и претендовать на его имение, а мы замешаны в это дело только потому, что Катрин наша племянница, а ты верховый судья Ноттингема. Он хитер, этот Болдуин, не умен, но хитер. Хитер по-крестьянски и опасен. Он знает, что у тебя связаны руки, и таким образом убивает двух мух одним ударом. Если ты выступишь против смертного приговора – ты погиб, если объявляешь, что он повинен смерти, то большая часть горожан Ноттингема и твоя собственная семья поднимается против тебя. Парламент же обязан поддержать вынесенный приговор, и в любом случае он ни при чем, так же как если ему и удается одновременно привести устрашающий пример возмутителям спокойствия. Что бы ты ни сделал, результат один – создаешь себе врагов на всю жизнь.
– Ты умная женщина, Сильвана, так оно и есть. – Она стояла рядом с его стулом, он взял ее руку и поднес к своим губам. – Я люблю тебя, Сильвана, ты знаешь это. Я хотел бы, чтобы у тебя все было хорошо, чтобы у тебя было все, что тe6e нужно, кроме того, я знаю, как сильно ты любишь свою семью. Но чтобы сохранить все это для нас, я нуждаюсь в твоей помощи. У тебя богатая фантазия, и этот твой дар может нас спасти. Пожалуйста, Сильвана, подумай.
– Гм, – произнесла Сильвана и второй раз за этот день подошла к графину с портвейном. Она налила два стакана, поднесла их к столу и со вздохом опустилась на удобный стул рядом со своим мужем.
Тем временем наступил вечер, с кухни пришла служанка, чтобы спросить, когда накрывать к ужину.
– Пока нет, Линда, – сказала Сильвана Вайдчеп. – Я полагаю, что у моего мужа и меня пропал аппетит, но наши гости не должны страдать от этого, пошли кого-либо к Катрин, Дэвиду и Летиции и спроси, когда они желают ужинать, а мы хотели бы, чтобы в ближайший час нам никто не мешал.
Девушка едва успела произнести: «Хорошо, миледи» и сделать книксен, как по лестнице спустилась Катрин. Она шла медленно, плечи у нее были опущены, как будто на них давил тяжелый груз. Она подошла к своим дяде и тете, признавшись:
– Я все слышала, я подслушивала за дверью. А теперь позвольте и мне подумать вместе с вами, давайте обдумаем вместе, как мы можем помочь всем нам и Кассиану.
Сильвана взяла племянницу за руку и погладила ее.
– Ты храбрая девочка, Катрин. Я горжусь моей племянницей, а теперь садись и давай подумаем.
Какое-то время они сидели молча друг напротив друга. Лорд Бенджамин Вайдчеп уставился на какую-то точку в стене, как будто в ней находилось решение загадки. Сильвана смотрела на пламя в камине, беспокойно шевелила руками и время от времени отпивала небольшой глоток из своего стакана с портвейном. Катрин нервно перебирала ногами, скользя по отполированному паркету. Она все еще чувствовала себя крайне усталой и не только от недостатка сна, похоже было на то, что она устала от жизни. Мысли о будущем были безутешны. Охотнее всего она положила бы голову на колени к Сильване, закрыла глаза и забыла бы обо всем на свете. Она тосковала по покою и теплу, по любви и чувству защищенности, потому что внутри нее все болезненно сжималось. Но теперь было время не для отдыха, отдыхать можно будет потом, а сейчас речь идет о том, чтобы спасти Кассиана от смерти, а семью Вайдчепов от потери репутации и их состояния.
Катрин заставила себя собраться с мыслями. Каковы факты, спросила она саму себя, Кассиан сидит в тюрьме, и Бенджамин должен послезавтра приказать доставить его из тюрьмы, поставить перед судом, осудить и тотчас привести приговор в исполнение. А что было бы, если б Кассиана не оказалось в тюрьме, тогда его осудили бы в его отсутствие, но приговор нельзя привести в исполнение, значит, жизнь на тот момент ему бы была спасена.
Итак, как можно освободить Кассиана из заключения? Она знала, что заключенные ждут суда в подвале Ноттингемской ратуши. Никто, кроме служителей суда и стражников, не имел туда доступа. Там не было окон и вместе с тем ни малейшей возможности проникнуть туда снаружи, и надеяться на освобождение Кассиана из тюрьмы было бы легкомыслием. Внезапно ей кое-что пришло в голову.
– Скажи, дядя Бенджамин, разве осужденным на смертную казнь не полагается выразить одно последнее желание?
Бенджамин Вайдчеп кивнул. Сильвана подняла голову и внимательно посмотрела на племянницу. Глаза Катрин заблестели, лицо слегка порозовело, уголки губ задрожали.
– Ну, – продолжила она. – Вполне возможно, что заключенный Кассиан Арден в качестве последнего желания попросит свидание с подругой своих детских лет Катрин Журдан, благородной юной леди и племянницей верховного судьи, не правда ли?
Бенджамин Вайдчеп снова кивнул.
– Да, вполне может быть, и никто не имеет права отказать ему в этом последнем желании.
– Хорошо, я, конечно, соглашусь и не промедлю не единой секунды, чтобы выполнить желание Кассиана. Я даже надену мое лучшее платье и теплый плащ, потому что в тюрьме, наверняка, холодно.
– Я посоветовал бы тебе сделать то же самое, моя дорогая, но меня несколько удивляет, что в такой ситуации ты думаешь о платье, – ответил лорд Бенджамин и с легким удивлением посмотрел на племянницу жены, однако его жена, истинный ценитель женской хитрости и фантазии, уже продолжила:
– Ты права, Катрин, одежда – это нечто большее, чем защита от погоды, при посещении тюрьмы платье должно быть широким, удобным, плащ длинным и с большим капюшоном, не так ли?
Катрин улыбнулась и кивнула в то время, как лорд Бенджамин Вайдчеп, совсем растерявшись и сомневаясь, в своем ли уме они обе, переводил взгляд с одной на другую.
Однако жена не обратила внимания на скептическое выражение его лица. Она наклонилась и положила белую ухоженную руку ему на колено.
– Дорогой, ведь по закону ты должен привести приговор в исполнение тогда, когда преступник стоит перед тобой.
– Конечно, как же иначе, – лорд Бенджамин все еще не понимал, чего хотят от него обе женщины. Катрин беспокойно ерзала на стуле, а Сильвана несла такую ерунду, что он с большим трудом мог следовать за ходом ее мыслей.
– Хорошо, ты мог бы осудить Кассиана Ардена и в его отсутствие, но приговор в исполнение привести бы не смог.
– Совершенно верно, и я полагаю, что для нас это было бы лучшим выходом, однако я не понимаю, как ему удастся ночью раствориться в воздухе, – недовольно буркнул он, считая, что обе женщины хотят выставить его дураком. В этой ситуации ему было не до шуток.
– Нет, в воздухе раствориться Кассиан действительно не может, но он из заключенного Кассиана каким-то чудом или по недосмотру может превратиться в Катрин.
– Каким это образом?
Теперь заговорила Катрин:
– Дядя Бенджамин, представь себе, свидание со мной было бы последним желанием Кассиана, которое я, конечно же, выполнила бы, но наша встреча настолько подействует на мои слабые нервы, что я упаду в обморок и Кассиан будет вынужден снять с меня плащ, расстегнуть корсаж, который действительно окажется слишком туго зашнурованным. Разве не ясно, что для того, чтобы защитить мое хрупкое здоровье, он снимет свою рубашку и накроет меня ею, чтобы я не замерзла. Разве это не является его рыцарским долгом?
– Гм, – пробормотал судья.
– Ну, в тюрьме прохладно, если бы я была Кассианом, я бы накинула на себя плащ Катрин, чтобы без рубашки самому совсем не замерзнуть, а потом бы я позвала стражников, речь-то в конце концов идет о неотложном случае, вполне возможно, стражники, которые не славятся своим умом, приняли бы закутанную в рубашку Кассиана персону за преступника, а лицо, стоявшее рядом с ним в женском плаще, за Катрин. Насколько я знаю стражников, они бы тотчас побеспокоились о том, чтобы последняя как можно быстрее покинула тюрьму. Вполне может быть, что стражники Кассиана, одетого в плащ Катрин и с капюшоном низко надвинутым на лицо, своими руками выбросят из тюрьмы. Кассиан, как заключенный, обязан в любом случае подчиняться стражникам, если он попытается остаться, то вина его только увеличится. Ну и как вы понимаете, если стражники сами перепутают друга и врага, у вас не будет ни малейшей возможности привести приговор над Кассианом, но вынести приговор в любом случае вы должны, что вы и сделаете. А перед Катрин стражники должны будут извиниться, потому что ее не по своей воле задержали в тюрьме, подобная, вызывающая сожаление неудача будет на совести исключительно стражников. – Она театрально раскинула руки и продолжила: – Ну, каждый человек не без упрека: а где лес рубят, там и щепки летят. Конечно же, стражникам прикажут в будущем поточнее проверять, кто находится перед ними. Судья, будучи мудрым человеком, поймет, что увидел здесь мановение судьбы.
Лорд Бенджамин от удивления открыл рот. Он уставился на обеих женщин, как если бы они были привидениями, затем он так громко расхохотался, что в комнату вбежали слуги.
Он смеялся и смеялся до тех пор, пока слезы выступили у него на глазах. Он вытер их, глотнул воздуха, плечи у него дрожали, все его тело двигалось, подчиняясь ритму его хохота. Он хлопнул себя по бедрам, закашлялся, глотнул еще раз воздуха, пока наконец глубоко не уселся в кресле и схватился за свой живот. Он потряс головой, снова начал смеяться, и прошло еще несколько минут, пока он наконец выдохнул:
– Теперь я знаю, что у Адама не было ни малейшего шанса остаться в раю, теперь я знаю также, что в каждой женщине сидит Ева. О Господи, защити меня от остроты ума и коварства женщин, и одновременно я благодарю Бога, который дал мне такую жену и такую племянницу. О, оружие женщин острее меча и самой тонкой шпаги.
– Хорошо, что ты наконец это понял, мой дорогой, – бесстрастно вымолвила Сильвана и отослала служанок обратно на кухню. – А теперь давай в конце концов поужинаем, мой желудок урчит, как будто в нем поселился медведь.
Она встала, настоящая королева с выпрямленной спиной и высоко поднятым подбородком, но затем она не смогла удержаться и засмеялась так же громко, как ее муж. Она обняла Катрин за плечи, и все втроем рассмеялись и почувствовали себя так, как будто невероятно тяжелая ноша свалилась с их плеч. Они так шумели, что в конце концов привлекли внимание Дэвида и Летиции, и те, торопясь, прибежали к ним.
– Из-за чего это вы так радуетесь? – поинтересовался Дэвид.
– Ах, – ответил ему дядя и похлопал его по плечу. – Мы радуемся тому, что создал Господь.
– Хорошая причина, – буркнул Дэвид несколько удивленно. – Но все создания творца должны есть, чтобы они могли жить и завтра.
Сильвана тут же позвала служанку и приказала ей поставить на стол лучшее, что только могут предложить кухня и погреб, затем она взяла под руку Катрин и Петицию и сказала:
– Если мы продолжим так и дальше, то я думаю, что мы найдем решение для каждой проблемы.
Она одарила Летицию открытой дружелюбной улыбкой, и Летиция, которая не знала, о чем идет речь, улыбнулась ей в ответ сначала смущенно, а затем необъяснимым образом совершенно радостно..




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Веление сердец - Торн Лаура


Комментарии к роману "Веление сердец - Торн Лаура" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100