Читать онлайн Веление сердец, автора - Торн Лаура, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Веление сердец - Торн Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Веление сердец - Торн Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Веление сердец - Торн Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торн Лаура

Веление сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Во время поездки в Ноттингем Катрин едва могла сохранять спокойствие. Лорд и леди Журдан настояли на том, чтобы она взяла карету.
– Хорошо следи за Катрин, – велели они Дэвиду, который стоял рядом с сестрой и помогал ей сесть в карету. – Прежде всего позаботься о том, чтобы она непременно вернулась назад.
Затем они передали ему маленький кошелек с деньгами.
– Пусть она купит себе красивое платье, то, которое ей понравится. К сожалению, мы не можем ей дать много денег.
Но Катрин не взяла кошелек.
– Мне безразлично, как я буду выглядеть во время моего бракосочетания. Мне наплевать, буду ли я нравиться сэру Болдуину. Сохрани деньги, мама, и купи лучше новое платье себе, папа обрадуется.
В дороге Катрин обо всем этом уже не думала. Она забыла все, что занимало ее в последние дни недели. Она думала только о Кассиане, других мыслей в ее голове просто не осталось. Она смотрела на небо из окна кареты и видела его лицо. Она смотрела на деревья у края дороги, которые склонялись под ветром, и видела его тело. Она вдыхала запах свежескошенной травы и ощущала его аромат. Она ела яблоко и наслаждалась его дыханием.
– Нам долго еще ехать? – спросила она. Дэвид рассмеялся.
– Обернись, еще виден наш замок, мы проехали только полмили. Тебе надо набраться терпения. Лучше всего было бы, если б ты заснула.
– О, нет, я не могу, – возразила Катрин. – Я так взволнована. Меня обуревает такое чувство радости, что для меня невозможно закрыть глаза.
Дэвид снова рассмеялся.
– Так это ты слонялась всю прошлую ночь, как замковый призрак, по всем коридорам?
Катрин наморщила лоб.
– Ты меня слышал?
– Скажем так, во всем замке нашелся только один человек, который тебя не слышал, это Чарльз, потому что он глух и спал на конюшне с лошадьми.
Катрин хотела улыбнуться, но нечаянно зевнула. Дэвид был прав, она действительно ночью не сомкнула глаз. Внезапно она почувствовала усталость. Веки у нее налились свинцом, глаза закрылись, и вскоре она заснула.
– Отдохни, моя маленькая сестренка, – прошептал Дэвид, взял свой плащ и с нежностью укрыл им Катрин, затем он опустил руку в карман и с бьющимся сердцем вытащил оттуда письмо, которое на рассвете привез ему посыльный. Это было письмо от Летиции:
«Дорогой Дэвид!
Мне можно вас так называть, не правда ли? Пожалуйста, простите меня, что я тогда убежала, услышав, что вы хотите сделать меня своей женой, я не могла иначе. Вы также понравились мне с первого взгляда, я чуть было не поверила в то, что у меня еще есть светлое и радостное будущее, однако тени из моего прошлого навсегда скрывают его от меня. Пожалуйста, не спрашивайте меня о причине, я понимаю, что вы со всей серьезностью подошли к этому вопросу, однако я никогда не смогу стать вашей женой. Пожалуйста, не пишите мне больше. Вы навсегда сохранитесь в моей памяти, но я очень прошу вас забыть меня. Да благословит вас Бог.
Летиция».
Дэвид с удивлением перечитал письмо второй раз, затем покачал головой и задумчиво посмотрел в окно.
– Что же пришлось пережить Летиции? – пробормотал он тихо сам для себя. – Какие тени прошлого зачеркивают ее веру в счастливое будущее?
Он и не заметил, как руки его сжались в кулаки.
– Я выясню все, чего бы мне это ни стоило. Последнее слово здесь еще не сказано.
К обеду они въехали в городские ворота и остановились у леди Сильваны, сестры Элизабет. Тетя приветствовала их с большой сердечностью. Она тоже уже слышала о бродячих проповедниках.
– О, да, – сказала она. – Весь Ноттингем говорит об этом Кассиане и его друге Джордже Фоксе. Одни утверждают, что он лорд из наших краев, другие рассказывают, что Святой Дух предстал ему как свет в конце мрачного туннеля. Что бы ни говорили, точно одно, что он действительно приятный молодой человек. Он очень страстный в своих проповедях, я могу только сказать, что чрезвычайно сожалею, что он потерян для женщин.
Она немного злорадно улыбнулась и кокетливо пожала плечами. Жест, превращавший ее в девочку, хотя ей было уже больше сорока.
– Катрин, я советую тебе пойти сегодня вечером со мной. Он будет снова говорить на рыночной площади, если его слова не тронут твое сердце, то ты по меньшей мере сможешь на него полюбоваться, хотя… – она выдержала паузу и задумчиво, с дружелюбием взглянула на свою племянницу прежде, чем продолжить, – …хотя почти все женщины и девушки впадают в религиозный экстаз, если слышат, как он говорит, да и мужчинам он также очень нравится. Он умно подбирает слова и понимает, как в эти тяжелые времена вселить в людей надежду и укрепить их гордость, а для многих из нас действительно самым важным является гордость и наше достоинство.
Она махнула рукой, и мечтательное выражение на ее лице сменилось улыбкой.
– Увидите сами. Я уверена, что вы будете в восторге, как все жители Ноттингема, но скажите, может быть, вы его знаете, говорят, что он жил вблизи вашего замка.
Катрин и Дэвид обменялись быстрыми взглядами, потом Катрин кивнула. Им нравилась их тетя, которую никак нельзя было назвать послушной и покорной женой своего мужа лорда Бенджамина Вайдчепа, верховного судьи Ноттингема, но тем не менее их связывала между собой большая любовь. По виду она была веселой и легкомысленной, но в ее груди билось доброе, полное сочувствия к другим сердце.
– Он мой лучший друг, – признался Дэвид.
– И он моя большая любовь, даже если мы потеряны друг для друга, – откровенно сказала Катрин.
– О, – все, что смогла произнести леди Сильвана, затем она почти упала на стул и помахала рукой в воздухе. – Вы пробудили мое любопытство, и я не поднимусь со стула, пока все не узнаю. Катрин, начинай.
Дэвид ухмыльнулся, потом сел рядом с тетей, и оба с ожиданием посмотрели на Катрин. Девушка улыбнулась и рассказала им со всей откровенностью о своих отношениях с Кассианом и о том, как их большая любовь была разрушена сэром Болдуином Гумбертом.
Растроганная леди Сильвана проливала слезы сочувствия, когда она успокоилась, то повела Катрин в свою гардеробную.
– Выбери себе самое красивое платье, какое только тебе понравится, моя дорогая, возьми банты, цепочки, кольца. Мне так жаль, что я не могу тебе помочь, но ты по крайней мере должна хорошо одеться. Сегодня вечером и особенно в день своего бракосочетания. Нет ни малейшей причины идти в холстине и посыпать свою голову пеплом. Любовь к Кассиану – это Божия милость, о которой тоскует каждый человек, но оказана она бывает лишь немногим.
Катрин последовала совету своей тети Сильваны. Она надела темно-зеленое платье, которое очень шло к ее глазам, повязала бант такого же цвета в волосы и украсила вырез своего платья золотой цепочкой, на которой висел изумруд.
– Ты прекрасно выглядишь. Просто, но привлекательно и благородно, – признала Сильвана, и Дэвид также согласно кивнул.
– Я знаю, что Кассиана не привлекает внешнее, – сказала Катрин. – Но мне приятней чувствовать себя красивой, хотя я и знаю, что моя красота сейчас не произведет большого впечатления на него.
– Подождем, – было все, что на это ответила леди Сильвана. – Цыплят по осени считают.
Двумя часами позже они отправились к рыночной площади. Осень окрасила листья деревьев в пестрые цвета. Прохладный ветер гулял по улицам и гнал листву перед собой, как дети гонят деревянные волчки.
Катрин была взволнованна и немного дрожала. Через несколько минут она увидит Кассиана. Ее взгляд блуждал по улице.
Изо всех переулков люди потоками устремлялись к рыночной площади. Многие не только захватили детей, но и вели с собой стариков. У многих были радостные лица, и казалось, что холодный ветер им нисколько не мешает.
Поверх платья, подаренного тетей, Катрин набросила на себя плащ из коричневого бархата с серебряной застежкой, тем не менее она вся дрожала не столько от холода, сколько от волнения.
Рыночная площадь была заполнена народом. Казалось, весь Ноттингем собрался послушать проповедника. Однако далеко не все были настроены к нему дружелюбно. Ноттингемский парламент, городской совет были в руках пуритан. Власти города оцепили площадь – повсюду стояли стражники со шпагами на боку и с мушкетами.
– Почему здесь стражники? – спросила Катрин тетю Сильвану.
– Ах, не обращай на них внимания, большинство из них, вероятно, согласны с проповедником от чистого сердца. Однако ты знаешь пословицу: чей хлеб я ем, песню того и пою. Городские советники и члены парламента, похоже, только и ждут какого-нибудь слова, которое послужит поводом для изгнания проповедника, но я уверена, им это не удастся, а теперь пойдем. Мы пока слишком далеко стоим, теперь, когда я знаю, кто такой Кассиан Арден и какими качествами он обладает, я должна посмотреть на него вблизи.
Она взяла Катрин за руку и бесцеремонно пробилась сквозь толпу в первый ряд, перед которым стояла маленькая деревянная кафедра.
Когда часы на ратуше пробили восемь, толпа внезапно разделилась и освободила проход двум мужчинам, которые медленно шли к кафедре. Катрин сразу же узнала Кассиана, хотя на его голове была выстрижена тонзура и он был одет в грубую серую рясу бродячего проповедника. Она попыталась поймать его взгляд в то время, пока ее губы беззвучно называли его имя, однако Кассиан не поднимал взгляда от земли. Он прошел так близко от нее, что, протянув руку, она могла бы коснуться его, но она этого не сделала. От него исходила такая отчужденность к миру и такое просветление, что она не решилась. Нет, сейчас был не подходящий момент обращать на себя его внимание. Так много людей пришли слушать его проповедь. Ей нельзя его отвлекать. Однако ее взгляд не отрывался от него, буравил его спину, и Катрин собрала все силы, какие только могла, моля его взглянуть на нее.
И вот он встал перед толпой, высокий, необыкновенно привлекательный, он распростер свои руки так, что стоявшие в последнем ряду могли видеть только большой серый крест.
– Братья и сестры, – воскликнул он в полный голос так, что его было слышно на всей ярмарочной площади. Его взгляд скользил по лицам.
«Пожалуйста, пожалуйста, посмотри на меня», – молилась Катрин, стоявшая с Сильваной всего в нескольких метрах от Кассиана, однако взгляд его глаз не останавливался на ней.
– Бог создал нас свободными людьми, он дал нам разум и вместе с тем ответственность за нас самих. Никакой лорд-протектор или даже король, или папа не имеют права определять нашу жизнь. Мы сами себе господа. Наша судьба написана в звездах. Мы сами держим ее в своих руках.
Толпа ликовала, и Кассиан снова обежал глазами лица одно за другим.
– Пожалуйста, посмотри сейчас на меня, – прошептала Катрин.
Сильвана, очевидно, услышала ее, потому что внезапно замахала рукой и закричала так громко, как только могла:
– Да здравствует Кассиан!
И вот оно свершилось. Кассиан повернул голову в направлении Сильваны. По его лицу скользнула улыбка, затем он перевел взгляд чуть в сторону и…
Оба словно окаменели, они смотрели друг на друга, забыв обо всем на свете.
«Кассиан, я тебя снова нашла», – прочитал он в глазах Катрин.
В его ответе было всего два слова: «Слишком поздно».
Никто из стоявших вокруг не смог уловить их немого разговора, только Сильвана защищающе положила руку на плечо Катрин, которая прочитала отказ в глазах Кассиана.
– Я должна пойти к нему, я должна с ним поговорить, – прошептала Катрин в то время, как слезы текли по ее щекам. – Один-единственный раз я должна коснуться его, посмотреть ему в глаза, один-единственный раз я должна сказать ему, что люблю и всегда буду его любить.
Тем временем Дэвид также пробился в первые ряды. Он кивнул Кассиану и получил в ответ легкий кивок и едва заметную беглую улыбку. Кассиан стал говорить дальше.
Катрин не слушала, о чем он говорил. Она только вслушивалась в звук его голоса, не могла оторвать от него взгляда, ждала какого-либо знака от него, но напрасно. Кассиан избегал даже смотреть в ее сторону. Многие, кто слышал его прежде, заметили, что он говорил не так страстно, как обычно. Казалось, что какая-то тень легла на его душу, какое-то чувство тоски сопровождало его речь и передавалось слушателям.
Для Катрин время тянулось бесконечно. Бесконечно долго и одновременно слишком коротко. Она бы всю свою жизнь стояла бы и смотрела на Кассиана, но одновременно она томилась по его взгляду, пусть одному-единственному, и ей казалось, она умрет, если он на нее не посмотрит.
Наконец он закончил свою речь и пошел со склоненной головой через проход, образованный расступившейся толпой, не обращая внимания на ликующие приветствия. То здесь, то там он пожимал руку, которую протягивали ему, погладил по голове ребенка, благословил беременную женщину и совсем согнувшегося от старости и болезни старика.
– Кассиан!
Возглас Катрин был тихим, как шепот, но таким настойчивым, что стоявшие вокруг повернулись к ней. Кассиан тоже услышал, как умоляюще она произнесла его имя, на какое-то мгновение его шаг замедлился, но затем он выпрямился и пошел дальше, не оглядываясь на Катрин.
У Катрин было чувство, что ее ударили по лицу.
– Кассиан, – прошептала она снова, но на этот раз беспомощно и с отчаянием, – Кассиан, почему ты не смотришь на меня?
В поисках поддержки она умоляюще посмотрела на Сильвану, но та была занята разговором с подошедшей знакомой. Дэвид также присоединился к их беседе, и Катрин слышала только, как незнакомая, красиво одетая женщина, говорила:
– О, Сильвана, моя дорогая, ты уже слышала, дочка нашего лучшего лондонского портного Летиция Фезер в городе. Я только что ее видела. – Она указала пальцем, обтянутым перчаткой, в толпу позади себя и сказала: – Вон там, это она, не так ли? Она очень изменилась.
– Летиция Фезер? – спросил Дэвид. – Вы уверены?
– Обернитесь, и вы ее увидите.
Незнакомая леди еще не закончила фразу, как Дэвид уже с нетипичной для него бесцеремонностью прокладывал себе дорогу в толпе, выкрикивая имя Летиции.
Катрин очень удивило бы поведение брата, но она слишком погрузилась в собственное горе, чтобы замечать, что происходит вокруг нее.
– Пойдем поздороваемся с Летицией Фезер, – сказала Сильвана Катрин, взяв ее за руку. – Твой брат ее, кажется, также знает, и ты, наверняка, сможешь заказать платья у ее отца. Твоя мать много лет была его постоянной клиенткой.
Катрин отвела руку Сильваны и сказала, следуя внезапному импульсу:
– Нет, я должна кое-что еще сделать. Я приду позже. Не ждите меня.
Сильвана внимательно посмотрела на нее и приподняла брови.
– Ты хочешь пойти к нему, не так ли?
Катрин кивнула.
– Еще раз. Еще один-единственный раз.
Сильвана задумчиво покачала головой.
– Я не знаю, поможет ли тебе эта встреча, но я могу тебя понять. И, пожалуйста, пошли за нашей каретой, когда ты захочешь вернуться домой. Девушка твоего положения не должна одна бродить по темным улицам Ноттингема.
Катрин кивнула, даже не дослушав и не подождав, пока тетя простится с ней, а просто развернулась и примкнула к толпе, которая окружала Кассиана, как рой мух, и чуть позже оказалась перед монастырем. Люди толпились у ворот, они выкрикивали имя Кассиана, хотели получить от него благословение, поцеловать ему руку, поблагодарить, однако монах у входа в монастырь довольно резко прогнал их прочь.
Катрин стояла у ближайшего угла и ждала, пока толпа рассосется, потом она постучала в ворота.
– Что вы хотите? – спросил монах, и голос его звучал совсем недружелюбно. – Монастырь – это место покоя, а у нас здесь сейчас шумели, как на ярмарке.
– Я хотела бы поговорить с лордом Кассианом Арденом. Он является вашим гостем.
– Ах, вы думаете, вы единственная, которая этого хотела бы? Сотни человек стучатся в наши двери. Теперь я понимаю, какая напряженная работа у апостола Петра перед вратами рая, но думаю, что у нас здесь дела идут хуже, чем там, наверху.
– Я понимаю ваши неприятности, – признала Катрин. – Но я знаю Кассиана Ардена с раннего детства и не хочу получить от него благословение, я просто хочу с ним попрощаться.
Подействовал ли ее умоляющий голос или же ее заплаканные глаза. Вздохнув, монах открыл двери.
– Быстро, входите, скорее, чтобы не заметили другие.
Едва только она проскользнула через деревянную дверь, как он захлопнул ее и задвинул тяжелый засов.
– Я проведу вас в нашу приемную. Подождите там, пока я дам знать Кассиану Ардену. Если он захочет вас видеть, он туда придет.
Катрин кивнула и последовала за монахом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Веление сердец - Торн Лаура


Комментарии к роману "Веление сердец - Торн Лаура" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100