Читать онлайн Поединок страсти, автора - Торн Александра, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поединок страсти - Торн Александра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поединок страсти - Торн Александра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поединок страсти - Торн Александра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торн Александра

Поединок страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

За десять минут до посадки Кэйт прошла в уборную, чтобы привести себя в порядок. Десять часов полета давали о себе знать: костюм безнадежно измят, подводка и тушь сглаживали тревогу не больше, чем румяна и помада скрывали ее бледность.
Пристально вглядываясь в зеркало над крошечным металлическим умывальником, она боролась с острым желанием бросить все и повернуть обратно. Встреча с Хэнком не предвещает ничего хорошего. Однако Мимс права: она никогда не простит себе, если откажет ему в последней просьбе. Впрочем, ей не так уж трудно провести пару деньков у постели «больного и благополучно возвратиться в Нью-Йорк. Сжав кулаки, Кэйт вернулась на свое место. Отступать было уже поздно.
Сойдя на землю Сан-Антонио, Кэйт вдруг почувствовала, что жутко соскучилась по дому; воспоминания нахлынули горячим потоком, и даже невыносимая жара показалась ей эхом детства.
Идя к зданию аэропорта, она вглядывалась в толпу, ища глазами Берта Макклейна, старого управляющего отцовским ранчо. Вскоре она очутилась в самой гуще целующихся, обнимающихся и пожимающих друг другу руки людей.
Кэйт продолжала ждать Берта даже тогда, когда осталась совсем одна.
«Ничего себе гостеприимство!» — раздражаясь все больше и больше, подумала она.
Предполагая, что Берт будет искать ее в зале ожидания, Кэйт опустилась в ближайшее кресло. Она никогда не отличалась особой усидчивостью, и теперь, с нетерпением постукивая кончиками пальцев по подлокотнику, она взяла оставленный кем-то на соседнем месте журнал и стала листать страницы одну за другой, не обращая никакого внимания на содержание. Каждый раз, когда кто-нибудь проходил мимо, Кэйт с волнением поднимала глаза.
Девочка-подросток присела рядом с Кэйт. Она чувствовала ее пристальный взгляд и желание заговорить.
— Вы, наверное, какая-нибудь знаменитость? — внезапно спросила девочка.
Не отрывая взгляда от журнала, Кэйт отрицательно покачала головой.
Обман не удался. Девочка неожиданно вскрикнула:
— Я знаю вас! Вы известная модель. Вас зовут Кэйт.
На этот раз Кэйт медленно перевела взгляд на собеседницу. Прекрасно понимая, что находится не в лучшей форме после такого длительного путешествия, она ответила:
— Мне очень лестно это слышать, но Кэтлин Прайд выглядит гораздо привлекательнее. Вы ошиблись.
Некоторое время девочка с недоверием вглядывалась в лицо Кэйт.
— Действительно, — неуверенно произнесла она, поднимаясь с кресла.
Кэйт подождала, пока девочка не исчезнет из виду, потом встала, боясь пропустить Берта Макклейна. «Да что же это такое! — переминаясь с ноги на ногу, раздраженно думала Кэйт. — Неужели нельзя приехать вовремя?!» Ей и в голову не приходило, что управляющий задерживается по уважительной причине. Кэйт была уверена, что все это подстроено для того, чтобы как можно сильнее досадить ей.
Она всерьез переживала за Хэнка, быть может, преувеличивая тяжесть его болезни, чтобы оправдать свое возвращение. Но ведь это не повод для того, чтобы в очередной раз унизить ее, заставляя бродить по пустому залу ожидания. Кэйт мрачно представляла себе, как проведет остаток своей жизни в аэропорту Сан-Антонио, пустит корни и даст побеги, прежде чем появится Макклейн.


Если бы Джеймс Киллиан не потратил столько времени на свой внешний вид, он был бы на месте еще до того, как самолет произвел посадку. Сначала он примерил костюм, но, завязав галстук, почувствовал, что и шагу не сделает в этом неестественном для него одеянии. Сменив костюм на более привычные ковбойские штаны и кожаный жилет, Команчо мгновенно взмок так, что пришлось еще раз принимать душ.
Суета вокруг собственного гардероба была ему несвойственна. Но уж очень хотелось на этот раз выглядеть соответственно ситуации. В итоге Команчо остановился на выстиранных джинсах и потертых ботинках.
Итак, он опоздал. Не учел ремонт дороги на 27-й авеню и автомобильную пробку у аэропорта. Пунктуальная Кэйт наверняка уже прокляла все на свете.
Сметая все на своем пути, Команчо ворвался в зал ожидания. Кэйт там не было. Табло, высвечивающее время прибытия рейса, показывало, что она прилетела двадцать минут назад. Понимая, что получил минутную передышку, он вздохнул с облегчением, поскольку был не готов увидеть Кэйт прямо сейчас.
Десять лет назад один из профессоров его колледжа сказал, что случайностей не бывает, — все зависит от образа жизни или стиля мышления человека.
Теория подтверждалась — его опоздание к самолету действительно не случайно. Однако теперь, если он не хочет огорчить больного человека, надо поскорее ее разыскать.


У Дельты Будрокс всегда перехватывало дыхание, когда она входила в комнату, где лежал больной. Дельта была привлекательной, с пышным телосложением женщиной средних лет. Темные волосы и выразительные карие глаза говорили, что в ее жилах течет индейская кровь. Последние месяцы сильно изменили ее — она вся как-то съежилась, стала меньше. Что же делать? Горе не красило Дельту.
Войдя в комнату Хэнка, она, стараясь скрыть свои переживания, ласково улыбнулась.
— Мисс Кэтлин будет здесь в течение часа. Тебе помочь приготовиться к ее приезду?
— Я, может, и выгляжу слабым, но одеться пока могу сам.
Дельта прекрасно знала, как Хэнк презирает слабость. Он всегда гордился своей силой. Если бы только можно было уговорить его раньше обратиться к доктору Вильямсу… Но Хэнк проигнорировал первые симптомы болезни, а теперь уже слишком поздно.
Стоя в дверях, Дельта задумчиво смотрела, как Хэнк осторожно поднимается с кровати, как расстегивает и снимает рубашку пижамы, складывает ее с привычной аккуратностью и кладет на кровать. Сосредоточенный на каждом жесте, казалось, он не замечал ее присутствия. Но тут Хэнк оглянулся, криво усмехаясь. Эта усмешка всегда задевала Дельту.
— Все еще интересуешься? — спросил он.
— Некоторые вещи трудно изменить, дорогой, — она робко улыбнулась в ответ.
Хэнк страшно похудел за последнее время, но его тело все еще сохраняло для Дельты привлекательность. Пристально глядя на него, она с ужасом подумала, что теперь наслаждение может стоить ему последних дней жизни…
Сдерживая желание обнять Хэнка, прижать к своей теплой груди и покрыть поцелуями, Дельта понимала, что никакая нежность не излечит его от болезни. Она стояла, не шевелясь, пока он не ушел в ванную. И только потом, опустившись на кровать, дала волю слезам.
Последние два месяца были для нее самыми трудными. До могилы она будет помнить, как Хэнк вернулся из больницы, как сказал ей, что умирает. Это был шок. Еще год назад с ним трудно было тягаться даже двадцатилетним. А потом вдруг все резко изменилось. Сейчас, в свои шестьдесят пять, он выглядел на десять лет старше.
Дельта встала и автоматически начала заправлять постель. Мысли ее были в будущем, которое она готовилась встретить без Хэнка, — в будущем, которое становилось еще более неясным с возвращением Кэйт.


Кэйт прошла в багажное отделение, где молодая женщина, уставшая от переезда, всхлипывала у одной из дорожек, подающих вещи. Ей предстояло справиться с ребенком, кожаной сумкой и двумя чемоданами.
Кэйт уже собралась было подойти и предложить молодой маме помощь, как к ней ловко подскочил один из носильщиков.
— Вам помочь, мэм? — спросил он.
Кэйт, недолго думая, вложила носильщику в руку десятидолларовую банкноту и указала на маленькую съежившуюся фигурку с ребенком на руках, после чего взялась за поиски собственных вещей…
Багажное отделение вскоре опустело, табло с номерами рейсов погасло. Так и не найдя на дорожке своего чемодана, Кэйт направилась к выходу, не слишком переживая из-за потерянных вещей. Но, оглядев помещение в последний раз, она наконец увидела в самом углу две свои сумки, которые брала в Мехико, и чемодан, который укладывала Мимс. Проклиная себя за то, что так легкомысленно отослала носильщика, Кэйт взялась за ручку громадного чемодана. Но тот оказался неподъемным, и у нее сразу заныло плечо. «Господи, что умудрилась положить туда Мимс?» Она почти испугалась, представив себе, как понесет все это к кэбу.
Вдруг, совершенно неожиданно, Кэйт увидела того, кого меньше всего ожидала встретить здесь.
— Здравствуй, Кэйт… Я возьму вещи.
У бедняжки подкосились ноги, сердце гулко забилось. Так было всегда, когда она слышала его голос. «Боже мой, — пытаясь унять волнение, подумала Кэйт, — еще его тут не хватало».
— Какого черта ты здесь? — совладав с собою, холодно спросила она.
При своем росте она привыкла смотреть сверху вниз на большинство мужчин. Что ж, придется потерпеть и этому! Уж на него-то она точно не взглянет иначе. Хотя теперь, много лет спустя, Команчо показался ей выше и гораздо мужественнее, нежели раньше. Кэйт с интересом изучала его: те же черные волосы, собранные сзади в тугой хвост, тот же ирландский подбородок, те же глаза. Только теперь вокруг этих глаз появились морщинки.
Когда Кэйт глянула ниже, сердце ее застучало еще быстрее: облегающие джинсы скорее демонстрировали, чем скрывали, его мужские достоинства. Стоило признать, что Джеймс Киллиан стал очень привлекателен. В нем было что-то от популярных звезд кино и рока.
— Ты неплохо выглядишь, Кэйт, — он усмехнулся, без стеснения скользя глазами по ее груди.
— Какого черта ты здесь делаешь? — повторила она, не в силах унять дрожь в голосе.
— Разве мисс Полинг не передавала, что я тебя встречу?
— Она сказала управляющий… — Кэйт не смогла закончить фразу. У нее перехватило дыхание.
Уже сама встреча с отцом была довольно болезненна. Если бы Кэйт знала, кто должен встретить ее в Сан-Антонио, она никогда бы не вернулась на ранчо.
Последнее, что Кэйт слышала о Команчо от Дельты, — «то, что он окончил колледж и ушел на родео. Давно, наверное лет пят назад, просматривая журнал „Пипл“, Кэйт увидела его фотографию: победитель, размахивая призом, одной рукой небрежно обнимал какую-то блондинку.
Тогда она от всего сердца пожелала ему как можно скорее сломать шею. Надо сказать, что и пять лет спустя, ее чувства к нему не изменились.
— Я ждала Берта Макклейна, — с трудом выговорила Кэйт.
— Если бы ты интересовалась тем, как живет твой отец, то знала бы, что Берт взял расчет два года назад. С тех пор я управляю Пансионом Прайдов.
Команчо говорил спокойно, размеренно, словно рассуждал, например, о погоде. Но Кэйт чувствовала себя оскорбленной. Как мог он, знавший больше, чем все остальные, говорить о том, что она забыла своего отца.
— Ты еще осмеливаешься напоминать мне…
Ее тон разозлил Команчо. Да кто она такая, черт возьми, чтобы разговаривать с ним в таком тоне? Отвернувшись, он попытался успокоиться. Кэйт тоже притворилась всецело поглощенной багажом.
Через минуту они уже шли к машине.
Кэйт действительно была чертовски привлекательна. Команчо поймал себя на мысли, что такая женщина, как Кэйт Прайд, может стать помехой на ранчо Хилл Кантри — уж слишком она красива, — нужно будет как можно скорее спровадить ее в Нью-Йорк.
После того как сумки были уложены в багажник, Команчо обошел автомобиль и помог ей сесть на высокое переднее сиденье своего «кадиллака». Он знал много женщин, но они зарабатывали на жизнь тяжелым физическим трудом, отчего руки их всегда были красными и грубыми. Руки же Кэйт напоминали ему теплый мягкий бархат, ее жемчужные острые коготки особенно подчеркивали их женственность. Команчо сжал кулаки при воспоминании, что эти руки когда-то прикасались к нему.
Когда он садился за руль, Кэйт уже пристегивала дорожный ремень. Открыв сумочку, она достала пачку сигарет.
— Ничего, если я закурю?
Команчо покачал головой. Как он мог возражать, если сам подтолкнул ее выкурить первую сигарету, когда они были еще детьми?!
Кэйт затянулась и откинулась на сиденье, пытаясь расслабиться. Команчо не любил смотреть, как курят женщины, но она делала это с особым изяществом, даже как-то мистически. Наблюдая за ней, он вспомнил актрису Бакал, от которой приходил в детстве в бешеный восторг. У Кэйт был такой же загадочный вид и та же невозмутимая самоуверенность.
Команчо думал о том, как сильно изменилась Кэйт — из домашнего ребенка, нервного и неуверенного, она превратилась в элегантную женщину.
Хотя Кэйт и чувствовала, что Команчо не сводит с нее глаз, она держала голову прямо и смотрела в окно.
Кэйт ждала и боялась этой встречи. Если бы он только знал, сколько бессонных ночей провела она, представляя, как расскажет ему обо всем, что ей пришлось пережить из-за него. Бывали времена, когда Кэйт люто ненавидела Команчо. Она и сейчас, спустя столько лет, не могла простить ему то, что произошло между ними. «Негодяй, негодяй, негодяй…» — твердила по себя Кэйт, не смея даже мельком взглянуть на Команчо. О, она слишком хорошо знала, что стоит ей посмотреть ему в глаза, и от ее праведного гнева не останется и следа! Но может, на этот раз все будет иначе?
Кэйт посмотрела на Команчо. Ни дать ни взять — этакий ковбой, сошедший с рекламного плаката «Мальборо». Ей казалось, что он даже светится от самодовольства. Его широкие плечи, узкие бедра, надменные скулы и горящие глаза сводили с ума, но, слава Богу, уже прошли те времена, когда Кэйт находилась под властью подростковых кумиров. Она была зрелой женщиной и давно постигла ту простую истину, что и у ангела в мужском обличий может быть рыльце в пушку.
— Мимс ничего мне толком не сказала о Хэнке, — заговорила Кэйт, радуясь тому, что ее голос вновь приобрел прежнюю уверенность. — Можно поподробнее? На какой стадии болезнь?
— Был бы счастлив порадовать тебя, Китти, но…
— Я не Китти! — огрызнулась она. Так Кэйт звали в детстве. Теперь ей это нравилось не больше, чем тогда. — Что с Хэнком?
— Он очень болен. Но, знаешь, помимо болезни, его волнует кое-что еще.
— В какой больнице он лежит? — Она удивилась, почувствовав, что плачет.
— Ты ведь знаешь Хэнка. Знаешь его любовь к докторам и больницам. Он на ранчо.
— Но как же с лечением?
Команчо наконец посмотрел ей в глаза. В его взгляде светилось сочувствие и, будь это другой мужчина, она сказала бы нежность.
— Слишком поздно… Кэйт. Никто не заметил, как Хэнк заболел. Он держался молодцом, только иногда был нервен и дьявольски раздражителен. Я как-то спросил, не болен ли он. Хэнк ответил, что это просто легкие приступы артрита, что не стоит беспокоиться. И Дельте он говорил то же самое.
Кэйт сжимала в руках кошелек, нервно щелкая замочком. Она прекрасно понимала, если о том, что Хэнк болен, узнали другие, значит, он был в агонии.
— Когда поставили диагноз?
— Два месяца назад Хэнк потерял сознание. Он упал с лошади и ударился головой. Это случилось рядом с Кервиллской больницей… Когда доктор Вильямс осмотрел Хэнка, то принялся клясть его на все лады. Не припомню случая, чтобы кто-то еще говорил так с твоим отцом. Думаю, этого уже никогда не произойдет. — Команчо был плохим рассказчиком, но Кэйт живо представила Хэнка, молча сидящим на кушетке, в то время как доктор Вильяме читает ему мораль.
— Сколько времени он пробыл в больнице?
— Ровно столько, сколько нужно для анализов. Домой Хэнк вернулся дня через два. Лечиться было уже незачем, оставалось только молиться. Но не тебе рассказывать о его религиозных чувствах.
— И это все? Все, что ты сделал для отца?
Глубоко потрясенная услышанным, Кэйт даже не заметила, как назвала Хэнка отцом. Однако Команчо не пропустил это мимо ушей.
— Но что я мог сделать? — сказал он как можно теплее. — Рак излечим только на первой стадии. Хэнк слишком долго ждал.
— А химиотерапия?..
— Это только затянет агонию.
— Сколько ему осталось?
— Доктор Вильямс не может сказать точно. Полгода, год… Хэнк сильный человек и борец по натуре. Хотя, я думаю, это зависит от того, за что бороться.
У Команчо не хватило духу рассказать Кэйт все до конца. К счастью, она не задавала больше вопросов.
Задумавшись, Кэйт сидела неестественно прямо, не говоря ни слова. Но бледность и то, как она продолжала сжимать свой кошелек, выдавали ее волнение.


Сенатор Джон Блэкджек Морган казался мужчиной скорее внушительным, чем привлекательным.» Одним из элементов его скрупулезно придуманного имиджа был превосходный костюм, отлично подобранные ковбойские сапоги, делавшие их обладателя на несколько сантиметров выше, и, безусловно, тщательно отобранные знакомства. Он превосходно сохранился в свои пятьдесят два года и, казалось, всей жизнью доказывал, что удачливого мужчину, как и хорошее вино, красит возраст.
Несмотря на то что Блэкджек был довольно тучен, львиная грива седеющих волос, выдающийся нос и слегка заплывший квадратный подбородок придавали мужественность его облику.
Хьюстон — город, к которому Блэкджек относился как к своему поместью. Он любил это место за безграничность власти над ним. Сидя за рабочим столом, сенатор мог созерцать из окна своего кабинета банки Буффало Бэйно, расположенные на той самой площади, где братья Алены заложили полтора века назад фундамент» первого дома. Немного правее ближе к западу, лежала роскошная площадь Галлерия со своими шикарными магазинами и изысканными ресторанами, чуть дальше возвышалась массивная башня Транско.
Окинув взглядом привычные места, Блэкджек встал из-за стола, подошел вплотную к окну и посмотрел вниз. С такой высоты не рассмотришь плохо вымощенных дорог и взрытых тротуаров, пустых лент прогулочных площадок и облупившихся стен офисов. А это было бы видимым доказательством существующих экономических проблем Техаса. В середине 80-хчфинансовый кризис поставил на колени когда-то гордый и независимый штат. И до сих пор Техас не может оправиться от этого сокрушительного удара.
Сегодня Блэкджек был явно не в духе. Задумавшись, он заложил руки за спину — привычка, приобретенная во время военной службы. Рейган и буш не способны удержать куре. Неразбериха нарастает как оползень. Чертовы конгрессмены! Только и знают, что свистеть на публику. Даже удирая со службы, они пытаются извлечь выгоду из собственного краха и залезают в постели к журналисткам, дабы излить свою душу. Сенатор нахмурился. За последние десять лет его любимый Техас оказался под каблуком у любителей легкой наживы. Сегодня под угрозой оказалось и его собственное благополучие. Будь он проклят, если позволит загнать себя в угол, как предыдущий губернатор Джон Коннэлли, который был на гребне волны только тогда, когда вращался в кругу президента Кеннеди.
История Коннэлли была в высшей степени поучительной. Блэкджек слишком хорошо помнил, с каким остервенением накинулись на его предшественника журналисты. В те времена по телевидению почти каждый вечер показывали выставленные на аукцион картины, украшавшие до этого губернаторский особняк. Надо сказать, потенциальных покупателей было тогда немало. Среди них, кстати, подвизался и нынешний сенатор… Слава Богу, его собственные денежные проблемы не столь серьезны. Хотя со времени техасского кризиса и падения курса акций он с трудом сводил концы с концами.
Несмотря на непрерывно жужжащий под потолком кондиционер, в кабинете было жарко. Достав из кармана белоснежный платок с монограммой, Блэкджек вытер пот со лба. Пока ему во всем везло. Везло с того самого момента, как одно очень рискованное предприятие за ночь сделало его миллионером. Тогда ему было двадцать три. Он мог бы легко избежать службы в армии, но, помимо денег, ему хотелось власти — не нужно быть особо просвещенным, чтобы знать, как военное звание влияет на выборы в Вашингтоне.
Итак, Блэкджек отслужил положенное и возвратился в Штаты, полный надежд и стремлений. Действительно, удача сопутствовала ему. Достаточно только вспомнить самое начало — первое место в конгрессе. Но сейчас все было гораздо сложнее…
Как только губернатор сел в глубокое кожаное кресло и принялся просматривать письма, принесенные на подпись, засигналил коммутатор.
— Делегация корпорации «Нишида» ожидает приема, — доложил секретарь.
Блэкджек взглянул на настольный календарь, потом на свои часы: японцев отличала предельная точность. Он познакомился с ними на деловом обеде в Токио. Как осторожный человек, губернатор не терял связи с людьми, которые хоть как-то могли оказаться ему полезны.
Когда-то в Японии Блэкджек на одном из вечерних коктейлей познакомился с представителями «Нишиды» и, не теряя времени даром, пригласил их к себе в Вашингтон или Хьюстон. Они приняли приглашение и выбрали Хьюстон…
— Зовите, — распорядился сенатор.
Будучи консерватором и обладая своеобразными патриотическими чувствами, он не питал симпатии к «цветным». Твердо убежденный, что именно «цветные» виноваты в нынешних беспорядках в Америке, Блэкджек мечтал о тех временах, когда сядет за круглый стол и «поставит все на свои места». Но пока обстоятельства вынуждали его смириться с фактом, что деньги не имеют отношения к цвету кожи.
Блэкджек встретил японскую делегацию, кланяясь и расшаркиваясь в соответствии с этикетом, соблюдение которого немало значило для людей, придающих большое значение ритуалу. Он понимал, что сначала последуют долгие часы бесед и обедов, и только потом японцы перейдут непосредственно к делу. Дай-то Бог, чтобы оно — дело — стоило ожидания.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поединок страсти - Торн Александра



неплохо ранчо красавец управляющий который влюблен в дочь хозяина и старушка любовь которая вернулась к главным героям через 10 лет прекрасные друзья которые не оставляют в беде все сложилось чудесно все неудачи позади все препятствия устранены мир воцарился на ранчо восторжествовала любовь и дружба крепкая настоящая
Поединок страсти - Торн Александранаталия
12.01.2013, 15.58





Да роман прекрасен!И герои великолепны, все без исключения. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Поединок страсти - Торн АлександраАнна Г.
17.09.2014, 0.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100