Читать онлайн Поединок страсти, автора - Торн Александра, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поединок страсти - Торн Александра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поединок страсти - Торн Александра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поединок страсти - Торн Александра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торн Александра

Поединок страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Кэйт улыбалась сама себе, стаскивая с вешалки легкий костюм, отделанный лайкой. Облегающий жакет с глубоким вырезом на груди и короткая юбка выглядели превосходно. По правде говоря, времена, когда Кэйт сама покупала себе вещи, давно уже канули в Лету. С тех пор как она вернулась домой, ей не приходилось думать о нарядах. И теперь, примеряя юбку, Кэйт прямо-таки светилась от удовольствия. Год тяжелого труда часы, проведенные в седле, совсем не изменили ее фигуры, она по-прежнему выглядела очень эффектно. Открытый лиф предлагал нескромному взгляду полюбоваться ее прекрасной грудью. Короткая юбка открывала стройные ноги.
Крутясь перед зеркалом, Кэйт чувствовала себя необычайно сексуальной и привлекательной.
— Спасибо тебе, подружка! — произнесла она вслух. Покупка платья была последним пунктом в списке дел Мимс. Успех Аутбэка в равной степени заслуга их обеих.
Усаживаясь за туалетный столик, Кэйт выдвинула ящичек с забытой ею за последние несколько месяцев косметикой. Через несколько минут Кэйт Прайд, знаменитая модель с огромными глазами, румяными скулами и сочным ртом возникла, как по мановению волшебной палочки.
Шикарный костюм Байрона был сшит по заказу много лет назад известным портным Савиллом Роем. Байрон вдел старинные изумрудные запонки, доставшиеся ему от отца, в манжеты «рубашки и на минуту задержался перед зеркалом, завязывая узел на своем великолепном голубом галстуке. Затем он быстро надел пиджак и сунул ноги в дорогие кожаные туфли. Взяв с ночного столика маленькую обшитую бархатом коробочку с маркой одного из самых знаменитых магазинов, Байрон положил ее в карман брюк.
Выйдя в холл, он кликнул Команчо.
— Сейчас, еще минуту, — отозвался тот с другого конца коридора.
Вот уже полгода они были добрыми друзьями. Ночная драка стала началом их крепкого мужского союза. Прежние обиды давно отошли в прошлое. А общая преданность делу Прайдов сплотила их крепко-накрепко.
Месяц назад, когда Кэйт заявила, что для работы ей необходима комната Байрона, Команчо тут же предложил ему перебраться к себе. А вчера, поздней ночью, Байрон предложил Команчо быть его свидетелем на свадьбе. Надо ли говорить, как тот обрадовался за друга?
Через приоткрытую дверь спальни Байрон увидел, как Команчо возится с галстуком.
— Помочь?
Команчо весело улыбнулся.
— Признаться, я не великий искусник в таких делах. Ну? Как я выгляжу? — Он указал на великолепный галстук серебристого цвета. — Хэнк подарил мне его два дня назад.
— Отлично! Сегодня вечером все дамы будут сходить от тебя с ума.
— Мне довольно и одной. — Команчо потрепал Байрона по плечу. — Можешь не ждать меня. Я знаю, тебе хочется побыть с Мимс. Я же могу еще неизвестно сколько провозиться.
Команчо подождал, пока хлопнет входная дверь, и подошел к окну. Глядя вслед Байрону, он не мог удержаться, чтобы не посетовать на превратности судьбы. До чего же непредсказуема жизнь! Байрону пришлось изъездить полсвета, чтобы встретить женщину своей мечты, а его Кэйт росла буквально у него под носом. Но от этого не было легче ни ей, ни тем более ему.


…Задумавшись, Мимс сидела за своим туалетным столиком. Она наконец-то решила отойти от дел своего агентства, продать Дом моделей и посвятить себя тому, о чем мечтала вот уже почти полгода. Мимс знала на что идет и радовалась предстоящим переменам. Но ей было чуточку страшно. Она не могла предугадать, как поведет себя Байрон, когда она скажет ему о своем решении?
Размышления Мимс прервал стук в дверь. Это был Байрон. Он прошел через комнату и, наклонившись, поцеловал ее в щеку.
— Не ожидала увидеть тебя так скоро, — вздохнула Мимс, покраснев от удовольствия.
— Я ждал этой минуты с того самого часа, как мы с Кэйт встретили тебя в аэропорту, — снова целуя Мимс, пробормотал Байрон.
— Возможно, в эти дни нам редко придется бывать наедине, — сказала она, и, немного отстранившись, пристально посмотрела на Байрона. — Я кое-что хотела бы сказать тебе прямо сейчас.
Мимс встала и достала из чемоданчика с платьями документы на ее Дом моделей и расторгнутые контракты. Мимс до смерти боялась оскорбить Байрона тем, что не посоветовалась с ним прежде, чем приступать к действиям. И все же решать надо было ей самой.
— Я хотела бы, чтобы ты прочел это сейчас, — сказала она.
Но Байрон, будто не слыша ее, опустился на кровать и достал из кармана маленькую бархатную коробочку.
— Вначале я хочу тебя попросить…
Но тут дверь неожиданно распахнулась.
— Пора! — воскликнула Кэйт, заглядывая в комнату. — Ой! Я не помешала?
Но было уже поздно.


Блэкджек высунулся из бокового окошка своего лимузина, проезжая по дороге, ведущей к старинному особняку Прайдов. Его жена, дочь и зять расположились на задних сиденьях автомобиля.
— Папочка, посмотри, как здесь великолепно! — воскликнула Авери, тыкая холеным наманикюренным пальчиком в сторону зебр, разгуливающих не более чем в ста ярдах от машины. — Я всегда любила зоопарки! Но у Кэйт звери абсолютно свободны! Аутбэк ожидает грандиозный успех. Я так благодарна тебе, папочка, за то, что ты помогал Кэйт!
— Ну разве можно отказать своему старому другу! И потом я сразу увидел, что планы Кэйт великолепны и вполне реальны… Знаешь, Аутбэк чем-то напоминает мне Африку, — заметил сенатор, вспоминая свое путешествие в ЮАР. Тогда все шло просто великолепно до тех пор, пока дотошные газетчики не превратили хороший отдых в очередной политический визит.
Судя не только по охающим и ахающим посетителям, прилепившимся к окошкам своих автомобилей, но и по реакции в прессе, Кэйт должна была чувствовать себя настоящей победительницей. Блэкджек всегда отдавал должное ее мужеству и настойчивости. Удивительно, но этой желторотой девчонке все-таки удалось вырвать из лап неугомонных кредиторов старое ранчо и превратить его в техасское сафари, обещавшее немалую прибыль.
Сенатор улыбнулся, подумав о собственной изворотливости и удачливости. Ну разве кому-нибудь удавалось так лихо выкрутиться из безвыходного, казалось бы, положения? Блэкджек потирал руки от удовольствия: Точиги вот уже неделю обхаживает земли Хеферанса, играя в американского фермера. Он сам полностью рассчитался со своими долгами и, мало того, может теперь рассчитывать на новые долгосрочные кредиты — благодарность его приятеля-банкира за выгодный контракт была безграничной. Думается, что и Детвейлер не будет в обиде, получив чек на кругленькую сумму.
И все же в благодушное настроение сенатора, вопреки разуму, вкрадывалась тревога. Почему? Он не мог ответить на этот вопрос.


Весь день Кэрроллу Детвейлеру пришлось угробить на то чтобы рулить среди грязных машин и фургонов, то и дело оглядываясь на едущих сзади — не заприметил ли кто-нибудь чего-нибудь подозрительного, не привязался ли какой-нибудь любопытный? Раза два он было уже решил, что дело проиграно. Но вскоре все мнимые преследователи оставили его в покое. «Навредить Прайдам, — подумал он, посмеиваясь, — так же просто, как сходить в кустики».
Чувствуя, что пора бы и отдохнуть, Детвейлер свернул в дубовую рощу и поставил свой грузовик в заранее подготовленное убежище. Он повесил на шею бинокль и открыл дверцу машины. Из кузова послышалось глухое рычание, заставившее Детвейлера похолодеть. Он все еще не оправился от своей первой встречи с русским кабаном.
Надо сказать, что этот зверюга испугал нашего бравого вояку насмерть, «штурмуя» забор, за которым бедолаге в последнюю секунду удалось-таки спрятаться. Все мало-мальски знавшие Детвейлера, сильно удивились бы, увидев в тот момент его искаженное страхом, нет, ужасом лицо. Правда, и для самого Дета это тоже было полнейшей неожиданностью. Но теперь он готов ко всему. Его кабанчик, не евший вот уже три дня, будет прекрасным подарком Кэйт Прайд.
Вылезая из машины, Детвейлер от души веселился, воображая, какую свинью подложит Кэйт. Что же, Прайдам на открытии Аутбэка придется принимать еще одного, очень голодного, очень опасного и очень неожиданного гостя.
Спустя полчаса он подошел к невысокому холму, еще в прежние времена служившему ему наблюдательным пунктом. Посмотрев вниз, Детвейлер увидел аутбэковский пруд, террасу, обеденный павильон, выглядевший как на открытке. Официанты сновали туда-сюда с муравьиной организованностью. «Но еще немного и поднимется невообразимая суматоха, — усмехнулся Детвейлер, — когда на сцене появятся восемьсот фунтов страшной, безжалостной силы.
Группа мужчин в черных галстуках и скромных костюмах неторопливо прогуливалась в сторонке. «Секретная служба безопасности», — острым опытным глазом различив армейскую выправку у некоторых из них, заключил Детвейлер. Пока он наблюдал за официантами, у теннисного корта припарковалась машина шерифа. Ему не составило большого труда узнать своего знакомого — Шумакера, бодро зашагавшего к охранникам. Что ж, этим ребяткам сегодня придется туго. Их оружие не сможет уложить кабана с первого выстрела. Черт побери, да на него нужно выходить, как на слона!
Этот зверюга, прежде чем умереть, кое-кому здесь испортит настроение. Пресса будет иметь удовольствие мусолить событие на страницах известнейших журналов страны. Кэйт Прайд не сможет доказать, что кабан — сам по себе редкость — не принадлежит Аутбэку. С отчаяния она наверняка бросит все и уедете Нью-Йорк. Так или иначе, а Детвейлер рассчитывал все-таки выжить Прайдов с их земель.


Хэнк наблюдал в подзорную трубу, как к центральным воротам подъезжают «мерседесы», лимузины, «кадиллаки» и аутбэковские микроавтобусы, купленные специально для церемонии открытия.
Когда час назад Кэйт заглянула в отцову комнату, то выглядела прекрасно. Каждый день видя ее в седле, Хэнк уже почти забыл, что его дочь одна из известнейших в мире моделей. Если поразмыслить, то он был порядочным дураком, не раскусив ее характера раньше. Теперь Кэйт стала для него возрожденной Лиззи: та же красота, доброта, тот же интеллект и та же неуемная гордость…
Хэнк вдруг подумал, что очень скоро он будет вместе с Элизабет. Но пока Кэйт нуждается в нем, он должен жить.
Ожидалось, что сам вице-президент разрежет ленточку на открытии Аутбэка. Хороший парень, этот вице-президент, вежливый и с прекрасными манерами. Как трогательно было с его стороны навестить больного. Хэнк будет вспоминать вице-президента намного дольше, чем многословного Моргана. И как ни расхваливала Моргана Кэйт, этот записной сенатор ему не нравился: было в нем что-то отталкивающее, хищническое.
Хэнк поворачивал подзорную трубу вправо и влево, пытаясь отыскать в толпе Кэйт. Внезапно он разглядел в миле от дома поднимающийся столб пыли, такой, какой обычно оставляет за собой медленно едущая машина.
Что за черт, кому это взбрело в голову кататься здесь в такое время?! Со вчерашнего дня все дороги к Аутбэку были перекрыты службой безопасности, и шериф Герман Шумакер говорил, что раз в два часа над
Аутбэком будет пролетать служебный вертолет. Но, похоже, этих мер не хватило, раз какая-то чужая машина появилась на территории ранчо.
Тут было что-то не так. Хэнк достал свою рацию, надеясь, что Команчо быстро сумеет выяснить, в чем дело.


Не обращая внимания на восхищенные взоры красавиц, Команчо стоял в стороне от толпы и, попивая пиво, посматривал по сторонам. Дела, по его мнению, шли как нельзя лучше. Гости по достоинству оценили Аутбэк: восторженные взгляды и радостные улыбки не сходили с лиц приглашенных.
Большая группа расположилась у бара и на террасе, отсюда открывался великолепный вид на Гуадалупе. К реке на водопой в это время приходят стада животных. Каждый раз, когда появлялось какое-нибудь новое стадо, восхищение присутствующих не знало границ.
В который раз Команчо видел этот водопой, но зрелище по-прежнему не оставляло его равнодушным. «С нынешнего дня здесь всегда будет так, — подумал он, — так, как задумала Кэйт, — звери и люди вместе». А через несколько лет и его затея с креолами принесет свои плоды. Но сегодня ему довольно успеха Кэйт.
Команчо вновь оглянулся вокруг. Сенатор возбужденно о чем-то рассказывал, заглушая своим баритоном все остальные голоса. Байрон переходил от одной группы людей к другой и, судя по тому, что там, где останавливался сей господин, раздавались смех и аплодисменты, в этот вечер он имел небывалый успех. Но внимание Команчо занимал круг поклонников Кэйт, неприступной стеной окружавших ее со всех сторон. Она выглядела необычайно привлекательно и невероятно сексуально. Он никогда еще не хотел ее так сильно.
— Привет, симпатяга! — сказала Бобби Рэй, протягивая Команчо руку. — Великолепная вечеринка, не так ли?
— Да. А у тебя все отлично?
— Ты что, смеешься? Отлично? Да это лучший день в моей жизни! Сенатор только что отвесил мне комплимент по поводу платья. Представляешь?! — Бобби Рэй была безмерно удивлена, словно только что стала свидетелем второго пришествия.
Команчо только собрался сказать ей, что она и в самом деле выглядит просто великолепно и что, между прочим, новый администратор, Марк Калхоун, ни на миг не спускает с нее глаз, как вдруг услышал сигнал рации.
— Команчо, сынок? — Это был Хэнк.
— Что случилось? Тебе плохо, Хэнк? — взволнованно спросил Команчо, достав из кармана рацию.
— Не волнуйся, сынок, все хорошо, — быстро успокоил его Хэнк. — Но, наблюдая за гостями, я увидел кое-что странное. В миле с небольшим от дома — столб пыли, как будто там только что на очень низкой скорости проехала машина. Надо бы выяснить, что за незваные гости пожаловали на ранчо.
Толпа кружила вокруг Кэйт. Люди подходили и отходили, что-то спрашивали и выражали свое восхищение.
— Эта группа животных из Африки… Эта — из Южной Америки… — успешно комментировала происходящее Кэйт.
Иногда она слышала реплики, не относящиеся непосредственно к ней: «Стоит вернуться сюда еще следующим летом… надо бы привезти сюда детей. Какая мужественная женщина, и как ей удалось все это?..»
Кэйт была наверху блаженства от похвал. Впервые за долгие месяцы она чувствовала себя спокойно и уверенно, гонка с временем и вечные волнения остались позади.
Вдруг рядом с Кэйт появился Команчо. Даже среди этого пышного великолепия он выглядел лучше всех.
— Куда ты торопишься? — нежно улыбаясь своему возлюбленному, спросила Кэйт.
— Хэнк только что вызвал меня по рации. Он увидел подозрительный столб пыли в миле отсюда. Я думаю, что лучше всего было бы сразу убедиться, что ничего страшного не происходит.
Бобби Рэй была страшно удивлена, что Команчо резко прервал разговор и скрылся в толпе, на прощание пробормотав: «Прошу прощения…» «Он никогда не был так груб», — подумала она, поглядев ему вслед. Бобби нахмурилась. Быть может, она сказала что-то лишнее?..
Остановив проходящего официанта и заказав бокал шампанского, Бобби задумчиво смотрела по сторонам, пока к ней не присоединилась Мимс.
— Какая великолепная вечеринка, — нараспев проговорила Мимс. — Вы должны гордиться. Кэйт рассказывала мне, как много сделано вами для успеха Аутбэка.
— Вот чем я привыкла гордиться. — Бобби Рэй осушила бокал с шампанским одним глотком. — Извините, Мимс. Я не хотела вам нагрубить.
— Что-то случилось?
— Минуту назад Команчо смертельно обидел меня.
— О, дорогая, он наверняка этого не хотел! Мне всегда казалось, что Команчо гордится вами как своей протеже!
— Ага. То есть, да, конечно, я думаю, вы правы. Он разговаривал с Хэнком. Может быть, поэтому…
— О, дорогая, неужели Хэнку плохо?
— Нет. У него-то, по-моему, все нормально. Он сказал, что видел столб пыли в миле отсюда, — Бобби Рэй указала на запад.
— Вы слышали что-нибудь еще? — заподозрив неладное, спросила Мимс.
— Нет, ничего, — Бобби Рэй вдруг испугалась. — Бог мой, неужели вы думаете…


Кэрролл Детвейлер поставил свой грузовичок у небольшого холма, выключил мотор и достал флягу. «Не мешало бы малость выпить перед тем, как выйти на дело», — подумал он, отхлебывая виски. Ему пришлось немало потрудиться, планируя эту операцию. Теперь Детвейлер мог быть уверен, что все получится как нельзя лучше. Жаль только, ему не удастся увидеть реакцию Кэйт Прайд, когда русский кабан присоединится к веселой вечеринке.
Выпив еще немного виски, он схватил бинокль, вылез из грузовика и поднялся на холм лишний раз убедиться, что вечеринка в самом разгаре. Детвейлер был уже почти наверху холма, когда внезапно увидел приближающийся грузовик управляющего. Решив, что успеет выпустить кабана до того, как управляющий подъедет к нему, Детвейлер опрометью кинулся вниз.


Команчо не сказал Кэйт ни слова о том, что собирается делать. Он решил ехать один. Она слишком неподходяще одета для подобной поездки. Черт, да она вообще практически не одета! Ну как можно было нацепить эту неприлично короткую юбку и эту штучку, которая, по всей видимости, называется кофточкой, но не является таковой. Разве Кэйт не понимает, как это вызывающе выглядит?!
Проезжая мимо нее, Команчо притормозил и, держась одной рукой за руль, достал с заднего сиденья свою винтовку. Затем вынул ее из чехла и подал ей из окна.
— Зачем это? — воскликнула Кэйт.
— На всякий случай, — ответил он. — Герман говорил, что кое-кто из местной ребятни, болеющих «звездной болезнью», сегодня с утра у ворот караулил наших гостей. Возможно, некоторым из них все же удалось пробраться сюда.
— Но на детей не ходят с винтовкой! — Кэйт! Я же сказал, это на всякий случаи! Патроны в ящичке для перчаток. Ты еще не разучилась стрелять?
— Нет, и потому я еду с тобой, — ослепительно улыбаясь, ответила она, лихо запрыгивая в машину. Несколько минут спустя Команчо понял, что недооценил ситуацию: громадный мужчина в армейской форме бежал вниз по холму, к грузовику, до которого было рукой подать. Его неуклюжая переваливающаяся походка могла показаться забавной и даже смешной, если бы не зверское выражение лица.
Команчо был неприятно удивлен, в деталях разглядев бегущего, — его армейскую форму, его шрам на левой щеке. Он вспомнил тот день, когда кто-то выследил их с Кэйт на берегу реки. Было что-то необычное в следах, оставленных тем извращенцем. Потом эти же следы оказались около взорванных загонов и у открытых клеток со львами. Теперь Команчо понял, в чем дело, — мерзавец, постоянно вредивший им, был хромым.
Он пожалел, что взял с собой Кэйт. Ему следовало быть осторожнее: возможно, этот амбал вновь задумал выпустить львов из вольеров.
Если дела обстоят именно так, то Кэйт здесь не место.
«Какой же я идиот, — мысленно ругал себя Команчо, — разве нельзя было настоять на своем и оставить Китти с гостями…»
— О, Боже мой, это он! — воскликнула Кэйт, как только Команчо затормозил. — Тот нахал, что приставал ко мне в «Сауз Стар»!
— Дай-ка мне винтовку, — сказал Команчо, — и езжай назад, за шерифом. — На всякий случай он развернул грузовик.
Бегущий внезапно изменил направление и стал приближаться к их машине с необычайной скоростью. Команчо едва успел спрыгнуть с сиденья на землю.
— Я надеялся, что успею открыть вам дверцу! — выкрикнул незнакомец.
— Тебе крупно повезло сегодня, — ответил Команчо, поднимая винтовку до уровня его живота.
— Ого, ничего себе! — Совершенно не обращая внимания на угрозу, амбал расплылся в улыбке. — Вы только гляньте, кто сюда пожаловал! Да провалиться мне на месте, если это не моя сладкая Кэйт Прайд!
Команчо покосился и увидел, как Кэйт выходит из грузовика. «Боже мой, — подумал он, — что она делает…»
— Девочка моя, да ты великолепно сервирована, просто готовое блюдо! — негодяй буквально раздевал Кэйт глазами. — Я так голоден! Но сначала надо разобраться с твоим дружком.
Команчо щелкнул затвором.
— Ну, так чего же ты медлишь, сукин сын!
— Кое-что совершенно лишнее в твоей одежде, милашка. Я с удовольствием помогу тебе это снять. — Словно не слыша Команчо, продолжал Детвейлер.
Кэйт была ошарашена внезапным появлением проходимца из «Сауз Стар». Она понимала — он пытается вызвать Команчо на поединок. Надо было что-то делать.
— Поскольку вы постоянно следите за нами, — заговорила она, — то должны знать, — ранчо охраняется полицией, а сегодня к ней присоединилась еще и служба безопасности. Если вы попытаетесь убежать прямо сейчас, вам удастся выйти сухим из воды.
— Бежать? — мерзавец расхохотался, — Теперь, когда мне наконец-то после стольких трудов и неудач удалось приготовить вам достойный подарочек?! Вон в том грузовике — восьмисотфунтовый русский кабан! Если вспомнить, что ты все-таки сельская девочка, то тебе, может быть, известно кое-что об этих хрюшках. Мой экземпляр не ел вот уже три дня. К тому же он немало натерпелся, вдыхая запахи вашего пиршества. Думаю, настало время ему пообедать.
— Стой и не двигайся, мерзавец! — Команчо взвел ружье.
Всякий нормальный человек на месте Детвейлера беспрекословно подчинился бы приказу. Но он даже бровью не повел.
— Да ведь ты все равно не будешь стрелять в безоружного! Ты же у нас совестливый, гордый…
Команчо буквально рассвирепел, глядя на уродливую физиономию этого монстра. Еще немного, и он нажал бы на курок. Слава Богу, в последнюю секунду ковбоя спасло воображение — он вдруг отчетливо представил себе, что случится, если пуля все-таки будет выпущена. Нет, нет и нет! Он не может убить человека. Подойдя к Кэйт, Команчо протянул ей ружье.
— Извини. Мне придется действовать несколько иначе, — он натянуто улыбнулся. — Нужно быть с ним на равных, Китти.
— Понимаю, — ответила она мягко. Потом повернувшись к незнакомцу, резко заговорила с ним:
— Этот день будет одним из самых черных дней вашей жизни. Черным и, может быть, даже последним. Но совесть моя чиста, я предлагала вам бежать.
Команчо был благодарен Кэйт за поддержку. После ее слов он знал, что победит. Хотя они с противником явно принадлежали к разным весовым категориям, ни у Кэйт, ни у него не было страха перед этим бугаем. Они не сомневались в победе.
«Когда боксируешь нельзя злиться, — говорил ему Байрон. — Держи себя в руках и старайся смотреть своему Противнику с глаза — это самый лучший способ читать его мысли».
«Байрон был прав», — подумал Команчо, как только началась драка. Он легко увернулся от Детвейлера и хорошенько, так что тот взвыл от боли, врезал ему в живот.


Блэкджек очень любил бывать в общественных местах, где ему легко удавалось завязывать полезные знакомства. Обычно для этого приходилось прилагать множество усилий. Теперь же на празднике у Кэйт, за бокалом шампанского, все шло легко и непринужденно. Правда, сенатор был, что называется, не совсем в духе. Он по-прежнему чувствовал опасность и с большим трудом поддерживал светскую болтовню, время от времени приторно улыбаясь в объективы назойливых фотографов.
Праздно шатаясь меж приглашенных, Блэкджек вскоре присоединился к группе людей, окруживших эксперта по экзотическим животным, Джима Фолейя. Мало интересуясь россказнями этого чудака, он глазел по сторонам. Его внимание привлекли Байрон Невилл и шериф, явно спешившие куда-то.
Блэкджек был удивлен и заинтригован. «Как бы подсуетиться и выяснить в чем дело», — подумал он.
Конечно, не стоит ввязываться в неприятности, но интуиция подсказывала сенатору, что случилось нечто затрагивающее его интересы.
Байрон и шериф уже садились в машину, когда Блэкджек наконец-то догнал их.
— Куда это вы торопитесь? Какие-нибудь проблемы?
— Пока не ясно, — ответил шериф. — Поступило сообщение о подозрительном грузовике на территории Аутбэка. Надо проверить. Может быть, ничего серьезного.
— Я еду с вами!
— Вряд ли это разумно, сенатор, — Байрон никак не мог понять, почему Морган так взволнован.
— И все же я с вами. Мне, а не вам отвечать за безопасность вице-президента, — не дожидаясь разрешения, Блэкджек распахнул заднюю дверцу и сел в машину.
— Хорошо, сенатор, — сказал шериф, усаживаясь за руль. — Но вы должны обещать, что останетесь в машине до тех пор, пока я не разрешу вам выйти.


«Этот молокосос дерется как профессионал», — подумал Детвейлер, утирая разбитый нос и подволакивая зверски разболевшуюся ногу. Вопреки здравому смыслу, Дет прекрасно понимал, что не сможет уложить своего противника, — он решил драться до конца. Так и былобы, не появись в решающий момент машина с шерифом.
— Руки вверх! — воскликнул Шумакер, выскакивая из машины.
Детвейлер обернулся: перед ним стоял проклятый полисмен и чуть поодаль — Байрон Невилл, этот гад, дрянь и подлец.
— Руки вверх! — повторил шериф.
Увидев направленный на него револьвер, Детвейлер. повиновался. Кто будет спорить с пушкой? Он, мягко говоря, не ожидал увидеть представителя властей. Управляющий, Невилл, кто угодно, но только не шериф. Едва соображая, Детвейлер слушал, как Шумакер говорит ему о правах задержанного. Он видел подобные сцены по телевизору сотни раз и теперь никак не мог поверить, что это происходит на самом деле и с ним. Как же так получилось?
Кэйт, управляющий и белый охотник стояли рядом, но задержанный не обращал на них никакого внимания. А вот выходящий из машины Морган безмерно удивил и озадачил его. Что, черт побери, делает здесь сенатор?! Неужели он с ними заодно? Нет, быть этого не может! Блэкджек ни за что на свете не стал бы выслеживать своего друга.
— В чем дело? — строго спросил сенатор, подойдя к шерифу. — Почему вы задержали этого субъекта?
— Он нарушил границы частных владений, — ответил Команчо.
— Это тот самый болван, который приставал к Кэйт в «Сауз Стар», — добавил Байрон.
Будь Блэкджек человеком более импульсивным и впечатлительным, он бы незамедлительно бросился бы бежать и бежал бы без передышки до самого дома. Неужели Детвейлер окончательно рехнулся? Что он делает здесь, когда давно должен быть в Элгине?!
Едва сдерживая ярость, сенатор перевел взгляд на Детвейлера. Дет всегда был недалеким парнем. Но Блэкджек не мог и предположить, что он настолько глуп.
— Я думаю, вам следует вернуться в машину, сенатор, — говорил шериф. — У меня еспвсе основания полагать, что это опасный преступник. Если мистер Киллиан не ошибается, то именно он организатор как минимум двух нападений на ранчо Прайдов.
Блэкджек рад был сесть в машину и уехать отсюда как можно скорее, но прежде стоило выяснить, насколько он может оказаться втянутым в эту историю.
— О каких нападениях идет речь? — спросил сенатор.
— Кто-то очень старательно вредил Прайдам: разрушил загоны, выпустил из клеток львов.
— Вы подозреваете его? Почему?!
Шумакер нахмурился;
— Я видел его до этого при плачевных обстоятельствах. Несколько месяцев назад в одном из ночных кафе он приставал к мисс Прайд.
— Черт, сенатор, — не выдержал Детвейлер, — да скажи же им наконец, почему я здесь! Скажи, что ты меня нанял!.
Блэкджек опешил. Еще немного и все погибнет: его репутация, его карьера, вся его жизнь.
— Если ты еще в своем уме, то лучше воздержись от ложных обвинений, — шериф строго посмотрел на задержанного. — Для тебя будет лучше говорить правду.
— Но я не вру! — заносчиво выкрикнул Детвейлер. Неважно, нравится сенатору или нет, но не будь тогда этого проклятого телефонного звонка, он бы преспокойно потягивал сейчас пиво в одном из элгинских баров. — Мы с сенатором старые друзья. Ведь правда, Блэкджек? Мы не расстаемся с самого Вьетнама. И он просил меня сделать так, чтобы у Кэйт Прайд ничего не вышло с Аутбэком.
Блэкджек побледнел. Может ли кто-нибудь поверить в его связь с Детвейлером? Черт! Номер телефона в записной книжке и этот проклятый чек могут сильно его подвести, если он тут же не объяснит их возникновения.
— Я знаю этого человека. Он служил во Вьетнаме под моим командованием… — сенатор говорил спокойно, заставляя слушателей поверить, что он действительно разговаривал со своим бывшим сослуживцем по телефону много месяцев назад и делал это исключительно из беспокойства о его умственном здоровье.
Он рассказал о душевной болезни Детвейлера, о его выходках во Вьетнаме, поведал о том, что упрашивал беднягу полечиться и даже дал ему чек на довольно кругленькую сумму, чтобы покрыть больничные издержки.
Детвейлер почти не слушал Блэкджека, заметив лишь, что шериф, слушая сенатора, опустил свою пушку. Это был шанс довести операцию до конца. Забыв о возрасте, хромоте и ноющем теле, он бросился к грузовику, не обращая никакого внимания на предупредительный выстрел. Пуля просвистела у виска. Но Детвейлер, подволакивая больную ногу, успел добежать до грузовика и выпустить кабана.
Кабан, ослепнув от яркого света, мотал головой из стороны в сторону.
— Беги, черт тебя дери, беги! — кричал Детвейлер, хлопая ладонями по ляжкам.
Русский кабан особенное животное. Он силен как бык, умен как обезьяна и зол как сам сатана. Животное возненавидело человека, державшего его без еды и света. Очутившись на свободе, кабан бросился на знакомый голос и запах — на своего мучителя.
С ужасом Кэйт смотрела, как клыки кабана вонзились в грудь Детвейлеру. Человек и зверь вместе упали на землю. Работая клыками, как палач топором, кабан вспорол своей жертве живот.
Команчо выхватил у Кэйт ружье и прицелился в кабана.
— Я не могу стрелять! Я попаду в Детвейлера! — выкрикнул он.
— Ради Бога, сделай же хоть что-нибудь! — выдавила из себя Кэйт.
Она ненавидела и боялась этого человека, но даже своему врагу не пожелаешь такой ужасной смерти! Зажав уши руками, чтобы не слышать, как шериф и Команчо стреляют по кабану, Кэйт не двигалась с места. Звуки выстрелов перемежались с ревом животного и предсмертными хрипами человека. Затем наступила мертвая тишина.
— Все кончено, — шептал Команчо, крепко прижимая к груди Кэйт. — Все кончено…



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поединок страсти - Торн Александра



неплохо ранчо красавец управляющий который влюблен в дочь хозяина и старушка любовь которая вернулась к главным героям через 10 лет прекрасные друзья которые не оставляют в беде все сложилось чудесно все неудачи позади все препятствия устранены мир воцарился на ранчо восторжествовала любовь и дружба крепкая настоящая
Поединок страсти - Торн Александранаталия
12.01.2013, 15.58





Да роман прекрасен!И герои великолепны, все без исключения. Читайте и наслаждайтесь чтением.
Поединок страсти - Торн АлександраАнна Г.
17.09.2014, 0.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100