Читать онлайн Бесстрашная, автора - Торн Александра, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бесстрашная - Торн Александра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.82 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бесстрашная - Торн Александра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бесстрашная - Торн Александра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торн Александра

Бесстрашная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Алиция ехала верхом по аллее от дома Прайдов к их почтовому ящику, благодарная случаю, позволившему на время вырваться из угнетавшей ее атмосферы дома, ставшей непереносимой с той минуты, как Улисс объявил о своем намерении ухаживать за Райной.
Вместо того чтобы вызвать радость, это сообщение повлекло весьма неприятные последствия: в доме теперь чувствовалась какая-то обреченность. Почему ее мать ходила повсюду с выражением печали и ужаса на лице и каждый раз, когда ей казалось, что ее никто не видит, заливалась слезами? И почему всякий раз, когда Патрик воображал, что Шарлотта на него не смотрит, на лице его появлялось выражение горькой печали?
Но больше всего поражало поведение Улисса, что, несомненно, было следствием его неурядиц с Райной. Когда Улисс участвовал в семейных трапезах, вид у него был рассеянный и не было ни малейшей возможности вступить с ним в беседу.
Но Алиция сама не имела причин веселиться. Даже с Терриллом она разговаривала резко, когда он в последний раз приезжал. Она не могла рассказать ему о причине своего плохого настроения, как не могла рассказать никому другому.
Тыльной стороной руки Алиция отерла влажный лоб. Предполагается, что дамы должны сиять, а не потеть, но июньская жара действовала на Алицию почти так же, как на ее кобылу: обе казались взмыленными. Или причиной было ее нервное состояние?
Прошло уже два месяца с тех пор, как она отправила свою рукопись в Нью-Йорк, и сердце ее было исполнено надежды. Теперь же надежда эта почти угасла. С каждым днем ей было все труднее казаться беззаботной.
Неужели издателю требовалось так много времени, чтобы прочесть рукопись? Неужели не было специального человека, который бы занимался тем, что отвечал на поступающие письма? Чувство собственного достоинства не позволяло ей отправить рукопись какому-нибудь другому издателю до тех пор, пока она не получит ответа от господина Бидла или от одного из его помощников.
Фантазия Алиции немедленно нарисовала некую каморку, наполненную мрачными тенями. Редактор сидел за столом, заваленным рукописями. На самом верху этой горы лежала ее книга.
С губы редактора свешивалась сигарета. Черты его лица выражали все большую скуку, он методично складывал из каждой страницы ее романа бумажного голубя и отправлял его в полет в раскрытое окно.
Вот подонок, подумала она, адресуя эпитет воображаемому издателю и иже с ним и мысленно обрекая их всех на вечные муки в аду.
Она подъехала к почтовому ящику и с такой силой дернула дверцу, что содержимое высыпалось на землю.
«Прекрасно, просто чудно», – пробормотала она, видя, как письма плавно опустились в лужу, образовавшуюся после ночного дождя.
Поездка в дамском седле обладала одним неудобством – было трудно спешиться без посторонней помощи. Когда Алиция попыталась изящно соскользнуть с седла на землю, ее юбка зацепилась за стремя. Тут ее кобыла, решив порезвиться, сделала шаг в сторону, и Алиция полетела в жидкую грязь.
– Черт возьми! – выругалась она, с наслаждением ощущая, как брань слетает с ее губ. Она уже собиралась встать, когда вид конверта с нью-йоркской маркой и с названием издательства Бидла привлек ее внимание.
«Не слишком-то радуйся!» – посоветовала она себе, чувствуя, что у нее захватило дух. Возможно, это был ответ с отказом принять ее рукопись.
Она подняла конверт вместе с остальной почтой и встала. Почему этот конверт был таким толстым? Неужели требовалось несколько страниц, чтобы сказать «нет»?
Кобыла стояла в нескольких футах от нее и мирно жевала траву.
– Тысяча благодарностей. Ты оказала мне огромную помощь, – сказала Алиция лошади и сунула почту в один из седельных мешков.
Она отерла грязь с конверта и вскрыла его, не обращая внимания на то, что юбка ее была заляпана грязью.
«Уважаемый мистер Деверо», – говорилось в письме.
Сердце ее остановилось. Кто такой этот Деверо? Алиция была слишком взволнована и еле вспомнила, что сама воспользовалась этим псевдонимом.
«Рад сообщить вам, что принимаю вашу книгу и готов ее немедленно опубликовать».
Счастливец этот мистер Деверо, кисло подумала Алиция. И вдруг ее будто поразил удар молнии. Ведь это она сама – мистер Деверо! Она читала первую страницу сквозь завесу слез.
Слова «азарт, подлинность, эмоциональная глубина» и «увлекательность» прыгали перед ее глазами, и Алиции казалось, что ее осыпают букетами цветов.
Господин Билл желает приобрести права на публикацию ее книги. Она ему очень понравилась. Он полагал, что автора ждет великое будущее. Поэтому он хотел заключить с ним контракт и получить исключительное право на публикацию пяти первых романов господина Деверо. Когда до Алиции дошло, какой гонорар он ей предлагает, она чуть не лишилась чувств. Теперь она была богата!
Последний абзац содержал следующие строки:
«Пожалуйста, при первой же возможности пришлите подписанный вами контракт. Буду весьма признателен, если вы сможете встретиться со мной в Индианоле, где я буду 10 августа».
Он хотел увидеться с ней лично, чтобы обсудить се планы на будущее, ее возможную карьеру, включая также и чтение лекций. Она тотчас же представила себя на сцене, читающей свое произведение и осыпаемой громоподобными аплодисментами. Свет газовых рожков должен придать ее облику таинственность и загадочность.
Однако было одно обстоятельство, которое никак не вписывалось в радужную картину, потому что в своем письме господин Бидл упорно именовал ее «мистером Деверо». Значит, он ожидал встречи с мужчиной.


Райна не стала возражать, когда Улисс предложил помощь в нотариальном оформлении завещания ее отца. Она согласилась и на то, чтобы он привел в порядок все документы, касающиеся ранчо, просмотрел все расходные и приходные книги. Она ни слова не сказала, когда он добровольно взял на себя эти обязанности.
Она была не так глупа, чтобы отказываться от квалифицированной юридической помощи. Но простить ему дружбу с Юсфулом она не могла. Улисс потихоньку приносил волкодаву лакомые кусочки и подкармливал собаку за ее спиной. Однако больше всего Райну раздражало то, как Улисс втерся в доверие к Велвет. Она теперь без устали пела ему дифирамбы, словно он был живым собранием всех добродетелей, в то время как Райна знала, что он отъявленный негодяй и трус. Если собаку Улисс подкупал лакомствами, то что же он пообещал ее матери?
Если бы Велвет не чувствовала себя такой одинокой, Райна с радостью вышвырнула бы Улисса вон, пригрозив отцовским ружьем. У нее было сильное искушение вымазать его дегтем и вывалять в перьях, хотя ради этого было бы жалко пожертвовать хотя бы одной курицей.
Его постоянное присутствие вынуждало Райну держаться подальше от дома и обречь себя на добровольную ссылку. Чем больше времени Улисс проводил с Велвет, тем меньше бывала дома Райна.
Вчера она подъехала к конюшне позже обеденного часа, при этом ее желудок властно требовал пищи. Девушка хотела быстро обтереть спину Старфайера и дать ему лишнюю меру овса, прежде чем отправиться ужинать. Когда она поставила жеребца в стойло, то заметила Улисса, убиравшего навоз с таким видом, будто он занимался этим каждый день.
– Ради всего святого, что ты собираешься делать? – спросила она.
– Разве не ясно? – спросил он со своей дьявольской усмешкой.
Райна почувствовала, что живот у нее свело, а во рту пересохло при виде его обнаженного торса. Как могло случиться, что этот книжный червь сумел разработать такую великолепную мускулатуру?
Ее рука сама протянулась, чтобы потрогать эти мужественные изгибы, когда она наконец осознала, что делает, и отдернула руку, сунув ее для пущей уверенности в карман. Она не могла отвести взгляд от Улисса, в ней боролись раздражение и желание.
– Я хочу знать, зачем ты здесь. Чего ты, собственно, добиваешься, проводя столько времени на моем ранчо, когда у тебя есть собственное?
Он поднял руку, чтобы отереть пот с лица. Ее взгляд успел отметить золотистые волосы у него под мышкой. Нос ее ощутил острый запах мужского пота. Она задышала глубже, жадно впитывая этот непривычный аромат.
Позади Улисса висел фонарь, бросая свет на его обнаженный торс. Неужели это золотое руно спускалось и ниже, туда, где тело прикрывали штаны? Райна жаждала его прикосновения, ее губы томились в ожидании поцелуя.
Но разум ее кричал: берегись! Шрамы от нанесенных им ран еще не зажили.
Улисс смотрел на нее так же, как и она на него.
– Так ты не понимаешь? – переспросил он. – Действительно не понимаешь?
Его голос, казалось, проникал прямо в сердце и растекался внутри, играя, словно шампанское, отчего голова у Райны становилась легкой и бездумной. Она старалась воспротивиться этому.
– Я знаю, что ты хитрый интриган, сладкоречивый, бесстыдный…
Он покрыл разделявшее их расстояние одним плавным движением и заглушил ее слова поцелуем. Его губы были такими теплыми, что от этого прикосновения ее обдало жаром, а самое потаенное место увлажнилось. Райне показалось, что ее тело словно начинает плавиться.
Прежде чем она успела сказать «нет», ее рот раскрылся навстречу его поцелую и ищущему языку. Она почувствовала, как груди ее набухли, а соски поднялись, прикасаясь к его обнаженной груди. Ощущать его так близко для Райны было все равно что оказаться в раю.
– Возможно, я именно такой, как ты сказала, – бормотал он, не переставая ее целовать. – Но кроме того, я мужчина, который тебя любит. Вот почему я торчу здесь каждый день, Райна. Ты не позволяешь мне ухаживать за тобой как полагается, но ты не можешь запретить мне помогать тебе.
– Ты не помог мне в Остине, когда для меня это было так важно. А здесь мне не нужна твоя помощь! – выкрикнула она, вырываясь из его объятий.
Райна выбежала из конюшни так стремительно, будто ее преследовала стая демонов. Она даже не взглянула на Старфайера, оставшегося нерасседланным и голодным. Пусть его кормит Улисс, если уж он так желает быть полезным.
Когда Райна в сумерках подъехала к дому, она чуть не взвилась от ярости при виде одной из лошадей Прайдов, привязанной к столбу у двери. Она была так подавлена, что даже не осознала, что на этой кобыле обычно ездила Алиция, а не Улисс. У нее уже не было сил, чтобы выдержать еще один бой. Улисс не мог всерьез ухаживать за ней. Он не любил ее, не собирался на ней жениться, она была уверена в этом. Он околачивался здесь потому, что ему доставляло удовольствие смущать и тревожить ее.
Вместо того чтобы ввести свою лошадь в стойло, Райна на этот раз привязала ее к столбу рядом с чужой кобылой. Райна намеревалась сказать Улиссу все, что думает о нем. Когда она закончит свою речь, он не посмеет и заикнуться об ухаживании, не говоря уже о поцелуях. Он будет слишком занят зализыванием ран.
Райна хлопнула дверью кухни и огляделась, чувствуя себя пумой, загнанной в ловушку. К своему удивлению, она увидела за столом Алицию и Велвет. Улисса нигде не было видно.
– Похоже, ты работаешь допоздна. Я думала, что ты вообще не вернешься, – сказала Алиция, вскакивая с места.
– Я уже было и сама так подумала, – ответила Райна, удивленно оглядывая подругу. – Ты принимала грязевую ванну? Что с тобой случилось?
– Я упала с лошади, – ответила Алиция с улыбкой, будто не могла представить себе ничего веселее. Она вытащила замусоленный конверт из кармана жакета. – Райна, у меня замечательные новости.
– Так ты не пострадала? – Райна подошла к раковине вымыть руки.
– Речь совсем не об этом! Я наконец получила ответ от мистера Бидла. Он хочет приобрести мою книгу! По правде говоря, он хочет купить и четыре следующие. Он пророчит мне известность!
– Книгу? Что за книга? – спросила Велвет.
Синие глаза Алиции расширились от ужаса настолько, что стали видны белки. Она стала похожа на испуганного енота.
– О Боже, я и забыла, что вы здесь, миссис де Варгас.
– А почему бы мне не быть здесь? Это моя кухня.
– Вы совершенно правы. – Алиция начала счищать комки грязи со своей юбки на чистый пол.
– Право, не знаю, что мне делать. Очень прошу вас никому ничего не говорить ни о письме, ни о романе. Я не хочу, чтобы мама знала. Или о моей книге, пока я сама не буду уверена в том, что произойдет.
Велвет выглядела недовольной.
– Из секретов никогда не выходит ничего хорошего.
– Пожалуйста, миссис Велвет, я вас очень прошу! Велвет склонила голову, как она делала всегда, если не могла сразу принять решение.
Потом внезапно сказала:
– Если в твоих действиях нет ничего незаконного или аморального, думаю, я смогу помолчать какое-то время. А теперь, если ты перестанешь теребить свою юбку, я принесу метлу и уберу грязь, которую ты насыпала мне на пол.
Алиция ухитрилась принять вид кающейся грешницы, но как только Велвет вышла, она взвилась со своего стула.
– Ну не чудесно ли это? – восклицала она, размахивая письмом перед носом у Райны.
– Я не смогу узнать, насколько это чудесно, если ты не дашь мне прочесть.
Нежелание Райны поверить хоть одному мужчине удерживало ее от того, чтобы присоединиться к ликованию Алиции. Она села за стол, подкрутила фитилек керосиновой лампы, чтобы на бумагу падало больше света, затем внимательно прочла письмо и контракт. Контракт был составлен в обычной для официальных бумаг форме, а письмо не оставляло никаких сомнений в отношении намерений издателя.
– Я же говорила тебе, что у тебя получается книга, – сказала Райна, когда прочла документы. – Но зачем было вводить мистера Бидла в заблуждение и писать ему, что ты мужчина? Из всех возможных глупостей…
Ликование Алиции несколько померкло.
– Я хотела узнать, чего я стою. Мне и в голову не приходило, что мистер Бидл захочет встретиться со мной. Что же мне теперь делать?


Улисс и Патрик стояли на крыльце, наблюдая, как угасает день.
– Как дела у де Варгасов? – спросил Патрик.
– Райна прекрасно справляется, – ответил Улисс.
– Ты знаешь, что я не это имею в виду. Как у тебя дела с Райной?
– Никак, – мрачно отозвался Улисс. – Я испытал все средства, начиная от извинения и кончая тем, что вчера выгребал навоз из их конюшни. Я перед ней пресмыкался, пытался ее соблазнить. Ничего не действует. Райна не может или не хочет забыть прошлое. Я не отступился, не потерял надежды, но, по правде говоря, мои идеи иссякли, У тебя в запасе не найдется еще какого-нибудь фокуса, который мог бы на нее подействовать? – Улисс бросил на дорожку недокуренную сигару.
– Может быть, и найдется, – ответил Патрик с усмешкой. – Помнишь, я рассказывал тебе, как получил пулю и это решило дело?
Не понимая, к чему клонит отец, Улисс кивнул.
– Это случилось не здесь, – объяснил Патрик. – Это произошло в Лиано.
– Не вижу связи.
– Думаю, сыграло роль то, что мы уехали из города. То, что мы оказались на новом месте, дало нам обоим еще одну возможность обдумать наши отношения. Там нас никто не знал, и мы были почти одни, наедине друг с другом.
– Если ты предлагаешь мне увезти Райну из города, то это замечательная мысль. Но не думаю, что она согласится. Она даже не разрешит мне пригласить ее на обед в Керрвилле.
– В этом несчастье вашего поколения, – сказал Патрик, усмехаясь. – Вы слишком быстро отступаете от цели.
Улисс не отреагировал на насмешку. Он не раз слышал такие нарекания от других мужчин, сверстников отца, и полагал, что передавать эстафету следующему поколению – всегда дело нелегкое.
– Отец, у тебя что-то на уме. Как насчет того, чтобы объяснить мне свои планы?
– Я хотел попросить тебя помочь доставить на ранчо Набоба.
– Но ведь ты сам туда отправляешься. Я знаю, как тебе не терпится увидеть этого быка.
– Верно, не терпится. И все же мне больше хочется остаться здесь, с Шарлоттой, в последние дни ее пребывания у нас на ранчо.
– Ты действительно думаешь, что она собирается вернуться в Англию?
– Так она говорит.
– А ты не хочешь попытаться удержать ее?
– Пытаюсь. Поэтому-то я и хочу отправить тебя подальше отсюда. Я останусь здесь с Шарлоттой, а ты проведешь время вдвоем с Райной. Возможно, у нее появятся новые воспоминания, связанные с тобой, вместо прежних. Подумай об этом, сынок. Набобу потребуется несколько дней отдыха после морского путешествия. У тебя будет достаточно времени, чтобы обедать с Райной в лучших ресторанах, ходить в театры, гулять по залитым лунным светом пляжам.
Улисс даже облизнулся при этом.
– Звучит как первоклассный рецепт для того, чтобы завязать роман. Но как, черт возьми, я заставлю Райну поехать со мной?
– Это моя забота. Я сам попрошу ее поехать с тобой, потому что не доверяю тебе и не думаю, что ты сможешь доставить быка здоровым и невредимым. – Патрик хмыкнул. – И, по правде говоря, это недалеко от истины.
Несколько месяцев назад Улисс обиделся бы на шутку отца, теперь же он вторил его смеху. Этот план мог сработать.
– Райна не может дождаться прибытия Набоба, потому что горит желанием скрестить его со своими лучшими коровами. Если ты предложишь ей бесплатно использовать нашего производителя в обмен на ее труд, не думаю, что она откажется.


Алиция открыла дверь конторы Террилла и заглянула внутрь. Со стен смотрели фотографии разыскиваемых преступников. Обстановка оставляла желать лучшего. И уж меньше всего это помещение было похоже на исповедальню. Но она выбрала время и место, чтобы признаться Терриллу во всем, начиная от использования ею истории с Флоресом и кончая признанием в безнадежной любви к Терриллу.
«Сейчас или никогда», – подбадривала она себя, пытаясь дышать глубоко, несмотря на корсет.
– Вы не говорили, что собираетесь сегодня в город, – сказал Террилл, поднимая голову от бумаг. В его голосе слышался упрек.
– Я решила приехать еще вчера вечером, – сказала Алиция. – Я хотела показать вам письмо, полученное со вчерашней почтой.
Она протянула ему измятый конверт. Террилл обошел вокруг стола, с минуту изучал конверт, потом посмотрел на нее.
– Оно адресовано не вам. Вы все еще хотите, чтобы я прочел его?
Когда Алиция протягивала ему письмо, рука ее дрожала.
– Я знаю, от кого оно и кому адресовано, и хочу, чтобы вы его прочли.
– Я вас не понимаю. – Он почесал затылок. – В прошлый раз, когда мы виделись, вы были явно не в духе. А теперь хотите, чтобы я прочел чужое письмо? Что же происходит?
– Я все объясню после того, как вы прочтете. Пожалуйста, Террилл, сделайте это для меня.
Он осторожно вынул письмо из конверта, будто опасался, что оно взорвется у него в руках.
Алиция наблюдала смену чувств на его лице: любопытство, удивление, волнение и, наконец, гнев.
Закончив чтение, Террилл бросил письмо на стол:
– Кто, черт возьми, этот малый по имени Деверо? И кто дал ему право пользоваться моим именем? Это что, ваш поклонник? Или вы изобрели столь сложный способ сообщить мне, что возвращаетесь в Англию и выходите замуж? Если так, то я не хочу этого слышать.
Последние слова он не проговорил, а прорычал, и этот рев мог бы напугать самого свирепого преступника из тех, чьи портреты украшали стены конторы.
Но Алицию это не напугало. Для ее ушей возмущенная тирада Террилла звучала сладостной музыкой.
– А кто дал вам право указывать, что мне делать?
– Я не указываю, я прошу. – Его тон смягчился. – Пожалуйста, не уезжайте в Англию.
– А для вас это имеет какое-то значение?
– Да, для меня это значит многое.
– Почему?
– Хотите, чтобы я это сказал? – Он решительно выпятил нижнюю челюсть, когда Алиция кивком показала, что хочет этого. Потом застонал: – Ладно, будь по-вашему. Я вас люблю, безумно люблю и даже забыл, что я неподходящий муж для вас.
– О, вы заблуждаетесь, Террилл, – вырвалось у Алиции.
– Хотел бы, чтобы было так. Мы с вами принадлежим к совершенно разным мирам, и между нами нет ничего общего. Я веду тяжелую и неустроенную жизнь, а вы дама голубых кровей. Я слишком стар для вас, к тому же необразован, черт бы побрал этот Техас!
– Все это и заставило меня полюбить вас, Террилл Микс, – заявила Алиция.
Не ожидая приглашения, она шагнула к нему и притянула к себе, потом крепко поцеловала его прямо в губы. Это был настоящий поцелуй, от которого подгибаются колени.
Террилл недаром выбрал профессию рейнджера – он прекрасно умел владеть инициативой, и Алиция с облегчением отметила, что его поцелуй был не менее страстным. Террилл прижал ее к себе с такой силой, что Алиция ощутила прикосновение его восставшей плоти.
Так вот что означает почувствовать настоящую близость мужчины, подумала она. Как будто цветок внезапно расправляет лепестки. Нет, тут же поправила она себя, это напоминает бобовый росток, но только растет особенно быстро.
К тому времени, когда их поцелуй иссяк, ее щеки стали пунцовыми, а на побледневшем лице Террилла особенно явственно выделялись веснушки. Он был похож на человека, только что пережившего отчаянный страх или невероятное наслаждение, а возможно, то и другое вместе.
– Где это ты научилась так целоваться? Неужели у этого Деверо? – проворчал он.
– Мне нравится, что ты ревнуешь, – ответила Алиция, награждая его улыбкой. – Но мне придется признаться, что не существует никакого Деверо. Это девичья фамилия моей матери. И я воспользовалась ею, потому что предполагала: господин Бидл не пожелает приобрести вестерн, написанный женщиной.
У Террилла округлились глаза.
– Значит, книгу написала ты?
– Виновна и поймана с поличным.
– И этот мистер Бидл действительно хочет заплатить тебе за него? Ты уверена, что это единственное, чего он хочет от тебя? Что, черт возьми, ты знаешь об этом человеке?
– Уверяю тебя, это не розыгрыш. – Ей нравилось, что он был готов защищать и ее самое, и ее интересы. – Может быть, поговорим позже? Я предпочла бы вернуться к поцелую.
Он поднял правую руку, отстраняя ее.
– Не приближайся ни на шаг. Если я снова тебя поцелую, я не смогу с тобой разговаривать. Зачем ты написала этому Бидлу, что была техасским рейнджером по имени Террилл Микс?
– Он должен был поверить, что я знаю, о чем пишу.
– А о чем ты там написала?
– Моя книга основана на деле Флореса. Он хлопнул себя ладонью по лбу:
– О, мой Бог, я буду всеобщим посмешищем.
– У мистера Бидла не возникло желание посмеяться. Он счел мою книгу потрясающей. Более того, я намекнула ему, что ты собираешься оставить работу рейнджера.
– Что?
– Ты должен подумать о следующих четырех книгах, и ничто не должно мешать твоему писательскому труду.
Бедный Террилл лишился дара речи.
– Алиция, ты загнала меня в угол. Ведь писательница ты, а не я.
– Это знаю я, и это знаешь ты. Но господин Бидл никогда об этом не узнает. Я приехала попросить тебя встретиться с ним вместо меня.
– Но это безумие! Я ничего не знаю об этом ремесле. Я даже не читал своей книги.
– Это моя книга, – перебила его Алиция довольно кислым тоном, – у тебя будет уйма времени, чтобы прочесть ее. И тебе вовсе не надо ничего знать о том, как пишутся книги. Ты просто должен быть в форме рейнджера. Поговори с ним о своих подвигах, покажи бляху и револьвер. Именно это ему и интересно.
Террилл покачал головой:
– Я не буду даже пытаться выдать себя за кого-то другого. Мистер Бидл мгновенно меня разоблачит. Кроме того, я не могу отлучаться по собственному усмотрению. – Чем яростнее он возражал, тем яснее становилось, что он обдумывает просьбу Алиции.
– Я сказала о твоем намерении оставить работу рейнджера, и это не просто слова. Я собираюсь заработать кучу денег для нас обоих.
Террилл оцепенел.
– Я не могу позволить, чтобы ты меня содержала. Я не альфонс.
– Я это знаю, дорогой. – Она впервые назвала его так. – У меня было время обдумать все это. Ведь я не справилась бы с книгой без твоей помощи, а теперь мистер Бидл хочет, чтобы я написала еще четыре. Я уже начала второй роман, и он тоже основан на твоих рассказах.
– Ах вот как! – Скептическое выражение его лица показало Алиции, что он все еще не убежден.
– Ну неужели ты не понимаешь? Ты меня вдохновляешь. Я всегда мечтала стать писательницей, но пока мы не встретились, у меня ничего не получалось.
– Ты это серьезно?
– Серьезнее быть не может. Я не хочу провести всю свою остальную жизнь, сочиняя грошовые вестерны. Я хочу путешествовать и писать книги, но ты должен быть рядом, чтобы защищать меня. – Ее речь была пронизана страстью. – Подумай обо мне, любовь моя. Неужели тебе не хочется увидеть пирамиды или поохотиться на тигров, сидя на слоне?
К ее безмерному облегчению, Террилл снова превратился из сосульки в живого человека. Его напряжение спало.
– Я бы солгал, если бы сказал, что не хочу этого. Откровенно говоря, я и сам подумывал о том, чтобы оставить работу рейнджера. Но есть куча препятствий, которые предстоит преодолеть.
– Назови хотя бы одно.
– Твоя мать.
– Я справлюсь со своей матерью. Еще что?
– Твой издатель. Я никогда не сумею его убедить, что я писатель, по крайней мере пока достаточно не изучу твое творчество. А у нас нет на это времени.
– В таком случае я поеду с тобой. – Когда Алиция произносила эти слова, она уже знала, что нашла правильное решение. – Ты сможешь представить меня мистеру Бидлу в качестве своего секретаря.
– Моего чего?
– Секретаря. Машинистки. Стенографистки. Если мистер Бидл будет задавать какие-то специальные вопросы, на них отвечу я.
– Полагаю, может так случиться.
Продолжая гнуть свою линию и понимая, что уже добилась успеха, Алиция протянула ему руку:
– Итак, сделка заключена?
Он взял ее руку, повернул ладонью кверху и поцеловал. Это прикосновение вызвало отклик во всем ее теле, будто по руке пробежал электрический ток. Этот поцелуй вызвал в ней такой прилив энергии, что она могла бы теперь танцевать всю ночь, а потом сесть и написать новый бестселлер.
– Это безумие, – бормотал он. – У меня такое чувство, что я веду себя как дурак, но сделка есть сделка. Впрочем, есть еще одна проблема.
– Я слушаю. – Сколько еще возражений он придумает?
– Если мы поедем вместе, я не отвечаю за свое поведение.
Эта угроза вызвала восхищенную дрожь во всем ее теле.
– Что ты хочешь сказать?
– Не играй со мной в игрушки, Алиция. Ты прекрасно знаешь, что я хочу сказать. Я достаточно старомоден, чтобы ждать помолвки и свадьбы.
– Я тоже, – ответила она, смахивая слезы. Все вышло гораздо лучше, чем она предполагала. – А теперь поцелуй меня.
Террилла не пришлось просить дважды.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бесстрашная - Торн Александра



Роман мне очень понравился,из всех что я читала он на 1 месте! но читала не в интернете а в книге. Очень классный. Я и попереживала,и поплакала,и посмеялась.
Бесстрашная - Торн АлександраЕкатерина
27.05.2011, 18.58





"Бесстрашная"-это продолжение"Возвращение надежды".Очень интересная дилогия, особенно"Возвращение надежды".Всем рекомендую для прочтения.
Бесстрашная - Торн АлександраНатали
7.12.2012, 17.50





История любви Улисса и Райны мне понравилась. Понравилось, что главный герой не секс - машина, супер уверенный в себе альфа - самец, а простой мужчина, которому, чтобы спасти любимую от купания под льдом потребовалось время и много сил. А не как обычно в романах - без труда и с невероятной легкостью. Меня порадовало, что автор максимально правдива. Бесила Алиция и её любовь к возрастному мужчине. Там была такая фраза "Я хочу писать книги, но моя жизнь скучна, а твоя насыщена" Так при чем здесь любовь, если тебе просто было скучно и нужен был человек, который будет тебе рассказывать о своих приключениях, чтобы ты потом могла написать о них в своей книги, и зваться "писателем"? Ещё бесила любовь отца главного героя и его первой жены. Он только 3 месяца назад похоронил жену, которую любил до безумия всю жизнь, и тут надо же, стоило приехать другой, взять на себя хозяйство, - и вуаля!, и него уже стояк...В общем, любовь гл.героев - очень хорошо, любовь остальных, лично для меня, изрядно подпортило книгу.
Бесстрашная - Торн АлександраКсения
29.04.2014, 9.57





Начало шокирующее не думала,что автор так задумает вторую книгу,а Патрик в этой книги вообще меня разочаровал. Значит когда он был молодым и Элька была замужем он чего то выжидал,а когда её не стало он решил опять наступить на те же грабли женится на этой стрекозе(которая скакала выискивала светскую жизнь с деньгами) опять без любви.Любовь Улисса и Райны очень понравилась как в сказке да и Алисси с Тревиллом тоже. Ну короче читайте и оставляйте свои коментарии.
Бесстрашная - Торн АлександраАнна Г.
16.09.2014, 9.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100