Читать онлайн Бесстрашная, автора - Торн Александра, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бесстрашная - Торн Александра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.82 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бесстрашная - Торн Александра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бесстрашная - Торн Александра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торн Александра

Бесстрашная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

В сочельник, в десять часов вечера, Улисс пожелал Шарлотте и Алиции доброй ночи. Пока они поднимались по лестнице в свои спальни, придерживая юбки руками, он наблюдал за их грациозными движениями. На верхней площадке лестницы Алиция остановилась и с лукавой улыбкой послала ему воздушный поцелуй.
– Пусть все ваши рождественские желания исполнятся, – сказала она, исчезая в темноте коридора.
Рождественские желания? У него не было никаких желаний, кроме одного – найти наконец внутреннюю гармонию, добиться которой ему никогда не удавалось. Он слишком долго воевал со своим прошлым.
Он простоял некоторое время у подножия лестницы, прислушиваясь к приглушенным женским голосам, пока Алиция и Шарлотта желали друг другу спокойной ночи. Как он завидовал их взаимной привязанности и преданности друг другу и как желал, чтобы между ним и его отцом отношения были хотя бы вполовину такими теплыми!
Чувствуя себя одиноким и особенно ощущая отсутствие Илке в это время года, с поникшими плечами он прошел через холл нижнего этажа в кладовую, где хранил приготовленные подарки. Он отнес их в гостиную и положил под елку.


Патрик рано удалился в спальню, сославшись на усталость, и предоставил Улиссу сопровождать Шарлотту и Алицию в Керрвилл на церковную службу, проходившую при свете многочисленных свечей. Улисс подозревал, что его отец не мог заставить себя встречать Рождество без Илке и оказаться лицом к лицу с многочисленными доброжелателями и друзьями.
Когда они прибыли в церковь, она была уже полна пароду. Улисса поразило, как много людей помнят Шарлотту, еще больше его поразило то, как тепло они ее приветствовали.
Было похоже, что и Шарлотта пришла в восторг, встретившись со своими старыми друзьями. Мэр и его жена даже заговорили о том, чтобы устроить официальный прием по случаю праздников.
Кажется, никто не помнил и тем более не задумывался о скандале, отравившем юность Улисса. Возможно, они просто поддались очарованию Шарлотты. Бог свидетель, она с легкостью завоевала их симпатии.
* * *
Хотя усталое тело требовало покоя и звало его в постель, Улисс знал, что не сможет заснуть. Несмотря на то, что во время езды туда и обратно он промерз до костей, Улисс чувствовал какое-то возбуждение. Он подошел к камину и помешал угли, возвращая их к жизни, так, что они снова зардели. Он стоял в задумчивости, и его не покидало чувство, что нечто важное осталось не сделанным. Это его беспокоило.
Он гордился своим логичным и упорядоченным умом, а также поведением, которое считал следствием такого склада ума. Как юрист он был добросовестным, все дела были всегда досконально изучены и тщательно продуманы. Ему не нужно было напоминать, что его работа требует усердия. Привычка к точности пронизала все его существо. Ему было приятно сознавать, что и в личной жизни он столь же педантичен. Что же он мог забыть?
Он приготовил для Патрика пару сапог на заказ еще несколько месяцев назад. Во время поездки с Алицией и Райной в Керрвилл он улучил минутку, чтобы выбрать подарки для Алиции и Шарлотты.
Ничего кричащего. Он не выносил вульгарности, выставляемой напоказ. Однако показать им знак своего растущего уважения было в порядке вещей. Ему удалось довольно легко найти изящную французскую кружевную шаль для Шарлотты и брошь-камею с такими же серьгами для Алиции.
Для слуг и своих подчиненных в офисе Улисс купил подарки еще несколько недель назад, а также договорился с отцом, чтобы всем работникам на ранчо выплатили премии в зависимости от того, сколько лет они прослужили, а завтра им всем предстояло насладиться самым настоящим пиром с таким количеством бурбона, какое они смогут выпить.
Зная, что отец не поедет по магазинам, он купил кожаный жилет для Рио и пару изящных лайковых перчаток для Велвет. Кто же остался без подарка?
И вдруг в его мозгу вспыхнуло имя Райны. Улисс покачал головой, как бы отказывая ей в праве присутствовать в его мыслях. Они не дарили друг другу подарков с тех самых пор, как были детьми. Кроме того, ему было известно, что она не питает интереса к столь любимой женщинами мишуре. Во всяком случае, теперь было уже слишком поздно об этом сокрушаться. И все же Райна не шла у него из головы. Ее личико, казалось, поднималось к нему из пламени камина. И ведь никто не работал лучше нее на ранчо все эти месяцы, когда Патрик отгородил себя от мира. Простая вежливость требовала признания ее заслуг, какого-то вознаграждения, а ему было известно, что Патрик не ездил в город за подарками.
Улисс оторвал взгляд от пламени в камине и оглядел комнату – его глаза обшаривали все ее углы, будто нужный подарок мог появиться где-нибудь сам собой. Черт бы побрал эту девчонку! Она изобрела новый способ мучить его, думал Улисс, подходя к окну.
Слабый свет шел из амбара. Должно быть, работник, приставленный охранять его ночью, грелся внутри.
И в мгновение ока нужное имя всплыло в памяти Улисса – Старфайер. Он прекрасно помнил выражение лица Райны, когда она просила продать ей жеребца. Ее широко расставленные зеленые глаза были полны надежды, как глаза ребенка, и так же мгновенно в них отразилась боль, когда он сказал, что подумает о ее просьбе.
Но не сдержал своего слова. Он каждый день выезжал на Старфайере, совершенно забыв о просьбе Райны. Хотя Улисс и не был привязан к животным так, как Райна, но предпочитал Старфайера любой другой лошади. Боже милостивый, неужели он всерьез обдумывал ее просьбу? Неужели он смог бы расстаться с этим великолепным жеребцом?
Разумеется, нет. Это было бы больше, чем просто знак внимания. Старфайер был подарком такого рода, который мужчина дарит женщине, если собирается на ней жениться.
И все-таки, начав об этом думать, Улисс не мог выкинуть этой мысли из головы. Райна объезжала этого коня. В тот день, когда она привезла ему почту, она выглядела великолепно, сидя на Старфайере. Никогда еще он не видел двух неприрученных созданий, двух диких существ в столь совершенной гармонии друг с другом. Кроме того, какое значение мог иметь один конь, когда Улисс мог позволить себе купить любого, если бы у него явилось такое желание?
Он прижал ладонь ко лбу, чтобы проверить, нет ли у него жара. Нет, вроде не было. Так почему же он вновь и вновь возвращался к этой абсурдной идее расстаться со Старфайером?
Как всегда с ним бывало, когда приходилось справиться со сложной проблемой или предстояло принять трудное решение, он глубоко вздохнул, стараясь успокоиться, а потом начал мысленно перебирать все «за» и «против», стараясь беспристрастно взвесить свой щедрый жест.
Конечно, он отдаст великолепный экземпляр конской породы, но человек, обладающий собственностью, имеет обязательства использовать эту собственность наилучшим образом, а Старфайер станет замечательным лихим конем.
Улисс надеялся использовать его на племя, но Райна слишком любит лошадей, чтобы серьезно возражать, если он попросит ее свести Старфайера с лучшими кобылами Прайдов.
Райна может неправильно истолковать причину, подвигнувшую Улисса сделать ей такой подарок. Улисс ни в коем случае не хотел бы, чтобы Райна вообразила, что за этим стоит что-то личное.
С другой стороны, его щедрость произведет огромное впечатление на Алицию, а Улисс хотел произвести на нее впечатление. Она бранила его за бесцеремонное обращение с Райной и не поверила ему, когда он сказал, что Райна вовсе не возражает против его манеры поддразнивать ее. Между этими двумя женщинами возникла нежелательная для него дружба. Но ему не повредит, если у Райны будет повод сказать о нем Алиции что-нибудь хорошее.
Улисс покачал головой. К его изумлению, соображения «за» не перевесили соображения «против». Собственно говоря, весы справедливости оказались в полном покое, если не считать одного: где-то глубоко внутри по причинам, которые у него не хватало духа вытащить на свет, он и в самом деле хотел подарить лошадь Райне.
Боже, как бы он хотел присутствовать в конюшне ее отца, когда она найдет там Старфайера. Учитывая то, как плохо Райна умела скрывать свои чувства, на ее удивление и радость стоило бы взглянуть!
О черт, подумал он, выходя в холл и снимая с вешалки теплую куртку. Кого, собственно, он пытался обмануть, обвести вокруг пальца?
– Веселого Рождества, Квинни, – пробормотал он, направляясь к двери.
Услышав, как Улисс вышел из дома, Шарлотта отворила дверь спальни и на цыпочках вышла в холл. Из-под дверей Алиции и Патрика свет не пробивался. Если не считать печального стона ветра в трубах, в доме было тихо.
Она вернулась в свою комнату, поправила пояс своего бархатного платья и затянула потуже, потом наклонилась, чтобы вытащить из-под кровати кучу подарков, завернутых в тонкую бумагу. Хотя ее подарки и не были столь роскошными, как в прежние годы, она была чрезвычайно довольна своим выбором и чувствовала себя даже счастливее, потому что собиралась провести Рождество с людьми, которые были ей по-настоящему дороги.
В последние десять лет супружества с Найджелом праздники были для нее горьким фарсом – пьесой в одном действии, разыгрываемой для Алиции.
Найджел всегда приезжал в сочельник из Лондона и уезжал до конца следующего дня. Она притворялась безумно счастливой, потому что он был снова дома. Он привозил ей дорогие безделушки, в то время как она знала, что своей очередной любовнице он, вероятно, преподнес что-нибудь гораздо более грандиозное. Она наблюдала, как он разыгрывал любящего отца, и подавляла ревность при виде пылкой нежности, проявляемой Алицией к отцу, полная решимости никогда не разбивать иллюзий дочери так, как были разрушены ее собственные.
Но она не должна была позволять вторгаться горькому прошлому в настоящее. Ее план пока что осуществлялся наилучшим образом.
Алиция и Улисс проводили вместе много времени. Убедить Патрика позволить им отправить их вдвоем срубить дерево и поставить елку – было гениальной идеей, думала Шарлотта.
Когда они вернулись, глаза Алиции ярко блестели, а Улисс был чрезвычайно предупредителен. Может быть, он поцеловал Алицию, пока они были вдвоем? Боже, Шарлотта так на это надеялась!
Патрик, несмотря на всю свою скорбь, все-таки заразился праздничным настроением. Он выглядел очень забавно, неуклюже развешивая своими большими руками гирлянды, и Шарлотта с трудом удерживалась, чтобы не обвить руками его шею. Она надеялась, что Патрику понравится ее подарок и что он скорее принесет ему радость, чем усугубит скорбь.
Фотография Илке была сделана двадцать семь лет назад, когда бродячий фотограф попросился приютить его на ночь. Шарлотта настояла на том, чтобы он сфотографировал ее и Илке, и много потрудилась, чтобы выглядеть наилучшим образом, примеряя одно платье за другим, пока не убедилась, что выбрала нужное.
Илке же, напротив, настояла на том, чтобы ее сфотографировали в ее повседневном платье. Она сидела, уставившись прямо в камеру неукротимым взглядом, и эта решимость сверкала в ее глазах, в то время как Шарлотта, позируя фотографу, изобразила сладкую жеманную улыбку.
Фотографии прислали через несколько недель, и пакет был адресован Шарлотте. Она была так изумлена и даже испугана, увидев, до чего хороша Илке, что так никогда и не показала ей снимки. Но она не нашла в себе сил выбросить их. Этот портрет так и путешествовал с ней по Англии, брошенный куда-то на дно чемодана, а в Гленхэйвене она прятала его в кухонном шкафу все эти долгие годы.
Шарлотта привезла фотографию с собой, намереваясь подарить Илке. Теперь же, вставленная в блестящую серебряную рамку, завернутая в блестящую бумагу и перевязанная красной лентой, она лежала среди остальных подарков под елкой.
В этом доме, где все еще царил траур, Шарлотту удивили лежавшие под елкой подарки. Она задержалась, чтобы прочесть приколотые к ним карточки, и убедилась, что они от Улисса. Как любезно с его стороны! Должно быть, он оставил их здесь до того, как вышел из дома по каким-то своим делам.
Шарлотта положила свои подарки рядом. Для Алиции выбрали совершенно особенный подарок, хотя Шарлотте он не стоил ни пенни. Теперь ей не понадобятся колье из рубинов и алмазов, а также серьги и браслет, которые Найджел подарил ей во время их первого путешествия в Индию.
В те времена они все еще любили друг друга. И роскошный убор был знаком этой любви, тогда как теперь он был символом ее любви к дочери. Как великолепно будут выглядеть эти драгоценности на Алиции! Кто знает? Если политические устремления Улисса будут успешны, возможно, Алиция однажды наденет их на вечер в Белом доме.
Последним Шарлотта положила под елку подарок, предназначенный для Улисса. Она долго раздумывала над тем, что подарить ему, и остановилась на довольно скромном комплекте запонок из гагата, которые Найджел любил и носил до тех пор, пока его вкусы не стали более претенциозными.
Она намеревалась произнести прелестную речь, когда Улисс откроет свою коробочку, и сказать, что считает его своим сыном. Если он был хотя бы наполовину так умен, как казался, то он должен был понять ее намек.
Разложив подарки, Шарлотта выпрямилась и остановилась, глядя прямо перед собой. Она не видела елки, а только картины из прошлого. В этом доме она проводила свое первое Рождество вдали от семьи. Они устроили вечер, и Шарлотта танцевала с грозным Сэмом Хьюстоном в этой самой комнате. Что за великолепный плут и озорник получился из него, но он и вполовину не был так хорош, как Патрик. В тот вечер Патрик превзошел всех мужчин.
С печальной улыбкой Шарлотта подобрала юбки и поднялась к себе наверх. Как же она решилась бежать из этого дома?
Как она могла бежать от Патрика? Что за безмозглой, глупой девчонкой она была в то время!


Аромат кофе пробудил Райну от сна. Она улыбнулась, потянулась не торопясь, радуясь предстоящему дню. Она знала, что к завтраку будет готов свежеиспеченный кекс с цукатами.
Райна и ее родители обычно после завтрака отправлялись в гостиную, где под елкой их ожидали подарки. Райна помнила, что однажды ей подарили замечательную куклу с синими глазами, которые открывались и закрывались. В другой раз ей подарили санки и коньки. Она до сих пор еще пользовалась сделанным для нее на заказ седлом, которое получила тоже в подарок, когда ей исполнилось шестнадцать. Но не воспоминания о подарках она больше всего лелеяла в своей памяти. Гораздо дороже была любовь, воплощенная в этих дарах.
Хотя теперь Райна была уже взрослой, чтобы ожидать Рождества с необузданной детской радостью, она поспешно встала и начала одеваться.
– Ты ранняя пташка, солнышко, – приветствовал ее Рио, когда она вошла в кухню. – Думаю, тебе не терпится поскорее развернуть подарки.
– Чего мне не терпится, так это отведать твоего замечательного кофе, – ответила она, проходя мимо отца к плите и по дороге ероша его волосы. – Мама проснулась?
– Да ты шутишь! Она полночи суетилась, готовясь к сегодняшнему обеду, и уже давно на ногах.
Райна грустно улыбнулась ему:
– Я выйду на улицу, пока еще не пила кофе.
– Оденься потеплее. Да, кстати о подарках. Когда будешь во дворе, загляни-ка в конюшню.
– Это зачем еще? – По ее телу пробежала дрожь. – О, папочка, что ты сделал?
– Я ничего не сделал, солнышко. Но кто-то, конечно, это сделал. Иди-ка поскорее. Набрось куртку и беги.
– Не задерживайся, – сказала встретившая ее Велвет. – Думаю, Санта Клаус оставил в этом году для тебя под елкой что-то особенное.
– Я слышала, что-то особенное есть для меня в конюшне. Ты ничего об этом не знаешь?
Безмятежное лицо Велвет сказало Райне яснее всяких слов, что мать ее ни о чем не подозревает.
– Поскорее, солнышко, – крикнула Велвет через плечо, торопливо направляясь к дому.
Райна побежала, скользя и спотыкаясь на льду. Ночь все еще не позволяла дню вступить в свои права, но зато полная луна светила, пробиваясь сквозь щели в сеновале и превращая прозаический сарай в серебристое обиталище фей, а не в жилище четвероногих животных.
На мгновение Райна позволила себе поддаться волшебному очарованию. Неужели прекрасный принц оставил здесь бесценное сокровище, чтобы пленить девичье сердце? Да, как бы не так! Она потянулась к керосиновой лампе, висевшей у двери, зажгла ее и оглядела помещение. Жилище фей тотчас же превратилось в обыкновенную конюшню. В ноздри ей ударил острый запах навоза и сена.
К ней подошла кошка и начала тереться о ноги, мяукая и требуя внимания. Райна взяла ее на руки и потерлась щекой о ее шелковистый мех.
– Так где же сюрприз? – прошептала она на ухо кошке.
Ее любимая кобыла Сэнди нежно заржала, когда Райна проходила мимо стойла. Райна подолгу простаивала возле каждого животного, лаская его, прежде чем двинуться дальше по широкому проходу.
По мере того как она продвигалась вперед, трепетный свет лампы побеждал мрак. Она уже была у последнего стойла, когда увидела белую спину, поднимающуюся над перекрестием бревен в самом дальнем конце сарая.
Сердце ее забилось быстрее, а руки задрожали. Она опустила кошку на пол. Подняв лампу как можно выше, Райна заспешила дальше, потом остановилась на полдороге. Этого не могло быть, и все-таки это было.
– Старфайер, о, Старфайер, неужели это ты? Жеребец раздувал ноздри, стараясь различить по запаху, кто это, потом издал пронзительное ржание, будто старался доказать ей, что это он. Повесив лампу на крюк, Райна открыла дверцу стойла, вошла и, сунув руку в карман, начала искать куски сахара, которые всегда носила с собой. Старфайер нежно взял сахар с ее ладони.
Райна выждала несколько секунд, потом обхватила руками его шею.
– Не могу поверить, что ты здесь. Ты теперь мои. Жеребец, наверное, провел в их конюшне всю ночь.
Должно быть, это был рождественский подарок. Но от кого?
От этого вопроса кровь ее еще быстрее побежала по жилам, а сердце подпрыгнуло. Она могла бы остаться со Старфайером еще, но нужно было разгадать эту тайну. Приласкав жеребца на прощание, Райна вышла и направилась к дому.
– Папочка! – крикнула Райна, вихрем врываясь в кухню вместе со струей ледяного воздуха. – Это ты купил Старфайера для меня?
– Хотел бы, но знаю об этом не больше тебя.
– Тогда, значит, это подарок от Улисса! – Райну охватило блаженство. Она чувствовала, будто парит над землей. – Не могу простить себе, что неверно судила о нем. Никто не мог сделать лучшего подарка.
Райна была слишком погружена в свои чувства, чтобы заметить, как лицо матери вспыхнуло гневом.
– Ты верно судила об Улиссе. Он слишком мелок и самовлюблен, чтобы сделать тебе такой подарок. Да что там говорить? Ему стоит труда просто быть вежливым с тобой. Я думаю, что это Патрик прошлой ночью поиграл в Санта Клауса. Он ведь знал, как ты хочешь заполучить эту лошадь.
Замечание Велвет отравило радость Райны. Она тяжело опустилась на стул.
– Наверное, ты права. Я поблагодарю Патрика, как только он здесь появится.


Террилл Микс принадлежал к тому типу людей, которые никогда не произносят двух слов кряду, если достаточно одного. Вместо того чтобы пускаться в полемику, он предпочитал действовать и считал, что действия красноречивее слов.
Время праздников всегда наполняло его меланхолией и сознанием того, что таким образом он оказывается в противоречии с остальным человечеством. Его комната в пансионе миссис Месснер была не самым подходящим местом для пробуждения в день Рождества, к тому же он ушиб палец о спинку кровати, поэтому первое слово, которое он произнес, было слово «черт».
Террилл знавал законников, чей язык был столь же красочен, как и их занятие, знавал и тех, кто постоянно пересыпал свою речь бранью. Сам же Террилл не любил грязных слов. Хотя он и убил шестерых человек при выполнении своих обязанностей, а еще дюжину ранил, не говоря уже о том, что несчетное количество нарушителей закона приволок в суд в кандалах, в глубине души он был человеком мягким.
Теперь, стоя перед тусклым зеркалом, висевшим над туалетным столиком, он прилагал отчаянные усилия, чтобы привести к повиновению свои непослушные светло-рыжие кудри. Юношей он работал на Прайда, охранял его стада. Став взрослым, Террилл выслеживал и ловил самых скандально известных нарушителей закона на Западе. И все эти его качества, хорошие и дурные, были ясно написаны на его лице.
Веснушки, рассыпанные по носу и щекам, придавали его чертам моложавость. Но никакого намека на юношескую невинность не было в его глубоко посаженных голубых глазах. В их выражении читалась усталость, накопившаяся от длительного и глубокого изучения человеческих душ.
Он сбросил несвежее белье со своего поджарого тела и начал копаться в ящике туалетного стола в поисках другой пары. От холода по телу пробежали мурашки, и он поежился. Некому было согреть его. Мужчина сорока одного года, с руками, запятнанными кровью, и не имеющий счета в банке, не казался особенно привлекательным женщинам.
Он быстро оделся, натянул свой лучший костюм, в котором обычно появлялся на похоронах или в церкви, и спустился вниз, чтобы присоединиться к остальным постояльцам за завтраком. Какими пустынными и ничего не значащими показались Терриллу рождественские приветствия, какими фальшивыми – добрые пожелания…
Как и он сам, все постояльцы были обломками крушения, неудачниками, так и не сумевшими завести дом и семью.
Он занял свое место за столом и скрылся за газетой, чтобы избежать бессмысленной праздной болтовни. Ел он немного – кофе и тосты. Он давно уже осознал, что человек, который ежедневно может получить пулю в живот еще до заката, должен принимать некоторые предосторожности, в частности, уметь держать в узде свой аппетит, пока не наступит время ложиться спать.
Покончив с трапезой, Террилл сложил газету аккуратным прямоугольником и, пробормотав: «Всего хорошего», – предоставил остальным постояльцам наслаждаться яйцами, овсянкой и бисквитами.
Напольные часы в холле пробили восемь раз. Ему предстояло еще где-то шататься целых пять часов, прежде чем направиться к ранчо де Варгасов.
Выбор развлечений был невелик. Службы в церквах бывали в разное время в зависимости от капризов священнослужителей, но он никогда не был охотником ходить в церковь. Салуны уже были открыты, но он был не из выпивох. А местный центр торговли вчера закрылся, чтобы его владельцы могли насладиться праздниками и домашним уютом.
Террилл решил остановиться на офисе шерифа и поглядеть новые афиши с объявлениями о розыске преступников. Он нахлобучил на голову шляпу, прижав ею непокорные кудри, и повел широкими плечами, на которых красовалась куртка, подбитая овчиной.
Холод основательно покусывал его, пока он шел по улице. Он не мог припомнить такого холодного декабря, а зима ведь только начиналась.
Прогулка через два квартала по Уотер-стрит привела его в центр городка. Керрвилл, безусловно, изменился со времен его юности. Тогда город был приютом для двуногих негодяев, вооруженных пистолетами. Сегодня благодаря буму, связанному с расширением рынка и потребностей в скоте, будущее Керрвилла представлялось в розовых тонах.
Магазин Шрайнера за год так разросся, что теперь занимал целый угол Уотер-стрит и Эрл-Гарретт. Пара отелей, несколько ресторанов, почта, церкви, аптека с неизменной стойкой с газированной водой и даже оперный театр напоминали ему, что времена, когда это место было окраиной, отошли в прошлое.
Да что там говорить! Ведь ходили слухи о том, чтобы провести трамвайные линии и поставить на улицах газовые фонари, если у отцов города хватит на это средств.
Террилл всю свою жизнь посвятил приручению дикой страны и за делами как-то не заметил, что стал не нужен. Цивилизация уверенно двигалась вперед, а он застрял где-то в пути.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бесстрашная - Торн Александра



Роман мне очень понравился,из всех что я читала он на 1 месте! но читала не в интернете а в книге. Очень классный. Я и попереживала,и поплакала,и посмеялась.
Бесстрашная - Торн АлександраЕкатерина
27.05.2011, 18.58





"Бесстрашная"-это продолжение"Возвращение надежды".Очень интересная дилогия, особенно"Возвращение надежды".Всем рекомендую для прочтения.
Бесстрашная - Торн АлександраНатали
7.12.2012, 17.50





История любви Улисса и Райны мне понравилась. Понравилось, что главный герой не секс - машина, супер уверенный в себе альфа - самец, а простой мужчина, которому, чтобы спасти любимую от купания под льдом потребовалось время и много сил. А не как обычно в романах - без труда и с невероятной легкостью. Меня порадовало, что автор максимально правдива. Бесила Алиция и её любовь к возрастному мужчине. Там была такая фраза "Я хочу писать книги, но моя жизнь скучна, а твоя насыщена" Так при чем здесь любовь, если тебе просто было скучно и нужен был человек, который будет тебе рассказывать о своих приключениях, чтобы ты потом могла написать о них в своей книги, и зваться "писателем"? Ещё бесила любовь отца главного героя и его первой жены. Он только 3 месяца назад похоронил жену, которую любил до безумия всю жизнь, и тут надо же, стоило приехать другой, взять на себя хозяйство, - и вуаля!, и него уже стояк...В общем, любовь гл.героев - очень хорошо, любовь остальных, лично для меня, изрядно подпортило книгу.
Бесстрашная - Торн АлександраКсения
29.04.2014, 9.57





Начало шокирующее не думала,что автор так задумает вторую книгу,а Патрик в этой книги вообще меня разочаровал. Значит когда он был молодым и Элька была замужем он чего то выжидал,а когда её не стало он решил опять наступить на те же грабли женится на этой стрекозе(которая скакала выискивала светскую жизнь с деньгами) опять без любви.Любовь Улисса и Райны очень понравилась как в сказке да и Алисси с Тревиллом тоже. Ну короче читайте и оставляйте свои коментарии.
Бесстрашная - Торн АлександраАнна Г.
16.09.2014, 9.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100