Читать онлайн Оазис любви, автора - Томсон Вики, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Оазис любви - Томсон Вики бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Оазис любви - Томсон Вики - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Оазис любви - Томсон Вики - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томсон Вики

Оазис любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Полчаса спустя Аманда с восхищением разглядывала колыбель. Она ехала на серой кобыле по кличке Верба, а впереди с Бартоломью на спине высился Чейз на гнедом мерине Мики. Чейз заверил ее, что Мики — самая спокойная лошадь из всех, какие есть в «Истинной любви».
Чейз представил Аманду Розе, домоправительнице, которая показала им, как получше завернуть Бартоломью в одеяло и уложить в колыбель. Колыбель оказалась кожаной, а не деревянной, как думала Аманда. Малыш сразу стал похож на маленькую мумию: из одеяла выглядывало только лицо. Но и лицо надежно защищал от солнца кожаный капюшон, прикрепленный сверху. Видимо, это устройство понравилось Бартоломью. Широко зевнув, он заснул.
Аманда всю жизнь проездила в английском седле, и западное показалось ей слишком громоздким, но она с удовольствием снова сидела на лошади. У Вербы был нежный рот, и она отвечала на малейшее давление удил. Аманда инстинктивно чувствовала, что маленькая кобыла будет прекрасно галопировать, но сейчас они двигались медленным шагом, и Аманде приходилось сдерживать нетерпение.
Какой уж тут галоп, когда с ними Бартоломью? Поэтому Аманда свободно откинулась в седле, наслаждаясь мерным ходом лошади и роскошным чувством свободы. Прошло ровно десять месяцев с тех пор, как она выезжала на прогулку с привлекательным мужчиной. Только когда родился ребенок, Аманда поняла, как безвозвратно изменилась жизнь, ограниченная ее новой ролью. Она не представляла, как удастся продолжать работу, которая требует такого же целеустремленного служения, как и сын.
Но, как бы то ни было, этим утром, когда Чейз вез Бартоломью, Аманда не чувствовала себя в чем-либо ограниченной. Роль перегруженной заботами матери отошла в сторону; она чувствовала себя женщиной — и женщиной желанной. Ягодицы приятно трутся о седло; впереди широкие плечи Чейза. И мысли Аманды опять перенеслись к той ночи в кабине грузовика.
Ей и Чейзу, казалось, суждено встречаться при экстремальных температурах. Той ночью грозила опасность замерзнуть и умереть, сегодня пот струился у нее по груди. Она отстегнула фляжку, отвинтила крышку и сделала глоток. Потом покапала немного воды на шею и грудь. Как приятно было бы поплавать в озере, но она, естественно, не взяла с собой купальник…
Аманде захотелось услышать голос Чейза, и она огляделась, надеясь найти нейтральную тему для разговора.
— Здесь когда-нибудь бывают дожди? — наконец спросила она.
— Говорят, бывают, — ответил, поворачиваясь, Чейз. — Но я никогда не видел. Иногда после четвертого июля дожди идут каждый день ближе к вечеру. И так до сентября. Сейчас середина июля, а еще не выпало ни капли. Пустыня сухая, как коробочка для трута. Ли грозится устроить ритуальный танец дождя.
— После свадьбы.
— Да! — Чейз засмеялся. — После свадьбы. Аманде понравился его смех. Она ни разу не слышала его со дня приезда.
Чейз направил мерина на поляну, где громоздились кучи бутового камня цвета необожженной глины.
— И если уж мы заговорили о свадьбе, то она состоится здесь в девять утра. То есть почти через двадцать четыре часа.
— Здесь? — удивилась Аманда, оглядываясь вокруг.
— На этом месте стоял первый дом Тадеуша и Клары Синглтон. Ли говорила, что его построили в 1882 году. Всего несколько месяцев назад стены еще стояли. Когда лошади в панике вырвались из загона — это случилось в тот день, когда я приехал, — они сровняли все до основания.
— Белинда рассказывала мне об этом. А еще лошади сломали притолоку над дверью с вензелем «Истинной любви». Фредди и Ру не прикрепили ее к подставке, чтобы взять на церемонию?
— Прикрепили. — Чейз поправил на плечах лямки колыбели.
— Со спиной все в порядке?
— Пока все хорошо. — Он осмотрел место, где стоял дом. — Знаешь, это вроде бы не очень подходящий выбор для свадьбы. Когда я колесил по дорогам, то видел в штате Нью-Йорк красивую свадьбу в церкви, построенной прямо посередине зеленого луга. Стены обшиты белыми досками, в окнах витражи, колокольня с колоколами. Я хотел остановиться, но опаздывал с доставкой груза. Впрочем, это не имеет значения. Я никогда не собирался жениться.
— Знаю. Ты говорил мне. — Чувственный туман рассеялся.
Он взглянул на нее.
— Говорил? Когда?
— После того, как мы… Когда мы возвращались. Когда обсуждали, стоит ли нам снова встретиться. Я не сочла эту идею хорошей, и ты сказал, что, наверное, я права. Еще ты сказал, что я женщина такого типа, к которой надо относиться серьезно. А ты не настроен на серьезные отношения, какой бы женщина ни была.
— И это одна из причин, почему ты не сообщила мне о ребенке? — спросил Чейз, внимательно изучая ее лицо.
— Да.
Он потупился и беззвучно выругался.
— Я не правильно поняла тебя? — Надежда, искру которой заронил Ру, вспыхнула ярким пламенем.
Чейз поднял голову и окинул ее долгим, оценивающим взглядом.
— Нет, ты поняла правильно, — наконец проговорил он и развернул лошадь. — Нам лучше двигаться дальше. Становится жарко.
Аманда ехала по тропинке, окаймленной выгоревшими на солнце кустами и колючими кактусами, и удивлялась, что она делает на этой дурацкой прогулке? Обычно ей нравилось, когда выяснялось, что она права, но в данном случае ее жгла обида. Чейз оказался именно таким, каким он и представился при первой встрече. Бродяга, не желавший связывать себя обязательствами. Он хотел на собственных условиях поддерживать связь с сыном. Но вовсе не собирался просить ее выйти за него замуж. Надо прямо посмотреть правде в глаза, хотя такая правда ее и не устраивает. Ведь Аманде все больше и больше хотелось, чтобы он попросил ее стать его женой.
Конечно, нельзя сказать, что она приехала в Аризону с этой целью. По крайней мере сознательно. Но каждая минута, которую она проводила с Чейзом, делала эту мысль все менее безумной. Особенно когда она увидела его с Бартоломью на руках. Потом он так решительно настоял на прогулке, только бы остаться с ней наедине. А она, дура, решила, что он движется в том же направлении, в каком несло ее. Теперь понятно, что она ошиблась.
По мере приближения к каньону тропинка поднималась вверх. Теперь они ехали по пересохшему руслу ручья. По обе стороны высились гранитные скалы. Стояла тишина, нарушаемая только шуршанием лошадиных копыт по песку, скрипом седельной кожи и приглушенным стрекотом насекомых. Только сейчас Аманда осознала, что никогда раньше не бывала в местах, куда не доходит шум машин. Наслаждаясь отсутствием гула цивилизации, она принялась фантазировать, будто она женщина, которая завоевывает Дикий Запад, а ее муж борется за жизнь в пустыне.
Физически эта жизнь, вероятно, была ужасно трудной, но зато выковывались более крепкие связи. В те времена мужчины и женщины больше зависели друг от друга. Кроме бродяг, с гримасой подумала Аманда. Из первых колонистов тоже вышла какая-то часть бродяг. А в Чейзе сохранилось больше атавистических черт, чем в любом другом мужчине, кого она прежде знала. Ему нужна девушка, похожая на тех, кто топчется в танцевальных залах. И чтобы никаких детей. Ру Макгиннес может думать что хочет, но Чейз не принадлежит к мужчинам того типа, которые готовы связать себя женой и ребенком.
— Озеро там впереди, где тополя, — показал Чейз.
При виде пятна изумрудной зелени, прятавшейся в каньоне, Аманда облегченно вздохнула.
— Ты сумеешь добраться туда? — спросил Чейз, слегка повернувшись в седле.
— Конечно. — Она гордо выпрямилась, не желая принимать его опеку. — Я еще подростком участвовала в скачках на чистокровной лошади. А раскисла я не от верховой езды. От жары. Даже не верится, что Бартоломью все еще спит. Он, наверно, весь мокрый от пота.
— Вижу, идея приехать сюда оказалась не такой уж удачной. — Чейз повернулся к ней лицом.
— Тогда почему же ты предложил ее?
— Бог знает, Аманда, почему. Но мы уже почти на месте. Так что давай посидим у озера и немного охладимся.
Лошади почуяли запах воды и ускорили шаг. Через несколько минут они перебрались через земляную плотину, перегораживающую ручей, и Аманда наконец увидела озеро. На песчаном берегу росли огромные тополя со стволами в белых и серых пятнах. Они затеняли оазис, образованный озером. Аманда уже имела возможность понять, какое резкое различие существует между солнцем и тенью. Тень возле воды показалась ей раем.
Они спешились и привязали лошадей к ветвям кустов. Аманда подошла к Чейзу.
— Сейчас помогу тебе снять колыбель.
— Спасибо.
Чейз спустил лямки с плеч. Аманда приняла на руки вес ребенка и его «транспорта» и заметила темные полосы пота на спине Чейза. Потом она перевела взгляд на малыша. Бартоломью открыл глаза и заморгал.
— Привет, солнышко. Путешествие закончено. — Аманда поставила колыбель на песок и расстегнула ремни.
— С ним все в порядке?
— Только немного мокрый и голодный, — ответила Аманда, не поднимая головы. Долгожданная прохлада чуть-чуть улучшила ее настроение. — Вот сменю пеленки, покормлю его, и он будет в полном порядке.
— Тогда, пожалуй, я немного поплаваю, если тебе не нужна моя помощь.
Аманда подняла паза и увидела, что он уже сбросил рубашку. Медальон из оловянного сплава блеснул на солнце.
— Замечательная мысль. Ты часто тут плаваешь?
— Когда пруд в патио слишком переполнен, чтобы делать упражнения.
Пот ручьями катился у Аманды по спине, и она бросила мечтательный взгляд на озеро.
— Ты тоже можешь искупаться, когда покормишь Бартоломью. Я посмотрю за ним.
— Я… не взяла купальник.
Аманда развернула одеяло и вынула Бартоломью. Потом встала, прижимая его влажное маленькое тельце к плечу, и посмотрела на Чейза.
— Я тоже. — Он сидел на камне и стаскивал сапоги. — Не думал, что буду плавать. А ведь мог бы и сообразить, что, когда сниму со спины малыша, надо будет размяться.
— Раз у меня нет купальника, придется подождать тебя на берегу.
— Ну и что же? Плавай в белье, потом посиди на солнце, пока высохнет. — Он встал, расстегнул ремень и джинсы, спустил их на бедра и посмотрел на нее. — Аманда, ты подглядываешь!
Кровь бросилась ей в лицо. Она отвернулась и пошла к лошади, чтобы достать из седельной сумки запасной подгузник.
— Просто меня удивило твое предложение. Я не так безразлична к подобным вещам, как ты.
— Чертовски безразлична. По крайней мере по отношению ко мне.
Она резко обернулась.
— Если ты имеешь в виду прошлую ночь…
— Да, я имею в виду прошлую ночь. Я долго думал об этом и пришел к заключению, что ты подсознательно знала, как повлиять на меня. Кормить грудью ребенка и массировать мне спину! Ты флиртовала со мной, Аманда.
— Нет! Я хотела тебе помочь, а другого выхода у меня не было.
Но ее кольнуло угрызение совести. Сказать по правде, ей действительно нравилось дразнить его вчера. Нет, не просто нравилось — она наслаждалась. И теперь пришла в ярость оттого, что он разгадал ее хитрость.
— Хорошо, сейчас мне тоже нужна помощь, и у меня нет другого выхода.
Чейз сбросил джинсы и пошел к озеру. Аманда вздрогнула. Последний раз, когда она видела Чейза без одежды, его тело напоминало скульптуру из белого мрамора. Но недели, проведенные на солнце, превратили его в бронзового бога. Чейз вошел в воду, поиграл мышцами спины и нырнул. Аманда сделала вывод, что он определенно флиртовал с ней. И добился того эффекта, которого хотел.
Пока Чейз плавал, она подложила Бартоломью чистый подгузник и села под раскидистый тополь. Потом принялась кормить сына, наблюдая за мощными гребками Чейза. Озеро оказалось больше, чем она представляла, — по меньшей мере шестьдесят ярдов в самом широком месте. Чейз подплыл к дальнему берегу и тут же поплыл назад. Солнечные лучи искрились на его плечах, от течения, созданного им, покачивался тростник, окаймлявший противоположный край озера.
Грациозные движения Чейза соблазняли Аманду воспоминаниями о том, как поднимались и опускались, словно волны, его бедра, когда он любил ее. В ту ночь в грузовике вроде бы не произошло ничего важного, кроме слияния двух тел. Сейчас ее больше всего удивляло, как уверенно, на одном дыхании они вместе прошли весь путь, каким синхронным с самого начала был их ритм.
Этот ритм, казалось, преследовал ее и на этой поляне. Он эхом отдавался в пульсирующем жужжании насекомых, в почмокивании их сына у ее груди, в целенаправленных взмахах рук Чейза в воде. Аманда и сама вибрировала в подсознательном ритме, не в силах удержать себя от соскальзывания в чувственную каденцию.
Чейз вышел из воды и опустился рядом с ней на колени, не отрывая взгляда от сосавшего малыша.
— Аманда, я не хочу бороться с тобой.
— Тогда не борись. — Она подняла на него глаза. Поддерживая рукой голову ребенка, Чейз смотрел на нее. Глаза зеленые, как залитые солнцем кроны деревьев… Он осторожно протянул другую руку и развязал шарф, стягивающий рыжую гриву волос. Шарф полетел на землю, а Чейз запустил пальцы в волосы и слегка потрепал их, пока они не упали огненным занавесом на грудь, в которую вцепился Бартоломью. Глаза Чейза затуманились желанием, и под его взглядом дыхание Аманды стало быстрым и прерывистым.
Ее веки покорно опустились, когда губы, холодные после озерной воды, прижались к ее рту. Легкое прикосновение напоминало падение на землю слетевшего листа. Она встретила его с такой же нежностью, согревая его рот, словно ища прощения всех обид, которые они нанесли друг другу. Чтобы не потерять равновесия, она уперлась рукой в его мощное предплечье и почувствовала, как прохладная кожа налилась жаром. Но, прежде чем жар превратился в пламя, Чейз отпрянул.
Аманда открыла глаза и встретилась с его взглядом.
— Ты был прав, — прошептала она. — Я тебя боюсь.
— Я не хочу создавать проблем. — Он провел костяшками пальцев по ее щеке, голос стал хриплым. — Но и не могу позволить тебе уйти из моей жизни.
Она вспомнила, что говорил Ру.
— Из-за… из-за Бартоломью? Чейз ответил не сразу:
— Нет, не только из-за Бартоломью.
— Но ты ведь говорил, что не хочешь себя связывать. — Сердце стучало, будто паровой молот, когда она смотрела в его глаза.
Он протянул руку к ее шее под затылком и нежно помассировал влажную кожу.
— Да, и, наверное, по дурости еще не раз скажу. Долгие годы я, как цепной пес, охранял свою свободу. Старые привычки умирают с трудом.
— Иногда вообще не умирают. Судорожным вздохом Бартоломью привлек их внимание к груди Аманды.
— Люблю смотреть, как ты его кормишь, — сказал Чейз, обводя пальцем изгиб щеки сына. — Это еще одно, чего мне не надо было говорить. Может, ты намеренно заигрывала со мной прошлой ночью, может, только делала вид, что ведешь себя естественно. Как бы то ни было, я не хотел бы, чтобы ты испытывала неловкость, делая это у меня на глазах.
— Странно, но я чувствовала себя вполне естественно, — пробормотала она. — Даже тогда, в фургоне.
— Хорошо.
Чейз провел пальцем по подбородку Бартоломью и перенес ласку на полную грудь Аманды. У нее перехватило дыхание, а глаза Чейза стали бездонными.
— Я никогда не хотел женщину так, как хочу тебя, — тихо проговорил он. — Самому себе боялся признаться в этом, чтобы не ограничить свою драгоценную свободу. Но это правда. Ты доводишь меня до безумия. — Его рот скривился в улыбке, на щеке заиграла ямочка. — Вот смотрю в твои глаза — и вижу, что ты тоже так чувствуешь.
— Чейз, нам нельзя… — Задохнувшись, Аманда замолчала.
— Знаю. Извини, что поцеловал тебя, но я не мог устоять. — Он со вздохом отодвинулся. — Так будет лучше, иначе я потеряю контроль над собой.
Аманда чуть не застонала от отчаяния. Но он прав. Нельзя продолжать подобную игру с ребенком на руках. Бартоломью уже перестал сосать и посмотрел на нее, словно напоминая о своем присутствии. Надо опять сменить подгузник, подумала Аманда и окинула взглядом поляну, высматривая, где уложить малыша, чтобы он немного поспал.
— Где бы его устроить? — спросила она.
— Вон та выемка между вылезшими корнями будет для него прекрасной постелью.
Аманда внимательно осмотрела место, которое показал Чейз, и удовлетворенно кивнула.
— В моей седельной сумке запасное одеяло и чистый подгузник. Ты не принесешь их сюда?
— Я даже сделаю больше: сам переменю ему подгузник.
— Ты? — воскликнула она, но Чейз уже был на полпути к лошадям.
— Конечно! — крикнул он через плечо. — Я справлюсь.
Аманду тронуло его желание поучаствовать в уходе за Бартоломью. Когда-то она читала, что у муж чин, только что ставших отцами, пропадает желание помогать, если жены отвергают их попытки. Что ж, она не станет вмешиваться и позволит ему переменить подгузник.
Вернувшись, Чейз сложил одеяло и разместил его в естественном углублении между корнями тополя. Потом расправил подгузник и протянул руки, чтобы взять Бартоломью. Аманда ободряюще улыбнулась и передала ему сына.
— О'кей, приятель, — сказал Чейз, укладывая его на одеяло и разъединяя липучку подгузника. — Пора смазать тебя маслом.
Аманда молча ждала, пока Чейз справится со своей задачей. Когда он наклонился ниже, медальон повис прямо над Бартоломью. С радостным гугуканьем мальчик ухватился за него и так дернул, что Чейз чуть не потерял равновесие. Аманда сделала вид, что ничего не заметила.
Наконец Чейзу удалось вытащить старый подгузник.
— Он не очень мокрый, — сообщил Чейз Аманде. — С таким же успехом мы могли бы…
— Чейз, осторожно!
Но предупреждение запоздало. Упругая струя ударила ему в шею и покатилась вниз по груди.
— Это же настоящий фонтан! — удивленно воскликнул Чейз.
Аманда больше ни секунды не могла сдерживаться.
— Я забыла тебя предупредить. — Она чуть не всхлипывала от хохота, держась за бока. — Иногда такое бывает. Он… он…
— Не вижу ничего смешного. — Чейз старался принять строгий вид, но веселые искры плясали в зеленых глазах.
— Скорее иди ополоснись. Я тут сама управлюсь.
— Я тебе это припомню. В следующий раз буду наготове. — С показным достоинством Чейз выпрямился во весь рост.
«В следующий раз». Пока Чейз отмывался в озере, Аманда закрепила на Бартоломью чистый подгузник, улыбаясь многообещающему смыслу замечания.
— Если хочешь, можешь поплавать, — предложил Чейз, выбравшись из воды и опускаясь на колени рядом с Бартоломью.
Аманда решила, что будет неумно принять приглашение в такой чувственно напряженной атмосфере. Ведь придется раздеваться у него на глазах.
— По-моему, это не самая лучшая идея.
— Если ты боишься, что, когда ты разденешься, у меня возникнет искушение заняться с тобой любовью, то ты права. Но если думаешь, что я забуду о Бартоломью и соблазню тебя прямо здесь, то ты плохо меня знаешь.
— В этом все дело: я почти совсем тебя не знаю. — Аманда не смогла сдержать улыбки.
— Тогда пора узнать. Кстати, вода прохладная. А ты выглядишь, извини за выражение, совсем вареной.
Аманда и вправду вымоталась из-за жары. Больше всего хотелось снять джинсы и блузку. А почему бы действительно не искупаться? Ведь Чейз дал обязательство не спускать глаз с Бартоломью.
— Ладно, — сказала она и направилась к озеру. Спустившись к узкой полоске песка возле воды, Аманда расстегнула блузку. Она не оглядывалась, чтобы проверить, смотрит ли Чейз ей вслед: знала наверняка, что смотрит. Сев на плоский камень, она стянула сапоги и всунула в них носки, прежде чем поставить рядом с сапогами Чейза. Потом с удовольствием пошевелила пальцами. Перед поездкой в Аризону она сделала педикюр, и теперь ногти сверкали на солнце розовым лаком. Сидя в салоне, она убеждала себя, что вовсе не потому делает педикюр, что Чейз отметил изящество ее ступни в ту ночь, когда они занимались любовью. И кого она пыталась одурачить? — с удивлением подумала сейчас Аманда.
Она встала и расстегнула ремень на джинсах, мысленно воображая себя девушкой в ночном клубе, представлявшей стриптиз для единственного посетителя. Странно, но эта мысль ее взволновала. Сегодня она надела любимое шелковое белье, отделанное плиссированными бельгийскими кружевами. Когда она перешагнула упавшие на песок джинсы, ей показалось, что она слышит, как у Чейза перехватило дыхание. Но может быть, это всего лишь ящерица прошуршала по сухим листьям? А так хочется, чтобы Чейз сходил с ума от желания!.. Словно манекенщица на подиум, Аманда медленно вошла в воду.
У самой кромки песок переходил в покрытые мохом камни, и грациозное вхождение в воду было несколько испорчено. Наконец она поплыла. Ах! Какое блаженство! На мгновение Аманда забыла о Чейзе. Она рассекала воду медленным кролем; прохладная вода завихрялась вокруг ее тела и смывала пыль и пот после долгой поездки верхом. Раньше она плавала только в частных бассейнах на юге Лонг-Айленда и привыкла чувствовать на губах вкус хлора или соли. Но в этой воде не содержалось ни того ни другого. Аманда плавно перевернулась на спину, наслаждаясь кристальной чистотой озера. Недаром Чейз любил плавать здесь!
Аманда смотрела сквозь листья в голубизну неба и улыбалась. Жизнь на ранчо совсем не походила на ту, к какой она привыкла в городе. Там работа умственная и в душном помещении. На ранчо — физическая и под открытым небом. Наверное, временами ей было бы здесь скучновато. Для изменения жизненного ритма это хорошо, но ей необходима интеллектуальная стимуляция, азарт делового соревнования и…
Что-то ткнулось в край трусиков. После пережитого днем раньше единственное, что пришло в голову, — мокасиновая змея. Аманда в панике перевернулась и наглоталась воды. Другой толчок — на этот раз в живот. С воплем она на четвереньках стала выбираться из воды.
— Чейз! — кричала она, хватаясь за камни. — Чейз! Он побежал ей навстречу, схватил за локти и вытащил на берег.
— Что-то пыталось укусить меня, — забормотала Аманда, дрожа всем телом. — Я подумала, это мокасиновая змея.
Чейз заключил ее в объятия и прижал к груди, уже согретой солнцем, так, что она слышала быстрые удары его сердца. Медальон из оловянного сплава вздымался от его дыхания. Он уже успел надеть джинсы, и Аманда ощущала трение грубой ткани о голые ноги. Лучше бы он не надевал их, мелькнула безумная мысль. Когда она постепенно перестала дрожать, то заметила, что Чейз трясется от сдерживаемого смеха.
— Я забыл сказать тебе, что в озере водится рыба, — проговорил он. Потом игриво ткнул в бельгийские кружева, украшающие ее трусики. — Наверное, какая-нибудь решила поохотиться за этим.
Аманда расслабилась в его объятиях.
— Рыба, — пролепетала она, чувствуя себя полной дурой.
— Здесь нет ничего опасного. — Пальцы Чейза отодвинули кружево и дотронулись до ее ягодицы. — Я бы не позволил тебе войти в воду, если бы там водились змеи.
Аманда замерла, а Чейз еще крепче прижал ее к себе; сердце его стучало все громче. Она чувствовала, как он возбужден.
— Но опасность есть прямо здесь, — проурчал он в ее мокрые волосы. — Потому что теперь, когда ты в моих объятиях, я не позволю тебе ускользнуть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Оазис любви - Томсон Вики

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Оазис любви - Томсон Вики



Роман очень интересный, только автор поступила некрасиво по отношению к читателям, не написав в конце, кто же стоял за всеми происшествиями на ранчо. За сюжет 1000000000 баллов, а за такое вот неуважение к читателям, которым ИНТЕРЕСНО, кто во всём виноват, кол с минусом. Раздраконила любопытство, и оставила с носом!
Оазис любви - Томсон ВикиКошечка Джози
24.12.2014, 22.01





Надо искать продолжение. А так, можно почитать.
Оазис любви - Томсон Викииришка
21.04.2015, 19.20





Прочесть можно, но остаться у разбитого корыта....
Оазис любви - Томсон ВикиЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
31.03.2016, 16.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100