Читать онлайн Оазис любви, автора - Томсон Вики, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Оазис любви - Томсон Вики бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.94 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Оазис любви - Томсон Вики - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Оазис любви - Томсон Вики - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томсон Вики

Оазис любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Чейз, обутый в ковбойские сапоги, переступил с ноги на ногу. Он рассматривал пассажиров, выныривающих из раструба выхода. С минуты на минуту должна появиться Аманда. Он поправил шляпу и развернул плечи. Состояние как у подростка на первом свидании. Так же вспотели от возбуждения ладони, то же нервное волнение и надежда на ночь впереди. Ну, все-таки надежды побольше, чем у неопытного подростка, с улыбкой подумал Чейз. В конце концов, они с Амандой стали любовниками десять месяцев назад.
Написанная от руки записка была очень короткой. «Если удобно, я хотела бы воспользоваться твоим предложением». И, кроме номера рейса и времени прибытия, больше ничего. Интересно, можно ли считать это продолжением отношений? Но зачем бы еще она приехала на ранчо? Аманда могла позволить себе отпуск в любом уголке мира. Подражая ее стилю, он послал ответ: «Встречу тебя у самолета». Вероятно, они с Амандой не нуждаются в словах; в ту ночь, когда они встретились, разговаривали их тела.
Оставалось радоваться, что она не приехала шестью неделями раньше, когда он только что появился на ранчо. Благодаря купаниям в пруду и массажу, который делала Ли Синглтон, старший конюх, его состояние стало много лучше. Вот было бы здорово, если бы спазм начался в самый неподходящий момент, например, когда они займутся любовью!
Чейз попросил Фредди Синглтон, сестру Ли и экономку на ранчо, зарезервировать для Аманды маленький коттедж, предназначенный для новобрачных. Он меньше всего думал о браке, но коттедж, стоящий в роще мескитовых деревьев в ста ярдах от главного дома, обещал уединение. Не такое, конечно, как занавешенная кабина грузовика в снежную ночь, но куда больше, чем гостевые комнаты в главном доме ранчо.
Непрерывный поток пассажиров иссяк, теперь появлялись только отдельные фигуры. У Чейза возникло тошнотворное чувство разочарования. Неужели Аманда передумала? Может быть, прочла сводки о погоде в Таксоне и решила, что солнце пустыни не подходит для ее нежной кожи? Чейз заранее подумал об этом и собирался следить, чтобы она не забывала надевать шляпу и одежду с длинными рукавами, когда будет выходить на открытое солнце. Сам он за шесть недель пребывания на ранчо загорел до бронзового цвета, но у Аманды кожа гораздо нежнее… Чейз облизал пересохшие губы и встал на цыпочки, чтобы глубже заглянуть в пустой туннель, ведущий к самолету. Наверное, надо кого-то спросить, была ли она на борту.
Но тут он увидел пламя рыжих волос; из темноты вышла женщина и направилась к нему. Сердце застучало, как паровой молот. Она выглядела такой же, какой он ее запомнил. Нет, еще красивее. Лицо освещало удивительное сияние, а волосы пылали, как солнце Аризоны. Надо запомнить и сказать ей эти слова.
Остальную часть фигуры Чейз пока еще видел плохо. Аманда перекинула через плечо большую сумку и что-то несла, прижимая к груди. Чейз посмотрел на сверток. Он выглядел очень похожим на…
Воздух с шумом вырвался из груди. Чейз схватился за спинку кресла, чтобы не упасть, и, стиснув зубы, вытаращил глаза на извивающийся сверток у нее в руках. О Боже! Боже!
Аманда медленно приближалась, не сводя с него голубых глаз.
Чейз напрягся и подался вперед, будто стоял против сильного ветра. У нее ребенок! Его ребенок! От взрыва эмоций закружилась голова и подогнулись колени.
Пока она подходила, в сознании возникали и исчезали, будто дым костра, обрывки вопросов. Наконец он сосредоточился на самом костре. Злость от встречи с предательством сжигала его.
— Привет, Чейз, — словно запыхавшись, выдохнула Аманда.
Он смотрел на нее и дрожал от ярости.
— Лгунья, — мертвым от шока голосом произнес он. Малыш начал плакать.
Не лучшее начало, подумала Аманда, стараясь не отставать от Чейза, широкими шагами устремившегося к отделению выдачи багажа. Выражение его лица напомнило ей ураган, который изредка налетал на летний коттедж ее родителей на Лонг-Айленде. Он очень изменился, стал выше, мускулистее и определенно более загоревшим, чем она запомнила. Ковбойский костюм ему шел, но Аманда не сомневалась, что улыбка, способная завоевать главный приз, сегодня не осветит его лица. Не увидит она и ямочек на щеках, которые очаровали ее в прошлый раз.
— Если ты позволишь, я попробую объяснить, — начала она, повысив голос, чтобы перекрыть плач Бартоломью.
— Не здесь, — буркнул он, глядя на транспортер, по которому проплывал багаж. — Как выглядят твои чемоданы?
— Кожа цвета бургундского вина от Луи Виттона, — ответила Аманда. — И еще корзина, чтобы носить малыша.
— И наверняка все сделано на фирме Кэлвина Клайна. — Чейз хрипло хохотнул. — Просто надо искать самые дорогие чемоданы, вот и все.
Аманда отвернулась, чтобы скрыть слезы, неожиданно брызнувшие из глаз. В этом крылась истинная причина, почему она решила держать Бартоломью в секрете от Чейза. Аманда всегда понимала, что не удастся перекинуть мост через социальную пропасть, разделявшую их. По-видимому, он не уважал ее стиль жизни. А она в свою очередь, хотя и пыталась не быть снобом, вряд ли могла бы принять его образ жизни. Она прижалась мокрыми щеками к личику Бартоломью, и мальчик постепенно затих, тычась в нее губами в поисках еды.
— Пойдем, — раздался за спиной резкий голос Чейза.
Она оглянулась. Чейз стоял, держа два больших чемодана так, будто они наполнены воздухом; корзину для малыша он зажал под мышкой. Аманда направилась к выходу, где ее ослепил солнечный свет.
— Закрой малыша, — приказал Чейз.
— Я так и собиралась, — огрызнулась Аманда. Хватая ртом воздух, она набросила простынку на лицо Бартоломью. Они вышли в пекло, раскаленное как печь. Пейзаж вокруг аэропорта украшали несколько деревьев с листьями, похожими на кружева, а над ними возвышались гигантские кактусы, напоминавшие ракеты. Аманда видела открытки с такими кактусами и сейчас пыталась вспомнить название этих растений.
Прежде чем перейти улицу, Чейз оглянулся и посмотрел на нее.
— У тебя нет шляпы или чего-нибудь такого? — сдержанно спросил он.
— Нет. — Под его взглядом Аманда опустила голову. — И солнечные очки в сумке с детскими вещами.
С глубоким вздохом он поставил на землю чемоданы, на них — корзину, потом наклонился и открыл сумку, висящую у нее на плече. Воздух наполнился запахом детской присыпки. Чейз наконец нашел очки, расправил дужки и водрузил Аманде на переносицу. Когда он склонился над ней, она заметила в расстегнутом вороте рубашки медальон на цепочке из оловянного сплава, лежащий среди черных завитков волос на груди. Она помнила этот медальон, а в тот вечер подумала, что его вид смутно знаком ей, хотя она и не могла сказать, почему.
— Ну вот.
При других обстоятельствах Чейза можно было бы принять за нежного супруга. Проходившая мимо женщина посмотрела на них и улыбнулась.
Аманда прикусила губу, чтобы подавить всхлип отчаяния. Хватит! Ей еще предстоит хлюпать носом, а сейчас надо прекратить дурацкий скулеж. Подруги, у которых были дети, предупреждали, что для женщин с грудными детьми типичны приступы слез. Но Аманда не хотела быть типичной. На ее взгляд, слезами ничего не добьешься, разве что выдашь свою уязвимость. Она одинокая мать и хочет таковой оставаться. Надо быть стойкой.
Чейз вел их через сад с кактусами к разбитому фургону с остатками рогов там, где на капоте должно быть украшение. Открыл дверцу, на которой слова «Истинная любовь — ранчо для гостей» окружали сердце, пронзенное стрелой. Будь у Аманды настроение получше, она никогда бы не пропустила такой случай посмеяться.
Она поставила ногу на подножку и в тот же момент поняла, что с Бартоломью на руках ей ни за что не влезть в фургон. Но туг Чейз обхватил ее за талию и вместе с малышом подсадил на сиденье. Аманда вспомнила его руки. Сочетание нежности и силы, которое много месяцев назад заставило ее жаждать его ласк.
В фургоне было душно, и Аманда развернула малыша. Тот начал вертеться и сморщился, готовясь издать мощный вопль протеста. Раздались два тяжелых удара. Это Чейз бросил сзади багаж и закрыл двери.
— Я установлю корзину малыша прямо за тобой. У нас в Аризоне такие правила. Дети обязательно должны быть привязаны.
— Мне не нужны правила, чтобы знать это. — Аманда наблюдала, как он закрепляет место для малыша. — Скоро мы попадем на ранчо?
— Чуть больше чем через час. Зависит от движения.
— Он очень голодный, — объяснила она. — Надо бы его покормить, прежде чем мы поедем.
— Мальчик? — У Чейза замерли руки.
— Да.
Он опустил голову и ничего не сказал.
— Его зовут Бартоломью, — добавила Аманда.
— Бартоломью — и дальше? — Чейз медленно поднял голову и посмотрел на нее.
— Дрейк. — Аманда сглотнула. Чейз кивнул и снова отвернулся, чтобы закончить дело. Когда он сел за руль, Бартоломью начал плакать.
— Сейчас выеду отсюда и найду где-нибудь место в тени, — пробормотал Чейз, включая мотор и пуская на полную мощность кондиционер.
Через несколько минут он подрулил к парковке возле отеля недалеко от аэропорта. Аманда с удивлением увидела зеленую траву Отель окружали не кактусы, а высокие раскидистые деревья. Чейз поставил фургон в тенистое место рядом с весело журчащим фонтаном и опустил свое окно. Аманда передвинула орущего Бартоломью на левую руку, а правой попыталась открыть окно со своей стороны. Но оно не поддавалось.
— Подожди. Я открою. — Голос звучал недовольно.
Чейз перегнулся через ее колени и нажал на ручку. Стекло поехало вниз. В фургон ворвался прохладный ветерок от фонтана. Чейз выпрямился, но Аманда успела вдохнуть запах его лосьона после бритья. Мужчины, с которыми она обычно встречалась, пользовались ароматами от модных дизайнеров. Мятный запах недорогого лосьона Чейза в ее сознании был неотделим от безумного наслаждения. Даже слабое дуновение этого запаха возбуждало Аманду. Но об этом он не должен знать, твердо решила она.
— Спасибо, — проговорила Аманда, берясь за пуговицы блузки.
Чейз отвернулся, когда она расстегнула лифчик для кормящих матерей и дала Бартоломью грудь.
Крик младенца немедленно перешел в нежное причмокивание. Свежий ветерок и всплески воды в фонтане несли с собой желанную прохладу, и во время кормления Аманда начала расслабляться.
Она посмотрела на Чейза, уставившегося в окно. Он опирался локтем на дверцу, а подбородок положил на руку.
— Прости, что это свалилось на тебя так неожиданно, — начала она, — но телефонный разговор или письмо казались мне неподходящими для такого сообщения.
— Еще с той ночи ты знала, как связаться со мной, — бросил Чейз, не глядя на нее. — Мы могли бы встретиться за чашкой кофе месяцы назад, если бы ты захотела сказать мне об этом лицом к лицу.
— Правда в том, что я вообще не собиралась тебе говорить.
— Это скверно, Аманда. — У Чейза набухли желваки.
— Но я не знала тебя!
Ее громкий возглас озадачил Бартоломью, он потерял сосок и начал плакать. Аманда снова дала ему грудь, бормоча успокаивающие слова. Когда она подняла голову, Чейз смотрел на нее с такой жаждой в зеленых глазах, что у нее перехватило дыхание.
— Не знала? — повторил он.
Нет, она знала его. Той ночью в грузовике она почувствовала железную волю, с которой ей, вероятно, пришлось бы столкнуться, если бы речь зашла о ребенке.
— Я… я собиралась сделать аборт, — продолжала она.
— Не сказав мне? — очень тихо спросил Чейз. Все его тело будто окаменело.
— Я боялась, что ты попытаешься отговорить меня.
— Ну и что же? — За вопросом, произнесенным ровным голосом, скрывалась стальная нотка гнева. — Я имел право знать, принять участие в решении. Я просил тебя именно об этом, помнишь? Мы обсуждали этот вопрос, и ты обещала мне сообщить, если забеременеешь.
— Ну, как видишь, я не смогла пойти на это. — Она вздохнула и погладила вспотевшие волосенки Бартоломью.
— Когда он родился?
— В тот день, когда ты звонил.
— В день, когда я звонил? — Чейз рывком повернулся к ней. — Но ведь было всего восемь месяцев!
— Он родился преждевременно. Раньше на месяц. Когда я разрешилась, его неделю подержали в больнице. Но теперь он уже наверстал в развитии. — Она не могла сдержать гордости в голосе, глядя на малыша, которого кормила. — Педиатр говорит, что он именно такой, каким должен быть младенец в два месяца.
— Или ты снова лжешь, или он сын кого-то другого.
— Как ты смеешь предполагать подобное? — Аманда резко вскинула голову.
От его хриплого смеха Бартоломью изогнулся у нее на руках, но ей удалось успокоить его.
— Какие у меня основания верить тебе? Или ты солгала мне по телефону в тот день, или лжешь сейчас. Так когда?
Единственное, о чем ей хотелось сказать ему, так только о том, чтобы он отвез ее назад в аэропорт. И немедленно. Но она вспомнила Дженис и маленькую Клару. Ради Бартоломью она должна выдержать.
— Малыш — твой сын. — Она любовно разглядывала довольное лицо Бартоломью. — Достаточно посмотреть на него, чтобы убедиться.
Чейз помолчал, потом тяжело вздохнул. Аманда повернулась к нему. Он снова смотрел в окно. И когда сглотнул, кадык поднялся и опустился.
— Почему ты не сказала мне? — натянутым тоном повторил он вопрос.
Мысленно Аманда приготовилась к этому разговору, зная, что он будет не из легких.
— Потому что никто не знает о том, что случилось в ту ночь. И я бы предпочла, Чейз, чтобы никто не знал.
Ответил он не сразу, а когда заговорил, тон стал жестким.
— Ты это делаешь для того, чтобы обвести вокруг пальца другого парня? Пусть думает, что Бартоломью его сын?
У Аманды перехватило дыхание, и она посмотрела прямо на него.
— Я никогда не сделаю такого.
— Потому что связь со мной бесчестье? — Сарказм сочился из каждого слова Чейза.
Она сдержалась и с честью выдержала его презрительный взгляд.
— Я сделала то, что считала лучшим для нас обоих. Когда ты придешь в себя от шока, ты поймешь, что я права.
— И что же ты сделала, Аманда?
— Я всем сказала… — она помолчала и прокашлялась, — я всем сказала, что мои биологические часы нетерпеливо тикали и я пошла в банк спермы, чтобы стать матерью, а не ждать, когда встречу подходящего мужчину.
— Милостивый Боже!
— Это самое лучшее! Мы с тобой из разных миров. По-моему, мы об этом договорились, когда ты довез меня до квартиры на следующее утро. И появление ребенка ничего не меняет.
— Черт возьми, как это не меняет! Мы говорили о следующей встрече. Я что-то не помню, чтобы отказывался от своих прав на отцовство.
— Ох, Чейз, ты не представляешь, как бы отреагировали мои родители! — Опять навернулись слезы и сдавило горло. — Я не могу признаться им, что я…
— Отдалась дальнобойщику с плохой репутацией посреди той чертовой снежной ночи?
— Нет…
— Да! Это именно то, что ты имеешь в виду. — Зеленые глаза вспыхнули. Что-то похожее на боль мелькнуло в них. Потом выражение стало жестким. — Мне понятно, что такая женщина, как ты, никогда не признается в одноразовом сексе в кабине грузовика. Правильно?
— У тебя получается, будто я сноб. Я совсем не такая.
— Той ночью ты и не была такой, леди. — Смех прозвучал горько, а голос внезапно охрип. — Фактически я чувствовал, что у меня в руках лежит полнокровная женщина. А потом обнаружил, что ты просто трусливая маленькая девчонка. Но — все о'кей. Ты была лучшей из всех, кто лежал подо мной.
— Ты не можешь быть таким жестоким. — Слезы наполнили глаза.
— Я дальнобойщик, дорогая. Мы все жестокие. Разве ты не слышала об этом?
Не выдержав колючести его глаз, Аманда отвернулась. Сидя спиной к Чейзу, она приложила Бартоломью к другой груди.
— Ну, так расскажи мне. — Он провел пальцем по ее позвоночнику поверх влажной ткани тонкой блузки из хлопка. Аманда вздрогнула. — Что привело тебя в Аризону? Проголодалась по любви дальнобойщика?
Аманда подавила гнев, чтобы снова не напугать сынишку.
— Будь у меня свободные руки, дала бы тебе пощечину за такое предположение, — бросила она через плечо.
— Так, значит, не по этой причине ты прилетела в такую даль? Ну конечно. Я всего лишь тупой водитель, поэтому не могу вообразить другой причины. Ты не нуждаешься в деньгах, и тебе не нужно мое имя. Так что еще тебе понадобилось, кроме моего тела?
— Ты прекратишь или нет? — прошипела Аманда.
— Послушай, ты, мисс Дрейк, и хорошенько послушай. Едва ты вышла из самолета с моим сыном на руках, как объявила, что все вокруг считают, будто его папа донор из банка спермы. Вот с той секунды ты потеряла право диктовать мне! А сейчас скажи, зачем ты приехала, и мы сбережем время — и твое, и мое. Тогда я посажу тебя на следующий самолет в Нью-Йорк и займусь своей жизнью.
Аманда пожала плечами. Если она думала, что он воспримет новость о сыне легко и цивилизованно, как сделали бы ее другие друзья-мужчины, то, увы, просчиталась. Что ж, в глубине души она знала, что ее ждет. Человек, умевший любить с такой полной самоотдачей, и ненавидеть будет так же. По-прежнему продолжая сидеть спиной к нему, Аманда глубоко вздохнула.
— Мне необходимо знать, есть ли в твоей семье наследственные болезни, кто чем болел из твоих предков. Случай с подругой убедил меня, что с моей стороны было бы безответственностью растить сына, не зная его генетической предрасположенности к какой-то опасной для жизни болезни.
— Вот что меня удивляет, так это почему ты не прислала мне подробную анкету.
Об этом она тоже думала, если честно.
— Боялась, что ты не ответишь. — Или прикатишь в Нью-Йорк и начнешь бороться со мной, мысленно добавила она. — А потом… мне казалось, что это немного… холодный подход.
— Неужели? И ты притащилась сюда, чтобы, пока получаешь сведения, помахать у меня под носом моим сыном, а потом быстренько увезти его. Какое у тебя, Аманда, доброе сердце!
Аманда стиснула зубы и вознесла молитвы Богу, чтобы дал ей силы не прикончить этого типа, который обладал нужными ей сведениями.
— Я пыталась сделать так, как лучше для нас обоих. Когда-нибудь, наверное, ты тоже это поймешь.
— Уверен, что ты никому не открыла истинную причину, зачем ты отправилась в Аризону, — заметил Чейз.
— Я сказала, что мне нужен отпуск и что я слышала много хорошего об этом ранчо для гостей.
— Твои друзья и семья, должно быть, еще более тупые, чем я, если они клюнули. — Хриплый смех звучал совсем не весело. — На ранчо в Аризону в июле? С младенцем?
— Меня всегда зачаровывал Запад. Осталось еще две недели моего послеродового отпуска. И агентство предложило, чтобы я совершила маленькое путешествие. Мать считала, что надо поехать в Колорадо. Но я убедила ее, что мечтаю посмотреть на гигантские кактусы, у которых руки в боки. Вроде тех, что растут в аэропорту. — Наконец-то Аманда вспомнила их название:
— Сахуарос.
— Ты произносишь название с «х». Сагуарос, — поправил он.
— Вот как!
— Я тоже говорил не правильно, когда приехал сюда. — Голос Чейза стал мягче.
Бартоломью все слабее тянул сосок. Аманда убрала грудь, застегнула блузку и начала похлопывать малыша по спине. И газики вышли, громко, как призывный вопль самца-лягушки в брачный период.
— Боже, это он!
Аманда взглянула на Чейза и невольно улыбнулась.
— Ты подумал, что это я?
— Господи! Такой звук мог издать только дальнобойщик, налившийся пивом. — В глазах у Чейза мелькнуло искреннее изумление.
— Да, только он налился молоком. — От этих минут общего восторга у Аманды перехватило дыхание. Она даже не представляла, что упускает. Слезы снова затуманили глаза. Она отвернулась и принялась гладить Бартоломью спинку, пока он не расслабился и не уснул. — Так ты предоставишь мне сведения, какие нужны? — спросила она, не глядя на Чейза.
Тот не ответил.
— Понимаю, ты огорчен, но медицинские сведения о твоей семье и правда очень важны.
Никакого ответа.
Аманда искоса взглянула на Чейза и увидела, что он уставился вперед, сжав руками руль. По лицу ничего прочесть не удалось.
— В наружном кармане чемодана, того, что поменьше, есть блокнот, — продолжала она. — Если хочешь, возьми его и напиши все, что знаешь. А потом можешь отвезти меня в аэропорт, и я закажу билет в Нью-Йорк. Я понимаю, что не должна оставаться здесь дольше, чем необходимо.
— У тебя кто-то есть? — наконец спросил Чейз, не меняя позы.
— Под «кто-то» ты имеешь в виду мужчину? — Сердце у нее екнуло от скрытого смысла вопроса. Удивило, что в таком разъяренном состоянии, в каком был Чейз, ему захотелось узнать нечто подобное. — Нет, я ни с кем не встречалась с тех пор, как обнаружила, что беременна. Начинать отношения казалось лишним усложнением жизни.
Чейз посмотрел поверх ее головы.
— Ты говорила, что хочешь посмотреть на сагуаросы, или это была очередная ложь?
— У меня нет привычки лгать! — Аманду обидело столь неожиданное обвинение. — Клянусь, если бы у меня не спал на руках ребенок, я бы…
— Если бы у тебя не спал на руках ребенок, тебя бы здесь не было, так?
— Так, — призналась она.
— Я продал грузовик и вложил деньги в ранчо. Хотя тебе это все без разницы.
— С чего бы я завязала отношения с мужчиной в Аризоне? Моя профессия и карьера связаны с Манхэттеном. — И почему сегодня ее объяснение звучит так принужденно? Обычно Аманде доставляло удовольствие упоминать о том, чего она достигла. — А потом, Чейз, у нас нет ничего общего. Мы установили это десять месяцев назад.
— О'кей, кроме одного. — Его взгляд скользнул по Бартоломью. Потом он оценивающе взглянул на нее. — Ох, по-моему, Аманда, у нас есть общее в двух вещах. Даже ты не сможешь отрицать. Мы провели несколько часов, доказывая это друг Другу.
— Секс — недостаточная основа для отношений. — Аманда покраснела. — Ты это так же хорошо знаешь, как и я-Я всегда считал, что это чертовски хорошее начало. Но не хотел бы связываться с твоими предрассудками.
Сердце непослушно бухало в груди, как она ни старалась оставаться холодной. Конечно, нет большего счастья, чем Бартоломью, но… какой же все-таки она была дурой, когда той ночью, в бурю, поддалась порыву! Сейчас ни в коем случае нельзя допустить, чтобы здравый смысл снова покинул ее. Нужно добиться необходимых сведений, а потом вернуться к своей упорядоченной жизни.
— Черт с ним, с блокнотом, — проговорила Аманда. — Только скажи, что ты знаешь. У меня хорошая память.
— А у меня нет.
— Что ты имеешь в виду? — У нее сжалось сердце.
— Я не могу моментально выдать тебе эти сведения. Нужно время, чтобы подумать, спросить у людей… Так ты хотела посмотреть на сагуаросы или нет?
— Неважно. — Аманда предвидела, куда приведет его предложение. — По-моему, будет лучше, если мы расстанемся как можно скорее. Меня вполне устроит письмо. Теперь ты знаешь, что мне нужно, и можешь прислать сведения в агентство.
— Испугалась, Аманда?
— Чего? — Пульс опять помчался как бешеный. В ответ Чейз понимающе улыбнулся, продемонстрировав знаменитые ямочки. — Конечно, нет!
— Тогда, позволь, я привяжу малыша в детской корзине, и мы поедем на ранчо. А по дороге я покажу тебе сагуаросы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Оазис любви - Томсон Вики

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Оазис любви - Томсон Вики



Роман очень интересный, только автор поступила некрасиво по отношению к читателям, не написав в конце, кто же стоял за всеми происшествиями на ранчо. За сюжет 1000000000 баллов, а за такое вот неуважение к читателям, которым ИНТЕРЕСНО, кто во всём виноват, кол с минусом. Раздраконила любопытство, и оставила с носом!
Оазис любви - Томсон ВикиКошечка Джози
24.12.2014, 22.01





Надо искать продолжение. А так, можно почитать.
Оазис любви - Томсон Викииришка
21.04.2015, 19.20





Прочесть можно, но остаться у разбитого корыта....
Оазис любви - Томсон ВикиЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
31.03.2016, 16.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100