Читать онлайн Голубые фиалки, автора - Томпсон Ронда, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голубые фиалки - Томпсон Ронда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голубые фиалки - Томпсон Ронда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голубые фиалки - Томпсон Ронда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томпсон Ронда

Голубые фиалки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Грегори решил, что у него просто разыгралось воображение. Виолетта не могла произнести таких слов! А потому он даже не удостоил ее ответом.
— Боюсь, мне опять приснится кошмар, — продолжала она. — Я не хочу перепугать своим криком всех постояльцев. А ты мог бы разбудить меня, как только я начну метаться и стонать.
Метаться и стонать! О Господи! Как бы он хотел, чтобы она металась и стонала, только не от кошмара, конечно…
— Думаю, при данных обстоятельствах этого делать не стоит, — проговорил он.
Грегори наблюдал, как она надевает ночную рубашку.
— Чего именно? Не спать вместе или не кричать ночью?
— Лучше ни того и ни другого.
— Но обстоятельства ведь не изменились, — удивленно протянула она. — Мы и раньше спали рядом.
Еще как изменились! Грегори знал, что у Виолетты прекрасная фигура, с того дня, как увидел ее полураздетой на берегу Миссисипи. Но после того эротического зрелища, которым он наслаждался — или мучился? — только что… Сегодня ночью ему надо держаться от нее подальше. Одеяло, в которое он завернулся, и так уже напоминает палатку, натянутую на шест.
— Ну и пожалуйста. — Обиженная Виолетта вышла из-за ширмы. — Если ты твердо решил предпочесть жесткий пол мягкому матрасу — дело твое. Просто я хотела, чтобы ты как следует выспался перед долгой дорогой.
— Я прекрасно высплюсь на полу, — успокоил ее Грегори. Не мог же он сказать, что скорее всего вообще не заснет.
Он лежал с закрытыми глазами и слышал, как она устраивается в кровати.
— Грегори?
— Да?
Несколько секунд тянулось молчание, и вот Виолетта заговорила:
— Я не знаю, как мне попросить тебя об этом так, чтобы ты не подумал… лишнего. Чтобы у тебя не создалось ложного впечатления обо мне.
— Все впечатления, которые у меня создавались о тебе, каждый раз оказывались ложными. Так чего ты хочешь?
Опять повисло молчание. Наконец Виолетта прошептала:
— Я хочу… прикоснуться к тебе.
— Что?! — Звук ее голоса еще не успел стихнуть, а он уже оказался в постели рядом с ней.
— Ты прекрасно меня слышал.
Грегори не мог в темноте видеть ее лица, но точно знал, что она упрямо вздернула подбородок. На всякий случай он решил прояснить ситуацию:
— Зачем?
— Мне… любопытно.
— Любопытство сгубило кошку, — засмеялся он.
— Знаю, — вздохнула она. — Мне не следовало просить тебя об этом. Честно. Я стыжусь себя… Просто сегодня, когда я… вошла так неожиданно, ты сидел в ванне, и… и мне захотелось прикоснуться к тебе, чтобы убедиться, что твоя кожа такая же гладкая на ощупь, как и на вид.
Грегори подавил стон и проглотил все слова, какие вертелись у него на языке. «Прикоснуться» — его мысли с этого только начинались!
— Я не могла бы попросить об этом другого мужчину, но ты… ты джентльмен, и я знаю, что ты разрешишь мне удовлетворить мое любопытство и… не позволишь себе никакой фамильярности.
Первой реакцией Грегори было рассмеяться в ответ на этот детский лепет. Но он заставил себя сдержаться. Девочка невинна, как младенец.
— И к чему же ты хочешь прикоснуться?
— Ни к чему такому… к чему нельзя. Я знаю, что мне не следовало просить тебя о подобной вольности, но завтра мы возвращаемся в Сент-Луис, где общество такое строгое и так неукоснительно соблюдаются правила хорошего тона… Майлз не доверяет тебе, и я уверена — он захочет, чтобы я вышла замуж за кого-нибудь более респектабельного, чем ты или Тип. Возможно, с завтрашнего дня мы больше и минуты не останемся наедине.
Грегори не мог не согласиться с этим. Майлз наверняка не будет в восторге, если он попытается ухаживать за Виолеттой. Он поклялся дать Грегори Клайну долю в фирме и слово свое сдержит, но вот что касается ее замужества… С другой стороны, если Грегори даст возможность Виолетте получить желаемое и почувствовать себя непринужденно в его обществе — кто знает, может, она и перенесет на него свою привязанность, свою любовь к неистовым мужчинам, коль скоро Тип окажется вне досягаемости. Остается надеяться, что его не разорвет от возбуждения.
— Ладно, — вздохнул он. — Давай.
— Ты понимаешь, что я не хочу, чтобы ты касался моего тела? — уточнила Виолетта.
— Понимаю, — ответил Грегори, изо всех сил надеясь, что собственное тело его не подведет и он сможет еще некоторое время побыть джентльменом.
Он ждал, но вокруг царили темнота и неподвижность.
— Ну, раз ты передумала, я, пожалуй, вернусь на пол. — Он начал вставать, когда дрожащие пальчики коснулись его плеча.
— Не уходи, — прошептала она.
Ее ладошка осторожно заскользила по его груди. Грегори подавил желание схватить Виолетту в объятия, целовать, ласкать ее прекрасное тело. Но он стиснул зубы и лежал неподвижно. Его спокойствие несколько подбодрило ее. Она прижала ладошку к его груди и удивленно пролепетала:
— Твоя кожа теплая. И твердая.
«Если ты опустишь ручку пониже, то найдешь кое-что действительно твердое», — фыркнул про себя Грегори. Она задела ногтем его сосок, и он непроизвольно дернулся.
— Прости! Я сделала тебе больно?
— Нет. — Он сам с трудом верил, что это его голос звучит так ровно. — Ты удовлетворила свое любопытство?
— Не совсем. — Ладонь опустилась чуть ниже, на гладкий мускулистый живот. — Так странно — твоя кожа очень гладкая, но не мягкая, как у меня.
Грегори безумно хотелось самому в этом убедиться, но он сжал кулаки и спокойно ответил:
— Такими нас создал Господь: женщина должна быть мягкой и нежной, а мужчина — твердым и сильным. Тебя интересуют и другие различия?
— Нет, — смутилась она.
Грегори это удивило. Он был уверен, что она попытается выяснить, в чем состоит основное различие между мужчиной и женщиной. Тогда, само собой, он не смог бы просто лежать… Что бы там о нем ни говорили досужие сплетницы, он вовсе не изо льда сделан. И что бы там ни думала Виолетта, он был не настолько джентльмен…
— Я все же вернусь на пол.
Но ладонь Виолетты надавила ему на грудь.
— Пожалуйста, останься. Я… уже почти привыкла к тебе.
Может, это и неплохо, подумал Клайн. Но что скажет Майлз, если по возвращении домой Виолетта заявит, что привыкла с ним спать?
— Ты хоть понимаешь, что не стоит рассказывать Майлзу о том, что мы спали в одной постели?
— Я не так глупа, — обиделась она. — Если ты сохранишь наш маленький секрет, то и я ничего не скажу.
Секрет? О, Грегори прекрасно знал, что секрет, который знают двое, — это прекрасная возможность для шантажа. Но матрас был намного лучше, чем жесткий пол, а он полдня провел в седле…
— Спокойной ночи, Виолетта.
— Спокойной ночи.
Она тихонько вздохнула и свернулась клубочком. Грегори хотелось обнять ее, чтобы она положила голову ему на плечо и он кожей мог почувствовать ее дыхание. Но он обещал ее не касаться… Как жаль…
Еще больше он пожалел о своем обещании утром когда, проснувшись, не нашел ее рядом с собой.
У Виолетты было дурное предчувствие по поводу этого ограбления. Кассир складывал деньги в сумку, но при этом смотрел на нее так, словно мысленно составлял описание внешности. Виолетта не была — уверена, что грязь, размазанная по лицу, скроет женские черты. У нее не было времени напихать чего-нибудь под рубашку. Но она туго перетянула грудь и тщательно спрятала волосы под шляпу. Рот и нос скрыла повязка.
— Побыстрей! — приказала она хриплым голосом. — И прекрати пялиться на меня!
Городок еще спал. Проходя мимо конторы шерифа, Виолетта осторожно заглянула в окно. Шериф дремал в своем кресле. Тогда она вошла в банк и, угрожая оружием, потребовала денег. В помещении банка, кроме кассира, находился и управляющий. И он теперь тоже в упор смотрел на нее.
— Ты, — она ткнула стволом в сторону управляющего, — помоги ему! И шевелись! Далтоны не любят ждать.
Мужчины набивали деньгами седельные сумки, но Виолетта видела, что они не очень-то ее испугались и при малейшей возможности что-нибудь предпримут. Звякнул дверной колокольчик. Виолетта бросила тревожный взгляд через плечо. На пороге стоял мужчина с револьвером в руке. Нижнюю часть его лица закрывал платок.
— Поторопись, город уже просыпается, — сказал незнакомец удивительно знакомым голосом.
Неужели это Грегори Клайн? Мистер джентльмен собственной персоной! Их взгляды на мгновение встретились. Потом Грегори вновь повернулся к прилавку…
— Берегись!
Виолетта резко обернулась. Управляющий держал в руке револьвер, и дуло его смотрело на Грегори.
— Нет! — вскрикнув, она рванулась вперед. Раздался грохот выстрела. Виолетта ощутила резкую боль в плече. Ц тут же прогремел второй выстрел. Управляющий выронил оружие и схватился за руку. Виолетта повернулась к Грегори. Ствол его револьвера дымился.
— Ты в порядке? — Он с тревогой смотрел на нее. Она кивнула.
— Тогда давай убираться отсюда!
Виолетта подхватила сумки с деньгами, стараясь не обращать внимания на боль. Потом, поняв, что удержать их не сможет, бросила сумки Клайну. Тот перекинул их через плечо и попятился к двери, не опуская оружия.
— Иди. — Он придержал ей дверь.
Виолетта выбралась наружу. В этот момент дверь конторы шерифа начала открываться. Виолетта выстрелила в нее не целясь. Пуля угодила в косяк, полетели щепки. Дверь захлопнулась-. Она торопливо отвязала лошадей, и через мгновение Грегори, выбежав из банка, вскочил в седло. Лошадь его приплясывала на месте, чувствуя нетерпение всадника.
— Быстрей! — крикнул он.
Виолетта села на лошадь, что оказалось не просто, потому что плечо болело все сильнее.
Они мчались во весь опор. Сзади гремели выстрелы. Пуля просвистела рядом, и Виолетта с ужасом подумала, что Грегори может пострадать из-за нее. Если с ним что-нибудь случится, она никогда себе этого не простит! Ей давно следовало ускользнуть от него и продолжить путь одной. В конце концов, это ее война, а не его.
— Погоняй, Виолетта! — Грегори скакал рядом.
Девушка ударила пятками в бока лошади и распласталась на ее шее. Но вскоре она заметила, что Грегори останавливает коня, хотя они уехали недостаточно далеко, чтобы не опасаться погони. Придержав лошадь, она закричала:
— Почему ты остановился? Нам надо торопиться!
— Ты истекаешь кровью!
Виолетта взглянула на свое горящее плечо — рубашка потемнела, пропитавшись кровью. Ее кровью. Неожиданно у нее закружилась голова. Она свалилась бы на землю, если бы Грегори не подхватил ее и не перетащил на спину своей лошади. Через мгновение она потеряла сознание.
Боль привела ее в чувство. Она услышала звук рвущейся ткани, а затем что-то холодное коснулось ее плеча. Виолетта дернулась.
— Тихо, тихо. Я должен осмотреть тебя.
Грегори успокаивал ее, словно больного ребенка. Открыв глаза, она увидела над собой его встревоженное лицо. Его голову освещали лучи солнца, пробивавшиеся сквозь щели в крыше.
— Где мы?
— Я нашел заброшенную хижину. Она ветхая и выглядит так, словно готова рухнуть в любую минуту, но я должен осмотреть твою рану.
— Нам надо ехать! — Виолетта попыталась сесть, но Грегори ее удержал:
— Я спрятал лошадей, и думаю, мы пока в безопасности. Дай мне осмотреть твою рану.
У Виолетты снова закружилась голова.
— Пуля у меня внутри? — слабым голосом спросила она.
— Именно это я и хочу узнать!
Он осторожно вытер ее плечо платком, смоченным в воде, и она поморщилась от холода и боли.
— Я не вижу пулевого отверстия, — сказал наконец Грегори. — Рана не очень глубокая, хотя здорово кровоточит. Но слава Богу, мне не придется выковыривать из тебя пулю.
Виолетта вздохнула с облегчением, но тут же вспомнила о погоне.
— Нам нужно ехать.
— Нет. Сейчас ты не можешь скакать верхом. Ты должна отдохнуть и поесть. Лежи спокойно, а я найду что-нибудь перекусить. А потом схожу на разведку.
Скосив глаза, Виолетта увидела, что лежит на грязном матрасе. Кровать была такой же ветхой, как и сама хижина. Она хотела подняться, но обнаружила, что очень ослабела. Ей нужно хоть немного поспать.
Ей показалось, что прошла всего минута, но когда она снова открыла глаза, в хижине царил полумрак. Где-то рядом слышались звуки осторожных шагов.
— Грегори? — позвала она тихо.
— Я здесь. — Он сразу подошел и сел рядом. — Я не могу пока развести огонь или зажечь лампу. Выходя, я наткнулся на погоню. Я увел их в сторону и запутал следы, но все же нам следует соблюдать осторожность, я принес тебе вяленое мясо и немного воды. — Вид у него был встревоженный.
«Боже мой, он рисковал ради меня жизнью! « — в страхе думала Виолетта. Грегори помог ей сесть, потом подал мясо и воду.
Она обнаружила, что на ней только сорочка, заправленная в бриджи. Ее руку Грегори чем-то перевязал. Поймав ее взгляд, он пояснил:
— Рубашка уже все равно испорчена. Зато теперь кровотечение почти прекратилось.
«Как он смог снять с меня рубашку и перевязать так, что я ничего не почувствовала? « — изумилась она. Она начала жевать мясо, но любое движение причиняло ей боль. Виолетте не хотелось есть, но она знала, что силы ей понадобятся, а значит, надо подкрепиться. Ко всему прочему ее ужасно раздражала грязь, толстым слоем покрывавшая лицо.
— Тут, случайно, нет поблизости речки? Так хочется помыться, — прошептала она.
— Нет. Но у нас во флягах полно воды, и мы можем использовать остатки рубашки.
Когда она отодвинула тарелку, Грегори принес ее рубашку. Она смотрела, как он, с легкостью разорвав ее на полоски, намочил одну из них и осторожно принялся стирать грязь с ее лица. Виолетта не сопротивлялась — все равно сил сделать это самой у нее не было. Он ухаживал за ней так ласково, что она не переставала удивляться: как одни и те же руки могут быть такими сильными и такими нежными?
— Почему ты сделала это?
Краска залила лицо Виолетты, когда она встретилась с его внимательным взглядом.
— Мне не стоило втягивать тебя в это дело! Прости, я не должна была опять обманывать…
— Я не об этом. — Он выглядел скорее растерянным, чем сердитым.
— Мне все еще нужны деньги…
— Я не об этом хотел спросить.
— А о чем?
— Почему ты бросилась под пулю, которая предназначалась мне?
Она и сама не знала почему. В тот момент она даже подумать ни о чем не успела. До этого мгновения она и не подозревала, что способна рискнуть жизнью ради чужого человека. Да, наверное, ради чужого она и не стала бы рисковать… Но Грегори… Да, Грегори, которому она лгала и которого беззастенчиво использовала, уже не казался ей чужим.
— Думаю, это потому, что я многим тебе обязана. И потом, ты ведь сделал бы для меня то же самое, правда?
Это был не самый простой вопрос. Грегори растерялся и не знал, что сказать. Никогда в жизни он не заботился ни о ком, кроме себя самого.
Его родители считали, что человек должен всего добиться сам. Да, они воспитали его как джентльмена, и это помогало ему дурачить достойных членов общества. Но родители были уверены, что лучший способ воспитания — выбросить юношу в большой мир, чтобы он сам зубами и ногтями пробивал себе дорогу. Именно так они и поступили с Грегори и его братьями.
Родители вложили в его голову правило: если хочешь выжить и добиться успеха — используй других. Ему пришлось работать, чтобы оплатить учебу в колледже, хотя в семье было достаточно денег, чтобы дать детям образование. Со временем он понял, что родители богаты именно потому, что никогда ни цента не истратили ни на что, кроме поддержания своего положения в обществе.
Кроме того, отец объяснил ему, что жена должна принести хорошее приданое — иначе зачем вообще жениться? И Грегори всегда оценивал женщин с точки зрения выгоды: что он получит на этот раз? Удовольствие, власть, деньги?
Даже Виолетта, такая желанная, была для него до сего дня лишь ступенью наверх, к лучшей жизни. Но теперь все изменилось. Она обращалась с ним не как с мошенником, а как с человеком, которого стоило спасать. Словно его жизнь была важна и ценна для нее. И сейчас Грегори осознал, что и она тоже стала для него чем-то большим, чем просто ключом к благополучию. Но он не смог сказать этого вслух. И потому проворчал:
— Ты вела себя глупо. Тебя могли вообще убить!
— Ах, вот как! Тогда ты точно не получил бы ничего от Майлза!
— Ты чертовски права! — Но ведь минуту назад он даже не вспомнил о Майлзе и его деньгах! Как эта женщина, которая лгала ему и использовала ради своих целей, сумела задеть в его душе какую-то струну?
— Надо было дать этому типу тебя пристрелить, — буркнула Виолетта. — А кстати, что это ты делал в банке?
Грегори отвел глаза и вновь принялся смачивать и отжимать полоску ткани.
— Я… должен был прикрыть твою спину, чтобы защитить свой капитал. Я стрелял в человека… Правда, к счастью, я попал в руку, и с ним все будет в порядке, но я никогда еще не опускался так низко! И знаешь, я думаю, что заслужил немного правды. Почему ты опять солгала мне? Все твои истории — ложь! Если хочешь знать, я не верю, что ты все это делаешь ради какого-то бандита по имени Тип. Думаю, ты его просто придумала.
— Ничего подобного! Ничего я не придумала! А если бы ты знал что-нибудь о любви, то не стал бы выяснять, зачем я это делаю! Но ты ни о ком не думаешь, кроме себя, ты даже не понимаешь…
— Зато я в другом кое-что понимаю!
Грегори поцеловал ее. Он был сердит. Сердит потому, что она настаивала на существовании этого бандита и рисковала из-за него жизнью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голубые фиалки - Томпсон Ронда



Замечательная книга!!! Очень понравилось.
Голубые фиалки - Томпсон РондаТома
29.10.2015, 16.53





Хорошая книга.и гг-я с чувством юмора и сообразительная. 9 из 10
Голубые фиалки - Томпсон РондаЮлия
23.03.2016, 10.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100