Читать онлайн Голубые фиалки, автора - Томпсон Ронда, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голубые фиалки - Томпсон Ронда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голубые фиалки - Томпсон Ронда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голубые фиалки - Томпсон Ронда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томпсон Ронда

Голубые фиалки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

На горизонте показался Бунвилл, и Грегори вздохнул с облегчением. До этой минуты Виолетта держала слово. Ему ужасно хотелось выпить, и он решил заглянуть в какой-нибудь салун, пока его спутница будет принимать ванну в гостинице.
Эта ночь смутила его. Он ожидал запоздалой реакции на пережитый страх — это было бы только естественно. Но когда эта реакция наступила, он был поражен уязвимостью Виолетты. Несколько часов она плакала, прижавшись к его плечу, и ее рыдания разрывали ему сердце — хоть люди и говорят, что сердца у него нет.
Когда наступил рассвет, она выглядела измученной и смущенной. Грегори всю ночь не спал, но утром счел своим долгом джентльмена самому приготовить завтрак. Кофе помог согреться и собраться с силами, и вот уже несколько часов они скачут по дороге, едва обменявшись за все время десятком слов.
— Думаю, мы не сможем уехать на поезде раньше завтрашнего утра, — проговорил Грегори, пытаясь завязать разговор. — Надеюсь, на настоящей кровати и под крышей тебе удастся спокойно выспаться.
Она покраснела от смущения.
— Да и тебе тоже нужен отдых. Прости меня за вчерашнее… ну, что я не давала тебе спать.
— Забудь об этих негодяях. Думай о том, что скоро ты будешь дома, в безопасности и ничего подобного больше никогда не случится.
Виолетта улыбнулась, но Грегори отметил, что это была невеселая улыбка.
— Ты так храбро бросился мне на помощь, — произнесла она с искренней благодарностью. — И потом… потом ты тоже был очень добр ко мне.
Грегори подумал, что мало кто из знакомых назвал бы его храбрым и уж точно никто не назвал бы добрым. И поторопился объяснить:
— Я не мог допустить, чтобы с тобой что-то случилось. Майлз взял с меня слово, что ни я и никто другой не посягнет на твою честь.
— Ах вот как… Ну что ж, спасибо, что внес ясность в мотивы своих поступков. Я и забыла, что человек, у которого нет сердца, не может совершить доброе дело. — Голос ее звучал сухо.
Решив, что ни к чему портить отношения, Грегори поспешил извиниться:
— Прости, если я был нетактичен и мои слова обидели тебя… Я не хотел.
— У меня проблемы со всепрощением, — холодно ответила Виолетта.
«Почему у меня все так нескладно получается», — огорчился Грегори. Люди всегда находили его очаровательным, а тут он не может удержаться даже на уровне простого дружелюбия… Надо заставить ее улыбнуться, а то бедняжка опять выглядит как раненый ангел.
— Знаешь, я тоже никогда не умел прощать, — с напускной легкостью заявил он. — Видишь, у нас все же есть что-то общее.
Она наконец улыбнулась, и Грегори это обрадовало. «Похоже, ей нечасто приходилось веселиться», — подумал он. У нее очень красивые глаза — большие и голубые, но слишком печальные. И он пока не может понять почему. Может, она скучает по дому сильнее, чем хочет показать? Пожалуй, стоит завязать разговор о каких-нибудь общих знакомых — такие наверняка найдутся. Вдруг это сблизит их еще немножко?
— Ты знаешь Кэтрин Симз? — спросил он.
— К несчастью, да. — Она поджала губы.
— Пару лет назад она была законодательницей мод и манер в Сент-Луисе.
Виолетта передернула плечами.
— Она не умеет есть суп и хрустит костяшками пальцев, когда думает, что ее никто не видит.
Грегори расхохотался. Да, давненько у него не было возможности посплетничать о светских дамах, и к тому же так откровенно.
— Точно, я тоже заметил, что костяшки пальцев у нее слишком большие. Хотя, конечно, не догадывался, почему это.
— Она тебе нравится?
«Надо же, она не только посмотрела на меня, но и проявила интерес к моей персоне! « — чуть ли не с гордостью отметил Грегори.
— А ты будешь ревновать, если я скажу «да»?
— Нет, я просто хотела предупредить, что она набрала немало килограммов с тех пор, как ты видел ее в последний раз.
— Не удивлюсь, если это так. Она всегда задерживалась за столом, когда подавали десерт.
— Кэтрин сейчас на девятом месяце, — пояснила Виолетта. — В прошлом году она вышла замуж за Джастина Барнза.
— За Барнза? Фи, он всегда такой потный, даже зимой. Настоящий поросенок.
— Должно быть, он и спаривается, как поросенок, — брезгливо заметила она. — Они женаты меньше девяти месяцев, а она вот-вот родит.
Казалось бы, события последних дней должны были отучить Грегори удивляться, и все же он не ожидал услышать подобное.
— Вот уж не думал, что леди будет употреблять такие слова в разговоре с мужчиной.
— Твое отношение ко мне тоже трудно назвать образцом джентльменства.
— Подумаешь, пара поцелуев! Ничего дурного… Виолетта неожиданно улыбнулась:
— Ты ворвался ко мне в комнату, когда я была неодета. А вчера ночью залез ко мне под одеяло. Если мы вернемся к Майлзу, у тебя могут возникнуть большие неприятности.
Грегори напрягся. К чему это она клонит?
— Ты хотела сказать — «когда» мы вернемся?
— А разве я сказала что-то другое?
— Да. Послушай, надеюсь, ты не задумала еще один дурацкий побег?
— Обещаю тебе — никаких глупостей… Если я что-нибудь задумаю, это будет безупречный план.
Грегори не совсем понял, что она имела в виду, но на всякий случай сказал:
— Хорошо… Вот мы и приехали. Я провожу тебя до гостиницы, а потом поеду на станцию разузнать насчет поезда.
— С нетерпением жду момента, когда смогу залезть в ванну, — вздохнула Виолетта. — И на этот раз, надеюсь, мне удастся вымыться в одиночестве.
— Часа тебе хватит?
— Вполне.
Никто не обратил внимания на двух всадников, въехавших в город. Виолетта была в мужском костюме, волосы спрятаны под шляпой. Грегори согласился, что так безопаснее. Они подъехали к гостинице и спешились у коновязи. Напротив отеля находилась тюрьма, и оживление у ее дверей привлекло внимание путников. Они увидели негодяев, напавших на Виолетту. Их как раз доставили к месту заключения.
Грегори быстро схватил Виолетту за руку и поставил так, чтобы между ней и тюрьмой оказался круп лошади. Один из мужчин кричал:
— Говорю вам, это не мы ограбили банк в Сент-Луисе! Мы забрали эти деньги…
Помощник шерифа толкнул его в спину:
— Замолчи и иди вперед! Расскажешь все судье. Вслед за арестованными в здание тюрьмы внесли и банковские мешки с деньгами.
— Смотри, вот твои денежки, — прошептал Грегори. — Ну, тут есть и хорошая сторона. Теперь власти думают, что грабители у них в руках, а потому не станут тебя разыскивать.
— Нам надо убраться из города как можно скорее, — тихо ответила она. — Вдруг кто-нибудь все-таки поверит в их историю.
Грегори кивнул
— Я пойду на станцию, а ты пока переоденься. Потом нам надо будет просто сидеть тихо и никому не показываться на глаза до отхода поезда.
Он дал ей денег и, проследив, как она вошла в гостиницу, отправился узнавать, когда они смогут уехать из города. Наличие десятка полицейских, да еще негодяев, которые могут при случае опознать хозяйку денег, порядком его беспокоило. На станции он выяснил, что поезд на Сент-Луис будет только завтра утром. Грегори купил два билета. Обратно он ехал мимо салуна, и ему смертельно захотелось выпить. Но чем меньше народу его увидит — тем лучше, и он, вздохнув, повернул к гостинице и увидел…
Навстречу ему во весь опор неслась на лошади Виолетта в мужской одежде.
— Эй, стой! — крикнул он, когда она проскакала мимо.
— Берегись! — крикнула она в ответ.
— Что случилось?
— Держите их! — раздался крик с другой стороны улицы.
Грегори повернулся на голос и увидел человека, вопившего во всю глотку:
— Держите их, это они ограбили банк!
— Ах ты, черт! — пробормотал Грегори, разворачивая коня. «Вот догоню ее и придушу, — пообещал он себе. — Вернее, если догоню. Ведь эта чертовка увела из конюшни Майлза лучшего коня».
Пригнувшись к холке жеребца, Виолетта летела вперед. Ее сердце стучало так, как будто грозило выпрыгнуть из груди. Преступления давались ей легко. Слишком легко. Грабить банк, когда через улицу находится контора шерифа, было рискованно, но она не видела другого выхода. Ей надо было выполнить свой план, а для этого необходимы деньги в банковских мешках. Кроме того, она подумала, что это ограбление будет неожиданным, а потому должно удаться. Все прошло гладко. И она снова не забыла упомянуть имя Далтона.
Виолетта бросила взгляд через плечо. Грегори мчался позади, но то, что он все еще не отстал, уже вызывало уважение. Теперь, когда власти будут преследовать их обоих, он наверняка рассердится на нее всерьез Конечно, лучше бы не втягивать его в это дело, но раз уж так получилось, почему бы не извлечь из ситуации некоторую пользу? Вдвоем путешествовать гораздо безопаснее. Тот, кто не побоится напасть на одинокого путника, подумает, прежде чем связываться с двумя мужчинами. Она сохранит свой маскарад до прибытия домой. Хотя с Грегори можно быть собой. Ну правда, не совсем…
Блейз был в прекрасной форме, и Виолетта гнала его вперед, надеясь, что лошадь Грегори тоже выдержит эту бешеную скачку. Через некоторое время она обнаружила, что Клайн отстал. Но почему-то она была уверена, что он найдет ее. Так даже лучше — поостынет, пока доедет.
Она нашла удобное место для отдыха, закопала деньги и искупалась в ручье. К тому времени как Грегори нагнал ее, Виолетта мирно сидела у костра, расчесывая волосы. Он спешился и подошел к ней. Сразу было видно, что Клайн очень зол.
— Чем ты занимаешься?
— Волосы расчесываю. Ты против?
Он снял шляпу и, в гневе швырнув ее на землю, взъерошил волосы.
— Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю! Не изображай святую невинность!
— Ты же знаешь, что я сделала. Зачем спрашивать?
— Да, я знаю, что ты сделала! Но зачем? Виолетта отложила расческу и принялась ворошить костер.
— Я тебе уже говорила, что это тебя не касается. Грегори поднял шляпу и нахлобучил ее на голову.
— Теперь касается — благодаря тебе! Ты не можешь вот так просто грабить банк каждый раз, как на тебя накатит.
— Могу. Ведь все получилось, — невозмутимо ответила она. — И не изображай благородное негодование. Я кое-что о тебе знаю — ты тоже не всегда уважал закон.
— Знаешь, я и правда не ангел, но шантаж — это одно, а ограбление банка — совсем другое.
— Ты украл бы у меня деньги, не колеблясь… Не сомневаюсь, ты и теперь подумываешь об этом.
— Это другое дело! — Грегори принялся расстегивать рубашку.
— Почему другое?
— Потому что, когда крадешь ворованные деньги, это вроде как не совсем воровство
Виолетта рассмеялась:
— Глупости! У тебя не хватает мужества украсть самому, и ты воруешь у того, кто смог это сделать!
— Не важно. Теперь власти преследуют и меня тоже. Они думают, что мы сообщники. Я задержался, потому что путал следы. Твой след привел бы погоню прямо сюда.
— Неправда. Я петляла…
— Но ведь я тебя нашел? Кстати, партнер, а где деньги?
Виолетта пошла к кучке своих вещей и принесла все необходимое для приготовления ужина
— Я их закопала. И не спрашивай где — я тебе не доверяю. Ты останешься на ужин?
— Даже не знаю. — Грегори вытянул рубашку из-за пояса. — Ты меня отравишь, или сегодняшние развлечения ограничатся ограблением банка среди бела дня на глазах у помощников шерифа?
— Думаю, на сегодня с меня достаточно, — скромно потупилась Виолетта, усаживаясь у огня.
— Слава Богу! Пойду искупаюсь. Я весь пропылился.
Разбирая припасы, Виолетта поглядывала на Грегори из-под опущенных ресниц. Он подошел к лошади и снял одеяло, притороченное к седлу. Потом он направился к ней, и она увидела его обнаженный торс — рубашка была распахнута. Оказывается, он был не только хорошо сложен, но и весьма мускулист. Он не был покрыт ужасными волосами. И живот… Живот у него плоский и не свисает на ремень брюк… Она поспешно отвела взгляд и постаралась сосредоточиться на приготовлении ужина и обдумывании дальнейших действий.
Она была уверена, что теперь Клайн последует за ней куда угодно — слишком велик соблазн присвоить ворованные деньги, а в перспективе стать партнером в фирме. Но что она будет с ним делать, когда настанет момент совершить очередное ограбление? А когда она доберется до Коффивилла? Да ладно, там будет видно. А пока надо придумать какую-то историю, чтобы объяснить необходимость ограбления банков. Что-то правдоподобное… Но что?
— Виолетта? — Да?
— Ты не одолжишь мне кусок мыла?
Виолетта бросила на сковородку кусочки сала и взяла свою сумку. Достав кусок цветочного мыла, она улыбнулась сегодня Грегори будет пахнуть фиалками. Она направилась к реке, но, подойдя к берегу, застыла на месте. Клайн стоял спиной к ней по пояс в воде, и заходящее солнце блестело на его влажной коже. Она сглотнула комок в горле.
— Клайн? — Голос ее почему-то прозвучал хрипло и, как ей показалось, слишком интимно.
Грегори повернулся. На его плечах и руках бугрились мускулы. Он был удивительно красив. До этого момента Виолетта и не подозревала, что мужское тело может быть красиво, но сейчас ей в голову пришла именно такая мысль.
— Мыло, — напомнил ей Грегори. Опомнившись, она посмотрела на него, и щеки ее вспыхнули от смущения.
— Извини. Бросить тебе его?
— Ну, если хочешь, можешь принести его прямо сюда.
— Э, нет… Я имела в виду — бросить, чтобы ты ловил, или положить на берег, чтобы ты забрал его, когда я уйду?
— Бросай. — Он подставил руки.
Виолетта бросила и, разумеется, здорово промахнулась Мыло плюхнулось в воду почти у берега Грегори поспешно рванулся за ним. Чем ближе он подходил, тем больше его тело выступало из воды. Виолетта быстро отвернулась. Она совсем не жаждала увидеть его обнаженным. И так вся эта сцена была слишком интимной.
Она вернулась к костру, достала свинину и муку для соуса. Затем поставила на огонь кофейник. Вскоре появился Грегори. Он натянул веревку между деревьями и повесил на нее одеяло.
— Ты меня удивляешь, — фыркнула Виолетта. — Не Думала, что джентльмен может столь хорошо разбираться в премудростях кочевой жизни, да вдобавок сбивать погоню со следа.
Опустившись рядом с ней на землю, Грегори пояснил:
— В Вайоминге мне однажды пришлось искать угонщиков скота — они крали наших коров. Тогда я много чего узнал о том, как заметать следы… Я вообще многому там научился, — задумчиво добавил он.
— Да, именно так ты писал в своих письмах, — улыбнулась Виолетта.
— Ты читала мои письма? — Его рука замерла на полпути к кофейнику.
— Ну да, для Майлза. Он с возрастом стал плохо видеть, — пояснила она.
— Похоже, вы оба порядком повеселились, читая мои послания, — обиженно пробурчал Грегори.
— Да, — честно призналась она. — Иногда я начинала смеяться, еще только увидев знакомый конверт. — Она со злорадством заметила, что этот разговор не улучшил настроения Клайна.
Некоторое время они сидели молча. Виолетта переложила бекон со сковородки на чистую салфетку и теперь сыпала в масло муку.
— И как скоро я начал ныть и проситься домой? Через год, два?
— Через два… месяца. — Она захихикала. Клайн сердито взглянул на нее, но промолчал.
А Виолетте в голову пришла неожиданная мысль. Ведь именно Клайн и его злоключения в Вайоминге сблизили ее с Майлзом. Оказавшись в доме Трафтена, она почувствовала себя в безопасности, но в то же время растерялась. Майлз не знал, что с ней делать, а она не знала, чем могла бы заняться. Виолетта привыкла к тяжелой работе: скоблить грязные полы в салуне, мыть окна, готовить еду. А теперь вдруг оказалось, что у нее нет других дел, кроме как выбирать наряды, читать книги и ждать встречи с детективом, который разыскивал ее семью. Однажды днем, когда она в очередной раз бесцельно бродила по дому, Майлз попросил ее помочь ему разобрать корреспонденцию. «Давно надо бы заказать очки, да все недосуг», — посетовал он. И вскоре разборка почты превратилась для обоих в привычный ритуал. Они устраивались в кабинете, запасались горячим шоколадом и печеньем, и Виолетта читала письма «дядюшке» Майлзу.
Как они смеялись над жалобами и мольбами Грегори, который просил разрешения вернуться домой! Так что можно сказать, своим сближением с Майлзом она обязана именно Клайну.
— Думаю, ты была обо мне невысокого мнения? Так оно и было, а потому, проигнорировав его вопрос, Виолетта спросила:
— Почему ты это делал? Я хочу сказать — почему ты начал шантажировать Уэйда Лэнгтри?
— Нам нужно было то, что принадлежало Камилле Корделл. Река протекала через ее земли. Она могла построить дамбу и оставить фермеров без воды. В этом случае земли, купленные нами в этом районе, не стоили бы ни гроша.
Виолетта помолчала. Соус, который она мешала, стал слишком густым, и она разбавила его водой из фляги.
— Я пытался договориться с Камиллой, — продолжал Грегори. — Даже поехал в Техас, чтобы предложить ее отцу честную цену за эту землю…
— И что же дальше? — спросила наконец Виолетта, потому что пауза затянулась.
— Она отстегала меня кнутом. Содрала здоровенный кусок кожи и мяса.
— Откуда?
— Не покажу, — ответил Грегори, прихлебывая горячий кофе.
— Ты сожалеешь об этом?
— А то! — Он усмехнулся.
— Нет, я спрашивала про шантаж.
— У меня в жизни было несколько эпизодов, воспоминания о которых не доставляют мне удовольствия.
Виолетта протянула ему тарелку с ломтями бекона, густым соусом и хлебом. Она ожидала продолжения, но он молчал.
— Ты расскажешь мне про это?
Грегори молча потянулся к еде, но Виолетта быстро отодвинула тарелку.
— Ну, я признаю, что был не прав в случае с Камиллой Корделл… теперь Лэнгтри.
— В каком смысле? — с тревогой спросила она. Глядя в сторону, он нехотя произнес:
— Я сказал ей кое-что… и кое-что предложил… недостойное джентльмена.
— Ты… пытался ею овладеть? — Голос Виолетты дрогнул.
— Конечно, нет! — фыркнул Грегори и опять протянул руку за тарелкой, но она снова ее отодвинула.
— А почему ты обращался с ней не по-джентльменски?
— Потому что не знал, что она леди, — сердито ответил Грегори.
Виолетту охватил гнев:
— Значит, ты считаешь, что с простой женщиной можно не церемониться?
— Я сказал, что сожалею! — Грегори начал злиться. — И кто ты такая, чтобы меня упрекать? Ты грабишь банки, украла лошадь и еду у человека, любящего тебя как свою дочь! Видела бы ты беднягу Майлза — он чуть не плакал, и все время повторял: как там моя бедная девочка, а что, если с ней что-нибудь случится?
Виолетта сунула тарелку с ужином в руки Грегори, вскочила и побежала к реке. Глаза ее туманились от слез, но она не хотела показывать Грегори свою слабость. Мысль о том, что она причинила Майлзу боль, разрывала ей сердце. Что он думает о ней теперь? А Лайла? Вдруг она узнает, что Виолетта ограбила банк и теперь скрывается от закона? Слезы потекли по ее щекам. Она впервые испытала острую тоску по своей приемной семье.
— Эй!
Рука Грегори коснулась ее плеча. Резко отпрянув в сторону, Виолетта вскрикнула:
— Не смей!
Он послушно убрал руку и примирительно произнес:
— Послушай, я не хотел доводить тебя до слез. Я просто бесчувственный осел… не принимай мои слова близко к сердцу.
Извинения прозвучали искренне, и Виолетта тоже ответила честно:
— Я плачу, потому что ты сказал правду: мне пришлось причинить боль Майлзу и Лайле, чтобы выполнить свой долг. И это хуже всего.
— Может, ты все же расскажешь мне, что это за долг?
— Ты не поймешь. — Виолетта грустно покачала головой.
— Пока что я и правда ничего не понимаю… Зачем тебе понадобились деньги? И почему ты ограбила банк, вместо того чтобы просто…
— Украсть их у Майлза? — Глаза ее гневно засверкали. — Ты за кого меня принимаешь?
— За ненормальную!
Грегори покрутил пальцем у виска, повернулся и пошел к костру. Виолетта слышала, как он бормочет:
— И этот старый пень сказал: «Просто найди ее и привези домой! Для человека с твоими способностями это не составит труда! « А я и купился…
Виолетта улыбнулась сквозь слезы и вытерла заплаканное лицо рукавом рубахи. Несмотря на перепалку, настроение ее улучшилось. И еще она подумала: Грегори был недоволен ее словами, но не рассердился. Он прекрасно умеет держать себя в руках. Как Майлз.
Мысль о «дядюшке», которого она искренне полюбила, вновь причинила ей боль. Но она постаралась ожесточить свое сердце: ее план не прост и в нем нет места угрызениям совести. Чтобы отомстить людям, исковеркавшим ее жизнь, она должна стать похожей на них — безжалостной и жестокой.
Потом Виолетта вернулась мыслями к Грегори. Надо придумать какую-нибудь историю, чтобы объяснить ограбления. И чтобы держать его рядом, но не подпускать слишком близко. В голову ей пришла неплохая идея, и Виолетта, улыбаясь, пошла к костру. Но улыбка быстро исчезла с ее лица, когда Грегори сказал, что сегодня ночью они будут спать вместе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голубые фиалки - Томпсон Ронда



Замечательная книга!!! Очень понравилось.
Голубые фиалки - Томпсон РондаТома
29.10.2015, 16.53





Хорошая книга.и гг-я с чувством юмора и сообразительная. 9 из 10
Голубые фиалки - Томпсон РондаЮлия
23.03.2016, 10.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100