Читать онлайн Голубые фиалки, автора - Томпсон Ронда, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голубые фиалки - Томпсон Ронда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голубые фиалки - Томпсон Ронда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голубые фиалки - Томпсон Ронда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томпсон Ронда

Голубые фиалки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Мыльная пена с пузырьками. Виолетта по-детски улыбнулась и, набрав полную горсть пены, дунула. Пузырьки разлетелись, поблескивая веселыми искорками. Замечательно. Она лежала в горячей ванне, наслаждаясь покоем. Пока ее план работал неплохо. Расставшись с Грегори Клайном, она переоделась в женское платье, и вовремя — вскоре мимо нее пронеслись вооруженные всадники, посланные вдогонку за грабителем. Никто даже не взглянул в ее сторону. Они искали мужчину.
Потом она опять надела бриджи и рубашку — путешествовать в одиночку безопаснее в таком виде. А на подъезде к славному городу Бунвиллю она вновь превратилась в девушку. И в роскошном платье она сняла себе номер в гостинице. Очень неплохой номер, да и ванна прекрасная.
Виолетта испытывала угрызения совести. Она расплатилась за комнату и ванну чужими — ворованными — деньгами. Но с другой стороны, никто и не ожидает, что грабитель сохранит все украденные деньги в неприкосновенности, поэтому, если при аресте отца некоторой суммы недосчитаются, это покажется вполне естественным.
Она провела в пути три дня и заслужила нормальную кровать и горячую воду. Ох нет, чувство вины с новой силой навалилось на нее — ничего она не заслужила! И тех трех лет, что она провела под крышей «дяди Майлза», — тоже.
Лайла Финч, дочь Майлза, приехала в Техас, чтобы преподавать юным леди правила хорошего тона и манеры. Но там не обнаружилось юных барышень, которым нужны были хорошие манеры, и Лайла взялась за девушек, которые трудились в салуне «Салли». Среди них оказалась и Виолетта, кухарка и посудомойка в одном лице.
Но Лайла не просто опекала Виолетту. Она дала ей возможность начать новую жизнь! Майлз привез ее в Сент-Луис и представил всем как свою племянницу из Бостона. Виолетта не была балованной горожанкой и утонченной леди, как Лайла. Она была дочерью человека, чьи предки веками не ладили с законом. Человека, который продал ее, когда ей исполнилось четырнадцать лет, и тем самым обрек на жизнь в аду. А потом ей пришлось жить во лжи. Но теперь пришло время исправить то, что можно, и предотвратить худшее — нельзя допустить, чтобы ее сестренка или братья повторили ее путь.
Она подумывала рассказать Майлзу о своей семье. Он понял бы ее желание спасти братьев и сестру. Но вряд ли смог бы понять горечь и ненависть, которые сжигали ее мозг, вызывая желание убить. Убить тех двоих, что сломали ей жизнь и искалечили душу.
Пойди она к Майлзу и расскажи о своих планах — он постарался бы ее отговорить. А в случае неудачи поехал бы с ней в Канзас. Но Виолетта полюбила своего «дядюшку», а потому не могла доверить ему свои планы, равно как и тайны своей прошлой жизни.
Но может, она просто смалодушничала? Испугалась, что Майлз отшатнется от нее? Нет, он не перестал бы любить ее как дочь, даже узнав правду… И он поехал бы за ней. Или послал кого-нибудь ..
Виолетта беспокойно пошевелилась. В ванне было тепло и уютно. Она закрыла глаза и принялась размышлять. Кого бы он послал разыскивать ее? Городские исключаются — Майлз не захочет сплетен. У него есть зять, которому он доверяет, но Грейди далеко… А сам Майлз поехать не сможет — он уже не молод. Нет, он нашел бы молодого и быстрого… Такого, как…
— Здравствуй, Виолетта.
Она открыла глаза и села. В полутемном углу комнаты стоял мужчина. Виолетта поспешно нырнула в мыльную пену.
— Кто вы? Как вы сюда вошли? Мужчина сделал шаг вперед, и она узнала Грегори Клайна, встреченного так некстати на берегу Миссисипи три дня назад. Это не сильно успокоило ее. Разве только чуть-чуть.
— Я сказал хозяину гостиницы, что ищу женщину, которая путешествует одна. Ты ведь сообщила ему, что ждешь мужа, вот он и решил, что я тот самый муж… Похоже, у меня входит в привычку заставать тебя неодетой.
Виолетта действительно рассказала хозяину гостиницы «Баллентайн-Хаус» историю о муже, который якобы задержался в пути. Молодой леди не пристало путешествовать одной, и эта небольшая ложь предотвратит сплетни. И вот пожалуйста — вымысел обернулся против нее!
— Клайн, — выдохнула она, — что ты здесь делаешь?
— Ты ведь и сама знаешь ответ, зачем же спрашивать? Он сделал еще один шаг к ней. Теперь он был одет в обычный для ковбоя наряд, и Виолетта испуганно подумала, не сбросил ли он манеры джентльмена вместе с дорогой одеждой. Ее револьвер лежал в чемодане, а чемодан стоял на кровати. Помедлив секунду, Грегори уселся на кровать.
— Если ты не возражаешь, я хотела бы спокойно вымыться, — язвительно произнесла она.
— Ради Бога!
Это невозможно. Она сидит в ванне, а в ее комнате находится малознакомый мужчина, который и не собирается уходить.
— Я имею в виду, ты должен выйти, чтобы я могла привести себя в порядок!
— Не могу. Я ехал за тобой три дня. И теперь не собираюсь с тобой расставаться, так как должен доставить тебя в Сент-Луис.
— Тебя послал Майлз? — Виолетта почувствовала себя очень неуютно. Вода остывала, и пена начала оседать.
Вместо ответа он взял ее чемодан.
— Ты здесь прячешь ворованные деньги?
— Я не понимаю, о чем ты говоришь.
— Значит, можно открыть и посмотреть?
В чемодане были не только деньги — там же был и револьвер, до которого Виолетта мечтала добраться как можно скорее. Попробовать сыграть на его чувствах?
— Ты называешь себя джентльменом. Настоящий джентльмен никогда бы не полез в чемодан девушки, чтобы копаться в ее личных вещах и белье.
Нахмурившись, Клайн поставил чемодан на пол.
— Ладно, — неохотно буркнул он. — Я обещал Майлзу обращаться с тобой как с леди.
Его слова не произвели на Виолетту большого впечатления. Майлз слишком часто называл этого человека «волком в овечьей шкуре». Она должна все время быть начеку.
— Пожалуйста, подвинь ко мне чемодан, а потом отвернись, чтобы я могла одеться.
— Ты и так прелестно выглядишь. — Он с удовольствием разглядывал ее.
Она опустилась поглубже в воду и пообещала:
— Я пожалуюсь дяде Майлзу, что ты обращался со мной без должного уважения?
— Ты за словом в карман не лезешь, да? — Клайн улыбался.
— Что он тебе пообещал? — Она решила сменить тему.
— А почему ты решила, что он мне что-то обещал? — Улыбка его уже не была такой широкой. — Может, я взялся за это поручение просто по доброте сердечной? Хотел оказать ему услугу?
Она хмыкнула:
— Твоя репутация так широко известна, что кое-какие слухи достигли даже моих ушей, а потому я не верю в твое бескорыстие.
Грегори опустил голову, и Виолетта с удивлением обнаружила, что он смущен. Но он быстро взял себя в руки.
— Видишь, как хорошо ты меня изучила. А я не знаю о тебе почти ничего. Зачем ты едешь в Коффивилл?
Виолетта начала дрожать. Вода остыла, пена с чудесными пузырьками больше не покрывала ее тело. Пора избавляться от этого человека. — Не твое дело. Сколько я должна тебе заплатить, чтобы ты оставил меня в покое?
— Это интересный вопрос. — Он потер подбородок. — А сколько ты взяла в банке?
Но Виолетта не могла использовать деньги, украденные в банке. Ей нужно сохранить большую их часть, чтобы подставить отца. Чтобы улики выглядели достаточно убедительно, она должна сохранить мешки с печатями банков и ту сумму, которая будет хоть приблизительно соответствовать награбленному.
— Подай мне чемодан, чтобы я могла одеться, и тогда мы сядем и спокойно обсудим эту проблему, — попросила она.
— Смотри, без фокусов, — предупредил Грегори. Вспомнив изысканную леди Лайлу Финч, Виолетта постаралась изобразить оскорбленное достоинство:
— Я никогда не отступаю от своего слова, мистер Клайн. Если вы думаете по-другому, значит, вы относитесь ко мне без всякого уважения и…
— Ладно, ладно. — Он подтолкнул чемодан к ванне, встал и, повернувшись спиной к Виолетте, проворчал: — Только поторопись. Я ничего не ел со вчерашнего вечера…
Виолетта выпрыгнула из ванны, схватила пеньюар в одну руку, револьвер в другую — и дуло уперлось в Грегори прежде, чем он успел договорить.
— А вы не блещете умом, да, мистер Клайн? — злорадно спросила она.
Виолетта Мэллори не подходила под определение «женщина, которая держит свое слово». Грегори принял как данность, что она леди, и, значит, не снизойдет до столь откровенного коварства. Но раз уж она не считает нужным играть по правилам, то и он не обязан разыгрывать из себя рыцаря. Он повернулся. Она отступила на шаг. Одной рукой она прижимала к себе пеньюар, и тонкая ткань, прилипнув к влажной коже, скорее подчеркивала, чем скрывала всю прелесть ее молодого тела. Зрелище было столь соблазнительным, что Грегори не сразу заметил, что в другой руке она держит револьвер.
— Ты не можешь меня застрелить вот так, — хмыкнул он. — Сюда сбежится толпа народу, и тебе придется многое объяснить.
— Уверяю тебя, я придумаю такую причину, что она всем покажется достаточно весомой.
Да уж, с мозгами у нее явно все в порядке. Он опустил взгляд. И не только с мозгами. Какое восхитительное тело! Оно просто создано для того, чтобы ублажать мужчину и предаваться плотским радостям. Грегори с некоторым трудом заставил себя оторваться от этого волнующего зрелища и посмотреть ей в лицо. А личико-то у нее ангельское.
Несмотря на всю невыгодность своего положения, Грегори не мог поверить, что Виолетта способна взять и убить его. Обаяние не раз его выручало, надо попытаться и сейчас прибегнуть к нему.
— Если уж ты твердо решила стрелять, то я гораздо охотнее отправился бы на тот свет, получив прощальный поцелуй.
Но эта девица даже не улыбнулась!
— Я не собираюсь убивать тебя сейчас, — серьезно заявила она. — Просто свяжу, чтобы иметь возможность отъехать подальше… Только не советую опять преследовать меня.
— Не могу этого обещать, — с неожиданной честностью ответил Грегори. — Я дал слово Майлзу, что привезу тебя домой, и собираюсь это слово сдержать.
Черт возьми, теперь он и сам не знал, чего ему хочется больше. Денег? Долю в фирме? Женщину? Денег и женщину? Женщину и долю в фирме? Или просто денег?
— В следующий раз тебе не удастся захватить меня врасплох. — Виолетта махнула револьвером в сторону стула. — Садись. Только без резких движений.
— Без резких движений? — Грегори вопросительно вскинул брови. — Таких?
Он неожиданно рванулся вперед и схватил руку, сжимавшую револьвер, направив дуло вверх. Виолетта отчаянно сопротивлялась, и силы в ней оказалось гораздо больше, чем он предполагал. Ей пришлось выпустить пеньюар из рук, и теперь Грегори прижимал к себе обнаженное и очень красивое женское тело. Воспитание не позволяло ему даже в такой ситуации пялиться на нее слишком откровенно, но и проиграть в этой схватке он тоже не мог — это окончательно подорвало бы его репутацию. Пришлось прибегнуть к грубой силе. Он повалил Виолетту на кровать и вывернул ей кисть. Вскрикнув от боли, она выпустила оружие. Грегори смотрел в ее сердитое, но от этого не менее прелестное личико, чувствовал под собой ее горячее тело, и его одолевали естественные, но не достойные джентльмена мысли. В частности, он вспомнил вчерашний поцелуй.
— Даже не думай об этом! — прошипела Виолетта. — И отпусти меня сейчас же!
— Три дня назад ты не была такой неприступной… — ухмыльнулся Грегори.
По правде говоря, он не привык, к столь яростному сопротивлению. Большинство представительниц прекрасного пола считали его очень привлекательным. Но эта девица смотрела на него сузившимися от гнева глазами и стискивала зубы от отвращения.
— Я поцеловала тебя, чтобы отвлечь твое внимание и получить возможность добраться до оружия — только и всего. И не воображай, что мне понравилось — ничего подобного!
Уязвленный, Грегори вернулся к воспоминаниям об их первой встрече… Нет, определенно был момент…
— Знаешь, у меня достаточно опыта, чтобы понять, наслаждается ли женщина поцелуем. Так вот, смею утверждать, что тебе понравилось.
— А я говорю — нет, ты, самовлюбленный наглец! Грегори поморщился… Да, если он вызывает у нее отвращение, то ухаживать за ней будет нелегко… Она же была для него восхитительно желанной. У нее чудесные глаза, синие, почти фиалковые. И длинные ресницы. Нежная кожа, высокие скулы, аккуратный прямой носик и прелестная маленькая ямочка на подбородке. А полные розовые губы прямо созданы для поцелуев. Может, поцеловать ее еще раз, чтобы напомнить, что тогда, на берегу Миссисипи, ей это понравилось?
— Ладно, — пробурчал он наконец. — Пожалуй, пора кончать эту перепалку. Я отпущу тебя, и мы поедем к Майлзу.
Что-то похожее на испуг мелькнуло в ее глазах. Грегори начал подниматься, но она, вцепившись в его воротник, вдруг спросила:
— Разве ты не хочешь поцеловать меня снова?
— Ты ведь только что сказала, что тебе не нравятся мои поцелуи, — изумился он.
— Это правда. — Она закусила губку и задумчиво посмотрела на него. — Но может, тебе удастся меня переубедить?
Грегори стоило бы думать о более важных вещах: где она спрятала деньги и как убедить ее отдать их ему. Сколько, интересно, там вообще денег… Но он не мог думать ни о чем, так хотелось ему поцеловать это прелестное создание. Кроме того, он ведь должен очаровать ее — вот и шанс! В конце концов, если он женится на Виолетте, Майлзу придется обращаться с ним как с членом семьи. Стать партнером и членом семьи Майлза Трафтена, самого богатого человека в Сент-Луисе, — разве можно устоять перед таким искушением! И перед искушением этих губ он тоже устоять не смог. И поцеловал ее.
У Виолетты были свои причины желать этого поцелуя. Она убедилась, что мистер Клайн уверен в своей неотразимости. Похоже, он решил, что достаточно иметь симпатичную внешность и хорошо подвешенный язык — и он сможет ее соблазнить. Наверное, он считает всех женщин безмозглыми куклами, созданными для удовлетворения его прихотей. Но ни этот мужчина и никакой другой никогда больше не смогут использовать ее в своих целях. Наоборот, это она воспользуется глупостью этого самовлюбленного павлина, отвлечет его внимание и доберется до оружия. Только Бог знает, как противно ей лежать под ним вот так, да еще целовать его! Но ради своих братьев и сестрички она вытерпит и не такое.
Поцелуй был столь же нежным, как и тот, первый, в предместьях Сент-Луиса. Дыхание Грегори было чистым, от него не пахло спиртным Кожа его было гладкой, а губы ласкали, не причиняя боли. Сердце Виолетты забилось быстрее, и она сказала себе, что это, должно быть, от страха. И тут он прижался к ней, и все мысли и приятные ощущения испарились. Осталось только одно желание — бежать. Она действовала скорее инстинктивно, чем обдуманно, — нашарила на кровати револьвер и обрушила рукоятку на голову Грегори. Он оторвался от ее губ, и она успела заметить изумление в его глазах. И ударила еще раз.
Потеряв сознание, он навалился на нее всей тяжестью, и она с трудом выбралась из-под неподвижного тела. Ей даже стало жаль его. «Прости», — пробормотала она. Но задерживаться она не могла. Что-то подсказывало ей, что он может очнуться не в лучшем расположении духа, а потому надо бежать отсюда, и поскорее.
Грегори пустился в погоню в препаршивом настроении. На голове у него была огромная шишка, и он больше не хотел соблазнять Виолетту Мэллори или возвращать ее в дом Майлза Трафтена. Признаться, сейчас он с огромным удовольствием свернул бы ей шею. Она кокетничала с ним, завлекала, а потом выставила полным дураком! Теперь он был уверен, что эта девица совсем не та, за кого ее принимает простак Майлз.
Это же надо: лгать не моргнув глазом, заставить мужчину потерять голову, а потом огреть его по этой самой голове! Он всегда считал, что привлекательной женщине мозги не нужны. Но у этой они были и работали дай Бог!
Потом Грегори пришла в голову новая мысль: зачем Виолетте понадобилось грабить банк, если к ее услугам были немалые деньги Трафтена? А может, старик выдумал историю с ограблением, чтобы отделаться от него, и у Виолетты нет при себе никаких денег?
Тем не менее он проникся невольным уважением к девушке, проявившей незаурядный ум и смекалку. Пожалуй, она и впрямь могла бы ограбить банк. Он даже подумал, остался ли у него шанс продолжить ухаживание? Хотя, может, стоит поостеречься, а то не успеешь оглянуться, как она опять схватится за оружие. Намного благоразумнее доставить ее Майлзу. Став партнером в солидной фирме и заняв достойное место в обществе, он без труда найдет менее опасную претендентку на роль жены.
Грегори продолжал мчаться вперед. Он не был уверен, что Виолетта выбрала именно эту дорогу, но владелец гостиницы указал направление, в котором она скрылась, и подтвердил, что она уехала верхом. Кроме того, Клайн не сомневался, что Виолетта не поедет по главной дороге. Она постарается держаться не слишком оживленных мест, но не станет отклоняться далеко в сторону. А едет она в Коффивилл. Только вот зачем? Он никак не мог понять, что могло заставить молодую девушку предпринять столь опасное путешествие, да еще в одиночку, и к тому же предварительно ограбив банк.
Но самое неприятное заключалось в том, что она была не только загадочна, но и красива. Он никак не мог выкинуть из головы воспоминания о недавней встрече: вот Виолетта стоит обнаженная, прекрасная, с нежной кожей и прижимает к груди тонкий пеньюар. Кто же она такая?
Надо привести мысли в порядок, одернул себя Грегори. Слишком многое поставлено на карту. Если он не хочет остаток жизни провести в какой-нибудь дыре вроде Вайоминга, он должен ее найти. Она — ключ к лучшей жизни.
Через некоторое время Грегори начал поглядывать по сторонам, отыскивая местечко для отдыха. Он ехал весь день, и теперь голова у него гудела, а в желудке урчало от голода. Если удача не отвернулась от него, он нагонит ее завтра утром.
В конце концов, может, все не так плохо, как кажется? Правда, пока все шло не очень гладко, но, может статься, она все-таки поддастся на его обаяние, и они поладят. Убедив себя в этом, Грегори воспрянул духом. Последнее время ему не везло с женщинами. Он был уверен, что с помощью шантажа сможет заставить Камиллу Лэнгтри отдать ему часть ранчо. Но все его планы рухнули, и он не только потерял свое положение в компании Майлза, но и был изгнан из Сент-Луиса.
А потом он решил приударить за Лайлой Трафтен, в замужестве Финч, дочерью Майлза. Конечно, он нацеливался на деньги ее папаши. Но когда он поехал за ней на это чертово ранчо в Техасе… Он ведь и вправду был уверен, что тот ковбой держит ее там насильно… Чем все закончилось, лучше не вспоминать…
Похоже, все женщины, связанные с семьей Трафтена, приносят ему несчастье. Но с Виолеттой все будет по-другому, пообещал себе Грегори Клайн. Просто надо ее перехитрить. О том, что они встретились дважды и оба раза он остался в дураках, Грегори предпочел забыть.
Внезапно тишину разорвал крик. Лошадь Грегори, заржав, поднялась на дыбы. Грегори молниеносно выхватил револьвер. Снова крик, но на этот раз он резко оборвался, словно кому-то зажали рот. Конечно, не его дело, что происходит в той рощице впереди. Может, муж решил проучить жену… А вдруг это кричала Виолетта? И тут он почувствовал уверенность, что так оно и есть. Грегори спрыгнул с лошади и поспешил вперед.
То, что он увидел, спрятавшись за деревом, привело его в ярость: Виолетта, связанная, лежала на земле с кляпом во рту, а над ней стояли двое мужчин, чьи намерения не вызывали ни малейших сомнений. Не колеблясь, Грегори шагнул вперед:
— Эй вы, отойдите от нее!
Негодяи были без оружия — их пояса валялись на земле. Грегори отшвырнул их подальше и ткнул револьвером в лицо одному из бандитов.
— Я сказал — отойдите от нее! Убирайтесь отсюда, не то я убью вас обоих!
Мужчины переглянулись и поспешили к лошадям. Грегори, не опуская оружия, ждал, пока они скроются из виду. Девушка, пытаясь что-то сказать, извивалась в своих путах. Наконец Грегори убрал револьвер и подошел к ней.
— Видишь, что происходит с глупыми женщинами, которые ездят по глухим дорогам в одиночку?
Он хотел сказать кое-что еще, но увидел слезы в ее синих глазах. Личико ее побледнело, и он решил повременить с упреками. Грегори вытащил кляп, и Виолетта начала жадно глотать воздух. Рядом с ними валялись пояса с оружием, и он заколебался, не решаясь развязать Виолетту. А посему ограничился тем, что посадил ее, и, решив, что она нуждается в утешении, обнял за плечи. Но Виолетта отшатнулась. Грегори печально вздохнул:
— Не веди себя так, словно я собираюсь тебя бить. Я не сделаю этого, хотя ты и украсила мою бедную голову здоровенной шишкой.
— Замолчи! — прошипела она. — Ты даже не представляешь, что ты натворил…
— По-моему, я только что спас тебя от изнасилования. Думаю, «спасибо большое» — это самое меньшее, что …
— Они забрали с собой деньги, — простонала она. — Я как раз закапывала их, когда они на меня набросились.
— Деньги? — Грегори почувствовал, что неприятности еще только начинаются. — Те, что ты украла в банке в Сент-Луисе?
Виолетта молча кивнула.
Грегори потер лицо ладонями. Значит, она и вправду ограбила банк, а он не мог в это поверить. Хотя, учитывая все прочие ее выходки, чему тут удивляться…
Несколько минут он обдумывал возможность погони, но отверг эту мысль как слишком рискованную. Двое против одного — уже плохо, к тому же теперь ему не удастся застать их врасплох.
— Что ж, у тебя нет другого выхода, как только вернуться домой, — вздохнул он.
— Вернуться домой? — Щеки Виолетты мгновенно порозовели. — А ну развяжи меня — я поеду за ними!
— Черта с два, — холодно ответил Грегори. — Ты немедленно отправишься домой! Ты что — сумасшедшая? И вообще, зачем тебе понадобилось грабить банк? У тебя неприятности?
Виолетта с трудом сдерживала рыдания. Если бы не Грегори, эти люди изнасиловали бы ее, унизили, избили и бросили здесь умирать. Поэтому она не могла не испытывать благодарности к этому человеку. Но с другой стороны, ее план потерпел крах именно из-за его вмешательства. Деньги украли, но важнее денег для нее были банковские мешки — они докажут властям, что именно ее отец совершил это и другие ограбления.
Она планировала ограбить еще несколько банков по пути в Коффивилл, каждый раз упоминая имя Далтона и заставляя банковских служащих класть деньги в мешки с печатями банка. Первое ограбление было самым важным — оно должно было положить начало цепочке, проложить след, который протянется через весь штат Миссури. Но все это совершенно не касалось Грегори.
— У меня прекрасная идея, — устало проговорила Виолетта. — Почему бы тебе самому не отправиться домой? Как только ты приближаешься ко мне, с тобой случаются неприятности. Не лучше ли поберечься…
— Ты так и не ответила, какова твоя цель и зачем ты ограбила банк в Сент-Луисе. Насчет неприятностей ты права, но дело в том, что в тебе ключ к моему будущему: я получу долю в фирме Майлза, только если привезу тебя домой.
Ах, вот как! Значит, все, что она слышала о Грегори Клайне, правда: для него самое важное в жизни — деньги и положение в обществе. Должно быть, он и целовал ее не потому, что она ему понравилась, а чтобы очаровать и заставить делать то, что ему нужно. С ней это не пройдет. Но раз он так хочет, она притворится глуповатой и совсем беззащитной. Да, весь прошлый опыт говорил ей, что мужчины любят беззащитных женщин. Это позволяет им чувствовать себя сильными.
Она перестала сдерживаться, и из глаз ее полились слезы.
— Значит, тебя волнует только бизнес? Подумаешь, доля в фирме! Ты мечтаешь всю жизнь плясать под дудку Майлза? А я-то… я думала, что нравлюсь тебе… ведь ты меня целовал! — произнесла она дрожащими губами.
— Ну вообще-то ты мне действительно нравишься… — с готовностью ответил Грегори, но тут же нахмурился. — Я не собираюсь плясать под дудку старика, я…
Неожиданно замолчав, он внимательно посмотрел на Виолетту:
— К чему этот разговор? Опять хочешь оставить меня в дураках, разыгрывая беззащитного ангелочка? На этот раз не выйдет! Ты ведь говорила, что наслышана о моем прошлом, так неужели ты не знаешь, что у меня нет сердца?
Виолетта его почти не слушала. Только сейчас до нее дошло, какой опасности она подвергалась, когда двое мужчин появились ниоткуда и набросились на нее. Они обрадовались и деньгам, и предстоящему развлечению. Она поступила глупо, размотав повязку, стягивающую грудь, и распустив волосы. Хотя, если бы негодяи приняли ее за мужчину, то, увидев деньги, просто пристрелили бы, и все. И Грегори не успел бы ее спасти… Пережитый ужас дал себя знать, и она разрыдалась.
— Знаешь, я правда благодарна, что ты спас меня, — пролепетала она сквозь слезы.
Виолетта ломала голову, как же ей избавиться от этого человека? Но тут ее вдруг осенило: а что, если оставить его при себе на некоторое время? В конце концов, он доказал, что может быть весьма полезен, а ее путешествие еще только начинается… Интересно, сможет ли она его подкупить?
— Если ты поможешь мне догнать этих людей и вернуть деньги, я поделюсь с тобой.
— Ты ненормальная? — Он сердито покачал головой. — Они уже далеко… К тому же теперь они будут начеку и нам даже близко подойти не удастся — они просто нас пристрелят.
— Их оружие осталось здесь, — напомнила ему Виолетта.
— Добыть оружие — пара пустяков. Нет, дорогая, ты должна смириться с тем, что эти деньги пропали, и позволить мне отвезти тебя домой.
Ирония заключалась в том, что она действительно торопилась домой, в свое родовое гнездо. Но Грегори этого знать не мог. Виолетта должна добраться до отчего дома. Когда она последний раз видела сестренку, той было девять лет. Теперь ей должно быть четырнадцать. Именно в этом возрасте отец продал Виолетту своему приятелю за ящик виски. Неужели он продаст и младшую дочь?
Здравый смысл подсказывал ей, что Грегори прав: ей не догнать негодяев и не получить обратно денег. Но она должна продолжить свой путь.
— Хорошо, — с притворным смирением произнесла она. — Наверное, ты прав. И раз мой план не удался, то утром мы поедем домой. Но только я хотела бы заехать в Бунвилл — привести себя в порядок. И вообще, лучше заплатить кому-нибудь, чтобы лошадей отвели домой. Тогда мы смогли бы вернуться поездом.
На лице Грегори отразилось облегчение. Но он тут же спохватился:
— Ты опять хочешь меня одурачить?
— Одурачить? — Она смотрела на него синими, полными слез глазами. — Ты ведь сам сказал, что денег не вернуть. Что мне остается? Только возвратиться к дяде Майлзу.
Клайн снял шляпу и взъерошил волосы. Потом вспомнил:
— Кстати, ты так и не рассказала, в чем заключался твой план.
Еще чего! Да и вообще, расскажи она правду, еще неизвестно, как он к этому отнесется. Да, он не ангел и на его репутации тоже есть темные пятна, но ее прошлое…
— Такая уж у меня была прихоть — ограбить банк. А теперь развяжи меня, и я приготовлю ужин. Если выехать до рассвета, то к обеду мы будем в Бунвилле.
Желудок Грегори отозвался на упоминание об ужине голодным урчанием.
— Поклянись честью, что не убежишь!
— Клянусь! — с готовностью ответила Виолетта. Он не знает, что ее честь давно украдена, а потому она может лгать с чистой совестью. А пока она отправилась готовить ужин и разрабатывать новый план.
Покончив с едой, они завернулись в одеяла, расстеленные на приличном расстоянии друг от друга. Виолетта лежала без сна, и ей опять было страшно. Да, днем Грегори был в ярости и угрожал убить насильников. Но, насколько Виолетта знала мужчин, он мог преспокойно занять их место и добиться своего. Она ему не доверяет. Она никому не доверяет — только дяде Майлзу. Он обращался с ней как с родной дочерью — был добрым, щедрым и ничего не требовал взамен. Без него она так и осталась бы в том салуне — мыть полы, готовить и всегда бояться, что в любой момент ее позовут наверх и там ей придется выполнять совсем другие обязанности.
Лайла спасла ее, и три года Виолетта жила в доме Майлза. Носила красивую одежду и училась вести себя как леди. Но внутри она осталась Виолеттой Далтон, и ее прошлое изменить никто не сможет. А потому за него надо отомстить — тем негодяям, что искалечили ей жизнь.
Она прислушивалась к ровному дыханию Грегори. Он спит. Виолетта попыталась расслабиться, но пережитый страх не обещал спокойного сна. Она сопротивлялась усталости изо всех сил, но постепенно сон сморил ее. И тогда прошлое вернулось. Дьявол опять терзал ее, и от него пахло виски и мерзостью. Она забилась и закричала.
Сильные руки схватили ее за плечи, и она сжалась, ожидая ударов, но руки оказались неожиданно нежными. Грегори отвел волосы, упавшие на залитое слезами лицо, обнял ее, шепча успокаивающие слова. Кошмар отступил, но слезы позора и ненависти продолжали струиться из-под сомкнутых век.
Никто раньше не помогал ей прогнать чудовище. Да она и не позволила бы никому прикоснуться к себе, обнять ее и шептать на ухо, что все будет хорошо. Но сегодня, первый раз в жизни, она нашла утешение в объятиях другого человека — и этим человеком был Грегори Клайн.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голубые фиалки - Томпсон Ронда



Замечательная книга!!! Очень понравилось.
Голубые фиалки - Томпсон РондаТома
29.10.2015, 16.53





Хорошая книга.и гг-я с чувством юмора и сообразительная. 9 из 10
Голубые фиалки - Томпсон РондаЮлия
23.03.2016, 10.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100