Читать онлайн Голубые фиалки, автора - Томпсон Ронда, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голубые фиалки - Томпсон Ронда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голубые фиалки - Томпсон Ронда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голубые фиалки - Томпсон Ронда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томпсон Ронда

Голубые фиалки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Что происходит? Прячась за деревом, Грегори наблюдал, как Майлз Трафтен крадется по темной улице, то и дело оглядываясь, словно опасаясь погони. Куда это он собрался? И где, черт возьми, Виолетта?
Грегори безумно устал. Две недели после ограбления он водил за собой погоню, путая следы. Потом при первой возможности вернулся в Топику. Здесь он затаился и ждал, зная, что если у Виолетты начнутся проблемы с законом, она непременно пошлет за Майлзом. И Майлз приехал два дня назад. По расчетам Грегори, они уже должны быть на пути в Сент-Луис. Но они по-прежнему торчат в этом городе, где полно полицейских, да к тому же весьма подозрительный и дотошный шериф.
Что-то пошло не так. И его жизнь тоже пошла не так. Сохрани он хоть толику здравого смысла — был бы уже в Канзасе и вовсю тратил денежки. Но он не мог, просто не мог уехать, не убедившись, что с Виолеттой все в порядке. Грегори негромко выругался и покинул свой наблюдательный пост.
В конце улицы были конюшни, где торговали лошадьми и экипажами. Майлз вошел в дверь, а минутой позже из конюшни вышел человек — Грегори предположил, что это хозяин, — засовывая в карман деньги. Разумеется, Майлз не верил, что счастье можно купить, но прекрасно знал, что все продается, в том числе новые лошади и молчание торговца.
Грегори осторожно заглянул внутрь. Майлз седлал лошадь — одну лошадь.
— Решили прогуляться?
Трафтен резко обернулся. Несколько мгновений он вглядывался в фигуру у входа: то ли лампа давала мало света, то ли он просто не мог поверить своим глазам. Потом выдохнул:
— Ты? Что ты тут делаешь, Клайн? Я был уверен, что ты уже в Канзасе.
— Где Виолетта? — Грегори не был настроен обсуждать особенности своего поведения.
— Не твое дело! — прошипел Трафтен. — Держись от нее подальше! Она и так достаточно настрадалась.
Но Грегори подошел ближе.
— Я был уверен, что ты сможешь вытащить ее из любой передряги! Что случилось, Трафтен? Шериф по-прежнему считает, что она причастна к ограблению дилижанса? Он оказался таким честным, что даже твои деньги не смогли помочь?
Трафтен молча ударил его. Грегори отшатнулся, вытирая кровь с разбитых губ.
— Не думай, что я буду терпеть твои выходки, потому что ты богат и стар, — процедил он. — Меня больше не волнуют твои деньги.
— Если ты не уберешься отсюда, я сделаю так, что деньги тебе вообще не понадобятся — на том свете покупать нечего! — Но Грегори было не так-то просто запугать, особенно теперь, когда он беспокоился о Виолетте.
— Я не уйду, пока ты не скажешь мне, что происходит.
— У меня нет времени, — устало вздохнул Майлз. — Я должен перехватить… — Он осекся.
— Ах, вот как! — Грегори присвистнул. — Она опять сбежала, да?
Майлз начал молча затягивать подпругу.
— Это тебя больше не касается. Я позабочусь о ней сам. Ты ведь при деньгах. Ну так и убирайся к черту.
— Она поедет в Коффивилл.
— Я знаю! — буркнул Трафтен.
— И знаете почему?
— Да. Я все знаю о ее прошлом, поэтому не трудись снабжать меня подробностями, — пробурчал Майлз.
— Вы должны были предупредить меня, — обиделся Грегори.
— Я не знал наверняка, не был уверен… Лайла рассказала мне не все…
Грегори задумчиво рассматривал Майлза. Он неплохо знал этого человека. Знал такой тип людей. Иногда ему даже казалось, что он и сам чем-то похож на Майлза Трафтена.
— Вы знали о ее прошлом и все же приняли ее в свой дом? Обращались с ней…
— Как с дочерью! — сердито рявкнул Майлз. — Я люблю Виолетту как родную дочь! Ты даже представить себе не можешь, какая она замечательная. Какой силой духа надо обладать, чтобы не сломаться, не озлобиться, пройдя через такой ад! Да, она хочет отомстить за зло, причиненное ей, но можно ли винить за это бедную девочку? Она даже тебя защищала! Рассказывала мне, какой ты храбрый и умный! Но мы-то с тобой знаем, что это не так, верно?
И опять Грегори ощутил тоскливое, выматывающее душу чувство — стыд. Стыд за себя. Виолетта по-прежнему верит в него, считает его порядочным человеком, хотя он ничего для этого не сделал.
Майлз направился мимо него к выходу, ведя за собой лошадь.
— Убирайся! — повторил он. — Оставь девочку в покое… Ты и так причинил ей много горя… Подумать только, и тут не удержался — клялся вести себя как джентльмен, но опять солгал!
Это удивило Грегори. Он не понимал, зачем Виолетте понадобилось рассказывать Майлзу о том, что было между ними.
— Я не соблазнял ее. К тому же ты знал, что она не девственница…
— Да, знал! — Трафтен покраснел от гнева. — Но я знал также, что она не была беременна!
Грегори показалось, что его лягнул мул. Мир начал расплываться перед его глазами. Но тут ему в голову пришло очень простое объяснение:
— Вы, должно быть, не поняли! Мы придумали это — про беременность, — чтобы разжалобить охранников.
— Да? Расскажи об этом доктору, который осматривал ее два дня назад. Шериф решил проверить ее историю и вызвал к ней врача. — Майлз вздохнул и решительно заявил: — Я позабочусь о ней и о ребенке. Им обоим без тебя будет лучше.
Грегори растерялся. Вихрь мыслей теснился у него в голове. Он будет отцом — никогда в жизни он даже представить себе не мог такого поворота событий… Что подумала Виолетта, узнав, что их выдумка оказалась правдой? Она решила, что бесплодна, но ему не следовало полагаться на ее слова, надо было принять обычные меры предосторожности. А он повел себя, как последний эгоист, думая только о своем удовольствии!
Майлз прав. Он не может быть отцом — чему он может научить ребенка? У него даже не хватает смелости любить девушку просто за то, что она замечательная и достойна любви. Виолетта и ребенок заслуживают лучшего мужа и отца… Кто он такой? Мужчина, который провел ночь с женщиной, подарившей ему ранее не изведанные чувства, но испугавшийся их глубины и потому сбежавший от нее?
Конечно, он уехал, чтобы ее защитить. Но с другой стороны, он действовал так, как все ожидали, — взял деньги и сбежал. Хотел купить себе новую жизнь. Чистую, чтобы ею можно было гордиться. Кто из знакомых способен уважать его — шантажиста и мошенника? А на новом месте он мог бы занять достойное место в обществе, стать уважаемым, порядочным человеком.
Теперь он ненавидел себя — ненавидел потому, что оправдал ожидания Майлза.
— Прости, Виолетта, — прошептал он. — Каждый за себя.
Виолетта сбежала четыре дня назад, добавив конокрадство и банальное воровство к длинному списку своих преступлений. У нее не было выбора. Даже если бы у нее были деньги — не могла же она пойти в магазин и начать покупать припасы в дорогу, когда все уверены, что она мечтает вернуться в Сент-Луис поездом в сопровождении заботливого дядюшки!
Надев мужской костюм, она выскользнула из гостиницы. Неподалеку находился салун, у которого было привязано несколько лошадей, и она тщательно обшарила их седельные сумки.
Она нашла сухари, но у нее не было ни оружия, ни денег, которые могли бы послужить уликой против отца. Ничего, кроме храбрости и готовности столкнуться лицом к лицу с Гарольдом Далтоном и отомстить за себя.
Виолетта уже не была той девушкой, которая, особо не задумываясь, ограбила банк в Сент-Луисе. Долгое путешествие сильно изменило ее. У нее хватило мужества взглянуть в лицо дьяволу. Она научилась сострадать заблудшим и униженным и не побоялась помочь девочкам из борделя Веги.
Еще Виолетта поняла, что, несмотря на поколения предков, живших неправедно, преступная жизнь не для нее. И она никогда не сможет отдать мужчине свое тело, если сердце ее не принадлежит ему. Она обрела наконец чувство собственного достоинства и самоуважения и поняла: она достойна любви и сама сможет подарить ответное глубокое чувство.
Но самый важный урок, который извлекла из своих приключений Виолетта, заключался в том, что не имеет значения, как низко пал человек и как несправедливо с ним обошлись люди и обстоятельства. Главное, он, если захочет, сможет подняться вновь.
Только от человека зависит, кем он станет, какую роль будет играть в жизни. Теперь она готова предстать перед отцом. Но он увидит не забитого ребенка, не девку, стыдящуюся своего прошлого. Нет, она гордится собой — молодой, свободной, способной поступать так, как считает нужным. Такой она и останется навсегда. Ее дитя родится и вырастет, и над ним не будут довлеть позор и страх.
Виолетта приложила ладонь к животу. Пока он плоский, как всегда. Но скоро маленький гость начнет расти. Она была так испугана и взвинчена во время своего пребывания в Топике, что и думать забыла про месячные. И только теперь Виолетта поняла — это не она была бесплодна, а Вега. Она вспомнила, как Грегори извинялся за то, что не смог сдержаться и излил свое семя в нее. И семя это дало росток.
Сейчас ей не хотелось думать о проблемах, хотя их много. Как растить ребенка одной? Справится ли она с такой ответственностью? Да еще ей придется обеспечивать братьев и сестру. Ничего, она справится. И где-то в глубине души жила надежда, что ей не придется бороться в одиночку.
Она по-прежнему верила Грегори и ждала его. Несмотря на то что он сбежал наутро после ночи любви и не приехал за ней в Топику. Может, она просто глупая, влюбленная дурочка? Но Виолетта упорно цеплялась за надежду, что Грегори Клайн изменил своим принципам, той вере, в какой был воспитан, — каждый за себя. Он изменит свою жизнь ради нее.
Еще она была уверена, что Майлз тоже последует за ней. Она опять его обманула, послав записку с просьбой отменить обед, так как она не очень хорошо себя чувствует. Она сбежала, но причина казалась ей достаточно веской — не вмешивать его в неприятности. Она знала своего папашу — у него рука не дрогнет убить родную дочь, а уж незнакомца он пристрелит просто с удовольствием. Майлз и так слишком, много для нее сделал. Виолетта не могла допустить, чтобы он рисковал ради нее жизнью. Она выиграла день или два, и теперь он приедет слишком поздно, чтобы подвергнуться опасности — или слишком поздно, чтобы помочь.
Виолетта гнала лошадь все вперед и вперед. Близился вечер, животное устало, да и она тоже с трудом держалась в седле. Выбрав укромное местечко в стороне от дороги, она растянулась на жесткой земле. Что-то она стала быстро уставать. Это, наверное, из-за ребенка.
Необходимо добраться до Коффивилла раньше тех, кто решит за ней последовать. Потом к ее беспокойным мыслям прибавилась новая тревога — не потеряет ли она ребенка, если будет так загонять себя? А вдруг скачка ей повредит? Виолетта хотела сохранить малыша. Для себя и для Грегори.
Она улыбнулась, представив его лицо, когда он узнает эту новость. Конечно, он не сможет вообразить себя в роли отца. А она может. Проблема Грегори заключалась в том, что в него никто никогда не верил. Не доверял ему свою жизнь или жизнь близкого человека, не полагался на него. Поэтому Грегори просто не знает, каким замечательным — надежным и отважным — он может быть. А она знает.
Виолетта лежала и смотрела на звезды. Она тосковала без него. Ее тело жаждало его. Да и душа тоже — она ведь всю жизнь ждала именно Грегори, только не поняла этого сразу. Сколько уже ночей она засыпала с мыслью о нем, и иногда ей грезилось, что Грегори рядом.
Вот его губы нашли ее рот, а теплые ладони накрыли груди. Виолетта вдыхала его запах и ощущала жар его тела. Он коснулся губами ее твердых сосков. Чуткие, нежные руки гладят ее кожу, точно угадывая, где коснуться, чтобы облегчить боль неутоленного желания. Ласки продолжались, пока она не запросила большего. И тогда он проник в нее, наполнив собой, таким большим, твердым и нежным одновременно. Она выкрикивала его имя, и ногти ее впивались в его широкие плечи, столь сильна была ее страсть.
— Я люблю тебя, Виолетта, — шептал он.
Его слова только подлили масла в огонь, и тело ее выгнулось, а губы жадно ловили воздух.
— Я люблю тебя, — стонала она в ответ. — Я буду любить тебя вечно.
Она чувствовала, что его толчки стали глубже и чаще, и наконец волна удовольствия окатила ее. Еще немного, еще чуть-чуть, и наступит блаженство долгожданной разрядки. И вдруг он оставил ее. Она села, хватая ртом воздух. Тело ее покрывал пот, а ноги ослабели. Небо начало светлеть. Рассвет. А Грегори не было — это был сон, только сон.
Виолетта пыталась привести в порядок дыхание и заставить сердце биться спокойнее. Надо же, она изгнала Вегу из своих снов, а теперь там поселился Грегори. Он обрел мистическую силу проникать в ее сны и был столь реален, что она до сих пор ощущала его запах, вкус его губ и жар тела.
Где он сейчас? Почему он так легко вошел в ее сны и не хочет войти в ее жизнь? В ушах звучал его голос: «Я люблю тебя».
Виолетта попыталась стряхнуть с себя остатки сна. Тело ее болело от многодневной скачки. Но цель уже близка. Сегодня она будет в Коффивилле.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голубые фиалки - Томпсон Ронда



Замечательная книга!!! Очень понравилось.
Голубые фиалки - Томпсон РондаТома
29.10.2015, 16.53





Хорошая книга.и гг-я с чувством юмора и сообразительная. 9 из 10
Голубые фиалки - Томпсон РондаЮлия
23.03.2016, 10.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100