Читать онлайн Голубые фиалки, автора - Томпсон Ронда, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голубые фиалки - Томпсон Ронда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голубые фиалки - Томпсон Ронда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голубые фиалки - Томпсон Ронда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томпсон Ронда

Голубые фиалки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Три дня они скакали, останавливаясь лишь для того, чтобы дать отдых лошадям. Так сильно Виолетта не уставала никогда. Грегори гнал коней все вперед и вперед. Стиснув зубы, она держалась — их преследовал серьезный враг, и закон был на его стороне. Кроме того, Виолетта понимала, что, как только они остановятся на отдых, Грегори начнет задавать вопросы. На них будет непросто ответить. Но она уже решила, что скажет ему правду.
Грегори снова пришлось рисковать жизнью ради ее спасения. Но она не хочет, чтобы он погиб. И потому она должна избавиться от него. А лучший способ заставить мужчину уйти — сказать ему всю правду о себе. И не прятать денег. Как только он услышит ее рассказ и поймет, с кем имеет дело, он возьмет деньги и уедет. Так она думала. Или заставляла себя думать.
По дороге к Коффивиллу она снова ограбит какой-нибудь банк. Она встретится с отцом одна — лицом к лицу. И с Вегой — тоже. Виолетта была уверена — мексиканец знает, куда она направится. А если и не знает, то сообразит очень быстро.
— Нам надо устроить привал и выспаться, — произнес Грегори. — Да и лошади нуждаются в отдыхе.
— И помыться хорошо бы. Давай найдем подходящее место у воды.
— Скоро воды будет предостаточно. — Грегори показал рукой на горизонт, где собирались темные тучи. — Похоже, надвигается гроза. Но есть и хорошая новость: нашим преследователям тоже придется остановиться, чтобы переждать дождь.
Раздался первый раскат грома. В воздухе запахло грозой. А еще запахло выяснением отношений. Виолетта с тоской подумала, что вполне могла бы сочинить очередную убедительную историю — как ее тронула ужасная судьба девочек и она решила прийти им на помощь. А потом ей посчастливилось найти деньги. И вообще она добрый ангел, спасающий заблудшие души… Виолетта вздохнула. Ложь, опять ложь. А Грегори заслуживает правды. Он доказал свою честность. Ведь это было так просто: взять деньги и сбежать. А вместо этого он вернулся за ней. Спас ей жизнь. А еще он рассказал Виолетте, как встретил возле шахты девушек и их рыцаря. Накормил их и дал провизии в дорогу. А потом увел за собой погоню, чтобы они могли беспрепятственно уйти. Собственно, про погоню Грегори не говорил, но Виолетта была неглупа и легко догадалась, что именно так все и было. Он больше не был тем мошенником и ловеласом, которого она встретила на берегу Миссисипи. Грегори Клайн завоевал ее уважение… А может, и нечто большее. Но сама она не изменилась. И теперь надо все поставить на свои места и перестать обманывать Грегори, чтобы он мог идти дальше своей дорогой.
Они нашли удобное место под деревьями. Грегори с помощью той же веревки, которой чуть не удушил Вегу, соорудил из одеял полог. Не слишком надежная защита от приближающейся грозы, но все же лучше, чем ничего. Потом он расседлал лошадей и принес седла и вещи в импровизированную палатку.
Поскольку большую часть провизии Грегори отдал девушкам, то последние три дня он и Виолетта питались очень скудно. И теперь она просто умирала с голоду.
— Осталось немного вяленого мяса и бобов, — хмыкнул Грегори, заглянув в сумку. — Мы не можем рисковать и охотиться с ружьем, но я поставлю ловушку. Если повезет, попадется кролик.
— Я наберу сушняка, пока не пошел дождь. — Виолетта принялась за дело. Несколько палок она принесла Грегори для силка. Наблюдая, как он связывает прутья кусками веревки, она спросила:
— Ты научился этому в Вайоминге?
— Точно. Пригодилось пару раз. Но сейчас я съел бы не кролика, а целого быка.
Виолетта зажмурилась и вздохнула. Ванну. С мыльными пузырьками. Потом она подумала, что, живя в доме Веги, частенько ходила голодной и грязной. Казалось бы, столько воды утекло с тех пор. Но вот она снова голодная и грязная. Теперь ей осталось только перестать врать.
Грегори ушел ставить силки, а она развела огонь. Потом открыла банку бобов. Хоть бы никогда больше не видеть бобов и вяленого мяса! Грегори вернулся, и она разложила еду по тарелкам.
— Знаешь, Виолетта, ты не предназначена для такой жизни, — печально проговорил Грегори, оглядывая скудный ужин и убогое убежище. — Тебе бы следовало находиться в доме Майлза, среди хороших людей и красивых вещей. Говори что хочешь, но я убежден: ты не должна грабить банки, чтобы спасти человека, который недостоин тебя, или помогать жалким созданиям…
— Они не жалкие! — прервала его Виолетта с яростью. — И не называй их созданиями. Они люди и достойны лучшей участи.
— Да, мне тоже было не по себе, когда я увидел этих девочек… Но это не наше дело, пойми. Ты не можешь исправить этот мир — в нем слишком много зла и несправедливости. Нужно просто смириться с этим и научиться проходить мимо.
— Я не могла пройти мимо, — неожиданно спокойно произнесла она. — Это касается и меня тоже… Ты уверен, что девочки в безопасности? Этот мальчик — сможет ли он позаботиться о них? Нам надо было взять их с собой.
— Я уверен, что с ними все в порядке, — успокоил ее Грегори. — Парень произвел на меня хорошее впечатление. И ты прекрасно понимаешь, что мы не могли взять их с собой. Нам пришлось бы возиться с ними как с младенцами… Терпеть не могу младенцев!
— Ты не любишь детей? — Виолетта готова была говорить о чем угодно, лишь бы оттянуть момент, когда он начнет задавать свои вопросы.
Грегори сморщил нос.
— Не люблю. Они пахнут. От них много шума и еще больше грязи… Скажи мне, Виолетта: о чем ты думала, когда направила на Вегу револьвер там, в борделе? Он, конечно, мерзкий тип и не заслуживает того, чтобы остаться в живых, но все же убивать его, чтобы отомстить за тех девочек, — это уж слишком… Нас стали бы преследовать за убийство! А ведь мы и так по уши в неприятностях.
— Я знаю, что не должна была рисковать твоей жизнью, прости. — Она смотрела на Грегори и испытывала искреннее раскаяние. — Почему ты вернулся за мной? Ты мог забрать деньги и уехать.
Некоторое время Грегори молча смотрел в тарелку. Потом пожал плечами:
— Не знаю. Может, потому, что ты ждала от меня именно этого — что я заберу деньги и уеду. Может, именно этого я ждал от себя. А потому решил удивить нас обоих.
— И это единственная причина?
— Ну конечно, ведь в Сент-Луисе меня по-прежнему поджидает доля в фирме Майлза. — Грегори улыбнулся.
— Да… — вздохнула Виолетта.
Неожиданно Грегори взял ее за подбородок и заставил взглянуть ему в лицо.
— Я просто подумал, что, попадись я, ты не бросила бы меня в беде. Должно быть, я становлюсь похожим на тебя, Виолетта. Ты смелая и готова жертвовать собой ради других. Те девочки говорили, что ты ангел. Такое отношение нельзя купить.
Казалось бы, Виолетта должна была испытать гордость — никогда еще Грегори не говорил о ней с таким уважением. Но вместо этого ей стало совсем плохо. Лучше уж скорее все рассказать.
— Ты не понимаешь. Я совсем не такая. Не такая, как ты думаешь.
Грегори отпустил ее и снова принялся за бобы.
— Ну, это заметно. Ты просто изнеженная мисс, которая привыкла жить в роскоши. Но сердце у тебя на месте, а про многих этого не скажешь. Я и про себя такого сказать не могу…
Испугавшись, что он опять будет превозносить ее, Виолетта прижала пальцы к его губам.
— В моем сердце нет ничего, кроме ненависти. Я решила убить Виктора Вегу, когда поехала в бордель. Я пыталась, но мой револьвер оказался незаряженным. И там, в тюрьме… Я правда хотела убить его!
Грегори нахмурился.
— Подожди. Конечно, без него наш мир стал бы немного чище, но… Я ведь знаю тебя, Виолетта. Ты не убийца. Девочки не так тебя поняли…
— Они все поняли правильно. Я хотела убить его, но не для того, чтобы отомстить за них. Я хотела отомстить за себя.
— Но почему? — Грегори по-прежнему ничего не понимал.
Вспышка молнии разорвала небо. Послышался раскат грома. Виолетта подумала, что это весьма подходящее вступление к ее признанию.
— Я была одной из его девочек.
— Что?! — Грегори застыл, не донеся вилку до рта. Его мозг отказывался верить в услышанное.
— Мой отец продал меня Веге за ящик виски, когда мне было четырнадцать лет.
— Это невозможно… — Грегори уронил вилку и с ужасом посмотрел в печальные глаза Виолетты.
Видя, как исказилось его красивое лицо, она отвела взгляд.
— Я хотела бы, чтобы это было ложью — одной из тех, что я сочиняла, чтобы дурачить тебя. О да, я умею сочинять! Я обманывала тебя, Майлза, его друзей, все достопочтенное общество Сент-Луиса! Лайла мне не сестра. Она спасла меня, вытащила из салуна, где я работала, и дала мне возможность начать другую жизнь.
— Салун? Ты была одной из тех… девушек, которых Лайла собиралась учить хорошим манерам?
— Да. Но я не развлекала мужчин. Я готовила, убирала. Я боялась мужчин — из-за Веги и моего отца. Лайла и Майлз пытались показать мне, что есть и другая жизнь. Но кошмары… они не отпускают меня. Я хотела отомстить. И еще я хотела забрать моих братьев и сестру у нашего отца.
Грегори встал. Сделал несколько шагов. Теперь он стоял спиной к ней.
— Значит, все остальное — ложь? Тип, которого ты собиралась выкупить у банды? Отец, с которым ты поссорилась в Бостоне?
Она не ответила, и тогда он спросил:
— Ты работала на Вегу в этом ужасном борделе? — Виолетта хотела бы солгать, но не могла. Теперь нужно было идти до конца.
— Он не хотел делить меня с другими. Я была его личным развлечением. Он бил и насиловал меня, и однажды я сбежала. Я встретила Салли и ее девочек. Они направлялись в Техас. Салли взяла меня к себе. Она покупала мне старые платья и кормила. За это я готовила и убирала, но она не заставляла меня развлекать мужчин.
— А потом ты встретила Лайлу?
— Да. Но, в конце концов, это ведь ничего не изменило… правда?
Он обернулся, и в глазах его была боль — боль и гнев.
— Почему же ты не захотела жить этой новой жизнью? Ведь никто ничего не знал. Ты даже могла бы выйти замуж за какого-нибудь дурака.
— Значит, только дурак может жениться на такой, как я? — Сердце ее сжалось.
Он провел рукой по волосам и снова отвернулся.
— Я не знаю, что и думать. Лучше бы я убил его там, в камере.
Наконец хлынул дождь. Грегори пошел прочь от их убежища. Виолетта звала его, но он не обернулся и уходил все дальше.
Она знала, что ее рассказ оттолкнет его. Но не могла предвидеть, что его отчуждение причинит ей такую боль. Где-то в самой глубине души она все же надеялась, что ее прошлое не будет иметь для него большого значения, и Грегори сможет принять ее такой, какой она стала теперь. Дождь залил их костер. Так правда залила тот огонь, который согревал ее изнутри. Она встала и вышла под дождь. Поток воды, низвергавшийся с небес, в мгновение ока промочил ее до нитки. Но ей было все равно. Если бы дождь мог смыть ее грехи и унести ненависть из ее сердца! Она хотела быть такой, какой ее еще несколько минут назад видел Грегори: хорошей, чистой, достойной любви. Но есть вещи, которые невозможно изменить, как бы страстно мы ни желали этого…
Краем глаза Виолетта видела, что Грегори вернулся под тент. Он не подошел к ней, не обнял и не сказал, что прошлое не имеет значения. Завтра он уедет. Что ж, разве не этого она добивалась — чтобы он не подвергал себя опасности и был подальше от нее…
Гроза бушевала. Сверкнула молния, и раздался могучий раскат грома.
— Виолетта! — услышала она крик Грегори. — Иди сюда! Ты хочешь, чтобы тебя убило молнией?
Ну по крайней мере ему не все равно, жива она или нет. Тут Виолетте в голову пришла новая мысль: теперь Грегори знает, что она не девственница, непорочность которой он должен защитить… А утром он уедет. Она сказала Веге, что была с другим мужчиной, что он больше не единственный хозяин ее тела. Он может настичь ее и убить. Или ее могут повесить после очередного ограбления, если она попадет в руки закона. Но она не хочет умирать, так и не узнав, как это бывает среди нормальных людей… Что происходит между мужчиной и женщиной. Виолетта начала быстро срывать с себя мокрую одежду.
Грегори сбросил мокрую рубашку. Он даст ей еще минуту, а потом пойдет и притащит в укрытие. Голова его шла кругом от того, что он услышал. Он сердился на Виолетту за ее обман, и его душили гнев и ярость из-за содеянного с нею. И еще разочарование — она оказалась совсем не такой, какой он ее себе представлял. Она одурачила его. Он-то принял ее за леди и обращался с ней как с леди, а она, должно быть, все это время смеялась над ним.
Раз она работала в таком месте, как салун «Салли», и была личной девкой Виктора Веги, то от ее невинности не осталось и следа. Да она, должно быть, знает такое — делала такое, — что и его заставит покраснеть. Через мгновение Грегори решил, что он прав. Вспыхнула молния. Виолетта стояла у тента. Обнаженная. Грегори со свистом втянул воздух. Ее влажная кожа блестела, струйки дождя стекали со всех восхитительных округлостей — мечта, которую каждый мужчина жаждет увидеть в своей постели… но на которой ни один из них не захочет жениться.
— Какого черта?
— Я… я хочу тебя.
Сначала Грегори обрадовался, решив, что страсть заставила ее обнажить свое тело и споткнуться на простых словах. Но потом он увидел глаза ее.
— Нет, не хочешь. Ты по-прежнему боишься меня. — Она вошла под тент и призналась:
— Боюсь. Я боюсь, потому что знала только страх. Я никогда не отдавалась Веге добровольно, и он бил меня… Я умею только бояться и ненавидеть мужчин.
Ее слова причинили Грегори почти физическую боль. Он не хотел представлять ее во власти этого негодяя и сам стыдился того, что почему-то обвинял Виолетту в случившемся с ней…
— Мне жаль, — сказал он, и это была правда. Только Грегори и сам не мог сказать, чего ему больше жаль — ее или себя.
— Я не знала, для чего меня продал отец, — прошептала Виолетта. — Думала, может, я буду готовить для этого человека… Мне было только четырнадцать…
— Не надо! — Грегори не хотел ее слушать, не хотел страдать вместе с ней и боялся той ярости, которая поднималась в нем, — ярости, готовой сокрушить негодяя.
— Я хочу рассказать тебе… хочу, чтобы ты знал. Вега снится мне по ночам, и тогда я кричу во сне. Он причина того, что я испытываю страх, когда ты прикасаешься ко мне… Я думала, что никогда не смогу желать мужчину — так, как хочу сейчас тебя.
Подумать только, а ведь он собирался сделать Виолетту своей очередной любовницей! И мысль о другом — или других — мужчине вообще не беспокоила его. Но теперь все изменилось. Исподволь и незаметно его чувства обрели глубину и силу, а потому сейчас рвали его сердце на части.
— Как мог родной отец продать тебя? Что же он за человек? — с отчаянием спросил Грегори. Испуганная резкостью его голоса и исказившимся лицом, она отшатнулась. Грегори постарался взять себя в руки: — Пойми, мне не так-то просто все это осознать!
— Тебе? А каково мне, как ты думаешь?
И вдруг то, что он считал ее позором, стало его стыдом. Какой же он бесчувственный негодяй! И глупый. Потому что он не хочет понять, зачем она обнажила свое тело и обнажает перед ним свою душу…
— Чего ты хочешь? — спросил он.
— Я хочу быть с тобой сегодня. Хочу, чтобы ты исправил зло, причиненное мне. Хочу поверить, что быть с мужчиной — не значит испытывать боль и унижение.
Никогда прежде Грегори не переживал чужую боль как свою. И такого смятения в мыслях и чувствах — тоже. Он всегда знал, чего хочет от жизни, и добивался этого разными способами. И никогда рядом не было человека, который полагался бы на него, ждал бы от него искренности и понимания. Привычная ложь между ними вдруг стала неуместной. Он должен быть честен с этой девушкой.
— Я не думаю, что смогу помочь. Ты не сможешь забыть, что Вега сделал с тобой.
— И ты тоже. Ты больше не хочешь меня. — Голос ее задрожал от слез.
Виолетта смотрела в глаза Грегори, словно надеясь прочесть в его душе, что это не так… Но Грегори, устав от сумятицы чувств, уже и сам ничего не понимал. Только вдруг осознал, что ее нагота по-прежнему беспокоит его. Вспышки молнии освещали прекрасное тело. Он впервые видел такую красоту. Блеск небесного огня отразился в слезинке, скатившейся по ее щеке. Грегори притянул Виолетту к себе, и кожа ее оказалась холодной, как мрамор. Он схватил одеяло и торопливо укутал в него Виолетту.
Потом губами осторожно осушил ее слезы, и вдруг ее губы оказались рядом. Его тело жило самостоятельной жизнью и совершенно не интересовалось неистовством чувств и мыслей, терзавших его сердце.
Губы Виолетты дрогнули:
— Забудь, кто я… Подари мне эту ночь.
Сможет ли он забыть? И, что более важно, сможет ли он заставить забыть ее? Ее тело искушало — такое женственное, такое прекрасное и такое желанное… И она тоже понимает, что это только на одну ночь, и не просит большего.
— Ты хочешь этого?
При свете молнии он увидел решимость в ее глазах. И слезы.
— Да, — ответила она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голубые фиалки - Томпсон Ронда



Замечательная книга!!! Очень понравилось.
Голубые фиалки - Томпсон РондаТома
29.10.2015, 16.53





Хорошая книга.и гг-я с чувством юмора и сообразительная. 9 из 10
Голубые фиалки - Томпсон РондаЮлия
23.03.2016, 10.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100