Читать онлайн Песня реки, автора - Томасон Синтия, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Песня реки - Томасон Синтия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Песня реки - Томасон Синтия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Песня реки - Томасон Синтия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томасон Синтия

Песня реки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Теплые компрессы подействовали. В постели Офелия быстро уснула, и сон ее был крепок. Чтобы осуществить свой план, не опасаясь разоблачения, Франклин для верности подсыпал ей в чай снотворное. В середине ночи он покинул спальню Миры, следующую комнату за чуланом, и вернулся к себе. Спал он с перерывами в общей сложности часа два и проснулся задолго до восхода солнца. В доме было тихо. Он встал, быстро оделся.
Франклину не хотелось заниматься грязным делом. Убийство, увы, не обходится без крови и оставляет улики, а следовательно, требует крайней осторожности. Поэтому он смертельно боялся того, что судьба предопределила ему сделать в ближайшие часы. Но мужчина должен защищать свои завоевания. Разве легко они ему достались? Капитал заслуживает достойного применения и должен обеспечивать предприятию будущее, но, к сожалению, успех в коммерции иногда сопряжен с отвратительными акциями.
Однажды это удалось на редкость легко. Франклин вспомнил обстоятельства гибели старины Пата. Он не хотел его убивать, но у него не было выхода. Пат Салливан являл собой вечную угрозу. Казалось, старику не будет сносу. Тяжелый характер и стремление вредить другим давали ему мощную подпитку. Франклин должен был положить этому конец любым способом, каким бы неприятным или драматичным он ни был.
В тот день Франклин затаился на складе, выжидая в темноте, когда войдет Пат. И тогда, предвкушая радость воздаяния, он спихнул на него коробки, нет, совсем тихонько, практически только подтолкнул, будто это сделал шальной порыв ветра, а вовсе не его рука. А после этого произошел грандиозный обвал. Вслед за несколькими коробками сползла целая башня, за ней еще одна, еще и еще. Потом обрушились ящики – один за другим, как падающий ряд домино.
Вспоминая об этом дне, Франклин подумал, что мог бы тут же и не раскапывать ту груду. Но для пущей уверенности он сделал это. Старик был мертв, он лежал, погребенный горой потенциальных богатств. Только рука со сжатым в бешенстве и страхе кулаком торчала из-под деревянных ящиков – по этой руке Франклин без труда смог определить, что насос, качающий кровь, прекратил работу.
Франклин прогнал неприятные мысли и ухмыльнулся. По сути дела, никто и не оплакивал смерть Пата.
А теперь появилось новое препятствие. С трудом спланированное будущее опять оказалось под угрозой, и это побуждало Франклина к действиям. Он и теперь не хотел убивать. Гораздо больше его устроило бы естественное течение жизни, в которой бы все развивалось по его плану. Собственно, так и было, пока не объявилась эта пигалица. И сейчас, когда дело приняло такой неожиданный оборот, он вынужден устранить ее вместе с этим ничтожеством, Джейком Финном. Но никто не должен связывать имя Франклина Дэнверса с трагической гибелью двух человек.
Вряд ли кто-то станет убиваться по Финну, но жених Анны и Офелия могут настоять на проведении основательного расследования причин ее смерти. Анна для всех должна погибнуть из-за собственной неосторожности. А уж он знал, как устраивать несчастные случаи!
Было еще темно, когда Франклин заглянул к Офелии убедиться, не проснулась ли она. Но Офелия спала крепким сном, как и положено под действием снотворного. Из спальни он отправился в комнату служанки.
– Ты вернулся, любимый? – сонно спросила Мира, когда он растормошил ее. – Небось хочешь еще?
– Ты неблагодарная распутница, Мира, – распек ее Франклин. – У тебя только одно на уме. Я хочу, чтобы ты внимательно слушала меня и запоминала. Я еду на склад…
– Что, сейчас? Зачем это? – заскулила она.
– Тсс, глупая! Сейчас не время для подробностей. Знай только, что это самое главное для нас обоих. Поэтому мне нужна твоя помощь.
– Ты собираешься избавиться от герцогини, да?
– Молчи и слушай. Я хочу, чтобы ты встала и подежурила возле Офелии. Если она проснется и спросит меня, скажи ей, что я обезумел от вчерашних событий и ходил по коридору всю ночь. И теперь просил не будить меня до завтрака. А к этому времени я вернусь. И. запомни, Мира, ни при каких обстоятельствах она не должна стучать в мою дверь. Ты поняла?
Мира в кивке уронила на глаза тугие змейки медных волос. Откинув их назад, она отбросила покрывало, выставив на обозрение свои пышные телеса. Франклин окинул взглядом все это великолепие и сказал:
– Тебе, Мира, и впрямь неведомо чувство стыда!
– Почти так же, как и тебе, любимый, – парировала она. – Мы с тобой неплохо работаем в паре. Не беспокойся, Франки, не подпущу птичку к твоему гнезду, пока ты не вернешься.
Когда Франклин направился к выходу, она протянула руку за халатом.


Вскоре Франклин уже был на складе. Он отпер замок и, подняв фонарь, зажженный загодя, вошел в помещение. Фонарь с убавленным до минимума фитилем светил подобно волчьему глазу. Штабеля ящиков и соломенных корзин отбрасывали длинные тени. Франклин направился в дальний конец, к кладовой. Он остановился перед стальной дверью и с отвращением посмотрел на привалившуюся к ней неряшливую тушу.
– Полномочный представитель, – усмехнулся Франклин. – Некоторые полномочия ты уже делегировал, Финн. – Он осторожно отвел фонарь, чтобы прямые лучи не падали на лицо спящего. Франклин твердо решил не тревожить Джейка, сонного гораздо проще отправить прямиком из одного мира в другой.
К несчастью, предполагаемый кандидат в загробное царство среагировал на приглушенные звуки и проснулся. В испуге он вскочил на ноги и, шатаясь, дико замахал кулаками.
– Ч-что за черт? – заикаясь пробормотал Джейк, пытаясь мутными глазами рассмотреть посетителя. – А, это вы, Дэнверс. – проговорил он, прислонясь к стене. – Какой хоть час?
– Солнце почти взошло, – сказал Франклин, стараясь скрыть разочарование, и поставил фонарь на ящик. Теперь, когда Джейк был настороже, положение осложнялось. – Я хочу, чтобы вы пораньше забрали ее отсюда. А то кто-нибудь придет и увидит вас.
– Мне это даже на руку, – сказал Джейк, потянувшись к пистолету на поясе.
Франклин удержал его руку.
– Зачем вам нужна эта штука?
– Не бойтесь, – успокоил Джейк. – Вы же знаете, я собираюсь взять курочку живой. И не хочу, чтобы она раскудахталась тут и привлекла внимание. А оружие – всего лишь маленькая страховка.
Этого только не хватало! Джейк с заряженным пистолетом в руке получал неоспоримое преимущество. Кроме того, выстрел могли услышать в гавани и поднять тревогу. Нет, вариант с пистолетом не лез ни в какие ворота.
– Постойте, – сказал Франклин, – не торопитесь с оружием, хотя бы пока не откроете дверь. Я готов поспорить, что ночь в духоте не прошла бесследно. Ваша курочка наверняка поняла, что лучше не трепыхаться. К тому же теперь мы можем не беспокоиться насчет огласки. Моя невеста все знает. – Распалясь, Франклин с легкостью лгал дальше. – Нам больше незачем скрывать, что мы работаем вместе. Миссис Салливан будет даже довольна, если ее внучку отправят в Кейп-де-Райв.
Когда Джейк убрал оружие, Франклин сказал:
– Ну что, вы готовы открывать эту дверь? Будете забирать свою добычу? Или вы собираетесь оставить ее здесь, пока она не умрет с голоду?
– О, я готов. Мигом справлюсь. Муха не успеет взлететь! – Однако вместо этого Джейк оттянул за пояс свои грязные штаны. – Я сейчас, – заржал он, показывая желтые зубы. – Только справлю нужду и сразу вернусь.
– Ради Бога, поторопитесь! – сказал Франклин с возрастающей нервозностью, недовольный проволочкой. – Через несколько минут взойдет солнце.
Джейк вернулся через минуту, улыбаясь во весь рот.
– То-то обрадуется вдова Уилкса, – довольно хохотнул он. – Я уже практически вижу ее благодарность. Чую, как дорогой ликер льется мне в глотку. Дайте мне только надеть на нее наручники. Пока я занимаюсь беглянкой, вы наймете мне карету до железнодорожного вокзала. Где ключи, Дэнверс?
Франклин кинул ему связку, и Джейк пошел к двери. Взглянув на висячий замок, он начал перебирать ключи.
Франклин только и ждал этого момента. Он вытащил тесак, принесенный накануне, и подкрался сзади к ничего не подозревающему «посланнику». Взял обеими руками орудие убийства, занес его над Джейком и с размаху опустил острым краем на жертву. Топор, чиркнув по спине, застрял в основании шеи.
Рот Джейка исказился страшной гримасой. Он хотел подать голос, но вопль не смог прорваться через поврежденные голосовые связки. Лишь сдавленное бульканье просочилось из полуоткрытых губ. От хлынувшей крови рукоятка топора сделалась липкой и выскальзывала из рук. Франклин силился вызволить лезвие из межлопаточного пространства. Наконец ему это удалось, и он отошел от своей жертвы.
Джейк повернулся кругом. В его стекленеющем взгляде сверкала ненависть, а рот открывался и закрывался в такт сокращениям горла. Руки, повисшие впереди туловища, покачивались от плеч как у какого-то чучела из чудовищного кошмара. Судорожно сцепив кулаки, он двинулся на Дэнверса.
Несколько секунд Франклин с нарастающим ужасом следил за приближением огромной фигуры, он ничего не понимал. Как этому человеку удавалось стоять на ногах? Слабый свет фонаря усиливал кошмар. Руки Джейка казались узловатыми ветвями с опавшими листьями. Его пальцы уже подбирались к шее Франклина.
Тогда, вспомнив о своем оружии, Франклин вновь поднял тесак и нанес новый удар. Клинок вошел в грудину, и Джейк схватился за сердце. Однако он успел сделать несколько шагов и упал в ноги к Франклину.
– Ну и живучая же ты скотина! – сказал Франклин голосом, дрожащим от изнеможения и отвращения.
Он опустил взгляд на лицо Джейка и вздрогнул: омертвевшие губы шевельнулись, пропуская звук, подобный рыку агонизирующего зверя. Застывшие глаза, уставившиеся на Франклина, пылали жаждой мести. Он съежился под этим безжизненным взглядом.
Прислонившись к большой соломенной корзине, Франклин перевел дыхание. Надо успокоиться, его работа еще не закончена. Франклин посмотрел на свои испачканные кровью руки и вытер их о забрызганные брюки. Ему безумно хотелось вымыться в теплой ванне.
С брезгливой гримасой он еще раз схватился за липкую рукоятку и с маху вонзил топор в металлический цилиндр с керосином. Прорезь оказалась достаточной, чтобы выступившая жидкость начала стекать по наружной стенке.
– Прекрасно, – пробормотал Франклин. – Отменный будет пожарчик. Пусть попробуют найти концы.
Он поднял с пола связку ключей и стал отпирать темницу Анны. Солнце почти взошло, и нужно было спешить.
Тяжелая дверь кладовой распахнулась, и Анна очнулась от тяжкой дремоты. Фонарь выжег топливо несколько часов назад, и она сидела впотьмах, только гадая, какие твари здесь обитают в упаковочной соломе и какие еще мерзости припас для нее Франклин. И конечно же, она думала о Филипе – о том, что, возможно, больше никогда не увидит его, что их время закончится так скоро. Это пугало ее гораздо больше, чем все насекомые и люди, которые ее мучают.
– Доброе утро, Анна, – сказал Франклин. – Надеюсь, вы хорошо спали.
Анна, прищурившись, смотрела на золотистый пучок лучей от его фонаря, пока глаза не приспособились к свету. Черты лица Франклина оставались неразличимы, однако контуры его фигуры четко вырисовывались в проеме.
– Пора выходить, Анна. Я хочу, чтоб вы взглянули на то, что вы содеяли.
– Что я содеяла? – в недоумении повторила Анна. Голос ее звучал сухо и скрипуче. Она была измотана страхом и недосыпанием. Она потрясла головой, пытаясь понять, что происходит. – Позвольте мне уйти, Франклин, – взмолилась она. – Я приехала сюда не для того, чтобы мешать вам… – Сейчас, когда она произнесла эти слова, до нее дошел смысл того, что случилось: она стала на его пути. Ее глаза наполнились слезами. Она была на грани нервного припадка. – Я только хотела встретиться со своей бабушкой.
– И вы с ней встретились, моя дорогая. Ваша миссия закончена, теперь вы можете следовать дальше… или наверх. – Франклин воздел глаза к небу. Затем с силой пнул дверь, так что она ударилась о стену. У Анны перехватило дыхание, и она заставила себя подавить крик ужаса. – А сейчас выходите! – рявкнул Франклин. – Я хочу, чтобы вы посмотрели, какую резню вы учинили этой ночью.
Анна медленно вышла. Франклин держал ее за руку. Он поднял фонарь, чтобы свет падал на тело Джейка Финна. Анна почувствовала, как у нее свело желудок от вида крови. Луж крови. Она содрогнулась.
– Да, картина, скажем прямо, не из приятных, – презрительно заметил Франклин. – Однако убить его, наверное, было непросто. Я удивляюсь, как вы могли сделать это. Впрочем, тесак даже в руках маленького ребенка может стать смертоносным оружием.
Что он такое говорит? Анна тщетно искала смысл в его словах. В чем он хочет ее обвинить? Она больше не могла глядеть на тело, лежащее на полу, и выносить глумливое выражение на лице Франклина.
– П-п-почему вы сделали это, Франклин? – запинаясь, спросила она.
– Потому что вы и этот неотесанный болван собирались разрушить все, ради чего я работал. – Франклин развернул ее лицом к себе. – Все зашло слишком далеко, моя дорогая. И похоже, мы с вами сделаны из одного теста… ни один из нас не остановится, пока не получит, чего он хочет. Даже если для этого потребуется совершить убийство.
– Я никого не убивала…
– Это напоминает покаяние висельника, Анна. Мы все невинны, пока стоим перед лицом неизвестности. Но когда открывается правда, мы выглядим иначе. Все, кто знал вас, будут помнить вас такой, какая вы на самом деле. Офелия, констебль из Кейп-де-Райва и даже ваш любовник, когда он вернется с Кариб и узнает о вашей смерти, – все будут считать, что вы убили Джейка Финна. Как и того несчастного, которого вы ногой выпихнули из окна в Иллинойсе.
Анна пришла в ужас. Кровь стучала у нее в висках, путая мысли. Сжавшись в комок, Анна попятилась от Франклина, отчаянно вырываясь из его рук.
– Отпустите меня! – кричала она, извиваясь и вертясь вокруг него.
В ответ он только крепче сжал ее и поставил фонарь на пол. В мерцающем его свете глаза Франклина светили красным огнем, лицо превратилось в зловещую маску.
– Я не могу отпустить вас, Анна. Вы знаете это.
Тогда Анна вступила в бой. Несколько метких ударов мысами туфель попали Франклину в голени. Он попятился назад и запрыгал в сумасшедшем танце, что помогло ей освободиться. Но она не успела сделать и двух шагов, как он в ярости снова схватил ее за запястье и рванул назад. В следующий миг его руки оказались у нее на горле. У нее подкосились колени, и она осела на пол.
Анна еще попыталась вырваться из его рук, но он сжимал ей горло, и силы ее слабели. Анна почувствована, что у нее закатываются глаза, не желающие видеть отвратительную рожу вместо человеческого лица. Это было ее последнее ощущение. Свет вокруг нее из золотистого стал серым и наконец черным.
Закончив дело, Франклин разогнулся и тряхнул пальцами, чтобы избавиться от неприятных судорог. Затем сделал несколько глубоких вдохов, пытаясь обуздать свои расходившиеся нервы. Поглядев вверх, он увидел сквозь узкие складские окна серое небо с первыми проблесками восхода. Нужно кончать и уходить.
Он подтянул Анну к Джейку и рядом с се рукой положил тесак. Не забыть бы перед уходом подвинуть поближе жбан с керосином, подумал Франклин. Все должно выглядеть правдоподобно и убедительно. Когда на пепелище приедут дознаватели, они поймут, что Анна, отбиваясь от Джейка, промахнулась и повредила емкость с горючим. И для каждого станет очевидно, что она убила своего преследователя, а потом погибла сама, оказавшись в плену огня.
Франклину еще предстояло устранить ряд недоделок. Он засуетился и приступил к работе по отшлифовке всей сцены.


«Морской ястреб» на всем ходу входил в бостонскую гавань. Обратный рейс занял у клипера несколько лишних часов, но Филипу они показались днями. Он стоял на палубе у перил, с нетерпением ожидая, когда корабль приблизится к пирсу и последует команда отдать швартовы. Прежде чем дежурный по гавани закрепил канаты к столбам, Филип в точном прыжке приземлился на дощатый настил пристани.
– Постой, Филип! – крикнул Бернард. – Вдруг тебе потребуется помощь. Я пойду с тобой.
– Спасибо, Бернард. Я предпочел бы, чтобы ты остался здесь. Возможно, понадобится быстро отплывать. – Филип побежал к месту, где стояли наемные экипажи, продолжая кричать через плечо: – Надеюсь, с Дэнверсом я как-нибудь управлюсь… хотя предвижу, с ним придется основательно разбираться!
Филип, растормошив дремавшего извозчика, прокричал ему адрес, и тот погнал лошадей. С предрассветного неба еще не стерлись пепельные краски, и улицы были пустынны. Экипаж, промчавшись через несколько кварталов, выехал на авеню с высаженными в линеечку деревьями. За поворотом начинались дома Бикон-Хилл. Наконец они подкатили к особняку Салливана, испугав горожан, вышедших на утренний моцион. Велев извозчику подождать, Филип бросился к дому и забарабанил кулаком в дверь.
На втором этаже услышали шум. Мира встрепенулась на своем посту возле спальни Офелии. Со сна в голове у нее был сумбур. Она попыталась собраться с мыслями, решая, что ей делать, отвечать ли на настойчивый стук в парадную дверь или продолжать нести вахту. Долго ломать голову Мире не пришлось, потому что дверь комнаты отворилась, и в холл вышла хозяйка, торопливо кутаясь в халат.
– Что происходит? – спросила Офелия, едва не натолкнувшись на служанку. – Кто там у двери? – Она двигалась неуверенной походкой, вероятно, из-за сильнодействующего снотворного. Офелия остановилась, опершись рукой о косяк двери.
Пока Мира соображала, что ответить, Офелия вдруг взбодрилась. Глаза ее засияли радостью, лицо преобразилось.
– Анна! Анна вернулась! – Она побежала вниз по лестнице, хватаясь для устойчивости за перила.
«Дай Бог, чтобы это была не герцогиня», – подумала Мира и поплелась за хозяйкой, лихорадочно обдумывая план своего исчезновения. Если понадобится.
Офелия распахнула дверь и вскрикнула:
– Бог мой, Филип!
– Где Анна, миссис Салливан? Я должен немедленно ее видеть!
– Я не знаю. Не знаю. – Офелия вцепилась в лацканы своего халата и в испуге уставилась на Филипа широко раскрытыми глазами.
Схватив Офелию за руки, Филип заставил ее сесть в ближайшее кресло. Заметив Миру, он приказал:
– Принесите воды!
Служанка побежала в глубь холла.
– Миссис Салливан… Офелия! Послушайте меня! Где Анна?
– Она ушла, она покинула меня, – сквозь рыдания твердила Офелия.
– Что вы имеете в виду? Куда она ушла?
Филип забрасывал Офелию вопросами, надеясь вывести ее из шокового состояния, но не получал внятного ответа.
Мира вернулась с водой. Филип поднес стакан к губам Офелии. Она выпила воду и немного успокоилась – достаточно, чтобы вести логичный разговор.
– Прошу вас, Офелия, ответьте мне, что случилось с Анной? – в который раз спрашивал Филип.
– Вы не знаете?! – сокрушенно вскричала Офелия. – Вы ничего не знаете? – Она вскинула на Филипа печальные глаза. – Вы не слышали об этих подлых листках? Из-за них она и убежала.
Но как эти листки могли попасть в Бостон? Филип вдруг ощутил нехватку воздуха и растерялся. Но сейчас ему как никогда нужна была ясность мысли. Он заставил себя стряхнуть приступ страха, сковавший разум.
– Да-да, я знаю об этих листках, но они лгут, Офелия. Анна никому не сделала зла. Вы знаете ее. Она не способна на убийство.
Офелия издала длинный вздох.
– Я знаю, – прошептала она. – Я всегда знала, что Анна не могла убить того мужчину.
– Это так и есть, – подтвердил Филип, кивая ей, словно убеждал маленького ребенка. – Анна не делала этого. Мой брат – адвокат, и сейчас он в Кейп-де-Райве доказывает ее невиновность, – Видя, что Офелия закивала вместе с ним, Филип снова спросил: – Так скажите же мне, Офелия, где она?
– Если бы я знала!.. – Офелия снова разрыдалась, слезы градом текли по ее щекам. – Я не смогла помочь Анне. Франклин принес листок домой и показал мне. Я сказала ему, что это чушь, но он уверял меня, что Анна могла сделать это.
– Франклин? Где он взял листок?
– Сказал, что кто-то дал в гавани. Он считает, что мы должны выдать Анну властям, но я сказала – нет. Думаю, он рассердился на меня.
– Что он сделал? Почему вы так решили?
– По тому, как он посмотрел на меня. Я даже испугалась. В конце концов, я сказала ему, чтобы он предоставил это мне. Я сказала, что позже буду разговаривать с Анной. Но она не вернулась. Извозчик кеба возле сада сказал, что отвез ее в гавань. Франклин говорит, что она скрылась, чтобы избежать ареста. – Офелия схватила Филипа за рубаху. – Мы должны найти ее!
Пульсирующие жилки на висках Филипа забили тревогу. Его руки похолодели от страха.
– Офелия, где сейчас Франклин?
– Вероятно, наверху, в своей комнате.
– Вы можете отвести меня к нему?
– Конечно.
Пока Офелия карабкалась на верхний этаж, Филип поспешил в небольшое фойе. Поймав быстрый взгляд служанки в коридоре перед кухней, он спросил:
– Вы что-нибудь знаете об этом?
– Я?! – взвизгнула Мира. – Откуда мне знать? Я здесь всего-навсего прислуга. Мне никто ничего не говорит.
Она уже собралась отправиться на кухню, когда Офелия крикнула с лестницы:
– Его здесь нет! Франклин тоже ушел! Мира! Мира, может, мистер Дэнверс говорил тебе, куда он уезжает?
Мира метнулась на кухню, как актриса по подсказке суфлера.
– Нет, мэм, точно ничего не говорил! – крикнула она через плечо.
Филип наблюдал, как служанка из кухни скрылась в соседней комнате. Затем он услышал звук хлопнувшей двери. Офелия спустилась с лестницы:
– Ничего не понимаю. Мира должна была знать. Она уже несколько часов как встала.
Филип молнией бросился на кухню и увидел мелькнувшую Миру, летевшую к выходу. Он успел поймать хвост жакета и втянул ее, брыкающуюся и сопротивляющуюся, обратно.
– Вы куда-то собрались?
– Уберите от меня ваши руки! – взбеленилась та, топая ногами. – Вы не имеете никакого права задерживать меня, если я хочу уйти!
– Куда вы собрались в такую рань, Мира? – спросил Филип, припечатывая ее к стенке руками.
– На прогулку, только и всего!
– Все домочадцы в тревоге, ваша хозяйка близка к истерике, а вы собрались на прогулку?
– Вы сами устроили этот кавардак, не я же!
– Вы знаете, что я думаю, Мира? Многое из того, что здесь произошло, дело ваших рук. И я полагаю, вы прекрасно знаете, где мистер Дэнверс и Анна.
Мира посмотрела на Филипа и задержала высокомерный взгляд на его лице.
– Даже если и знаю, не скажу. С какой стати я должна говорить вам? Вы не член этой семьи!
Филип жестче надавил ей на плечи, заставив ее съежиться у стены.
– Мира, послушайте меня внимательно. Если вы сделали что-то, что навредит Анне или закончится ее арестом за преступление, которого она не совершала, вам это даром не пройдет. Я позабочусь, чтобы вас выслали обратно в Англию без пенни в кармане. Вы меня понимаете?
– Вы не можете сделать этого.
– Могу и сделаю. Анна исчезла, и я думаю, вы располагаете информацией, которая может помочь мне найти ее.
– Вы – одержимый, вот вы кто! – буйствовала Мира, но ее бегающие глазки подсказывали Филипу, что ее самоуверенность вот-вот улетучится.
Служанка была явно встревожена, и он наверняка знал, что она владеет ключом к разгадке. Еще немного подавить – и он получит признание.
– Мира, если что-то случится с Анной, вы пойдете под суд по обвинению в пособничестве Франклину Дзнверсу. Вас упрячут в тюрьму на много лет. Вы это понимаете?
– Я не собираюсь идти в тюрьму ни за одного парня. И возвращаться в Англию тоже.
– Тогда скажите мне правду! – Филип сказал это таким тоном, что Миру Манчестер должен был пробрать озноб до костей. – И не вздумайте лгать, я это сразу узнаю. Лжецы еще хуже тех, кто продает душу дьяволу. А вы, я полагаю, делаете это прямо под крышей этого дома!
Мира с прищуром смотрела на Филипа, взвешивая серьезность его угроз. Наконец она тряхнула своими кудрями и с вызовом спросила:
– Итак, если я скажу вам, где, как я предполагаю, находится герцогиня, вы отпустите меня?
Филип даже не моргнул. Его лицо оставалось суровым, он продолжал держать ее под прицелом своего взгляда.
– Только не лгите, Мира. Где она?
– Франклин что-то говорил насчет товарного склада. Совсем-совсем рано. И перед уходом взял с меня клятву, что я не скажу миссис Салливан.
Филип ослабил нажим рук на плечах Миры, дав ей свободно вздохнуть.
– Конечно, я бы все равно сказала миссис Салливан. Я все утро собиралась. Ведь вы не позволите ей уволить меня, сэр?
Филип ничего не слышал за гулким биением своего сердца. Пока Мира вдогонку ему сыпала причитания, он провел Офелию в фойе. Успокаивающе похлопал по руке и даже умудрился приободрить улыбкой. Затем он поспешил к ожидавшему его у ворот экипажу.


На складе Салливана закончились последние приготовления. Керосин широкой радужной рекой опоясывал два тела, лежащие бок о бок на полу. Здесь же стоял только что опорожненный Франклином железный цилиндр с расщелиной от топора. Франклин отошел от импровизированного погребального костра и, удовлетворенный, позволил себе ненадолго полюбоваться творением рук своих. «Итак, мисс Конолли, считайте, что вы уже присоединились к дедушке. Плывите в новый мир! Я уверен, вы сделаете там открытие. Вы убедитесь, что Пат Салливан будет заботиться о вас после смерти не больше, чем при жизни».
Франклин бросил последний взгляд на соломенные корзины с товарами. Скоро все это превратится в кучку золы. Он пожал плечами. «В конце концов, для чего существует страховка? Бедный Патрик, как же ты заблуждался! Ты всю жизнь окружал себя этими безделушками, но никогда не понимал истинного потенциала компании. Да, ты сколотил некоторый капитал, но ничто не сравнится с той прибылью, которую принесут мои новые изобретения. А убытки от этого пожара я покрою в ближайшее время. Достаточно послать два моих тяжелых корабля на Карибы».
Чиркнув спичкой о подошву ботинка, Франклин на секунду задержал пламя перед глазами. Он уже было подумал, как произнесет короткую погребальную речь о безвременно ушедших дорогих… но передумал и со злорадным смешком швырнул спичку в масляно поблескивающую жидкость. Взметнувшийся столб пламени зубчатыми хвостами заплясал вокруг своих жертв.
– Bon voyage,
type="note" l:href="#n_21">[21]
– сказал Франклин, торопливо отступая к двери.
Первое, что он заметил, выйдя из помещения склада, это солнце. Теперь золотистый шар уже висел над восточной частью горизонта. Франклин мысленно похвалил себя за хорошо выполненную работу. К тому времени когда эти забитые кораблями пристани снова оживут, он будет подъезжать к дому Салливана, где присоединится к завтраку и с грустным видом примет сочувствие Офелии за бессонную ночь. Потом, когда она узнает о трагедии на складе, он прикинется, что поражен жестокостью, с которой девушка убила «полномочного представителя» Джейка Финна.
Стук колес заставил Франклина в страхе обернуться – на полной скорости из-за угла аллеи выскочила карета. Прижавшись к стене склада, он ждал, когда экипаж проедет мимо склада. Но кучер резко натянул вожжи, лошади заржали и остановились. Сквозь осевшую пыль Франклин увидел, как из кеба выскочил Филип Бришар.
Заметив Франклина, изготовившегося вскочить в свой экипаж, Филип в считанные секунды покрыл разделявшее их расстояние. Он схватил Франклина за руки, предупредив его попытку к бегству.
– Вы никуда не уедете, Дэнверс. – При виде бурых пятен на одежде Франклина Филип почувствовал, как кровь в его жилах застыла.
– Где Анна?!
– Уберите прочь свои руки, Бришар! – дернулся Франклин. – Вы что, потеряли рассудок?
– Вы потеряете гораздо больше, если сейчас же не скажете мне правду. Где Анна?
– Откуда я знаю, где эта убийца! Очевидно, убежала, забыв о вас!
Кулак Филипа приложился к челюсти Франклина, исторгнув из его глотки исступленный рев.
– Вы сядете за это в тюрьму, Бришар! – пригрозил Франклин, трогая разбитые губы и стирая закапавшую с подбородка кровь.
– Отпирайте склад! – приказал Филип, толкая Франклина к двери.
Франклин буквально прирос ботинками к гравиевой дорожке, отталкивая Филипа. Филип теперь знал: следы ведут на склад.
– Открывайте – потребовал он, заломив Франклину руку за спину и с силой, ставя на колени, пригибая его к земле.
– Ее там нет, – задыхаясь, сказал Франклин. – Я же говорю вам, я не знаю где…
– Открывайте дверь! – Филип сильнее выкрутил руку Франклина.
– Идите и открывайте сами. Она не заперта.
Филип отпустил Франклина, схватившись за щеколду. Улучив момент, Франклин дотянулся до лодыжки и, вытащив из ботинка нож, нацелился в грудь Филипу.
Филип, уклонившись, ушел от первого удара, но за ним последовал следующий. Виляя из стороны в сторону, он изматывал Франклина, намеренно продолжая игру. План удался Франклин тяжело задышал, запыхтел. Однако Филип понимал, что надо торопиться, не теряя драгоценных секунд.
После очередного неудачного выпада Франклин потерял равновесие, и Филип, воспользовавшись преимуществом, ринулся в атаку. После его мощного броска Франклин выронил нож и они с глухим стуком кубарем покатились по аллее.
Их занесло на обочину, где они продолжали рукопашную схватку Кулаки Франклина опускались мимо головы и плеч Филипа он же безжалостно молотил лицо своего противника. Последний мощный удар Филипа пришелся Франклину по скуле. Резкий щелчок, и Франклин безвольно откинул голову на землю. Борьба прекратилась.
Оставив потерявшего сознание Франклина лежать на аллее Филип распахнул дверь. Раскаленный воздух, хлынувший из врат ада, заставил его отступить. Но, преодолев минутный шок, Филип бросился в пекло, заслоняя глаза от стреляющих до потолка искр. Пожар пока полыхал в центре помещения, но крохотные язычки пламени уже лизали края соломенных корзин. Огонь угрожал поглотить все, что было на складе. Маневрируя в этом нестерпимом жару, Филип подобрался как можно ближе к огненному кольцу.
Когда он увидел Анну, лежащую в центре смертоносного круга, инстинкт сработал почти мгновенно.
Преодолев в несколько прыжков пылающий барьер, Филип поднял ее на руки. С радостно бьющимся сердцем он заметил, как затрепетали ее веки, и ощутил слабое движение у своей груди. Он тотчас узнал лежащего здесь же Джейка Финна. Достаточно было беглого взгляда, чтобы понять, что с незадачливым соискателем вознаграждения уже бесполезно что-либо делать. Филип наклонил голову, загораживая лицо Анны, и побежал к двери.
Пламя хватало своими щупальцами его одежду, летающие в воздухе искры яростно кололи кожу. Едва он прорвался через кордон огня, устремляясь к выходу, на его пути выросла темная тень. Зарево, полыхавшее у него за спиной, было настолько ярким, что он различал лишь контуры фигуры. В следующую минуту Филип понял: загораживая ему проход, в дверях стоял Франклин Дэнверс. Он покачивался взад-вперед, будто танцуя под какую-то адскую мелодию, звучавшую в его бредовом сознании. Его губы были полуоткрыты, и сквозь них проглядывал ряд сверкающих белых зубов, как у оскалившейся собаки. Он протянул руки к цилиндру с керосином.
Филипу почудилось, что Франклином движет какая-то сверхъестественная сила, когда он поднял жбан над головой и нацелился на него. Бежать было некуда: сзади – завеса огня, впереди – безумец со смертоносным сосудом. Филип, прижав Анну к груди, приготовился принять удар на себя. Резкий металлический звук заставил Филипа поднять глаза. Непостижимый поворот судьбы невольно вызвал у него улыбку – упавшая со жбана крышка с лязгом каталась по цементному полу. А жидкость радужной змейкой сбегала по боку Франклина, торя путь к кромке огненного кольца.
Франклин, словно безумный танцор, пошатывался под тяжестью соскальзывающего груза, сомкнув на нем вытянутые над головой руки. Он не мог поставить жбан на пол и не мог отвести взгляд от маслянистой дорожки.
Потом все развивалось с молниеносной быстротой. Ручеек, вытекающий из жбана, встретился с пылающим кольцом. Мощное ослепляющее пламя метнулось к Франклину, высветив его искаженное лицо в тот момент, когда он понял, что судьба его предрешена. Филип пулей вылетел из двери. Последнее, что он успел увидеть в то ужасное мгновение, это вспышка огня, охватившего тело Франклина.
Пробежав несколько шагов, Филип упал на землю и закрыл Анну своим телом. Когда огонь достиг чудовищного цилиндра над головой Франклина, внутри склада прогремел оглушительный взрыв. Яркое сияние прорвалось наружу.
Филип почувствовал, как опаляющий жар пробежал по голове и спине, обдав его удушливым дымом. Когда волна прошла и можно было встать, он поднял Анну и, шатаясь, вышел из черного облака. Он подошел к ожидавшему его экипажу и внес в него свою ношу. Кучер с трудом удерживал перепуганных лошадей. Как только его пассажиры оказались внутри кареты, он мгновенно развернулся и выскочил на аллею.
Они мчались прочь от гавани. Филип покачивал Анну у себя на коленях и гладил ее волосы, прислушиваясь к лязгу пожарного колокола, славшего в воздух тревожные сигналы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Песня реки - Томасон Синтия



роман неплохой читайте
Песня реки - Томасон Синтиялилия
6.02.2012, 14.36





роман отличный мне понравился
Песня реки - Томасон Синтиягуля
5.06.2014, 15.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100