Читать онлайн Тайна, автора - Томас Пенелопа, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайна - Томас Пенелопа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайна - Томас Пенелопа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайна - Томас Пенелопа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томас Пенелопа

Тайна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— Папа, ты собираешься поехать с нами на чай?
Тоненький голосок Клариссы летел по лестнице в прихожую, где стоял ее отец и куда она, пританцовывая, спускалась следом. В тусклом свете, пробивавшемся сквозь толстые оконные стекла, его лицо казалось сумрачным и озабоченным. Видно было, что он очень неуютно чувствует себя в джентльменском облачении — пальто, казалось, сковывало его движения; галстук, стянутый в плотный узел, стеснял дыхание. Но никто не осмелился бы его упрекнуть в недостатке внимания к своему туалету. Он решил сопровождать нас только утром, и то потому, что день выдался пасмурным. Мы могли сбиться с пути в тумане на обратном пути, это было опасно.
Он подождал, пока дочь подойдет, и взял за руку ее.
— Боюсь, придется ехать. Бастиан — хороший кучер, но есть вещи, которые я не решусь доверить никому, кроме себя.
Слова предназначались Клариссе, но глаза были обращены ко мне. В них было столько тепла, что меня охватила горячая волна. Я отвела взгляд и сделала вид, что сосредоточенно завязываю бант шляпы. Неожиданно мое смущение было усилено возгласом Клариссы: «Как жаль, что Ваши новые платья еще не готовы! Но Вы и без них выглядите такой же хорошенькой, как мисс Пенгли. Правда, папа?»
Последовало продолжительное молчание. Если бы я не знала его, можно было подумать, что он затрудняется найти вежливый ответ. Но я была уверена — он нарочно старается продлить мое замешательство, потому что ему оно доставляет удовольствие. Мне стоило усилий скрыть раздражение.
Наконец, он сжалился.
— Она была бы намного симпатичнее, если бы не злилась и не скалилась на меня.
— Скалилась! Как Вам… — я вспомнила о присутствии Клариссы и осеклась. — Это все из-за противной шляпы, она никак не хочет завязываться.
— Разрешите помочь Вам. Когда-то мне хорошо удавались подобные услуги дамам.
— Не позволю себе затруднять Вас. Вы и так оказываете нам неоценимую услугу, согласившись быть нашим провожатым. Ну вот, все в порядке. Она уже завязалась.
— Но бант выглядит так же, как раньше, — заметила Кларисса.
Я покраснела.
— Совсем не так. Этот более пышный и… и…
— И поля больше выдаются вперед, — добавил лорд Вульфберн.
Кларисса пожала плечами, но приняла предложенные доводы.
— А папа? Разве он сегодня не выглядит очень красивым? — спросила она.
Я бросила на него быстрый взгляд, успев заметить искорки смеха в глазах.
— Безупречный джентльмен… хорошо одетый джентльмен, — поправилась я, давая понять, что отношу похвалу к туалету, а не к его поведению.
Мой упрек не возымел действия и вызвал только короткий смешок. Однако в нем не было издевки, и я сочла это удачным началом дня. В душе я молила Бога, чтобы он не сорвался, по крайней мере, в доме сэра Рональда. Но вместе с этой мыслью пришло предчувствие, что мои опасения оправдаются.
Имение сэра Рональда лежало милях в пяти к востоку, и мисс Пенгли была не совсем права, когда говорила, что они наши ближайшие соседи. По пути проехали много мелких ферм, огороженных каменными заборами, за которыми паслись стада овец и коров. Дети залезали на ограду, провожая нас взглядами, Кларисса радостно махала им рукой и смеялась.
Вдруг в руках у маленькой девочки она заметила тряпичную куклу и вздрогнула.
— Матильда! Я забыла Матильду.
— Она подождет твоего возвращения, — успокоил ее отец с типично мужским непониманием, какое значение для ребенка имеет кукла.
Я обняла Клариссу за плечи, чтобы подбодрить.
— Матильда все поймет, а мы не будем долго в гостях?
— А ей не будет без меня страшно?
— Миссис Пендавс не даст ее в обиду.
— А если придет туман?
— Тогда Мэри зашторит окна, а Уилкинс выпустит собак, — сказал лорд Вульфберн, начиная понимать ее опасения.
— Вот видишь, — добавила я, — с ней ничего не случится.
Кларисса согласилась, но прежнее беззаботное настроение ушло.
В Пенглихаус мы прибыли немного раньше намеченного срока. Это было двухэтажное каменное строение, отгороженное от болот рядами тополей и вековых развесистых дубов. Дом произвел на меня приятное впечатление, в нем царило оживление и что-то еще, чему я сначала не могла найти определения, но потом нужное слово пришло: в доме ты чувствовал себя в безопасности, защищенным. Обстановка безмятежности, которой так не доставало в Холле, располагала к беседе и комфорту. Более того, нормальная атмосфера этого жилища заставляла острее воспринимать и ощущать аномалию другого. Я с опаской наблюдала за Клариссой. Что если она тоже заметит эту разницу? К моему облегчению, она была поглощена приглаживанием складок на своем муслиновом платье и приведением в порядок банта на шляпке.
Экономка проводила нас в роскошную гостиную. По обе стороны от камина, выложенного из розового мрамора, в нишах стояли греческие статуи. Над столом красного дерева переливалась трехъярусная люстра, в углах манили к себе обитые розовым гобеленом удобные мягкие кресла.
Мы оказались не единственными гостями. Четыре кресла были уже заняты другими приглашенными — двумя супружескими парами. Одна чета принадлежала к поколению сэра Рональда, другая была более молодого возраста. Когда мы вошли, все взгляды обратились к нам. Видно было, что лорд Вульфберн не часто появлялся в этом доме.
Мисс Пенгли встала со скамеечки — она играла на арфе — и поспешила нам навстречу.
— Отец сейчас спустится, — сказала она. — Боюсь, что ускорить его приход мне не удастся — он не любит спешить. Пожалуйста, извините его причуды.
Она мило улыбнулась лорду Вульфберну, но было заметно, что она немного нервничает. «Как хорошо, что Вы согласились навестить нас, милорд».
— С Вашей стороны очень любезно было послать мне приглашение.
В его тоне проскользнула едва уловимая ирония. Я насторожилась. Была единственная надежда, которая несколько успокаивала, что этого никто больше не заметил.
Он поймал на себе мой взгляд, который выдавал мои мысли, и спросил:
— Вы хорошо себя чувствуете?
— Отлично.
— Я подумал, что Вас немного укачало, у Вас обеспокоенный вид.
— Вовсе нет, милорд.
— Другая причина?
— Никакой, милорд. «Кроме Вашего поведения», — подумала я про себя, но он прочитал мои мысли.
— Вам лучше присесть и отдохнуть, — предложила мисс Пенгли, переключив внимание на меня, что принесло ей явное облегчение.
Я подумала, что она очень добра, из тех, кто больше заботится о других, нежели о себе, и мне стало жаль ее. Она взвалила тяжелую участь на свои плечи в ее молодом возрасте. Вытянуть в общество лорда Вульфберна было все равно, что прогуливать по саду хищного зверя на веревке. Если он захочет позволить себе свои штучки, ей можно будет не позавидовать.
Прежде чем сесть, нужно было пройти через процедуру представления присутствовавшим. Пожилая чета, миссис и мистер Друвс, были близкими друзьями сэра Рональда и немного знали лорда Вульфберна. Оба были весьма полные, краснощекие и улыбчивые, но когда обращались к лорду Вульфберну, их улыбки становились менее сердечными. Еще один джентльмен в гостиной был их племянник, достопочтенный Эдвард Треффери. Он говорил тихим мягким голосом, часто смущался и, чтобы скрыть смущение, протирал очки клетчатым носовым платком.
Его жена Рамона, знойная томная брюнетка, похожая на испанку, производила ошеломляющее впечатление, несмотря на несколько крупные черты лица.
Ее взгляд остановился на Клариссе. «Какая у Вас прелестная дочурка, лорд Вульфберн, и как нехорошо Вы поступаете, лишая нас удовольствия чаще видеть Вас обоих».
Последовало неловкое молчание, мистер Друвс смущенно откашлялся. Положение спасла Кларисса, заявив, что никогда не видела таких красивых леди, как миссис Треффери. Все засмеялись, и мы, наконец, с облегчением сели. Один только лорд Вульфберн чувствовал себя раскованно в этой несколько натянутой обстановке комнаты.
Вскоре появился сэр Рональд, постукивая тросточкой по паркету. Тогда, на дороге, я не поняла, что он с трудом передвигался без помощи палки. Несмотря на неуверенность походки, он промаршировал к своему месту, как бравый солдат. На середине гостиной он остановился и обратился к Его Светлости:
— Так Вы все-таки пришли, Вульфберн. Я был уверен, что Вы не придете.
Лорд Вульфберн приветствовал хозяина кивком головы, таким легким, что его можно было принять за вызов.
— Сэр Рональд, разве я когда-нибудь делал то, что от меня ждали?
— Никогда, — ответил тот звучно, — чем всегда вредили самому себе.
— Отец, успокойтесь. Пожалуйста, сядьте, а то гости, чего доброго, подумают, что Вы забыли о хороших манерах.
— С моими манерами все в порядке.
Он все же позволил дочери усадить его поудобнее в широкое кресло и подоткнуть несколько подушек под спину. Она хотела было набросить теплый плед ему под ноги, но остановилась, заметив его сердитый взгляд.
— О Господи! Перестань сейчас же! Я не инвалид и не выживший из ума старик. Пристаешь с заботами, как твоя мать.
— В самом деле, Вы выглядите отлично, сэр Рональд, — сказал лорд Вульфберн.
— Чувствую себя прекрасно. А Вы?
Лорд Вульфберн бросил на меня мимолетный взгляд.
— Лучше, чем заслуживаю.
— Гм-м. Вы правы, должен заметить. Сарра, звони, чтобы несли чай.
Она колебалась.
— Еще рано, отец. Можно немного побеседовать.
— Делай, что тебе говорят, девочка, — он погрозил ей тростью. — Я слишком стар, чтобы думать о вежливости, когда хочется есть.
— Вот уже выдумали, отец. Можно подумать, что Вам шестьдесят или больше.
Однако она повиновалась. Я с облегчением подумала, что чай разрядит напряжение и смягчит начавшую принимать нежелательный оборот перепалку. Сэр Рональд не скрывал недружелюбного отношения к лорду Вульфберну, и я спрашивала себя, как долго Его Светлость захочет терпеть нападки хозяина дома.
Очевидно, пока они не перестанут казаться ему забавными.
Но когда все сидели за столом, лорд Вульфберн сохранял исключительную обходительность. Он сделал комплименты всем дамам, похвалив их наряды, поговорил об охоте и рыбной ловле с мужчинами. И вообще обворожил и развеселил всех. Его любезность только изредка нарушалась озорными взглядами, предназначенными мне.
Он играл в одну из своих игр. В этот вечер ему нравилось быть любезным. Все могло изменится в один момент. Гости сэра Рональда не подозревали, что его настроение подвержено капризам, и были полностью покорены.
Миссис Друвс, широко улыбаясь и воркуя своим приятным грудным голосом, пригласила его на званый обед в следующем месяце. Перейдя на шепот, она говорила ему почти на ухо: «Боюсь, никто из сидящих здесь не в состоянии до конца понять, что Вам пришлось перенести со смертью жены. Надеюсь, Вы позволите нам скрасить Ваше одиночество». Она нежно положила руку на рукав его сюртука. «Вы должны разрешить нам чаще видеть Вас. Пожалуйста, не вздумайте отказаться. Мы не примем отказа». Она забрала руку, прежде чем кому-нибудь придет мысль о неуместности подобного жеста.
— Мне вспоминается, что до женитьбы его поведение оставляло желать лучшего, — замечание сэра Рональда задело всех, кроме того, кому оно было адресовано.
Мисс Пенгли старалась сгладить всеобщую неловкость, вызванную бестактностью отца, и вернуть непринужденный тон беседе. Она старалась угадать наши желания, и у нее это хорошо получалось. Для Клариссы были принесены с чердака куклы, когда она кончила пить чай.
Услышав о куклах, Кларисса опечалилась. Мисс Пенгли вопросительно взглянула на меня. Я обратилась к девочке: «Можешь поиграть с ними, Кларисса. Матильда не будет против. Думаю, она даже захочет, чтобы ты рассказала о них, когда вернешься домой».
Кларисса радостно соскользнула со стула и занялась куклами.
— Вы имеете к ней подход, — заметила мисс Пенгли. В ее голосе и в обращенном ко мне взгляде я уловила грусть.
— Не больше, чем Вы. Вы так удачно вспомнили о куклах, — ответила я мягко.
— Я всегда любила детей, — сказала она.
«И хотела бы иметь собственных», — добавила я про себя. Внезапно подумалось, что она была бы прекрасной женой для лорда Вульфберна. Мысль причинила мне боль. Но я упрямо обдумывала этот вариант и даже, как мне казалось, хотела, чтобы кто-нибудь подтолкнул его к этому решению.
Убедив себя, я сначала испытала облегчение, будто его возможный брак спасал меня от опасности. Но потом вдруг мне стало так грустно, словно я понесла тяжелую утрату. Я не могла объяснить себе этого чувства, мне трудно было понять, почему мысль о его втором браке может быть неприятна лично мне.
Или меня больше устраивало не понимать причину.
Я снова заставила свои мысли вернуться к мисс Пенгли.
Она была леди в полном смысле этого слова. Ничто ни в ее поведении, ни в словах не давало повода думать, что она имеет другие цели, когда предлагает ему дружбу и поддержку. Это была одна из тех женщин, которые в других видят только хорошее, независимо от их отрицательных качеств. К отцу она относилась с любовью и почтением. Для Клариссы такая мать была бы просто находкой. Мисс Пенгли очень подошла бы им обоим, и я старалась угадать, не думает ли лорд Вульфберн о том же.
Если бы они чаще виделись, он пришел бы к этому решению, считала я.
— Покойный лорд Вульфберн был прекрасным человеком, — фраза сэра Рональда предназначалась мне.
Я опустила глаза.
— Не припомню случая, когда он сделал что-то неподобающее, — согласилась я.
— Да, — пробормотал лорд Вульфберн. — Генри был очень правильным человеком. Думаю, он никогда не имел желания поступить не по правилам.
— В самом деле, у него даже мысли такой не могло возникнуть, — сказала я в полном убеждении, что сэру Генри не доставало воображения. Но посмотреть на Его Светлость я не решалась, чтобы не поймать его насмешливый взгляд и не расхохотаться.
Мистер Друвс похлопал меня по руке.
— Хотя после женитьбы мы редко видели его, у меня остались о нем приятные воспоминания. Сочувствую Вашей утрате. Уверен, что сэр Рональд не намеренно вызвал печальные мысли.
— Не волнуйтесь за мисс Лейн, — сказал лорд Вульфберн. — Я убежден, что она имеет достаточно сил не предаваться печальным воспоминаниям.
— Конечно, — сказал сэр Рональд. — Как только я ее увидел, я понял, что у нее достаточно ума и рассудительности. Разве я не сказал тебе об этом, Сарра?
— Да, отец.
— Леди Клариссе повезло, что мисс Лейн приехала в Холл, и Вам тоже, Вульфберн. Генри дал ей хорошее воспитание. На него можно было положиться. Серьезный был человек, не то, что Вы.
— Вы неправы, — возразила я, приятно улыбнувшись.
— Тем хуже.
— Вы правы в том, что лорд Вульфберн не похож на брата, — поспешила я пояснить мысль, — но у него много других положительных качеств.
Мисс Пенгли поспешила поддержать меня.
— Конечно, никаких сомнений. Право же, отец. Я знаю, Вы очень любили покойного лорда Вульфберна, но нельзя требовать, чтобы все люди были одинаковы. Тогда мир стал бы бесконечно скучным.
— Скучным? Если человеку можно доверять, в этом ничего скучного нет, совсем наоборот, — он стукнул тростью об пол. — Остается надеяться, что титул налагает ответственность, которая исправит Вас. Может быть, Вы наконец-то станете мужчиной, Вульфберн.
— Разве Вы забыли, что ответственность за поместье всегда лежала на мне? — произнес Его Светлость так легко, что я почувствовала недоброе.
— Совершенно верно. Вспомните, отец — после смерти мистера Моррисона все обязанности легли на Лорда Вульфберна. Налить Вам еще чаю, мистер Друвс?
— Ты хочешь сказать, милочка, с того времени, как его выгнали из Оксфордского университета?
Я вопросительно посмотрела на сэра Рональда. Что это он говорит? Исключили из Оксфорда? Но это, должно быть, произошло перед его приездом в Лондон, как раз тогда, когда он очаровал меня своей добротой и светскими манерами. Неужели я обманулась? Вот почему он поссорился с братом! Но почему я никогда не слышала об этом в доме? Трудно было представить, что покойный лорд Генри удержался от соблазна выразить неодобрение поведением брата, сделать этот факт предметом громкого обсуждения. На него это было совсем не похоже.
— Все проходит, сэр Рональд, — философски заметил достопочтенный Эдвард Треффери, протирая очки.
Мисс Пенгли кивнула.
— Право, отец, не стоит начинать все сначала. Передайте, пожалуйста, торт мисс Лейн. У нее уже пустая тарелка, я уверена, она не откажется еще от одного кусочка.
— Да, пожалуйста, — пробормотала я.
— Я тоже не откажусь, — добавила миссис Друвс. Сэр Рональд сердито сдвинул брови.
— Вот что я Вам скажу: если бы меня исключили из университета, я не стал бы этим кичиться. Хотя не припомню, чтобы Вы когда-нибудь объяснили причину исключения. Я бы на Вашем месте не смел смотреть людям в глаза и добился бы своего восстановления. Человеку нужно хорошее образование. Может быть, жизнь в чем-то изменилась с того времени, когда я был молод, но не в этом.
Он взглянул на дочь.
— Что ты сказала? Передать торт? С удовольствием.
Он поднял тарелку, рассеянно взял кусочек глазированного торта, откусил и пробормотал что-то невнятное в знак одобрения, потом добавил: «В Лондоне не сыщешь ничего подобного».
— Отец всегда придавал большое значение искусному повару. Правда, отец?
— Что? О, да. Когда приходит старость, стараешься ограничивать себя во многом. Но пока есть зубы, можно позволить себе хорошую пищу, не так ли?
Все вежливо закивали, улыбаясь, я сделала то же самое и выразительно посмотрела на лорда Вульфберна, как бы приглашая его слиться с общим хором. Но он только зевнул в ответ, хотя и не очень явно. Я была рада и этому, по крайней мере, он еще не истощил запас терпения. Но прошло еще не больше часа с момента нашего приезда.
Мисс Пенгли обратила ко мне дружелюбную улыбку.
— Так приятно было узнать о Вашем приезде. Даблбуа — маленькая деревушка, я редко вижу сверстниц, разве что дочь пастора, мисс Уорели. Вы знакомы с ней? Очень достойная леди, правда, отец?
— О, очаровательная девица. Невыразительна, как пудинг.
Мисс Пенгли покраснела, я быстро сказала:
— Лорд Вульфберн тоже о ней высокого мнения. Он даже намеревался просить ее давать Клариссе уроки, но это было до моего приезда в Корнуэлл.
— Намеревался? Я бы сказал, горел желанием, даже настаивал, — заметил сэр Рональд.
Теперь настала моя очередь краснеть. К моему удивлению, на помощь мне пришла миссис Треффери.
— Да, мисс Уорели была бы прекрасной гувернанткой. Она обучает несколько детей из деревни, но с ними ее талант пропадает даром.
— Я уверена, что с Вами леди Клариссе лучше, — добавила мисс Пенгли. — Мы тоже очень рады, что Вы приехали.
— Разумеется, — согласилась миссис Треффери.
Сэр Рональд быстро устал от нашей болтовни, позвонил в колокольчик и распорядился внести графин с бренди.
— У Вас сегодня весь день болел живот, отец, — упрекнула его мисс Пенгли.
— Но у нас гости, Сарра. Не к чему при людях напоминать об этом. Кроме того, я уверен, что лорд Вульфберн привык к более сильным напиткам в это время. Нам всем не мешает подбодриться, если хотите, чтобы беседа продолжалась.
Сэр Рональд незаметно переменил тему разговора, все стали обсуждать предстоящую охоту. Мистер Друвс похлопал лорда Вульфберна по спине.
— Надеемся, Вы не откажетесь присоединиться, старина. И в следующий раз тоже. Ваш дедушка созывал на охоту огромное количество знакомых, все комнаты в Холле заполнялись приезжими. От Вас мы ожидаем тогоже.
— Пора Вам уже взять на себя какие-то общественные обязанности, — добавил сэр Рональд, но отнюдь не дружелюбным тоном.
При мысли о шумной компании энтузиастов охоты я не могла не обрадоваться. Это помогло бы прогнать из дома гнетущий мрак. Поворот событий меня обнадеживал, и я взглянула на лорда Вульфберна, чтобы убедиться, что он разделяет мое настроение.
Он сидел неподвижно, неестественно выпрямившись с застывшей маской вежливости на лице, но ничего не сказал, только слегка кивнул в ответ на предложение.
К счастью, миссис Друвс была страстным садоводом, и разговор естественно перешел на розы. Хозяйка дома пожаловалась на то, что ее кусты плохо цветут. Гостья настояла, чтобы мы вышли в сад посмотреть, в чем дело, она обещала дать квалифицированный совет. Кларисса пошла с нами, устав от кукол. Хотя у меня были нехорошие предчувствия, пришлось присоединиться к дамам, предоставив мужчинам обсуждать интересующие их темы.
Я видела, что мисс Пенгли тоже с беспокойством поглядывает на окна гостиной, но миссис Друвс не хотела нас отпускать. Только когда Клариссе понадобилось вернуться в здание по неотложным делам, мы смогли войти в дом. Мисс Пенгли пошла с Клариссой, остальные женщины прошли в гостиную.
Первое, что мне бросилось в глаза, была поза лорда Вульфберна. Он развалился в кресле, вытянув ноги, ворот его рубашки был расстегнут, галстук-бабочка небрежно болтался с одной стороны. В руке он держал наполовину опустошенный стакан, но сколько было выпито раньше, сказать было трудно. Сэр Рональд и гости не скрывали отвращения, но он бесстрастно взирал на них осоловевшими глазами.
— Черт побери, Вы забываете свои обязанности, — ревел сэр Рональд, но, увидев нас, замолчал.
Лорд Вульфберн не счел нужным изменить тему.
— А, собственно, кому я обязан и чем? — спросил он заплетавшимся языком.
— Вашим пэрством, конечно, — ответил мистер Друвс. Он сидел чопорно выпрямившись, желая, видимо, своей позой сделать укор Его Светлости. — Когда Вы были простым смертным, Ваше пьянство и грубость были достаточно омерзительными, но теперь у Вас титул, Вы не можете бросать тень на всю знать.
— Не вижу большой разницы в своем положении.
— Конечно, есть разница, — сказал достопочтенный Эдвард Треффери, доставая носовой платок. — Вам следует думать о новом положении, которое Вы теперь занимаете. Вы позорите всех пэров Англии своим поведением.
— Чушь. Абсолютно уверен, что местные жители меня знают и не подумают ничего плохого.
Трость сэра Рональда снова стукнула об пол.
— Ответ, достойный Вас. У Вас нет чувства приличия и ответственности ни перед имением, ни даже перед собственной дочерью.
Лорд Вульфберн прищурился. «Моя дочь Вас не касается, не стоит о ней заботиться».
— Так же, как Вы о ней не заботитесь.
— Потише на поворотах, сэр Рональд. Я могу случайно забыть, что Вы вдвое меня старше и не способны применить более действенное оружие, чем оскорбление.
Старик затрясся в гневе:
— Вы осмеливаетесь угрожать мне в моем собственном доме?!
— Если меня пригласили сюда, чтобы выслушивать оскорбления, то я постараюсь сам себя защитить.
— К черту, сэр. Я не потерплю… — выпалил сэр Рональд, забыв о нашем присутствии.
— Вы забываетесь, сэр Рональд, — лорд Вульфберн удивленно поднял брови. — Здесь присутствуют дамы.
— Негодный щенок! Убирайтесь немедленно из моего дома или…
— Вы вышвырнете меня, — он лениво усмехнулся. — Не думаю, что Вам это удастся. Даже с помощью этих джентльменов. Но если хотите, можете попробовать, я не против.
Из коридора послышался голос Клариссы, я испугалась, что она станет свидетельницей безобразной сцены. Нужно было что-то предпринять.
— Пожалуйста, лорд Вульфберн, уже темнеет, поедемте домой, Вы же хотели вернуться засветло.
В это время вошла Кларисса.
— Нам действительно нужно уже уезжать, папа? Мне так весело здесь.
Он медленно кивнул.
— Да, дорогая. Жаль, но нам пора, — он казался немного более трезвым, чем минуту до этого.
Что на него нашло? Он притворился пьяным, мне было совершенно ясно. Но зачем? Чтобы иметь возможность отплатить хозяину дома за его оскорбления? Или чтобы отвлечь внимание собеседников от более Серьезных проблем? В любом случае его поведение заслуживало осуждения.
Мисс Пенгли, чувствуя что-то неладное, неохотно позвонила в колокольчик и распорядилась принести наши шляпки и накидки.
— Пожалуйста, приезжайте снова и поскорее, — прошептала она. Губы у нее дрожали, она догадывалась, что лорду Вульфберну теперь будет запрещено даже переступать порог этого дома. Сначала она хотела выразить протест, но, взглянув на Клариссу, сдержалась.
К счастью, Бастиан быстро подал карету. Только когда мы выехали за ворота, я вздохнула с облегчением и позволила себе расслабиться, откинувшись на мягкую спинку сиденья. В присутствии Клариссы говорить было невозможно, мне хотелось просто собраться с мыслями. Учитывая обстоятельства, предположение, что мисс Пенгли могла стать матерью Клариссы, стало абсурдно.
И снова я испытала смешанные чувства.
Лорд Вульфберн испытующе смотрел на меня, я чувствовала его взгляд, хотя глаз было не видно за полями шляпы и ниспадавшей прядью волос. Лицо его приняло вызывающее выражение, что, вместе с развязной позой и растрепавшейся прической, придавало ему вид капризного озорного ребенка. Но более внимательное наблюдение открывало горькую складку губ и затравленный взгляд темных глаз. Даже ребенок не мог выглядеть столь глубоко несчастным.
Кларисса высунулась из кареты и внимательно смотрела по сторонам. Личико побледнело, она чувствовала общее настроение. Туман уже полз по земле, скрывая от взгляда небольшие здания окрестных ферм.
Лошади резво бежали в сумеречном вечере, навостряя уши при лае собак. Дорога просматривалась на несколько ярдов вперед, но это расстояние уменьшалось по мере приближения к Холлу. У перекрестка дорог лошади внезапно остановились.
Бастиан крикнул: «Они не видят дороги, милорд».
Лорд Вульфберн всматривался в темноту, но туман уже плотно окутал землю, ничего нельзя было разглядеть. Он насупился и, поймав мой встревоженный взгляд, сказал: «Этого следовало ожидать. Иначе я бы не поехал, — он скривил рот в горькой усмешке. — Глупо было принимать приглашение».
Он откуда-то вытащил фонарь, видимо, специально на этот случай приготовленный.
— Надеюсь, Вы обойдетесь без моего общества недолго.
Кларисса насторожилась, несмотря на браваду в его голосе:
— Ты будешь осторожен, папа?
— Очень осторожен, обещаю тебе. А Вы, мисс Лейн, никакого напутствия не скажете мне?
— Не скажу, Вы все равно не послушаетесь. Кроме того, Вам будет полезен свежий воздух.
В его глазах появилось выражение боли, но он заставил себя улыбнуться и приподнял шляпу.
— Тогда я покидаю Вас с легким чувством.
С этого момента карета продвигалась очень медленно, потребовались немалые усилия обоих мужчин, чтобы заставить лошадей двигаться вперед. Лорд Вульфберн умело вел неспокойных животных, крепко держа фонарь в одной руке и поводья в другой. Каждый раз, когда лошади упрямо останавливались, он с неменьшим упорством заставлял их двигаться вперед. Наблюдая за ним, я убедилась, что он абсолютно не был пьян.
Значит, я была права — он просто играл роль. Но зачем? Какую цель он преследовал?
Вскоре мы прибыли в Холл. Миссис Пендавс распахнула парадную дверь, прежде чем мы вышли из кареты, и спросила, все ли в порядке.
«Все в порядке, добрались хорошо», — успокоил Его Светлость.
Я была рада скорее ввести Кларису в дом, чтобы уберечь ее от сырости. Миссис Пендавс отняла у меня ее, не успели мы войти.
— Вас ожидает горячая ванна, моя маленькая леди.
— Я сейчас поднимусь наверх и помогу Вам, — сказала я.
Экономка отрицательно покачала головой.
— Я позабочусь о ней. Вас ждет горячий час в Вашей гостиной. А Его Светлость найдет горячий пунш в кабинете.
Не дожидаясь благодарности, она увела Клариссу наверх. Я тоже начала подниматься по лестнице.
Твердая рука легла мне на плечо. Пришлось спуститься. Лорд Вульфберн с мольбой смотрел на меня. В его глазах я прочла, что ему необходимо, чтобы я осталась и побыла с ним. Мне стало жаль его, возмущение его поведением почти прошло, хотя я сознавала, что он не заслуживает сочувствия.
— Я Вас расстроил? — спросил он тихим мягким голосом.
— Вы ожидали, что доставите мне удовольствие Вашим абсурдным поведением?
Я намеревалась добиться объяснения, хотя другая часть моей души готова была понять и простить, не подвергая его еще одному испытанию.
Он крепче сжал мою руку.
— Разве для Вас так важно, чтобы мы сохраняли хорошие отношения с Пенгли? Сэр Рональд напыщенный и самодовольный индюк, а его дочь настолько добродетельна, что от ее добрых намерений просто тошнит.
Я возмутилась.
— Как Вы можете так плохо о ней говорить? Вы не видели от нее ничего, кроме доброты.
— Могу поклясться, что она уже расписала календарь моих визитов и общественных дел на ближайшие двенадцать месяцев.
— Чепуха. Просто она хотела привлечь Вас к делам, которых Вы были лишены несколько лет.
— Я могу сам позаботиться о своих занятиях.
— В прошлом Вы не проявляли особых способностей в этой области.
Я знала, что перехожу дозволенные мне границы, но не могла остановиться.
Он начинал злиться, мелькнула насмешливая ухмылка, его лицо приблизилось к моему и обдало запахом бренди. Зрачки его были так близко, что можно было различить вспыхивавшие золотые огоньки, мерцавшие в свете газовых светильников.
— Теперь Вы взяли на себя роль моего советчика? — пробормотал он.
Я окаменела.
— Можете издеваться сколько угодно, но Ваше сегодняшнее поведение никакой пользы Клариссе не принесло.
— Она еще мала, чтобы придавать значение балам.
— Через несколько лет ее отношение изменится, ей нужно будет выезжать в свет.
Я чуть не сказала «вырываться из Холла», но вовремя поправилась.
Он провел пальцем по моей руке, подчеркивая нашу близость.
— У нее есть Вы, Вашего общества ей достаточно.
— Мать ей нужна не меньше.
Я в ужасе осеклась, поняв, что сказала слишком много. Лорд Вульфберн заморгал от удивления.
— Вы хотите сказать, что уже подобрали мне жену? — спросил он.
— Конечно, нет. Но Вы не можете запретить мне иметь свое мнение. Например, мне очень нравится мисс Пенгли, у нее столько достоинств. Каждому ясно, что ее присутствие в доме могло бы неузнаваемо изменить жизнь Холла.
— Она не в моем вкусе и для этих целей совершенно не подходит.
Он посмотрел на меня серьезно и многозначительно, у меня замерло все внутри. Если бы он не держал меня крепко за руку, я бы поспешила пуститься в бегство от того, что я прочла в его глазах.
Но так как бегство было невозможно, я перешла в наступление.
— А как насчет Клариссы, ее нужды Вы принимаете в расчет?
— У нее есть Вы, я же сказал.
— Я только гувернантка.
— Ее устраивает, она вполне довольна.
— Она не пожалуется, даже если ее это не будет устраивать.
Он разжал пальцы.
— Довольно. Я не собираюсь обсуждать этот вопрос с Вами.
— Тогда, как я понимаю, мне можно подняться к себе.
Я освободила руку и поднялась на следующую ступеньку, повернувшись к нему спиной.
— Джессами, — позвал он. Я обернулась.
— Вам действительно было бы приятно видеть меня женатым на мисс Пенгли?
Я сглотнула, зная, что не могу дать положительный ответ на этот вопрос, не погрешив против истины. Но мне трудно было признаться даже самой себе.
— Приятно мне или неприятно — это к делу совершенно не относится.
— Вы не ответили.
— Это было праздное любопытство, я не считаю нужным отвечать на глупые вопросы.
— Но Вы не смеетесь.
— Не поняла?
— Глупые вопросы обычно вызывают смех.
— Не следует понимать буквально. Не все, что глупо, должно вызывать смех.
Он улыбнулся.
— Равно как все, что кажется лишенным смысла, бессмысленно на самом деле.
— Вы начали изъясняться загадками, а я слишком устала, чтобы их разгадывать.
— Давайте отложим до следующего раза.
— Не вижу необходимости. Все уже сказано.
— В самом деле, Джессами?
— Конечно.
— Как странно. Мне показалось, что наш разговор только начинается.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайна - Томас Пенелопа



Интересный роман. Сюжет не обычный. советую почитать.
Тайна - Томас ПенелопаВиктория
27.01.2013, 12.50





Абсолютно не любовный роман.Роман -пустышка.Жалею о потраченном времени!Не поставлю даже 1.Не советую!
Тайна - Томас Пенелопас
17.04.2013, 9.56





О, превосходный роман! Английская сдержанность на протяжении всего романа и в конце такой пикантный сюрприз - страсть между героями, описанная без всякой пошлости.
Тайна - Томас ПенелопаЭль
13.06.2014, 20.26





Почитать стоит.
Тайна - Томас ПенелопаВера
10.02.2015, 0.54





Пипец конечно, какой конец! Все первые 16 глав были такие интересные и достойные,еслитак можно выразиться, я люблю читать сестер Бронте,но в конце такую чушь нагородили, да столько шокирующих фактов таким комом, да и еще и их первый и единственный раз вообще такой какой-то никакой, что я расстроена и разочарована романом. Вот если бы автор переделала такую околесицу-концовку, я бы с удовольствием роман этот перечитывала.
Тайна - Томас ПенелопаАлександра С
13.02.2015, 21.20





Как же задолбали бесконечные скучные диалоги ггероев.Больше половины книги - сплошные обеды и разговоры.Скучно
Тайна - Томас ПенелопаБаловашка
2.03.2016, 8.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100