Читать онлайн Похититель сердец, автора - Томас Пенелопа, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Похититель сердец - Томас Пенелопа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Похититель сердец - Томас Пенелопа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Похититель сердец - Томас Пенелопа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томас Пенелопа

Похититель сердец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая

Наконец-то Даморна появилась в жилище Квентина! Нет, это было не просто жилище, не просто дом. Это были настоящие апартаменты! На окнах висели тяжелые шторы из желтой парчи, на диване и на креслах лежали парчовые же покрывала, отливавшие золотом. Мебель была сработана из какого-то темного дерева, судя по всему, махагона. Но пуще всего Даморну пленил громадный книжный шкаф. Книги стояли в нем длиннейшими рядами, и ни на одном корешке нельзя было приметить пыли: очевидно, Квентин давно приохотился к чтению! Один толстенный фолиант даже лежал открытым на столике у окна.
Девушка так увлеклась изучением окружающей обстановки, что не заметила того, что еще более внимательно ее саму изучают глаза Квентина.
— Выпрями спину, расправь плечи и держи выше подбородок, — внезапно приказал лорд Квент.
Не успев даже моргнуть от удивления, Даморна мгновенно исполнила все то, что ей повелели, но тотчас оправилась и спросила:
— А в чем, собственно, дело? Разве я горбата? Или сутула? Или подбородком продавила себе грудь? Никто раньше не делал мне подобных замечаний.
— Потому что никто не собирался сделать из тебя леди!
Квент с силой запустил пальцы в свою густую шевелюру.
— Черт побери! — воскликнул он, как бы вспомнив о чем-то, — только для того, чтобы выучить тебя говорить правильно, уйдет уйма времени, и тогда сама необходимость в твоей помощи отпадет!
— Но я говорю правильно!
— Для женушки фермера — да! Ты, милочка, станешь переростком раньше, чем отточишь свое произношение, а тогда на тебя уже ни один князь не обратит внимания.
— Князь? — Даморну качнуло. — Ты не говорил, что мне придется встречаться с князьями.
— Но и что не придется — тоже не говорил. Ты что, передумала? Смыться хочешь опять?
— Я… я не знаю. Думаю, что не хочу.
— В таком случае продолжаем беседовать. Квентин бережно приподнял девушке подбородок, который, кстати говоря, принял свое обычное положение. Пальцы лорда были теплые, но само прикосновение — холодно.
— Послушай, Даморна. Не вынуждай меня больше поднимать тебе подбородок. Он такой тяжелый, как будто в него набит свинец всех девичьих кротостей, стыдливостей, робостей и прочей чепухи. Однако ничего подобного, я разумею кротость и стыдливость, нет и в помине у тех людей, с которыми тебе придется встречаться. Совестливы да целомудренны людишки победнее, которые не имеют никакой возможности переменить свою горькую судьбу.
Квент умолк, отчасти довольный тем, сколь эффектно распушил перья своего цинизма перед этой деревенщиной, и подвел девушку к окошку.
— Ну вот, тут посветлее. Так, распрями плечи… Умница. Ах, да у тебя же красивая грудь! Прелестно. А кожа — прямо-таки белей молока. Увидев тебя, многие знатные дамы позеленеют от зависти.
Даморна почувствовала, как кровь прилила к ее лицу. Это нахал рассуждал о ее груди с таким видом, с каким обычно рассуждают о солении рыбы или чистке свинарников. Она была поражена подобным поведением, но не решалась квалифицировать его как непристойное. Даже говоря гадости, Квент оставался вполне ровен и почти безразличен ко всему на свете.
Приметив заигравший на щеках девушки румянец, новоиспеченный педагог тихо застонал от неудовольствия.
— Ты разве не слышала, о чем я тебя просил? — спросил он с мукой во взоре. — Не смей краснеть. Подобная застенчивость пристала только деревенской невестушке. А ты должна знать себе цену. Ты должна ежесекундно вспоминать о том, что знатна, богата, что твои наряды — самые лучшие! И они будут действительно самыми лучшими, поверь мне!
Квент взял Даморну за руку и вывел ее на середину комнаты.
— Ну-ка, пройдись. Займемся изучением твоей походки. Заклинаю, побольше грации, побольше уверенности в себе. Если ты сумела ввести в заблуждение миссис Мэлони, которая всерьез приняла тебя за настоящую леди, увидев в этом платьишке, то князей да лордов так просто не проведешь. Тут нужно обладать настоящим даром перевоплощения!
Даморна принялась ходить взад и вперед по комнате, а Квентин, стоя у стенки, с какой-то почти нечеловеческой пристальностью вглядывался в каждое ее движение. По временам его лицо озарялось улыбкой, но чаще на него набегали морщинки недовольства.
— Послушай, — говорил Квент, кривя рот и закатывая от досады глаза, — ты же не в хлев идешь, а на светский раут. Представь, что на раут. Твои шаги должны быть легки, походка — воздушна, невесома…
— Да что ты ко мне придираешься, — не вытерпела Даморна. — Что тебе нужно от меня? Считай, что тебе очень повезло, что мне некуда больше приткнуться в этом Лондоне, а иначе я и секунды не провела бы в твоем обществе.
Квент откинул голову и захохотал.
— Вот именно те интонации, которых я от тебя добиваюсь. Правильно, побольше огня, побольше норовистости, и ты сможешь убедить знатных леди, что принадлежишь к их кругу.
Даморна с удивлением воззрилась на своего наставника. Пусть в ней еще бушевал гнев, но похвала, первая за все время знакомства, согрела сердце. В глазах Квентина светилось одобрение, и девушка заулыбалась.
— Я устала от наших уроков. Пошли Дженни за чаем, — произнесла она именно таким тоном, какого ожидал от нее учитель, — повелительным. Напиток же был потребован самый дорогой — из тех, которые ей были известны! — Я буду пить чай в твоей комнате. Тут есть камин, а в моей — нет…
— Ну что же, ты заслужила свой чай, дорогая. Однако урок отнюдь не кончен: нам еще предстоит заняться правилами поведения за столом.
Квентин позвонил Дженни, а Даморна подумала, что более жестокого мужчины ей не приходилось еще встречать…
Ознакомив немного Даморну с принятыми в высшем свете правилами хорошего тона, Квентин отдал ее на поруки миссис Мэлони, ибо та была в свое время чуть ли не первой женщиной на лондонских театральных подмостках и могла посвятить девушку в тайны перевоплощения. В течение более чем десяти лет Мэлони изображала на сцене королев, знатных дам, иногда и сельских, однажды даже сыграла роль солдата, — словом, была женщина искушенная во всех смыслах.
Даморне понравились уроки нового педагога, хотя бы потому, что на них всегда присутствовали прочие пансионеры и на все лады расхваливали артистизм девушки. Одним из таких пансионеров был почтенный мистер Фалбоурн. Он отличался такой непринужденностью в общении и таким обаянием, что мог даже самую капризную и непреклонную даму убедить в чем угодно, всего лишь подав ей особым образом оброненный платок или, скажем, подняв с пола выпавший из нежной ручки веер.
Мистер Фалбоурн иногда замещал миссис Мэлони, если та мучилась приступами своего обычного ревматизма, и обучал Даморну танцам.
— Расскажите, пожалуйста, — попросил он однажды девушку, — как вы попали в «Белые Монахи»?
Даморна никак не могла взять в толк, о чем он спрашивает, но очень скоро выяснилось, что «Белыми Монахами» называется тот самый пансион, или скорее, приют, куда привел ее Квентин в их первую встречу и где ей довелось принять ванну. Этот приют получил свое название от Дома Кармелитов, еще до Реформации предоставленного властями в распоряжение криминального мира, но только в качестве убежища для всех разорившихся и должников. Эти самые должники и до сих пор имеют право искать пристанища в «Белых Монахах» и, надо сказать, ищут его весьма деятельно: весь дом забит ими от подвала до чердака. Но здесь жили не они одни. В приют постоянно прибывали всякого рода преступники: убийцы, проститутки, ворье. В «Белых монахах» этот темный народец находил искреннюю поддержку. На крик «помогите!» выскакивали участливые пансионеры и бросались на незваного гостя, терзавшего под покровом ночи какого-нибудь беднягу.
«Что ж, — подумала Даморна, — подобное пристанище подходит мне как никакое другое: что может еще пожелать женщина, угробившая сельского сквайра?..»
Квентин обычно уходил из дому исключительно по вечерам, как стемнеет. Шляпа надвигалась на самые глаза, а воротник плаща поднимался так, что скрывал лицо совершенно. Возвращался он только наутро, когда все еще мирно посапывали в своих постелях. Отоспавшись, Квент немедленно поднимался к Даморне, и начинались прежние занятия: осанка, походка, правильное произношение…
Даморна сильно дивилась тому, что ее благодетель не выходил на улицу днем. Маскировался он так ловко, что нечего было опасаться того, что кто-нибудь узнает его. Приходилось предполагать лишь одно: Квент торчит весь день дома только потому, что желает продолжать воспитывать понравившуюся ему деревенщину. Однако в одно прекрасное утро Квентин посоветовал девушке сходить в мебельный магазин, но — с миссис Мэлони почему-то.
— А может, ты пойдешь со мной сам? — с надеждой спросила Даморна.
— Нет, — покачал головой Квент и нахмурился, — я не могу, у меня дела.
— Очень жаль. Но все-таки ты отличаешься куда более тонким вкусом, нежели я. Мне трудно будет решиться купить что-либо без твоего одобрения.
— Но мне интереснее наблюдать за тем, как ты сама со всем управляешься.
— Неужели два-три часа столь важны для тебя?
— Это уж мое дело, — резко отозвался Квент. Вот именно таким букой Даморна его и не любила.
— Неужели ты считаешь и впредь возможным обращаться со мной, как с оплошавшим чистильщиком сапог? — гневно воскликнула Даморна, тотчас сообразив, впрочем, что даже криками она не добьется от Квента положительного ответа на свое предложение.
— Ладно, — примирительно сказал Квентин, — не будем ссориться. Двухчасовой перерыв в наших бесконечных занятиях нам с тобой не помешает.
— И почему ты такой упрямый, — заставила себя улыбнуться Даморна.
— Боже мой, — вздохнул Квент устало, — неужели ты до сих пор не заметила, что не в моих обычаях выползать из «Белых Монахов» днем? Твоя компания не стоит моей свободы. И потом, что же ты будешь за помощница мне, если самые элементарные вещи ускользают из твоего внимания?
— Из всего-то ты делаешь тайну! — насупилась Даморна. — И я не обязана ломать голову над теми вещами, над которыми меня заставляют ломать голову.
— Я все тебе объясню со временем, — проворковал Квент. — Но пока что ты во всем должна меня слушаться.
— А я и так слушаюсь тебя!..
Итак, Даморна отправилась за покупками в обществе миссис Мэлони, нарядившись при этом скромной супругой бакалейщика. Спутница вырядилась мамашей бакалейщика. Дамы остановились у Нью-Иксчейндж и сделали все задуманные приобретения. Из этих приобретений Квент одобрил большинство, но несколько вещиц были отосланы назад в лавку ввиду их низкого качества. Комната Даморны была благодаря этой вылазке полностью меблирована. Девушка наслаждалась роскошью обстановки, вот только стулья были чуть низковаты. И еще: постоянно поддувало, холодный воздух проникал сквозь неплотно пригнанные оконные рамы. В силу последнего обстоятельства, особенно в ненастную погоду, Даморна предпочитала проводить время у камина, болтая о том о сем с миссис Мэлони.
— Я и не подозревала, — сокрушалась девушка, рассказывая старушке о своих занятиях с Квентом, — что делаю столько вещей неверно: неправильно говорю, неправильно сажусь, встаю, умываюсь, прохаживаюсь по комнате… Просто жуть какая-то!
— Ну что ты, милочка, — утешала ее миссис Мэлони, — в тебе живет актриса, уж поверь мне. Твои манеры и речь сейчас практически безукоризненны.
— Ах, если бы и Квентин был того же мнения, что и вы, миссис Мэлони!
— Мужчины, дорогая моя, — существа непредсказуемые. Однако знай, если даже я не могу придраться к тебе, то никто другой также не вправе будет сделать это. Я ведь была чертовски талантливой актрисой!
Подобное самохвальство развеселило Даморну. И все же она понимала, что требования Квента слишком завышены по сравнению с теми целями, что он преследует, хотя что это за цели, по-прежнему оставалось неразъясненным.
— Он очень странный человек, вы не находите? — сказала Даморна, разглаживая подол платья.
— Может и странный. Однако женщины сильно клюют на него.
— Но вы говорили, кажется, что он не интересуется слабым полом.
— Если б это было так, он бы не водил сюда их так часто!
Даморна вспомнила, что по собственному признанию Квента, у него не было проблем с девицами, желающими залезть к нему в постель.
— Неужели он водит их к себе? — с наивной озабоченностью осведомилась девушка.
Ответ миссис Мэлони ее не утешил.
— У мужчины всегда есть под боком одна или несколько женщин. Так уж повелось на свете.
Пальцы Даморны немного дрожали.
— Но уж постоянной-то дамы у него наверняка нет!
— Как знать, как знать.
— Вы не слышали, чтобы он что-нибудь говорил на этот счет?
— Знаешь, он вообще говорит редко, если его ни о чем не спрашивают! Но… нет, ничего такого я никогда не слышала от него… Однако у тебя что-то слишком много вопросов сегодня.
— Это помогает скоротать вечер. Кстати, еще вопрос: не знаете, почему Квентин не выходит из дому днем?
— Это не мое дело.
— Неужели вы настолько лишены любопытства, что никогда не спрашивали его об этом?
— Много будешь знать, скоро состаришься! Таков мой девиз.
— Но не кажется ли вам несколько странным подобное его поведение?
— В «Белых Монахах» полно странных людей. Лучше перестань докучать мне своими вопросами, иначе не вытерплю и я и начну выпытывать у тебя самой разные вещи. Например, скажи, дорогая, откуда ты родом и за какой нуждой прикатила в Лондон?
Даморна вздрогнула.
— Вокруг моего прошлого нет никаких тайн. И никогда не было.
— Может, что и так, — проворчала Мэлони, — однако на поставленный вопрос ты все-таки не стала отвечать.
Тем и закончился разговор двух женщин. Даморне не слишком понравился тот оборот, который вдруг он принял. Таким образом беседа ничего не дала ей. Ничего нового о Квентине так и не удалось узнать.
Квентин улыбался. Рубашка его была расстегнута до пояса, рукава закатаны до локтей: он ждал, когда Дженни принесет воды. Но даже в столь диком виде чувствовал себя щеголем. Ему нравилось, что у Даморны все получается как нельзя лучше. Он даже мог назвать ее успехи блестящими, но… не торопился переоценивать ситуации. К тому же, часы занятий были самыми светлыми часами в сутках. В целом, все это обещало удачное завершение его пребывания в «Белых Монахах». Наконец в дверь постучали.
— Войдите.
Удивительно, вместо Дженни на пороге стояла миссис Мэлони с громадным кувшином, из которого валил пар.
— Надеюсь, ты не собираешься облить меня кипятком, — спросил Квент.
— Не болтай чепухи, — усмехнулась миссис Мэлони. — Это мой самый лучший фарфор.
Дама твердым шагом проследовала в комнату и поставила кувшин рядом с умывальником, затем развернулась к Квенту лицом и грозно уперла руки в боки.
Квентин едва сдерживал свое раздражение. Конечно, нет смысла кричать на нее и ругать за вторжение. Миссис Мэлони содержит свой приют в весьма неплохом районе Лондона, однако кроме ее «Белых Монахов» здесь практически не найти комнаты, достаточно спокойной и достаточно дешевой. Не надо обижать порядочную женщину. Однако за чем бы это могла она явиться к нему?
— Садитесь, миссис Мэлони, — проговорил Квент с непроницаемым лицом.
Дама чопорно уселась в предложенное ей кресло.
— Не в моих правилах вторгаться в комнату к мужчинам, но я должна предупредить вас об одной вещи, пока не поздно…
— Что же это за вещь?
Миссис Мэлони пристально посмотрела в глаза Квента и покачала головой, как бы удивляясь его недогадливости.
— Квентин, дорогой, неужели ты не видишь, что эта Даморна просто сохнет по тебе!
Квент мог ожидать чего угодно: просьбы увеличить плату за снимаемое помещение, жалоб на большой расход угля, повелений не оставлять на ночь окон открытыми, — но этого!..
— Вы всерьез разговариваете со мной, миссис Мэлони, или разыгрываете?
— Ты даже на вы перешел от удивления! Я всерьез…
— Но ты же, надеюсь, не хочешь обвинить меня в том, что я пытался подогреть интерес Даморны ко мне?
— Мне это решительно все равно. Теперь у меня дома поселилась настоящая леди, пусть даже родившаяся в деревеньке. Я чувствую себя обязанной присматривать за ней.
Квентин невесело засмеялся. Похоже, с ним разговаривают действительно всерьез. Черт, ведь он достаточно ясно объяснил этой девчонке свои намерения, прежде чем привести ее сюда. Неужели она все истолковала на свой дурацкий лад? Господи, до чего же трудно иметь дело с этими женщинами! Никогда не разберешь, что там творится у них в головах!
Миссис Мэлони ждала ответа.
— Ты правильно сделала, что пришла ко мне, — заговорил он, — я обязательно приму к сведению все, что ты тут насказала мне.
— И позаботься о том, чтобы не вводить бедную девочку в заблуждение.
— Всенепременно позабочусь.
— Очень хорошо, но все-таки, знаешь, Квент, — вздохнула Мэлони, — вы мне кажетесь как бы созданными друг для друга. Она настоящая леди, а ты — такой джентльмен…
— Прошу тебя, не нужно, — хрипло засмеялся Квент, — ты меньше всего похожа на слезливую старушку!
— Однако я очень надеялась, что вы когда-нибудь соедините свои сердца!
— Нечего надеяться, — отрезал Квентин. — Такой поворот событий совершенно немыслим.
— Решай сам, — печально пробормотала миссис Мэлони и удалилась.
Квентин тупо смотрел на захлопнувшуюся дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Похититель сердец - Томас Пенелопа


Комментарии к роману "Похититель сердец - Томас Пенелопа" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100