Читать онлайн В сердце моем, автора - Томас Мелоди, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В сердце моем - Томас Мелоди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В сердце моем - Томас Мелоди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В сердце моем - Томас Мелоди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томас Мелоди

В сердце моем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9



Кристофер крепко прижал к себе Александру. Отбросив привычную сдержанность, он погрузил пальцы в ее волосы и приник губами к шее.
– Ты пришел... – хрипло шептала Александра. – Ты со мной.
– Нет, – губы Кристофера насмешливо изогнулись, – еще не совсем. Я рассчитываю на большее. И мое самое горячее желание – чтобы твои слова оказались правдой.
Он завладел ее губами, не дав ей ответить. Александра прижалась к нему всем телом, ее руки скользнули к нему под плащ и принялись расстегивать жилет. Их поцелуи становились все более страстными, все более неистовыми. Вот уже плащ оказался на полу, вслед за ним туда отправился и жилет. Коснувшись груди Кристофера и почувствовав под тонкой тканью упругие, твердые мышцы, Александра едва сдержалась, чтобы не разорвать на нем рубашку.
– Ты хоть представляешь себе высоту изгороди, которая окружает ваш дом? – От Кристофера пахло табачным дымом и дорогой туалетной водой. – Впредь мне надо будет точнее выбирать дорогу.
Александра мечтательно улыбнулась – это из-за нее ему пришлось крадучись пробираться сюда.
– У подножия холма, позади усадьбы, есть еще один вход.
– Моя карета прибудет за мной в два.
– Тогда у нас только два часа. – Александра встала на цыпочки и коснулась губами подбородка Кристофера. Под тонкой тканью рубашки вздувались мощные бугры мышц, и она с наслаждением провела по ним руками. – Двух часов нам вряд ли хватит.
Их горячее дыхание смешалось. Кристофер не сводил с нее глаз. Тихонько посмеиваясь, он склонился к Александре и поцеловал ее в губы, а потом прошептал на ухо хриплым от желания голосом:
– А мне кажется, мы могли бы многое успеть за это время.
– О нет, нам вовсе ни к чему спешить... Похоже, мне угрожает серьезная опасность уронить свое достоинство. – Приподняв юбки, Александра отвязала кринолин и позволила ему упасть на пол. – А я не намерена этого допустить, мистер Донелли. – Она быстро взглянула на крючки на своем корсаже. – Впрочем, что это я... Нам нельзя терять ни минуты!
Аромат, исходивший от Кристофера, кружил ей голову. Освободившись от юбок, Александра бросила их на пол, затем туда же последовал ее корсаж. Оставались еще корсет, белье, чулки и туфли, и все это она принялась снимать с себя одно за другим, выжидающе глядя на Кристофера.
Он не отрываясь следил за ней, широко раскрыв глаза, потом одной рукой сорвал с себя галстук, другой начал расстегивать сорочку.
– Из-за тебя я теряю голову, Алекс. Мне совсем нечем дышать.
– В самом деле? – Александра прижала его ладонь к своей груди. – Ты чувствуешь, как бьется мое сердце?
Лаская рукой ее грудь, Кристофер заглянул ей в лицо.
– И долго будем обсуждать, что с нами творится? – С этими словами он прижал ее руку к своему телу, недвусмысленно заявлявшему о нетерпении. Это свидетельство его желания и готовности заставило страсть Александры вспыхнуть с новой силой.
– Сперва скажите, что получит победитель, мистер Донелли.
Оттеснив ее к кровати, Кристофер закрыл ей рот поцелуем. В следующий миг Александра, повалившись на подушки, увлекла Кристофера за собой. Теперь они лежали, тяжело дыша, крепко обнявшись и глядя друг другу в глаза.
Накрыв Александру своим телом, Кристофер перевел взгляд на ее губы, и его глаза вспыхнули синим пламенем. Склонившись к ее губам, он хрипло прошептал:
– Я поймал тебя, Алекс!
В его голосе было столько страсти и желания, что Александра невольно застонала, и Кристофер сжал ее в объятиях. Александра с нежностью провела рукой по его плечам, ошеломленная его силой и мощью. Ее голова безвольно запрокинулась, а губы раскрылись навстречу губам Кристофера, навстречу страстным движениям его языка. Сквозь ткань брюк она ощутила его восставшую плоть и окончательно утратила всякую власть над собой.
Его руки скользнули под тонкий шелк ее панталон и коснулись лона. Разведя колени, Александра прижалась к Кристоферу всем телом и обвила его шею руками, требуя новых ласк и двигаясь в такт бешеным ударам сердца.
– О Кристофер!
В ответ он лишь хрипло застонал:
– Проклятие... Алекс...
Кровать жалобно заскрипела. Александра обхватила руками плечи Кристофера. Продолжая ласкать ее лоно, он коснулся губами ее шеи и начал двигаться вниз, покрывая поцелуями ключицы и грудь. Александре казалось, что ей не выдержать этого блаженства. Она изогнулась дугой, желая вновь ощутить его смелую ласку, продлить, усилить наслаждение. Ее тело сотрясала дрожь.
– Я ведь говорил тебе, как ты прекрасна. Ты само совершенство! – Кристофер немного отстранился и принялся с восхищением разглядывать Александру. В другое время она испытала бы от этого чувство неловкости, но сейчас ее тело пылало под взглядами Кристофера.
Он вновь склонился над ней, его губы продолжили свое сладостное путешествие.
– Подожди, – хрипло прошептала Александра. Но Кристофер не собирался останавливаться.
– Нет. – Глаза его пылали страстью, и Александра едва узнавала его голос.
С трудом переводя дыхание, она, пытаясь встать, ухватилась за край кровати, ее волосы в беспорядке рассыпались по плечам.
– Я хочу посмотреть на тебя, – прошептала она, потянув за собой Кристофера. – И еще я хочу освободиться от одежды.
Кристофер поднялся и, отступив, наткнулся на кушетку. Было похоже, что он минуту назад подрался, – такой растерзанный был у него вид в измятой, распахнутой на груди рубашке.
Сосредоточенно нахмурив брови, он подошел к Александре и принялся расстегивать крючки на ее корсете.
– Почему бы тебе не отказаться от этого приспособления? – Его голос звучал по-прежнему хрипло.
– Тогда на меня не влезет ни одно платье. – Держась за него рукой, Александра стянула с себя панталоны.
– Ну так купи себе платье побольше.
– Ладно, Кристофер. – Она шутливо толкнула его, и он упал на кушетку.
Теперь Александра стояла перед ним почти полностью обнаженная, и Кристофер, притянув ее к себе, принялся ласкать ее грудь. Александра запрокинула голову и застонала, когда он коснулся губами сосков. Ее ноги подогнулись, и она опустилась к нему на колени. Его ласки становились все более страстными, движения порывистыми. Вдруг Александра почувствовала, что Кристофер больше не целует ее. Она подняла голову и увидела, что он держит в руках ее медальон. Цепочка запуталась в волосах, когда Александра срывала с себя одежду.
Кристофер медленно поднял глаза: на его лице было написано замешательство и смущение. Словно защищаясь, Александра выхватила медальон у него из рук и сжала в кулаке.
– Как давно ты это носишь? – тихо спросил он.
– С того момента, когда получила его от тебя в подарок.
Наступила напряженная тишина, как будто и не было той безумной страсти, которая только что чуть не заставила их обоих потерять голову. Казалось, в этот миг между ними пролегла вечность, вместившая целую жизнь, полную незаданных вопросов, гнева и невысказанных упреков.
– Зачем? – спросил Кристофер.
Оба они по-прежнему тяжело дышали. Александра все еще была полна желания, ей хотелось прикоснуться к Кристоферу, сжать его в своих объятиях, но она боялась пошевелиться и продолжала сидеть, настороженно глядя ему в глаза, вцепившись в дорогой ей медальон, как будто боялась раскрыть перед Кристофером свое сердце и выдать самые сокровенные секреты. Она все еще не была готова к этому.
– Ты и я – мы уже не те, что были, – прошептала Александра. – И не важно, что осталось у нас в прошлом.
Кристофер отвернулся, а когда вновь взглянул на нее, в его глазах не было уже ни гнева, ни холода.
– Может быть, я и изменился. – Он отвел прядь волос со лба Александры. – Наверное, сейчас я еще многого не понимаю.
– Но ведь мы вместе, и это должно тебе многое объяснить.
– Что именно? – Взгляд Кристофера скользнул по ее лицу. – Что я нахожу тебя чертовски привлекательной? И что мне не удается мыслить разумно, с тех пор как ты опять появилась в моей жизни? И что больше всего мне хотелось бы прижать тебя к этой стене и...
– Как у тебя хватает наглости так грубо говорить обо мне, Кристофер Донелли? – Александра сердито ткнула его пальцем в грудь. – Неужели ты еще не понял: все, что было между нами, по-прежнему живо!
– А ты уверена, что все это еще не превратилось в мусор, в хлам, в скопище жалких ошибок?
Возможно, Кристофер и не хотел обидеть Александру, но его слова причинили ей острую боль.
– Не важно, что ты ушел тогда, много лет назад, – тихо сказала она, проводя рукой по его густым темным волосам. – Я понимаю, ты сделал то, что считал нужным...
Не дав ей договорить, Кристофер обхватил ее за талию и поставил на ноги, а затем и сам встал с кушетки. Теперь он смотрел на Александру так, как будто она вдруг обернулась многоголовой гидрой.
Подойдя к шкафу, Александра достала домашний капот и набросила его на плечи.
– Твой отец угрожал мне трибуналом. Господи, Алекс, я не ушел – я был выслан, и тебе это хорошо известно.
– Ты так ни разу и не написал мне, ни разу не спросил о своем сыне. Ты бросил меня.
– Я не писал? – удивленно спросил Кристофер. – Но мы ведь договаривались, что я приеду за тобой, – меня не могли держать в Индии вечно. А потом я узнал о смерти нашего сына и одновременно получил извещение о том, что ты не возражаешь против признания нашего брака недействительным. К тому времени мы уже год как не были мужем и женой.
– Тогда мне было всего восемнадцать. Брак мы заключили без разрешения папы, и англиканская церковь не освятила его. Я не смогла бы ничего сделать, чтобы избежать признания его недействительным, даже если бы очень захотела.
– Но ты даже не попыталась. – Голос Кристофера дрогнул.
Александра прижала к себе медальон и гневно воскликнула:
– Не смей указывать мне, что я должна была сделать и чего не должна! У тебя нет никакого права судить меня. – Ей хотелось выкрикнуть это ему в лицо, но она была вынуждена сдерживать себя из опасения, что ее могут услышать в усадьбе. – После рождения нашего ребенка я серьезно заболела и все же ждала целых восемь месяцев, что ты вернешься за мной. Я собиралась бежать с тобой и все время была наготове.
– Куда бежать, Алекс? – В голосе Кристофера внезапно послышалась усталость. – Если бы ты была хотя бы дочерью какого-нибудь викария или деревенского сквайра. Но ведь речь шла о единственном ребенке и наследнице лорда Уэра. Я думал об этом с самого начала, когда впервые поцеловал тебя. Уже тогда мне был вынесен приговор.
Глаза Александры наполнились слезами, вспышка гнева сменилась отчаянием.
– Когда я оправилась настолько, что смогла двинуться в путь, то оставила отца и вернулась в Уэр. В это время как раз начался мятеж в Индии, а потом восстание превратилось в войну. Я не могла добраться до тебя. Позднее, когда, узнав, что ты ранен и тебя освободили от службы, я приехала в Карлайл, твоя семья не пустила меня к тебе. Примерно через год после этого я вернулась в Уэр, а ты так ни разу и не попытался встретиться со мной. Потом в Англию вернулся мой отец, и мы с ним заключили своего рода мирный договор, прежде чем я согласилась переехать в Лондон.
– И что же он предложил тебе?
Александра нервно обхватила себя руками. – Продолжить образование.
– Понятно. – Губы Кристофера сурово сжались. – Ты пользуешься привилегиями, о которых другие могут только мечтать.
– Своими успехами я обязана исключительно себе.
– В этом я не сомневаюсь, – помолчав, ответил Кристофер.
– А что, это предосудительно?
– Честно говоря, – Кристофер задумчиво провел рукой по волосам, – я не знаю, что здесь правильно, а что нет.
– Правильно лишь то, что мы вместе. Я не знаю никого, кто мог бы сравниться с тобой.
Кристофер мягко коснулся ее щеки.
– У тебя не так много знакомых, Алекс.
Александра повернулась и опустилась на колени. Протянув руки, она достала из-под кровати пыльную коробку, затем, сняв крышку, выложила на кровать содержимое – брачное свидетельство, старые газетные вырезки, письма. Разноцветная мозаика жизни Кристофера за последние десять лет, заботливо собранная ее рукой и аккуратно сложенная стопкой.
– Теперь скажи, что ты совсем не думал обо мне все эти годы, – бросила она с вызовом.
Кристофер долго молчал. Иногда он с болью вспоминал о том, как резко вычеркнул Александру из своей жизни много лет назад; тем более ему не хотелось знать, что она тосковала о нем все эти годы и мучительно переживала их разрыв. Все, к чему он стремился, – покончить с этим навсегда, подавить свои чувства. Он боялся того, что жизнь ничему не научила его.
Кристофер поднял голову, встретил взгляд Александры, и она мгновенно прочла правду в его глазах.
– Так ты никогда не вспоминал обо мне? Неужели ни разу?
– Какое это имеет значение. Да, я жил настоящим, не сожалея о прошлом? Разве это так важно? Я солгал бы, если бы сказал, что вспоминал о тебе. Неужели мне нужно было умирать вновь и вновь, Алекс?
Александра не отвечала, ее взгляд был устремлен в пол, как будто он вдруг зашатался у нее под ногами. Глаза ее были полны слез.
Внезапно она шагнула к Кристоферу и обняла его.
– Но ты же пришел сюда сегодня; – прошептала она, уткнувшись ему в плечо. – Это и есть правда.
Кристофер не знал, как ему быть и вправе ли он продолжать отношения с Александрой. Насколько было бы проще, если бы речь шла лишь о чувственной стороне их связи, о вожделении и ни о чем больше. Искренность, с которой она открывала перед ним свое сердце, пугала его. Все же он обнял Александру, и теперь они стояли, тесно прижавшись друг к другу.
– Ты опасаешься за свою репутацию и репутацию своей семьи, в случае если кто-нибудь узнает о нас с тобой, верно? – спросила Александра.
– Но ты ведь не насильно затащила меня сюда, Алекс. Она немного отстранилась и посмотрела ему в глаза:
– Нет. Ты пришел сюда по собственной воле. Внезапно Кристофер рассмеялся:
– Ты так думаешь? – Легким движением руки он пригладил ее спутанные кудри. Как это ей всегда удается проделать с ним этот фокус – заставить смеяться, когда ему следует сохранять серьезность? – По-моему, мы уже обсудили с тобой эту тему.
– Мы с тобой многое обсудили, Кристофер. – Александра потерлась щекой о его грудь. – В нашем распоряжении еще целый час.
Кристофер перевел разочарованный взгляд на стену. Его голод по-прежнему остался неутоленным и нисколько не уменьшился. Ему хотелось сорвать с Александры капот и овладеть ею. Воображение уже рисовало ему картины, в которых ее обнаженное тело извивалось под его ласками, но он тут же попытался обуздать себя.
– Все может кончиться тем, что ты снова забеременеешь, Алекс. – Кристофер зарылся лицом в ее пышные волосы. – Ты подумала об этом? – Он увлек Александру за собой к кушетке и усадил к себе на колени. От нее пахло цветами и легким летним ветерком. Рубашка Кристофера распахнулась, и Александра прижалась щекой к его груди.
– Мне сказали, что я никогда не смогу больше иметь детей, и я давным-давно смирилась с этим, – прошептала Александра. – Им пришлось... наложить мне швы... там, внутри.
Эти слова потрясли Кристофера. Он заставил ее поднять голову и посмотреть ему в глаза.
Рассказав о приговоре, который вынесли ей врачи после рождения сына, Александра затихла, уткнувшись Кристоферу в плечо.
– Откуда им знать, может женщина зачать или нет? – усомнился Кристофер, с неожиданным гневом взглянув на Александру.
– У меня не слишком-то много опыта в подобных вещах, но отец нашел для меня очень хорошего доктора...
– Мне очень жаль...
– Ты ничего не смог бы сделать, – тихо сказала Александра. – Ребенок похоронен во дворе той небольшой церкви, где мы с тобой повенчались, – добавила она, немного помолчав. Теперь ее голос доносился до Кристофера как будто издалека. – Я пыталась перевезти его тело в Уэр, хотела, чтобы он был там, но...
– Ш-ш... – Кристофер приложил палец к ее губам. – Больше ни слова.
Он и сам не находил слов. У него отняли право быть отцом. Кристофер не позволял себе думать о сыне все эти годы. Он всегда считал, что когда у него появятся другие дети, боль от потери первенца исчезнет навсегда, и поэтому был просто потрясен, когда понял, что рана по-прежнему свежа и чувства, скрытые глубоко внутри, все еще терзают его.
– Кристофер, – прохладная ладонь Александры коснулась его щеки, – ты всегда такой холодный и благоразумный? Послушай, ты здесь, со мной, и я не хочу больше разговаривать.
Она поцеловала его, и ее страстное желание разрушило все его оборонительные укрепления. Кристофер сделал попытку не отвечать на призыв Александры, считая, что их близость здесь и сейчас неуместна.
И все же только это и было сейчас единственно правильным.
Он обнял Александру и притянул ее к себе. Их поцелуй был нежным и страстным. Перебирая пряди шелковистых волос, Кристофер пробовал на вкус пьянящую сладость ее губ. Наконец, не в силах больше сдерживать себя, он сорвал с нее капот и уложил на кушетку. Его руки коснулись нежных округлостей ее груди, и Александра тихонько застонала. В этот момент Кристофера оставили все мысли о благоразумии и сдержанности. Он легко, словно перышко, поднял ее в воздух и поставил на ноги.
– Посмотри на меня.
Александра медленно перевела на его лицо затуманенный страстью взгляд и прочла в глазах Кристофера ответное желание. В этом невозможно было ошибиться. Пока он избавлялся от рубашки и брюк, Александра с восхищением наблюдала за ним. Едва сдерживая нетерпение, она провела языком по губам, и Кристофера как будто ударило электрическим разрядом.
Вдруг он заметил, как взгляд Александры остановился на глубоком шраме у него на бедре, и лицо его мгновенно окаменело.
Александра испуганно подняла глаза. – О, Кристофер...
Он мягко приложил палец к ее губам.
– Мы же договорились покончить с разговорами.
– Но твоя рана, должно быть, ужасна.
– Ну, приятной ее точно не назовешь. – Кристофер повернул Александру к себе спиной и нежно прижался к ней. – Вдобавок мне совершенно не хочется обсуждать эту тему сейчас, когда я собираюсь заняться с тобой любовью.
Янтарно-желтый свет лампы выхватывал из темноты мягкие очертания соблазнительного тела Александры, и Кристофер вновь увидел игру лунного света, ощутил пряный запах гардении и жар от нагретого солнцем песка. На мгновение его коснулось горячее дыхание пустыни. Александра почти не изменилась с тех пор, просто ее формы приобрели завершенность, стали более округлыми... и перестали быть частицей его прошлого.
Глядя в глаза Александре, он повел ее за собой. На кровати все еще лежала кипа газетных вырезок и писем, и он смахнул их рукой. Листы бумаги взлетели в воздух и рассыпались по комнате, как будто их смело внезапным порывом ветра.
Кристофер нетерпеливо обнял ее. Привычное самообладание и сдержанность оставили его, уступив место неистовой страсти. Прежде, отстаивая свою независимость, он окружил себя непроницаемой стеной, и вот теперь эта стена пала.
В изнеможении Александра запрокинула голову и застонала.
– Нет, – хрипло прошептал Кристофер. – Я хочу видеть тебя.
Ее тело было упругим, влажным и таким горячим, что Кристофер глухо застонал, проникая в ее трепещущее лоно.
– Кристофер...
Александра нетерпеливо обвила ногами его бедра, раскрываясь навстречу его яростному и страстному натиску. Из горла Кристофера вырвался крик, похожий на рычание. Так он признавал свое полное поражение. Черт побери, он готов был пойти на смерть, лишь бы продлить этот миг полного блаженства! Александра тихонько застонала в ответ, и Кристофера охватила волна счастливого предвкушения. Он целовал ее страстно, исступленно. Кровать жалобно заскрипела под их разгоряченными телами. Кристофер вцепился в тюфяк, чтобы невольно не сделать больно Александре. Когда по лицу ее прошла дрожь наслаждения, Кристофер ощутил, как пульсирует плоть там, в сладостной глубине. Тело ее изогнулось, и Кристофер почувствовал, как его уносит поток ошеломляющего, неимоверного блаженства. Все его мускулы вдруг напряглись, чтобы в следующий миг безвольно обмякнуть.
Теперь они лежали рядом, глядя друг другу в глаза, потрясенные и растерянные, оглушенные той неистовой страстью, которая внезапно овладела ими обоими.
Наконец Александра тихо пробормотала:
– Если я сейчас сплю, Господи, пожалуйста, не спеши прерывать мой сон!
Это было так не похоже на нее, что Кристофер невольно улыбнулся. Ах, если бы это был только сон! Как хорошо было бы проснуться утром и вдруг узнать, что последних десяти лет не существовало вовсе!
Александру разбудил громкий стук в дверь. Подняв голову от подушки, она пошевелилась и застонала, потом села, натянув на себя простыню, и, сонно моргая, удивленно оглядела комнату. Кристофер давно ушел, и, судя по тому, что за окном ярко светило солнце, было уже довольно поздно.
Главное – никого сюда не впускать!
Огонь в очаге погас, постель была смята, одеяла и одежда валялись где попало. Вид комнаты вызывал в памяти воспоминания о древнеримских оргиях. К этому следовало добавить запах – здесь отчетливо пахло похотью. Они с Кристофером вели себя довольно свободно, без излишних церемоний.
В дверь снова отчаянно заколотили. Александра подняла с пола свой капот и поспешно распахнула окна. В комнату тут же хлынул солнечный свет, и она болезненно поморщилась. У нее болело все тело, и страшно трещала голова.
– Мэм, – раздался из-за двери голос камеристки. Должно быть, ключ по-прежнему оставался в замке, а Кристофер ушел через окно, которое накануне осталось открытым. – Миледи...
Наскоро пригладив волосы, Александра приоткрыла дверь.
– Ох, мэм, я уже начала было волноваться! Солнечные лучи ударили в лицо Александре, заставив ее прищуриться и прикрыть глаза рукой.
– Что-нибудь случилось?
– Его сиятельство прислал меня за вами – он ждет вас к завтраку...
Неожиданно для себя Александра почувствовала, что ее задело требование отца, но из прошлого опыта ей было хорошо известно, что лорд Уэр достаточно упрям и готов отложить завтрак до полудня, если понадобится.
– Передай отцу, что я присоединюсь к нему после купания.
– Но, миледи...
Теплый ветерок, принеся запах травы, легко коснулся щек Александры и разметал ее волосы.
– Скажи ему это, Мэри. В конце концов, ты моя служанка, а не его: он не осмелится уволить тебя. Кроме того, ты всего лишь передашь ему мои слова.
– Передавать чужие слова – занятие небезопасное, особенно в этом доме. – Мэри внимательно вгляделась в лицо своей хозяйки, затем бросила любопытный взгляд в глубину комнаты; и тут же Александра подалась в сторону, чтобы заслонить неприятную картину. – Хорошо, мэм. Но вам лучше не говорить его сиятельству, что вы принимали у себя кого-то сегодня ночью. – Мери укоризненно покачала головой. – Сдается мне, это тот самый сэр Донелли, о котором и так уже много болтают.
Александра побледнела.
– Болтают?
– Вас дважды видели с ним на людях, миледи. И не думайте, что его сиятельство ни о чем не подозревает. Между этими двумя мужчинами давно идет непримиримая вражда, мэм: я ведь была там в тот день, когда они чуть не перерезали друг другу горло из-за вас. А потом лейтенанта Донелли посадили на корабль и отправили в Индию, а иначе не миновать бы ему трибунала, миледи. Такое не забывается.
– Я не прошу его стать моим мужем, Мэри.
– Так вы предпочитаете быть его любовницей, пока он не женится на ком-нибудь другом? – Камеристка схватила Александру за руки. Они были холодны как лед. – Вы такая ученая и прочитали столько книг, но когда речь заходит о людях, у вас не больше здравого смысла, чем у гусыни.
Мэри сказала правду. Александра всю жизнь испытывала трудности в общении с людьми. Исключение составлял Ричард, который проявлял больше терпения по отношению к ней, чем другие. Она не всегда понимала окружающих и часто воспринимала их слова буквально, не видя за ними скрытого смысла. Конечно, им с Кристофером никогда не придется обвенчаться в англиканской церкви, и это само по себе неприятно, но ведь еще большой вопрос, захочет ли Донелли вообще жениться на ней.
Александра в волнении обхватила себя руками. Воспоминания о минувшей ночи растаяли, их вытеснила печальная реальность. Было бы жестоко и совсем не в ее стиле срывать свое дурное настроение на Мэри, поэтому она предпочла промолчать.
Мэри улыбнулась, явно стараясь сгладить острые углы и сделать шаг к примирению.
– Я буду ждать вас в оранжерее с полотенцем, как обычно, а потом уберу все здесь. Оставьте только дверь открытой.
Александра повернулась, собираясь вернуться в комнату: лицо ее пылало.
– Подожди, – внезапно окликнула она Мэри. – Разве у тебя нет другого ключа от домика? Ты ведь была здесь вчера. Окна были открыты, когда я пришла, значит, кто-то оставил их открытыми.
– Нет, мэм. Должно быть, это ветер.
Александра обвела взглядом комнату.
– Возможно, ты и права.
Может быть, она и вправду неплотно закрыла окно. Ну и хорошо, иначе Кристофер не смог бы проникнуть к ней этой ночью. И все же, после того как Мэри ушла, Александра опустилась на колени перед нижним ящиком комода, у которого было двойное дно. Достав из тайника книгу, она торопливо перелистала ее. Инвентарные описи были надежно спрятаны между тонкими страницами. Взяв со стола лампу, Александра поднялась на чердак и окинула взглядом нагромождение ящиков и коробок. Внезапный порыв ветра поднял вверх легкие занавески, и тогда она шагнула к окну. Шпингалет был сломан. Огромное дерево за окном далеко простирало свои мощные ветви, одна из которых тихонько постукивала о подоконник.
Александра хотела уже уйти, когда ее внимание привлек одинокий листок, лежащий на полу посередине комнаты. Она опустилась на колени. Это был листок с того самого дерева за окном. Должно быть, его занесло сюда ветром. Решив сохранить его, Александра спустилась вниз, поставила лампу на место и стала переодеваться для купания.
Александра вошла в обеденный зал и заняла свое привычное место по правую руку от отца. Так они сидели всегда, где бы им только не приходилось жить, с тех самых пор, когда Александра была еще ребенком. Она рассеянным жестом поправила прическу – ей пришлось сколоть шпильками еще влажные волосы, и узел на голове мог вот-вот рассыпаться.
На столе перед ней в мгновение ока появилась тарелка с завтраком. Яйца, как всегда. Альфред наполнил ее чашку горячим кофе. Внезапно Александре захотелось попросить чая или лимонада, просто чтобы нарушить раз и навсегда заведенный порядок.
– Ты хорошо себя чувствуешь? – Лорд Уэр положил газету на стол и придвинул к себе тарелку. – Раньше ты никогда не вставала так поздно, если только не болела.
Александра бросила на отца внимательный взгляд. В его серых глазах не было и тени подозрения.
– Мое здоровье в полном порядке, папа.
– Вот и хорошо, Лекси. – Он подвинул к ней стопку приглашений: – Смотри, что к нам пришло сегодня с утренней почтой. Здесь их больше дюжины.
– В самом деле? – Не желая показывать, что какие-то глупые бумажки с приглашением на званый вечер способны привести ее в волнение, Александра нарочито небрежно взяла в руки один из конвертов и повертела в руках, борясь с желанием немедленно вскрыть его.
Лорд Уэр, обычно такой невозмутимый, казался озадаченным и смущенным.
– Я мог бы ожидать этого от тебя в двадцать лет, но сейчас, когда тебе почти тридцать... – Он энергично взмахнул рукой. – Ты хоть отдаешь себе отчет в том, что стала настоящей сенсацией для сплетников? Теперь им есть что обсудить, вместо того чтобы маяться от скуки.
– Большинство женщин находят интересным то, чем я занимаюсь. Что до остальных, то меня мало волнует их отношение ко мне. – Чувствуя в животе предательскую пустоту, Александра взяла в руки вилку. – Кроме того, возраст здесь не имеет никакого значения, папа, – я ведь не занимаюсь поисками мужа.
– Ты богатая наследница, Александра. Когда в следующем году к тебе перейдет состояние твоей матери, ты станешь желанной добычей для каждого, у кого нет ни гроша за душой, и они не станут заботиться о тебе или печься о твоих интересах. – Высказав это суровое суждение, лорд Уэр снова уткнулся в газету, собираясь просмотреть последние новости на бирже.
– Почему ты говоришь мне все это, папа?
Лорд Уэр взглянул на дочь поверх очков и сделал глоток кофе.
– Что именно?
– Неужели я настолько уродлива, что мне нужно прибегать к кошельку, чтобы затащить мужчину к себе в постель?
Поперхнувшись, лорд Уэр закашлялся и едва не выплюнул кофе на свои тщательно отглаженные брюки.
– Господь всемогущий, Александра! Мы ведь еще не кончили завтракать.
– Ты правда так думаешь?
– Думаю как? – Он с грохотом поставил чашку на стол.
– Что я жалкая, безобразная, бедная и стареющая Александра. Поверь, мне доставляет удовольствие делать то, что я делаю. И я не настолько уж старая, чтобы мне нельзя было позволить себе немного развлечься.
– Если тебя задело то, на что я, по-твоему, намекал, то это всего лишь твои домыслы. – Лорд Уэр сложил салфетку, промокнул губы и настороженно взглянул на дочь. – Мужчины женятся исключительно с одной целью – обзавестись законным потомством... – Его лицо пылало – лорд Уэр не привык объяснять своей дочери жестокую правду жизни. Она никогда не сможет подарить своему мужу наследника, поэтому ее руки будут добиваться лишь обнищавшие, вконец разорившиеся дворяне или же проходимцы.
«Неудивительно, что отец позволил мне получить образование», – подумала Александра.
– Так ты поэтому женился? – спросила она, с изумлением глядя на него. – Чтобы мама стала чистопородной производительницей выводка Уэров? – На самом деле Александра отлично знала, что отец безумно любил свою жену.
– Проклятие! – Лорд Уэр отшвырнул салфетку. – Я чувствую, откуда ветер дует. Это все Донелли. Стоило ему появиться, как все пошло прахом. Он увивается вокруг тебя и уже вскружил тебе голову. Да он просто манипулирует тобой!
Александра сжала в руке чашку.
– Это неправда.
– Он самый обыкновенный ублюдок, из тех, что не могут дня прожить без опиума, и ни на что дельное не способен. Когда-нибудь он совсем опустится.
– Много лет назад Кристофер вернулся с войны с ужасным ранением. И он хороший человек, папа, – упрямо сказала Александра, хотя и понимала, что отец останется глух к ее словам. – Он всегда был достойным человеком.
– А ты всегда была впечатлительной юной девушкой, возможно, излишне любопытной. И Донелли цинично, к своей собственной выгоде, воспользовался преимуществом, которое дает опыт.
– Воспользовался ровно настолько, насколько я ему это позволила. Ты обвиняешь его во всех грехах, тогда как это всецело моя вина.
– Твоя? – Внезапно лорд Уэр впал в неукротимую ярость. – Да что ты знала тогда о людях? Ты едва только выпорхнула из классной комнаты!
Александра с тревогой посмотрела на отца. Казалось, он был близок к апоплексическому удару.
– Твоим «идеалом» был вечно пьяный ловкий ирландский ублюдок, которому едва удалось избежать суда за то, что он убил человека ударом кулака. Это случилось во время драки в военном училище, в Вулидже. Ты знала об этом?
Тогда лорд Пирпонт отослал Донелли в Крым, но не прошло и четырех месяцев, как он угодил там на гауптвахту за отказ подчиниться прямому приказу старшего по званию. У него оказались покровители на самом верху, иначе его непременно выставили бы из армии с позором, так что он не отмылся бы до конца своих дней, а поскольку у него были блестящие способности к языкам и настоящий талант стратега, его направили ко мне, в службу разведки. Не спорю, он добился бы всего, был бы лучшим, если бы захотел.
– Ему не оставили выбора. Ты сам отослал его и сделал это из-за меня.
– Да, черт побери, это правда! – Лорд Уэр резко выпрямился, и кресло под ним жалобно скрипнуло. – Донелли сделал всё возможное, чтобы уцелеть во время того мятежа в Индии, и я не стану осуждать его за это. Но в какие бы одежды он ни рядился, пытаясь занять достойное место в обществе, человеку никогда не уйти от своего прошлого, Лекси. Донелли навсегда останется тем, кто он есть...
Но Александра уже не слушала отца. Она знала: все, что довелось пережить Кристоферу, лишь укрепило его дух, закалило характер. Не будь он таким сильным, ему никогда не удалось бы выдержать те суровые испытания, которые выпали на его долю в Индии, а потом еще оправиться от тяжелого ранения. Ему также никогда не удалось бы добиться такого успеха в делах и сделать «Ди энд Би» известной, уважаемой компанией.
Лорд Уэр внимательно взглянул на дочь:
– К счастью, твой интеллект и способности получили должное развитие и до недавнего времени ты подавала большие надежды. Возможно, я напрасно предоставил тебе так много свободы, а может быть, мне следовало раньше более откровенно говорить с тобой. Но ты по-прежнему моя единственная дочь, и я хочу знать, что с тобой происходит.
«Потому что ты любишь меня или просто считаешь, что больше никто не способен меня полюбить?» Александре казалось, что даже себя она уже не понимает. Отец контролировал каждый ее шаг, под видом заботы о дочери он полностью подчинил ее себе. И все же в глубине души она допускала мысль о том, что сама позволила отцу откупиться от себя. Хотя ее как нельзя больше устраивала работа в музее и как следствие относительная самостоятельность, она прекрасно отдавала себе отчет в том, что отец обладает огромной властью в ее мире. Неудивительно, что Александра ненавидела свое зависимое положение и постоянно вымещала на отце злость.
Неужели ее давняя связь с Кристофером всего лишь еще одна попытка бунта? А то, что произошло между ними сейчас? Она далеко не так слепа в отношении этого мужчины, как полагает ее отец. И так было всегда.
Александра вдруг испытала безудержное желание бросить правду отцу в лицо. Эта внезапная жажда мщения даже испугала ее, и она принялась усиленно ковырять вилкой в тарелке. Какой же она теперь стала, если ей приходит в голову мысль рассказать о Кристофере, исключительно чтобы шокировать отца?!
Лорд Уэр привычным жестом достал из жилетного кармана серебряные часы и бросил взгляд на циферблат.
– Мне придется взять экипаж, – предупредил он, с громким щелчком закрывая крышку на часах и убирая их в карман. – Похоже, я уже опаздываю.
Александре было известно, как ненавидел отец любые проявления несобранности и отсутствия пунктуальности. По привычке она хотела извиниться, но сдержалась.
Наконец лорд Уэр ушел, и Александра облегченно вздохнула и придвинула к себе десерт – персики со сливами.
В обеденном зале было на удивление тихо. Покончив с завтраком, Александра завернула хлеб в салфетку. Прошло уже довольно много времени с тех пор, как она видела в последний раз мальчишку-фонарщика, которого обычно подкармливала, но сегодня ей предстояло просидеть в музее допоздна, так что, вероятно, она сможет передать ему немного хлеба. Ей необходимо было хоть ненадолго вернуться к привычной жизни, и в то же время хотелось пробежаться босиком по траве, вдохнуть свежий весенний воздух, прогретый солнечными лучами...
– Да, еще вот что. – Лорд Уэр появился в дверях. Он был уже в плаще и остановился, чтобы расправить лацканы, пока Альфред передавал ему шляпу и трость. – Ландо пока еще в ремонте, а у меня не будет времени, чтобы заехать за тобой в музей.
Александра попробовала возразить:
– Но у меня много работы, папа.
– Судя по всему, ты не слишком беспокоишься о своих обязанностях в музее, иначе не встала бы сегодня так поздно и не опоздала к завтраку. – Лорд Уэр окинул дочь насмешливым взглядом. – Так что, похоже, сегодня тебе придется остаться дома.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В сердце моем - Томас Мелоди



Прочитайте, дуже добра книга ;)
В сердце моем - Томас МелодиЯна
10.03.2012, 15.22





Отличная книга!Советую!
В сердце моем - Томас МелодиСария
9.08.2013, 12.14





Несуразный роман, сюжет непродуман до конца, много лишних деталей, диалоги нелепы: 5/10.
В сердце моем - Томас Мелодиязвочка
10.08.2013, 0.25





Если бы было более оптимистичное окончание романа, мне кажется, он в целом смотрелся бы намного лучше! Почитать можно, он неплохой, но вот окончание... я немного разочарована...
В сердце моем - Томас МелодиИрина
19.10.2013, 15.50





Отличная книга.Хотелось бы почитать другие книги автора, кроме серии "Семья Донелли". Серия очень понравилась, это моя любимая книга.
В сердце моем - Томас Мелодиnatali
20.12.2015, 21.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100