Читать онлайн В сердце моем, автора - Томас Мелоди, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В сердце моем - Томас Мелоди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В сердце моем - Томас Мелоди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В сердце моем - Томас Мелоди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томас Мелоди

В сердце моем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7



– Роттен-роу – Гнилой ряд. Какое ужасное название для такого великолепного места! – Брайанна рассмеялась.
Леди Уэллзби сообщила Александре, что в свете считалось хорошим тоном приезжать в Гайд-парк в дневные часы, между одиннадцатью и двумя, чтобы совершить прогулку на свежем воздухе, и она оказалась права – в парке в самом деле было довольно людно. Разряженные мужчины и женщины, казавшиеся издалека разноцветными бабочками, неторопливо прогуливались вдоль украшенных цветами живописных аллей. К своему удивлению, Александра обнаружила, что светские нравы и обычаи почти, не изменились с тех времен, когда она сама – юная дебютантка – только начинала выезжать.
Рассеянным жестом она расправила рукава, пригладила волосы и обвела глазами парк.
– Мы немного прогуляемся и через пару часов вернемся, – с улыбкой сказала Александра, повернувшись к Грейси. Компаньонка предпочитала оставаться в карете, где можно было с удобством устроить больные ноги. Вид у бедняжки был довольно подавленный.
– Спасибо, мэм, – ответила она с заметным облегчением. – Ноги просто замучили меня со вчерашнего дня, а если честно сказать, даже с позавчерашнего. – Грейси вздохнула. – Не понимаю, как вам так легко удается справляться с нашей девочкой, миледи.
Брайанна тут же нетерпеливо бросилась в сторону аллеи, и Александра невольно заразилась ее восторгом. Удивительно, как озорной сестренке Кристофера удается сохранить живую непосредственность в викторианской Англии, где сам воздух пропитан духом ханжества и жеманства. К чести своей семьи, Брайанна обладала хорошими манерами, была неизменно вежливой и учтивой. Всегда элегантная, она как будто только что сошла с обложки парижского модного журнала и прекрасно держалась в любом обществе. Александре потребовалось совсем немного времени, чтобы подготовить ее к выезду в свет. Накануне Брайанна провела вечер за партией в вист в салоне леди Биддлтон, где за игорным столом собирались далеко не новички. Она также с удовольствием сыграла в крокет у леди Помрой и одержала блистательную победу в стрельбе из лука на заднем дворе городского дома леди Блейздейл, ошеломив толпу менее удачливых дебютанток точным попаданием. И все это в течение одной недели.
– Наверное, нехорошо, что я стремилась выиграть, миледи? – спросила Брайанна позже, с волнением заметив, что ее успех не всем пришелся по душе.
– В победе нет ничего плохого, – рассудительно ответила Александра. – И нельзя позволять, чтобы чьи-то сомнения и страхи украли ее у тебя.
Возможно, сестра Кристофера не набрала бы лишних очков «за скромность и непритязательность», но зато она привлекла внимание леди Уэллзби и получила приглашение на знаменитые литературные вечера в ее салон.
В отдалении виднелся купол храма, обнесенный строительными лесами, откуда сквозь привычный городской шум доносилось громкое стаккато стучащих молотков. Подобно невидимому облаку, этот звук кружил над парком, надоедливо повторяясь; однако как только Брайанна сообщила Александре, что у Кристофера назначено на сегодня несколько встреч недалеко от Гайд-парка, все вокруг мгновенно изменилось и мир вдруг обрел краски. С того памятного дня в музее даже сами мысли о Кристофере стали для Александры чем-то возбуждающе-опасным, запретным и притягательным, как грех, усиливая ту невыносимую жажду, которая терзала ее плоть. Возможно, дело было в том, что она просто не была готова к произошедшему.
Гуляя по аллеям, обе молодые дамы время от времени останавливались, чтобы поприветствовать кого-нибудь из знакомых. Юная подопечная Александры привлекала всеобщее внимание, и у нее не было отбоя от молодых поклонников, но, как опытная кокетка, она предпочитала их не замечать: всех, кроме одного.
– Глядите, глядите! – Брайанна показала пальцем куда-то в сторону, и Александра едва успела перехватить ее руку. – Это же мистер Уильямс! Интересно, что он тут делает?
Высокий молодой человек обернулся, как, впрочем, и еще добрая дюжина любопытных, но все внимание Брайанны было поглощено одним лишь Стивеном Уильямсом. Уильямс, одетый в форму рассыльного, направлялся к выходу из парка, ведя за собой великолепную чалую, лошадь. Александра заметила, что седельные сумки были туго набиты.
– Вы здесь, со мной, почти как дуэнья, – прошептала Брайанна, сдерживая волнение. – Я думаю, не будет большого вреда, если я поздороваюсь с мистером Уильямсом.
«Да, затем небольшим исключением, что Кристофер лично вызовет меня на боксерский поединок, если я позволю бросить тень на репутацию его сестры», – подумала Александра, но что-то в выражении глаз Брайанны тронуло ее, и она мягко сказала:
– Ведите себя сдержаннее, мисс Донелли. Вы поздороваетесь позже, когда мы будем проходить мимо. Если никого не окажется поблизости, вы даже можете сказать этому молодому человеку, что мы собираемся в парк завтра в то же время. – Александра лучезарно улыбнулась и одновременно прошипела сквозь зубы: – Вы только не забывайте, что сейчас к нам приближается леди Уэллзби.
Кристофер редко уходил из конторы раньше семи. Он первым появлялся на работе и последним покидал здание, так что служащим компании временами приходилось гадать, не ночует ли он в конференц-зале на столе из палисандрового дерева. Но в этот день Кристофер ушел, когда не было еще и пяти, сразу после того, как переговорил со своим адвокатом. Охваченный нетерпением, он решил пройти пешком шесть кварталов до музея, чтобы не сидеть в карете, ожидая, пока рассосется дорожная пробка.
Он еще никогда не видел свою сестру такой счастливой, как в эту последнюю неделю, и, казалось, у него не было причин для беспокойства. И все же волнение не покидало его.
Добравшись до цели, Кристофер торопливо поднялся по запачканным птичьим пометом ступенькам, прошел через главный вестибюль и миновал частные апартаменты сотрудников. На ходу он думал о том, что они с Алекс выполняли совершенно разные миссии: она охраняла частицы прошлого, в то время как он зарабатывал себе на жизнь, разрушая это прошлое, чтобы приблизить счастливое будущее.
И все же, как ему теперь казалось, некоторые вещи стоили того, чтобы их сохранить, – например, его загородное имение.
– Леди Александра уехала еще час назад, сэр, – сообщил охранник, когда Кристофер приблизился к нему, с трудом преодолев кучу булыжника, сложенную у заднего входа. – Атлер отвез ее домой.
– Атлер? – удивленно переспросил Донелли.
– Ричард-младший, если хотите. Хотя я бы никогда не назвал его так в лицо – он это просто ненавидит...
– И почему же? – поинтересовался Кристофер, хотя ему не было решительно никакого дела до того, что любит или не любит этот хлыщ.
Охранник наклонился вперед:
– Видите ли, он совершенно не похож на своего отца и даже может обругать вас на чем свет стоит, если назовете его «профессор Атлер», вот так.
«Любопытная новость. Это надо бы запомнить», – подумал Кристофер, разглядывая шкафчик для ключей за столом охранника. Затем последовал быстрый осмотр помещения. Комната охранника была надежно защищена от нежелательного вторжения. Широкая металлическая полоса на внутренней стороне двери сообщала дополнительную прочность твердому английскому дубу, а узкое оконце высоко над головой было слишком мало, чтобы в него мог протиснуться взрослый человек.
– У кого есть доступ к этим ключам? – небрежно спросил Кристофер.
Охранник обернулся и озадаченно уставился на стеклянный шкафчик.
– Только у некоторых сотрудников музея. – Вытащив из стола журнал, он гордо ткнул в него пальцем: – Никто не может взять ключ даже на час, не расписавшись за него в этой тетради.
Кристофер протянул руку:
– Можно взглянуть?
– Само собой, принимая во внимание, кто вы, мистер Донелли. – Охранник безропотно передал ему журнал.
Кристофер принялся перелистывать страницы. Даты в журнале охватывали только последний месяц.
– А где же остальные записи?
– Старый журнал размок от воды. Вы же видите, здесь ведется реконструкция. Эта комната станет частью нового музея.
– Какой удобный предлог. Так можно потерять что угодно.
Кристофер заметил, что чаще всего в списке встречалось имя Ричарда Атлера. Потом шла Алекс и еще с полдюжины других сотрудников музея.
– На этом посту всегда кто-то сидит?
– Да, сэр. Еще у нас имеется ночной сторож, он дежурит за воротами, и двое в здании.
Кристофер вернул охраннику журнал. Если кому-то удалось совершить кражу, то вор наверняка не расписывался в журнале за ключ. Или все-таки расписывался?
– Вы пойдете завтра вечером посмотреть боксерский матч? – неожиданно спросил охранник, и Кристофер удивленно взглянул на него. – Я видел вас на тренировках в Холборне, – пояснил тот. – Вы не такой, как большинство здешних джентльменов, сэр, и не похожи на тех лощеных франтов, что захаживают сюда.
Кристофер достал визитную карточку. Воспользовавшись пером и чернилами охранника, он написал на обратной стороне свой адрес.
– Окажите мне любезность, мистер...
– Поттер, – подсказал охранник.
– Я хотел бы знать обо всех любопытных происшествиях здесь за последние семь месяцев. Меня интересуют любые слухи и сплетни. Подумайте об этом и нанесите мне визит.
– Да, мистер Донелли, сэр. – Охранник, с видимым удовольствием убрал в карман банкноту, которую Кристофер передал ему вместе с карточкой.
Выйдя из музея, Кристофер поздравил себя с удачным началом. В конце концов, он член попечительского совета музея и должен заботиться о безопасности его фондов. Но чем больше он углублялся в подробности этого дела, тем сильнее становилась его тревога за Апекс. Почему именно она оказалась жертвой неведомого вора? Может быть, мнимая неопытность делает из нее удобного козла отпущения? Но Александра Маршалл отнюдь не производит впечатления недалекой.
Пересекая внутренний двор, Кристофер заметил играющих под деревьями детей и, обернувшись, замер, как будто на него вылили ушат ледяной воды. По ту сторону двора на легкой открытой галерее в тени греческих колонн стояли Алекс и молодой Атлер: их непринужденная беседа напоминала нежную болтовню влюбленных.
Неожиданно Атлер показал Александре несколько танцевальных па, и она весело рассмеялась. Это была настоящая любовная идиллия у всех на глазах. Смех придал мягким благородным чертам Александры ту особенную лучезарность, которая всегда так восхищала Кристофера.
Он вдруг сунул руки в карманы и зябко поежился. Вероятно, глядя со стороны, ему можно было только посочувствовать: волосы растрепались, лицо искажено страданием... Еще бы, ведь задето его чувство собственника! С другой стороны, он всегда так гордился своим железным самообладанием! И все же Кристофер, проведя десять лет в разлуке с этой женщиной, уже дважды задумывался о женитьбе на другой, так что мысль о том, что Александра Маршалл снова завладела его сердцем, не могла не быть абсурдной.
Кристофер быстро пошел было в другую сторону, но внезапно остановился, потому что в этот момент Атлер поднял голову и заметил его. Сохраняя неподвижность, он изобразил полнейшее равнодушие, окинув парочку бесстрастным взглядом. Атлер склонился к Александре и что-то прошептал ей на ухо, после чего она обернулась.
Солнце в этот момент скрылось за облаками, и галерея оказалась в тени, поэтому Кристофер не смог разглядеть подробности, но все же почувствовал, как в ее глазах вспыхнула радость. Приподняв подол юбки, Александра поспешно сбежала со ступенек и бросилась к нему.
– О, Кристофер, – воскликнула она, – ты мог бы дать мне знать, что собираешься сюда сегодня вечером! – Щеки ее пылали. – Тебе повезло, что я еще не ушла. – По-видимому, внезапная встреча с ним доставила ей неподдельное удовольствие. Интересно, она помнит их поцелуй? А может быть, уже забыла? – Мы с Ричардом вместе работаем над одним проектом. Возможно, в следующий раз, когда ты здесь будешь, я покажу тебе, чем конкретно занимаюсь.
– Лучше не стоит, Алекс.
Теперь Александра больше не улыбалась, и Кристофер почувствовал минутное разочарование. Но здесь он ничего не мог поделать. Бесцельно расхаживать с бывшей женой по музею – трудно было придумать что-нибудь глупее. Он уже пожалел, что когда-то сам предложил это.
– У тебя есть какие-нибудь новости? – помедлив, спросила Александра.
Кристофер вкратце пересказал ей свой разговор с адвокатом. Только в одном Лондоне насчитывается четыре сотни ювелиров и перекупщиков драгоценностей, и с каждым из них необходимо побеседовать.
– Если хочешь знать мое мнение, твой вор явно обретается за пределами Лондона и оттуда дергает за ниточки. Пока мы не встретимся со всеми ювелирами, вряд ли будут какие-то подвижки, так что придется набраться терпения. Я просто хотел предупредить тебя об этом.
Александра окинула его внимательным взглядом:
– Сегодня ты впервые признался, что веришь в существование вора.
– Неужели я позволил бы тебе хоть на дюйм приблизиться к моей сестре, если бы считал тебя причастной к краже? – Кристофер снисходительно посмотрел на нее. – Что бы здесь ни произошло, твоей вины в этом нет.
– Спасибо. Я знаю, это звучит ужасно наивно, но спасибо тебе за то, что ты веришь в меня.
Неожиданно близость Алекс, ее улыбка, сияние глаз цвета зеленой листвы – все это вызвало у Кристофера приступ бешеной злости, хотя он и сам не смог бы сказать почему.
– Кажется, с этим у нас не возникало проблем. – Его тон заставил Александру удивленно поднять глаза. Кристофер резко сунул руки в карманы. Он был зол на самого себя: они с Алекс стоят у всех на виду, посреди благоухающего розами двора в окружении играющих детей, и Ричард Атлер наблюдает за ними со своей галереи.
Александра неловко отступила. Теперь они стояли на некотором отдалении друг от друга.
– Нет, не возникало, – растерянно произнесла она.
Кристофер бросил взгляд в сторону улицы. Он никогда не страдал от неуверенности в себе, но именно сейчас, на гребне успеха и благополучия, вдруг ощутил, что какую-то часть его существа терзают сомнения. Много лет назад он разорвал в клочки прошлое и отстроил заново свою жизнь и теперь вдруг с ужасом увидел, что в ней появилась огромная дыра.
– Мне нужно идти, – резко бросил он.
– Ты даже не хочешь узнать новости о своей сестре? – Эти слова заставили Кристофера остановиться – он совершенно забыл, что у него были и другие причины, чтобы прийти сюда сегодня. – Возможно, если бы ты чаще бывал дома, то смог бы разделить с ней ее триумф. – В голосе Александры ему послышался упрек. – Брайанна уже одержала победу, пусть и небольшую.
Кристофер рассмеялся:
– Звучит как выговор!
– Это и есть выговор. Ты нанял меня, чтобы я выполнила определенную работу...
Пока она говорила, Кристофер внимательно разглядывал ее нежное горло, тонкую голубую жилку на шее, трепетавшую в такт биению пульса, соблазнительные округлости великолепной груди, как раз по размеру его ладони.
– Эй! – Александра попыталась переключить его внимание. – Ты меня слушаешь?
Кристофер невозмутимо посмотрел ей в глаза. Будучи пойман с поличным именно в тот момент, когда запустил руку в банку с сахаром, он лишь поднял брови и спокойно произнес:
– Признаться, нет. Ты что-то сказала?
– Мой доклад будет готов к понедельнику, – вежливо повторила Александра. Искренне желая как можно лучше выполнить свою часть договора, она, как это часто бывает, перестаралась.
– Твой что?
– Ну, ты ведь должен удостовериться в успехах Брайанны, не так ли? Я написала обо всех наиболее значительных достижениях в специальном журнале, чтобы ты смог ознакомиться.
Кристофер еле сдержался, чтобы не показать своего изумления.
– Странно, что ты решила написать подробный отчет о моей сестре. Не проще ли было изложить все в общих чертах устно?
– Из доклада ты сможешь получить исчерпывающее представление о проделанной мной работе. – Александра с серьезным видом сложила руки на груди.
Отлично понимая, что ведет себя как последний осел, Кристофер все-таки не удержался и спросил:
– А будет ли этот подробный анализ содержать в себе выводы и рекомендации? – Его рука в перчатке описала круг в воздухе. – Что-нибудь вроде «Экспертная оценка светской жизни Брайанны Донелли».
– Конечно, нет. – Александра презрительно прищурилась. – Я действительно скорее назвала бы эту работу «Экспертная оценка грубых промахов Кристофера Донелли». Глава первая – «Не следует целовать поручительницу, а потом делать вид, что ее вовсе не существует». Я не понимаю, чего ты от меня хочешь.
А вот Кристофер отлично знал, чего он от нее хочет в эту самую минуту. Для этой цели ему сейчас больше подошел бы какой-нибудь тихий уголок. Глядя в лицо Александре, он с деланным удивлением поднял брови:
– Так ты скучала по мне?
Александра резко выпрямилась.
– У тебя невероятное самомнение, Кристофер Донелли. Ты что, считаешь себя папой римским? Или ты действительно думаешь, что всю эту неделю я только и делала, что грезила о тебе?
– Так это правда? – ухмыльнулся он, нисколько несмущенный ее оскорбительным тоном. – Теперь я могу считать себя папой?
– Нет. Лучше считай себя напыщенным, заносчивым, самонадеянным индюком.
– Ладно. А теперь скажи: Ричард Атлер – твой любовник?
Александра высокомерно вздернула подбородок.
– Сначала ты скажи: Рейчел Бейли твоя любовница?
Кристофер продолжал испытующе смотреть на Александру, но она заметила, как в его безжалостных голубых глазах промелькнула веселая искорка.
– Это она составляет вторую половину «Донелли энд Бейли», не так ли?
– Насколько мне известно – да.
– Полагаю, мужчины довольно легко вступают в любовные связи.
– Если ты хочешь спросить, прожил ли я в полном воздержании эти десять лет, то ответ будет «нет». Если же ты спрашиваешь, затащил ли я в постель Рейчел Бейли, то вынужден тебя разочаровать – это было бы просто абсурдно. Она едва ли старше моей сестры.
– Мне исполнилось столько же, сколько твоей сестре, когда мы с тобой встретились.
Глаза Кристофера вспыхнули; он слегка наклонился и прошептал:
– Тебе никогда не было столько же, сколько Брайанне.
Он резко повернулся и решительно зашагал прочь, и Александра осталась стоять, молча глядя ему вслед. Чувствуя полную растерянность, она никак не могла понять, чем вызвала его гнев, особенно если учесть, что он сам явился сюда.
Миновав чугунные ворота, Кристофер вышел на оживленную улицу и знаком подозвал кучера. Он на несколько дюймов возвышался над толпой, и Александра без труда могла проследить за ним взглядом.
Все это время Ричард молча стоял неподалеку. Когда он наконец заговорил, в его глазах можно было прочитать одно лишь сочувствие.
– Трудно себе представить двух более несовместимых людей, чем вы с Донелли, – тихо произнес он.
– Ты думаешь, я этого не знаю? – резко оборвала его Александра, досадуя на то, что выдала себя. – Просто я совершенно забыла, каким несносным он иногда бывает.
Вот уж действительно, находиться рядом с Кристофером – все равно что стоять на хрупком мосту во время грозы, когда грохочет гром и сверкают молнии. Александру даже бросило в дрожь. И тут же, глубоко вздохнув, она постаралась освободиться от этих мыслей и с рвением приступила к своим привычным занятиям. Ричард попросил ее помочь подготовить каирскую экспозицию; Брайанна же буквально умоляла позволить ей прийти в музей, чтобы посмотреть, чем занимается ее наставница. Александра не смогла устоять перед искушением показать себя во всем блеске и уступила постыдному желанию покрасоваться перед впечатлительной сестрой Кристофера.
В ее отделе непрерывно копошились четверо мужчин, проводя свое расследование – они должны были вынести оценку ее работе. Что до Кристофера, то он отказывался признать взаимное притяжение, которое испытывали они оба. И поделом ей! Неужели один-единственный поцелуй, пусть даже и страстный, мог превратить ее в ничтожного безмозглого червя? Нет, это просто невозможно!
Теперь, когда Александра заезжала за Брайанной по утрам, Кристофера попросту не оказывалось дома. Вероятно, Мужчинам легче удается подавлять ненужные чувства, а может быть, он в отличие от нее просто довел до совершенства свое искусство уклоняться от ударов и успешно применяет его как в бою, так и в любви. В какой-то момент Александре показалось, что она сходит с ума от этих мыслей.
– Вам, должно быть, пришлось очень долго учиться, чтобы больше узнать обо всех собранных здесь вещах? – В голосе Брайанны звучало неподдельное восхищение. Они пробирались по лабиринтам коридоров музейного хранилища, где буквально каждый дюйм свободного пространства вмещал какой-нибудь экспонат. Лишь немногие знали о том, сколь небольшая часть музейных коллекций выставлена на всеобщее обозрение по сравнению с содержимым обширных запасников, размешенных в подвалах.
– У каждого своя профессия. – Александра зажгла лампы, и мрачные тени, плясавшие на стенах хранилища, мгновенно исчезли. Задумавшись, она провела рукой по ящичкам с экспонатами. – Мне здорово помогло то, что мой отец входил в совет попечителей двух университетов.
– Кристофер не мог учиться в Оксфорде или Кембридже. – Брайанна побарабанила пальцем по неровной поверхности деревянного стола. – Но он мало кому уступает в профессиональном плане. Вся моя семья отличается необыкновенным упорством.
Кристофер был католиком, а, как известно, если человек не принадлежит к англиканской церкви, некоторые двери для него закрыты навсегда. Он окончил Королевское военное училище в Вулидже и был обязан своим офицерским званием исключительно доблести и отваге, а не тугому кошельку.
Александра вытащила ящичек и выложила на стол экспонаты, которые описывала в каталоге. Затем она посмотрела на Брайанну:
– Вы хоть иногда видитесь с братом?
– О, очень редко. И так, пожалуй, даже лучше. – Брайанна сморщила нос. – Он сам не свой последнее время: такой злюка, будто бес в него вселился. – Девушка смущенно взглянула на Александру. – Наверное, я кажусь вам ужасно неблагодарной. Боюсь, мое присутствие тяготит брата...
Александра взяла с полки перо и чернила.
– Я знаю, что Кристофер очень хочет доставить вам удовольствие и беспокоится о том, чтобы ваши первые шаги в свете оказались удачными. Все, чем мы занимаемся сейчас, – это только прелюдия. Скоро мы начнем выезжать на званые вечера, где вы сможете познакомиться с интересными молодыми людьми.
Брайанна плюхнулась на табуретку, и ее сумочка описала круг в воздухе.
– Не знаю, почему для меня было так важно начать выезжать в свет. Возможно, мне казалось, что это мой последний шанс.
– Господи, да вам всего лишь семнадцать!
– Дело не в этом... или не совсем в этом. – Брайанна грустно покачала головой. – Кристофер столько трудится, чтобы добиться успеха для своей компании, и ему все время приходилось разрываться между Лондоном и Карлайлом. Я хочу видеть его счастливым.
Александра внимательно посмотрела на свою юную воспитанницу:
– Кажется, вы очень его любите...
Брайанна нахмурилась:
– Может быть, Кристофер и держится в стороне от общественной деятельности, но он всегда готов работать там, куда больше никто не поедет, и охотно занимается детьми, до которых никому нет дела. Он даже специально подарил мне этот светский сезон. Я знаю, в глубине души он гордится этим. Вы даже не представляете, какую роль играет имя человека в его судьбе и карьере, особенно если он честолюбив. Теперь наша семья хочет, чтобы Кристофер женился – он единственный из моих братьев, кто еще не связал себя узами брака. Но когда он женится, у него больше не будет времени для меня.
Александра рассеянно перевела взгляд на полки.
– А что думает сам Кристофер по поводу женитьбы?
– Брак с Рейчел Бейли стал бы чем-то вроде печати, скрепляющей договор между нашими семьями. Об этом мечтали наши отцы. Но я не думаю, что брату нравится эта идея.
Александра быстро повернула голову.
– Откуда вы знаете?
– В противном случае он уже давно женился бы на ней. – Юная дебютантка взглянула на свою «дуэнью» с откровенным интересом. – Вы с Кристофером, кажется, давние знакомые? – Брайанна уже трижды подступала к Александре с этим вопросом, но на этот раз ей явно удалось застать свою жертву врасплох. – И насколько давно вы знакомы? Вы ведь поэтому согласились помогать мне?
– Мы действительно знакомы очень давно, – осторожно ответила Александра. Она была рада, что Кристофер не стал ничего рассказывать сестре об их договоре. На самом деле за прошедшие несколько недель кое-что изменилось, и Александра очень привязалась к своей подопечной. Между ними установились отношения искренней близости, какое-то удивительное родство. Если бы жизнь распорядилась иначе, Александра стала бы невесткой Брайанны и сейчас вывозила бы ее в свет как свою молодую родственницу. И уж конечно, ей бы не пришлось впадать в отчаяние при мысли о том, что Кристофер женится на ком-то другом.
– Леди Александра познакомилась с вашим братом, когда жила в Танжере. – Ричард Атлер, которого на днях Александра представила сестре Кристофера, стоял в дверях и насмешливо улыбался.
Голубые глаза Брайанны изумленно раскрылись.
– Вы знали моего брата, еще когда он служил в армии?
– Да. – Александра смущенно посмотрела на Ричарда. – Он был военным атташе при посольстве и временно подчинялся моему отцу.
– В самом деле? – Брайанна повернулась к Ричарду: – Вы тоже его знали?
– Тогда я еще учился в школе, – Атлер вошел в комнату и небрежно облокотился на стол, – а ваш брат служил главным специалистом по криптографии при правительстве.
– То есть шпионом?
– Он занимался разгадкой и составлением шифров, – пояснила Александра.
– А поэтому знает больше языков, чем присутствующая здесь леди, – весело добавил Ричард.
– Кристофер? Мой брат Кристофер? – Брайанна была просто потрясена. – А я всегда думала, что он просто строил дороги через пустыни и джунгли. Должно быть, в Танжере было очень интересно. Как бы я хотела побывать везде, где только довелось жить вам! Как это, наверное, прекрасно и увлекательно!
Александра повернулась к полкам, чтобы достать нужную запись, а вернее, чтобы не показать своего смятения. Конечно, ей не о чем было жалеть: с раннего детства ее мир был наполнен экзотическими путешествиями, книгами по истории, множеством учителей, а позже – дипломатическими приемами, где ей доводилось встречаться с принцами крови, султанами и королями.
И в то же время ей никогда не разрешали играть с другими детьми, которые весело смеялись и шалили поблизости от нее, – ведь это были дети слуг. Часто, страдая от одиночества, Александра подглядывала за ними из-за занавески в спальне. Позднее, когда она немного подросла, ее прозвали ледяной принцессой, и ей оставалось только делать вид, что это для нее абсолютно безразлично и нисколько не задевает.
Оберегая свою дочь от нежелательного влияния, лорд Уэр полностью отделил Александру от других людей и сделал из нее «отверженную», неспособную с легкостью войти в чужой мир.
Ричард первым отнесся к ней по-дружески, а Кристофер Донелли осмелился вести себя с ней так, как будто она не была особой королевской крови. Кристофер, со своим плебейским происхождением и дерзким желанием идти против правил, был единственным мужчиной из всех, когда-либо работавших под началом ее отца, кто не испытывал к ней излишнего почтения и всегда был готов швырнуть перчатку в лицо сильным мира сего.
Внезапно Александру охватил гнев. Что за чудовищное самомнение у этого Донелли! Похоже, с годами оно ничуть не уменьшилось. Что он себе позволяет? Он полагает, что может вот так запросто прижать ее к книжным шкафам в читальном зале, ошеломить этим душераздирающим поцелуем, а потом уйти, не сказав ни слова? Когда он в последний раз выкинул этот фокус, она разыскала его в конюшне и едва не проткнула вилами насквозь.
Взяв наконец себя в руки и переключившись на работу, Александра с удивлением обнаружила, что уже подготовила все ящики.
– Я был очень занят с момента нашей последней встречи, – заявил Ричард, открывая первую книгу и передавая ее Александре. – Ты будешь мной гордиться. Я ни разу даже не был в клубе на этой неделе.
– И чем же вы занимаетесь? – полюбопытствовала Брайанна.
– Вносим в каталог описания тех экспонатов, которые только недавно доставили в музей, например, образцы листьев и пыльцы, – объяснил Ричард. – Все, что вы видите здесь, найдено в результате раскопок недалеко от Каира.
– А кто сделал эти рисунки? Они очень хороши. Александра кивком указала на Ричарда:
– Вот он. – Поднеся книгу к свету, она отметила детали каждого рисунка и сделала нужные записи. – Вы, судя по всему, упустили свое подлинное призвание, мистер Атлер.
Ричард презрительно фыркнул:
– Ты предлагаешь мне окончательно сразить моего бедного отца и оконфузить его еще больше, чем я это делаю теперь?
Вслед за этой репликой наступила неловкая тишина, и Александре показалось, что молодой Атлер невольно сказал больше, чем собирался.
– Тебе нравится покрой моего нового сюртука? – торопливо спросил Ричард, видимо, желая сменить тему разговора.
Отвратительное одеяние, о котором шла речь, было невероятно ярким и больше всего напоминало полосатый леденец. Им смело можно было отпугивать птиц, но Александра воздержалась от комментариев. Кто она такая, чтобы судить Ричарда? Ей ли бросать в него камень, когда она сама только и занимается тем, что бунтует против собственного отца! Нет, они с Ричардом два сапога пара.
– Отца сегодня не будет в музее – он отправился в свою очередную увеселительную поездку. – Ричард заговорщически ухмыльнулся. – Так что нам тут никто не помешает.
Весь последующий час, пока Александра прилежно работала, Ричард показывал Брайанне хранилище, подробно рассказывая, что лежит в каждом из ящиков. Позднее, когда экскурсия закончилась и Брайанна чинно уселась на табуретку, он перешел к более животрепещущей теме – последним новостям светской жизни.
– Мне очень понравилось в опере, – призналась Брайанна в ответ на замечание Ричарда. – А несравненная Шиллони, разве она не божественна?
– Безусловно, и во всех отношениях. – Ричард присел на краешек стола, заставленного экспонатами. – Как раз на прошлой неделе в Париже во время трагической сцены смерти в «Нибелунге» она упала прямо на сцене вверх тормашками, ногами к публике.
– И что случилось потом?
– Ее кринолин взметнулся вверх, открывая изумленному залу прелестное зрелище панталон нашей дивы – они были красными, представьте себе! Теперь все в Париже носят исключительно красное белье.
Брайанна опустила голову, стараясь скрыть улыбку, в то время как Александра взглянула на Ричарда с осуждением.
– Иногда такие мелочи приближают к нам наших кумиров, придавая им черты человечности, вы не находите? – ухмыльнулся Ричард.
Александра ополоснула руки в лохани с водой и поправила фартук.
– Я нахожу, что сегодня вы уже достаточно развлекали нас, мистер Атлер.
– О! – Ричард встал и отвесил галантный поклон Брайанне: – Я чувствую, настало время мне покинуть вас, мисс Донелли. – Обращаясь к Александре, он добавил: – А вас я бы просил подарить мне поцелуй, но, увы, мы здесь не одни.
– До свидания, Ричард. – Если бы молодой Атлер задержался еще хоть на минуту, Александра непременно запустила бы в него первым попавшимся под руку экспонатом.
Когда Брайанна и Александра вышли из музея, их встретил свежий весенний ветер, напоенный запахом гиацинтов. На улицах царило обычное оживление, мимо с грохотом проносились экипажи.
– Как много света! – Брайанна протянула руки к небу. – И воздух такой свежий...
Александра натянула перчатки, тщательно разгладив мягкую кожу.
– Нам еще надо зайти к печатникам – вдруг ваши визитные карточки уже готовы. – Внимательно оглядевшись, она заметила карету и в ней Грейси, мирно беседующую с кучером. – Леди Уэллзби говорила, это занимает не больше нескольких дней.
Брайанна торопливо спустилась по ступенькам, вспугнув с земли стайку голубей.
– Разве это так срочно? – Она завязала алую, как мак, ленту на шляпке и поспешно направилась к экипажу. – Я бы хотела как можно скорее попасть в парк, если, конечно, вы не против. Мы и так опаздываем.
Встретив в своей питомице полное равнодушие к вопросу о визитных карточках, Александра немного удивилась, но потом решила, что сможет и сама забрать их из мастерской. Сессия в парламенте начнется поздно, и вечером клубы будут переполнены, так что отец вряд ли хватится ее.
День был довольно теплым, и на них не было плащей. Когда они прибыли в парк и вышли из экипажа, солнце по-прежнему ярко светило. Внезапно лицо Брайанны вспыхнуло. Мимо проехал изящный фаэтон, запряженный белой лошадью, но взгляд мисс Донелли остался прикованным к высокой фигуре, которая появилась на аллее прямо перед ней.
Стивен Уильямс выглядел несколько нелепо в черном костюме не по росту; он отчаянно старался сделать вид, что появился здесь случайно.
– Добрый день, миледи. Мисс Донелли! – Молодой человек вежливо поклонился Александре и тут же повернулся к Брайанне. В глазах его читалось благоговейное обожание.
Наблюдая эту картину, Александра лишь покачала головой. Кристофер, должно быть, слеп, если до сих пор не заметил, что творится с его сестрой. Наверное, следовало отнестись более серьезно к тому, что все тщательно продуманные планы Кристофера в отношении его сестры могут развеяться как дым, но разве ей самой не было когда-то семнадцать? И разве она не влюбилась когда-то так безумно, что готова была бросить вызов всему миру?
Охваченная чувством, которому нелегко было дать определение, Александра подождала, пока сердце перестанет неистово колотиться, и попыталась, приведя свои мысли в порядок, обрести обычное хладнокровие. Однако на этот раз самообладание к ней так и не вернулось. Впервые за последние десять лет она не смогла справиться со своими эмоциями.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В сердце моем - Томас Мелоди



Прочитайте, дуже добра книга ;)
В сердце моем - Томас МелодиЯна
10.03.2012, 15.22





Отличная книга!Советую!
В сердце моем - Томас МелодиСария
9.08.2013, 12.14





Несуразный роман, сюжет непродуман до конца, много лишних деталей, диалоги нелепы: 5/10.
В сердце моем - Томас Мелодиязвочка
10.08.2013, 0.25





Если бы было более оптимистичное окончание романа, мне кажется, он в целом смотрелся бы намного лучше! Почитать можно, он неплохой, но вот окончание... я немного разочарована...
В сердце моем - Томас МелодиИрина
19.10.2013, 15.50





Отличная книга.Хотелось бы почитать другие книги автора, кроме серии "Семья Донелли". Серия очень понравилась, это моя любимая книга.
В сердце моем - Томас Мелодиnatali
20.12.2015, 21.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100