Читать онлайн В сердце моем, автора - Томас Мелоди, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В сердце моем - Томас Мелоди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В сердце моем - Томас Мелоди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В сердце моем - Томас Мелоди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томас Мелоди

В сердце моем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19



Когда карета свернула с дороги и остановилась, Александра пошевелилась и открыла глаза.
– Просыпайся, – прошептал ей на ухо Кристофер. – Ты уже дома.
– Но я не хочу домой, – захныкала она.
– Алекс... – Кристофер посадил Александру к себе на колени и поцеловал, прежде чем постучать в окно кареты. – Мне нужно ехать. – Высадив ее из кареты и передав с рук на руки своему кучеру, Кристофер вышел вслед за ней и, неловко ступив на больную ногу, поморщился от боли.
Туман сгустился над Лондоном. Казалось, весь город укрыт огромным белым одеялом. Хотя на улице перед Кристофером в ряд стояли дома, ощущение было такое, как будто они с Александрой одни в огромном мире, лишенном звуков.
– Что можно сделать с твоей ногой, чтобы тебе стало полегче? – спросила Александра, когда они подошли к двери.
– Нога всегда побаливает, когда становится слишком влажно, но это скоро пройдет.
По его тону Александра поняла, что Кристофер не желает говорить о своей ране. Просунув руки Кристоферу под сюртук, она нежно обняла его.
– Сегодня нам есть чем гордиться – ты нашел весьма эффективный способ, как можно использовать стол для переговоров, – прошептала она, целуя, его в губы. – Вот что значит творческий подход.
Кристофер сжал ее в объятиях, и в следующий миг они уже двигались в страстном танце, придуманном ими самими. Это был их маленький секрет.
– Я знаю. – Кристофер ласково отвел волосы с ее лица и улыбнулся.
Пока воздух вокруг них не успел воспламениться, а поцелуи на крыльце не переросли в нечто более серьезное, Кристофер быстро подошел к двери и распахнул ее. Рыжая кошка пронеслась мимо них золотистой молнией и скользнула в дверь.
– О, да у тебя тут компания, – удивленно пробормотал Кристофер.
– Да, теперь она живет здесь. – Александра переступила через порог.
Не находя в себе сил расстаться, они стояли, глядя друг другу в глаза.
– Запри как следует дверь. – Кристофер наклонился к узкому просвету, где стояла Александра.
Она улыбнулась в ответ:
– Да, Кристофер.
Он подождал, пока в замке повернется ключ, потом стремительной походкой поспешил к вымощенной кирпичом дорожке, окружавшей музей. Записка от Финли, которую он получил около часа назад, была краткой, но оказалась как нельзя более кстати.
Свет уличных фонарей едва пробивался сквозь густой туман. Кристофер с трудом разглядел величественное здание музея за высокой чугунной оградой. Быстро обогнув музей, он устремился во двор; его темный силуэт был едва различим в тумане, полы плаща развевались в воздухе, как огромные черные крылья.
Внезапно из тумана вынырнула неясная фигура – это был Финли. Рядом с ним под фонарем стоял мужчина в небрежно накинутом на плечи сюртуке.
– Извините, что пришлось оторвать вас отдел и испортить вам вечер, мистер Донелли. – Судя по широкой ухмылке на физиономии Финли, он не особенно сокрушался по этому поводу. – Тут кое-кто хочет перекинуться с вами парой слов. – Загадочный намек заставил Кристофера внимательнее присмотреться к незнакомцу под фонарем. – Поттер, старина. – Финли прошипел что-то на гэльском наречии. – Скажи ему.
Сорвав с головы шляпу, Поттер сделал шаг вперед:
– Вы ведь помните меня, мистер Донелли?
– Я уже отчаялся вас разыскать.
– Меня уволили, и совершенно ни за что. У них даже повода никакого не было.
– Так что вы хотите мне рассказать?
Поттер беспокойно переступил с ноги на ногу и шмыгнул носом.
– Это будет стоить вам двадцать фунтов, сэр.
Финли резко повернулся к бывшему охраннику.
– Еще чего! – Он уже собирался вцепиться Потгеру в горло, но Кристофер остановил его:
– Дай ему сказать.
– Я целую неделю возился с этим делом, – проворчал Поттер, обращаясь к Финли. – Мистер Донелли говорил, что заплатит мне за труды.
– Заплачу двадцать пять фунтов, если твои сведения того стоят, – сказал Кристофер.
– Та девчонка, Бриджетт О'Коннелл... странная история насчет ее смерти, да и говорят разное... – Поттер нерешительно повертел шляпу в своих огромных ручищах. – Она была хорошенькая штучка. А потом сбежала с каким-то хлыщом и нагуляла себе ребенка. Ублюдка, значит...
– Поттер, – Кристофер поморщился и раздраженно махнул рукой, – ближе к делу.
– Говорят, она уже несколько недель, как померла. А как она могла помереть так давно, если я сам ее видел за несколько дней до того, как нашли тело?
Слова Поттера застали Кристофера врасплох. Он удивленно поднял брови и задумался.
– И где же ты ее видел? – спросил он чуть погодя.
– Моя сестра живет в Саттоне, а я бываю там по воскресеньям, чтобы сходить в церковь вместе с малышами. Там я ее и видел. Она была закутана в шаль, но я все равно ее узнал.
Финли, явно довольный собой, передал Кристоферу клочок бумаги – это была долговая расписка на имя ростовщика.
– Дядя этой девчонки ювелир, – разъяснил Финли. – Он неплохо зарабатывал и даже преуспевал, пока десять лет назад не попался на продаже краденых драгоценностей и не угодил в тюрьму. Теперь он подрабатывает на ярмарках и держит ломбард и небольшую ювелирную лавку в Саттоне. Там он известен под именем Смит. Этот дядюшка – тот самый человек, из-за которого миледи, вашу жену, арестовали тогда на ярмарке за нарушение общественного порядка – она заехала ему по голове статуэткой Будды.
Кристофер взглянул на адрес на обрывке бумаги.
– Черт побери, Финли, она не моя жена!
– Как скажете, мистер Донелли.
Кристофер раздраженно покачал головой и обрушил свое недовольство на Поттера.
– Так это адрес, по которому я могу найти Смита? – ворчливо спросил он.
– Его лавка находится на Шеллер-стрит, прямо рядом с площадью, – объяснил Поттер.
– Возможно, этот след ни к чему не приведет. – Финли сунул руку в карман и вытащил подвеску. Кристофер узнал рубин «Белый лебедь». – Может быть Поттеру всего лишь показалось, что он видел мисс О'Коннелл. Но уж что касается рода занятий ее дядюшки, тут ошибки быть не может. – Финли подбросил в воздухе подвеску и вручил ее Кристоферу. – Я подумал, вам захочется поговорить с ним, но в любом случае вы сами решите, что делать дальше.
Зажав в руке рубин, Кристофер задумчиво посмотрел на Финли, а потом перевел взгляд на небо, скрытое под непроницаемым покровом тумана, из-за которого невозможно было определить, сколько времени осталось до рассвета.
– Вы бы хотели, чтобы я отправился туда вместе с вами, мистер Донелли? – осторожно поинтересовался Финли.
– Нет.
На улице показалось несколько молодых, ярко разодетых щеголей, направлявшихся в местный бордель. Это был не самый респектабельный район Лондона, и Кристофер уже достаточно долго находился здесь. Ему следовало вести себя осторожнее, чтобы не привлечь к себе излишнего внимания.
Достав из кармана деньги, Кристофер расплатился с Поттером. Несколько минут спустя он уже садился в свой экипаж, который ждал его в двух кварталах от дома Алекс.
– Мистер Донелли! – приветствовал его восседавший на козлах кучер.
Кристофер распахнул дверцу кареты и увидел Александру, уютно устроившуюся в дальнем углу, у самого окна. Ее закутанная в плащ фигура была скрыта тенью.
– Привет, Кристофер! – Расправив пышные юбки, она непринужденно похлопала по подушке рядом с собой, не обращая ни малейшего внимания на его недоуменный взгляд. – Хм... Дай-ка подумать. Темная ночь. Таинственная встреча... Должно быть, Финли собирался сказать тебе что-то очень важное, раз вам пришлось встречаться в этот час в таком необычном месте.
Кристофер продолжал молча смотреть на нее, но напряжение уже отпустило его. Взгляд его остановился на красиво очерченных губах Александры. Удивительно, что после проведенной вместе ночи Алекс по-прежнему готова отправиться на поиски приключений. Ее глаза горели знакомым ему восторженным огнем, и Кристофер невольно улыбнулся.
Черт возьми, если он не возьмет ее с собой, то она, пожалуй, все равно найдет способ последовать за ним! Он окинул оценивающим взглядом дорогое шелковое платье цвета зеленой дыни.
– А нет ли у тебя чего-нибудь попроще из одежды? Так ты просто светишься в темноте!
Кристофер стоял неподвижно, уставясь в конец улицы; глаза его болели, как будто в них насыпали песку. Прошло уже довольно много времени, и он успел основательно изучить все окрестные дома. Вымощенные кирпичом улочки были проложены совершенно беспорядочно и уходили вверх под крутым углом. Поставить здесь карету оказалось невозможно, она неминуемо скатилась бы вниз, поэтому экипаж с возницей пришлось оставить в нескольких кварталах от этого места. Кучер воспользовался выпавшей ему передышкой и задремал, сидя на козлах.
Неожиданно тишину нарушил колокольный звон: должно быть, где-то неподалеку в церкви начиналась утренняя служба.
– Я первая поговорю с этим человеком, – заявила Александра, проведя пальцем по заросшему щетиной подбородку Кристофера. – Ты слишком похож на преступника.
Кристофер наклонился к ней и почувствовал, как она напряжена.
– Может быть, я и выгляжу как преступник, но ты, несмотря на внешнюю респектабельность, и в самом деле настоящая преступница. Стоит тебе только зайти в эту лавку, как он мгновенно тебя узнает, и тогда всем станет известно, что я подкупил судью и двух стражников, чтобы освободить тебя из тюрьмы. – Нога у Кристофера начала затекать. – Дальше по улице есть небольшой кабачок. Они держат снаружи пару столов под небольшим навесом. Почему бы нам не пройтись и не попробовать уговорить владельца открыть заведение и накормить нас завтраком?
Дверь им отворила заспанная хозяйка. Кристофер заплатил ей за беспокойство и заказал кофе с рогаликами.
– Я потом верну тебе деньги за все, – сказала Александра, когда они уже сидели за столом в ожидании кофе. – Надеюсь, ты понимаешь...
Кристофер не стал спорить. Он уже знал, что Александра отличается невероятным упрямством и, вполне вероятно, ведет какую-нибудь особую тетрадь, куда записывает все свои долги, которые считает нужным вернуть ему. – А ты не торопишься зайти в эту лавку... – Александра нетерпеливо качнула носком туфельки. – Но тогда зачем ты взял меня с собой?
Кристофер насмешливо улыбнулся:
– Чтобы совершить небольшую прогулку. Так по крайней мере ты хотя бы находишься у меня под присмотром.
– Тогда, мне кажется, тебе лучше пойти туда прямо сейчас, пока ювелир не сбежал.
– А куда ему бежать? Здесь все его имущество.
– Может быть, ему известно, что мы выследили его.
– Ну, это вряд ли...
– И все же мне хочется действовать, а не сидеть тут без дела.
Как раз в эту минуту им принесли завтрак. С улицы доносился грохот экипажей и запряженных лошадьми телег. Прохожих стало гораздо больше, начинался новый день, и люди спешили на работу, однако Кристофер продолжал потягивать свой кофе маленькими глотками.
– В лавке, может, имеется задняя дверь. – Александра встревожено взглянула на Кристофера и вытерла губы. – А вдруг он все-таки сбежит? – В глазах ее загорелся воинственный огонь. – И еще – что мы будем делать, если он откажется говорить?
– Думаю, нам придется его прикончить, – спокойно заявил Кристофер, переведя взгляд на Александру. – Мы сделаем это медленно, торопиться не станем, на случай если он передумает и все-таки решит заговорить.
Александра, не выдержав, рассмеялась, и Кристофер улыбнулся в ответ:
– Ты такая нетерпеливая, Алекс. Успокойся. Я хочу немного понаблюдать за этой лавкой.
– Ох! – Она вскинула голову и глубоко вздохнула. – Это именно то, чего мне так не хватало в последние годы. Перемен. Приключений.
Кристофер знал, что именно это привлекает в нем Александру. Перемены. Приключения. Даже если она сама этого не понимает, это так. Александра всегда готова разрушить привычные устои жизни, чтобы обрести свободу; с удивительной верой в несокрушимость человеческого духа она каждый раз убеждает себя, что ей удастся принять вызов этого мира и одержать победу.
Кристофер сжал в руке чашку. Атмосфера непринужденности, царившая за столом, внезапно исчезла, и он вдруг почувствовал себя неловко.
– Вчера я получила письмо от Брайанны, – рассеянно сказала Александра, поднося к губам чашку и не обращая внимания на молчание своего собеседника. Упоминание о Брайанне заставило Кристофера прислушаться. – Она говорит, что ты собираешься приехать в Карлайл на свадьбу Райана, и думает, что, если все будет в порядке, ты позволишь ей вернуться в Лондон.
Кристофер ответил не сразу.
– Я не собираюсь лишать ее твоего общества, но и не позволю ей снова свободно разгуливать по Лондону под твоим присмотром.
– Вы с моим отцом отлично нашли бы общий язык, – с горечью сказала Александра. – Если бы отец не был таким чертовски твердолобым.
– Его можно понять, Алёкс. У него имелись веские причины, чтобы впасть в ярость, – впервые в жизни признал Кристофер. – Тебе было всего семнадцать, и я не имел права поступать так, как поступил. И все же я сделал по-своему.
Александра скрестила руки на груди.
– Несмотря на весь твой ирландский снобизм, иногда мне кажется, ты возносишь меня на пьедестал, друг мой. Я ведь тоже отлично отдавала себе отчет в своих действиях.
– В самом деле? А может быть, ты всего лишь приобретала новый опыт, как сейчас? – Кристофер уже не мог остановиться, как будто внутри его сломалась какая-то невидимая пружина. Он должен был освободиться наконец от груза невысказанных слов. – Тебе не приходило в голову, что я всегда знал, чем был для тебя? Я приоткрыл тебе путь в непонятный и волнующий мир, туда, где ты еще никогда не была. Тебе хотелось быть первооткрывателем, а я стал для тебя окошком в неизведанное, так?
– А чем я была для тебя? Разве не тем же самым?
Кристофер нервно взъерошил волосы. Он не знал, как говорить об этом с Александрой, особенно сейчас, когда его тело сотрясала дрожь, а сердце так яростно билось в груди, что было совершенно невозможно собраться с мыслями.
– Ты была для меня воплощением респектабельности.
– Но во мне нет решительно ничего респектабельного... и я живу в доме, который снимаю у чужих людей. – Александра рассмеялась.
– Зато сколь многого ты сумела добиться, черт возьми! – Кристофер невольно поймал себя на мысли, что все, связанное с Александрой, представляется ему возвышенным и поэтичным. – Впервые за все эти годы мне стыдно за свои собственные устремления. – Губы его сложились в горькую усмешку. – Я люблю тебя и даже не представляю, что мне теперь с этим делать.
– Любишь? – Губы Александры удивленно раскрылись.
Где-то на другом конце улицы хлопнула дверь. Кристофер не сразу сообразил, что происходит. Он услышал, как охнула его спутница, и быстро обернулся. Из лавки вышла молодая женщина. За ней следовал мужчина. Они остановились на дороге, держась за руки, как будто прощались.
– Это Бриджетт О'Коннелл, – прошептала Александра. Кристофер вгляделся в фигуру мужчины, стоявшего к ним спиной, и ему стало не по себе. Незнакомец был закутан в плащ, из-под капюшона выбивались светлые прямые пряди цвета спелой пшеницы. Его осанка показалась Кристоферу настолько знакомой, что он почувствовал, как его охватывает холод.
– Нет. – Александра начала медленно вставать из-за стола.
Кристофер мгновенно схватил ее за руку и потащил в укрытие, откуда их нельзя было бы разглядеть.
– Это какая-то ошибка. – В голосе Александры послышалась паника, когда закутанная в плащ фигура повернулась и направилась к ним. – Ричард не стал бы делать ничего противозаконного. Он просто не способен на это. Позволь мне сначала поговорить с ним...
И тут Кристофер бросил на нее такой взгляд, что она замолчала на полуслове. Позволить приблизиться к этому человеку? Еще чего!
Он мягко, но решительно отвел ее руку, цеплявшуюся за его рукав.
– Оставайся здесь.
Александра схватила его за плечо:
– Только не обижай его. Пожалуйста...
– Раскрой глаза, Алекс. – Кристофер обхватил ладонями ее лицо. Ему хотелось смягчить боль, но он вовсе не собирался слушать, как она защищает мерзавца. – Негодяй заставил всех поверить в то, что эта девушка умерла, – всех, включая тебя! – Он шагнул в проход между столами и снова сосредоточил все свое внимание на лавке, молодой женщине посередине улицы и приближающемся мужчине.
Ричард Атлер не прошел и пяти шагов, как заметил Кристофера. Его рука выскользнула из рукава плаща и отбросила уже ненужный капюшон, обнажив голову. На лице Ричарда было написано замешательство. Он остановился перед деревянной скамейкой и замер, глядя на Донелли. Теперь противников разделяло примерно тридцать футов.
Прежде чем Кристофер успел заговорить, Атлер сделал большой скачок и выбежал на проезжую часть улицы, едва не угодив под колеса встречного экипажа. На ходу он расчищал себе дорогу сквозь толпу слоняющихся без дела зевак.
Бормоча про себя проклятия, Кристофер устремился за ним. Ему не удавалось догнать Атлера из-за больной ноги, но по крайней мере он не отставал и продолжал преследование. Вслед за Атлером он пересек площадь, спустился вниз по грязной узкой аллее, вбежал в старую конюшню... и сразу понял, что это было его ошибкой. Глубокая темнота, царившая в конюшне, сделала его беспомощным.
Прежде чем его глаза успели привыкнуть к тусклому свету, поблизости раздался подозрительный шум. Кристофер инстинктивно отшатнулся, и как раз вовремя: тяжелое ведро задело его плечо, едва не ударив по голове. Спотыкаясь, он шагнул вперед. Ведро не причинило ему особого вреда, но больная нога могла подвести.
В этот момент Атлер нанес ему удар кулаком. Кристофер выставил вперед плечо, блокировал удар и отшвырнул своего противника к двери конюшни.
– Не пытайся сопротивляться, ты, ублюдок! – процедил он сквозь зубы, прижимая горло Атлера локтем. – Это выводит меня из себя.
– Я не дам тебе все разрушить! – прохрипел Атлер и ударил коленом по ране на бедре Кристофера.
От неимоверной боли Кристофер пошатнулся, и Атлер мгновенно воспользовался этим, чтобы вырваться из захвата и приготовиться к атаке; однако его противник ловко увернулся, и кулак Атлера опустился на деревянную балку. – Иисус, Мария и Иосиф! – Атлер оступился, угодил ногой в вёдро и повалился на кипу соломы. – Черт, я сломал себе, запястье!
Согнувшись, прижимая руку к бедру, Кристофер кинул взгляд на окровавленную руку Ричарда.
– Возможно, сломана фаланга, – спокойно сказал он, едва держась на ногах и пытаясь преодолеть тошноту. От боли у него кружилась голова. – Впрочем, твоим пальцам досталось меньше, чем носу и передним зубам. – Стиснув челюсти, Кристофер тяжело привалился к стене конюшни. – Почему бы тебе не начать свою исповедь прямо сейчас? Расскажи, что у тебя за дела с бывшим вором и скупщиком краденого. И как насчет девушки, которую считают умершей?
Атлер попробовал приподняться и сразу же тяжело осел.
– Все равно тебе ее не поймать.
Неожиданно двери распахнулись, и в конюшню ввалилась целая толпа. Впереди всех оказалась хорошенькая молодая женщина. Заметив Атлера, она широко раскрыла глаза и прижала ко рту кулак.
– Что вы с ним сделали? – Она подбежала к Ричарду, рыдая от ужаса. – Вы его ранили, он истекает кровью. О, мой бедный Дикки!
Атлер с трудом приподнялся на локте.
– Все в порядке, Бридж.
Александра с трудом протиснулась сквозь кучку любопытных. Окинув Кристофера ледяным взглядом своих ярко-зеленых глаз, она с тревогой посмотрела на Атлера. Кристофер по-прежнему стоял прислонившись к стене, его лицо напоминало застывшую маску, Нога пылала, как будто ее поджаривали на адском огне. Ему было слишком больно, чтобы обращать внимание на то, что Александра не послушалась его.
Пышные юбки Александры высоко взметнулись, когда она бросилась к Атлеру и опустилась рядом с ним на солому.
– Тебе не следовало бежать, Ричард, – сказала она с упреком, доставая из складок юбки платок и вытирая кровь с его руки. – Что теперь скажет твой отец?
– Да пошел он к дьяволу, мой отец! – Атлер повернулся к хлюпающей носом Бриджетт и погладил ее по светлым волосам, потом посмотрел на Кристофера: – Это из-за моего отца Бридж приходится прятаться здесь.
– Я не понимаю. – Александра села на корточки, обхватив руками колени. – Так это ты был у меня в домике той ночью? Твои следы я обнаружила у себя под окном?
– Нет и нет. – Разбитые губы распухли и мешали Ричарду говорить. – За кого ты меня принимаешь, за проклятого извращенца?
– Я не знаю. – В голосе Александры послышалось раздражение. – Кажется, вы двое не особенно стеснялись тогда, в музее, у меня за дверью. Господи, я давно должна была догадаться, кто такой Дикки. – Александра внимательно посмотрела на Бриджетт и вспыхнула, увидев ее округлившийся живот. – И все же я рада, что вы живы.
– В самом деле? Очень мило с твоей стороны. – Ричард скомкал платок и прижал его к разбитой кисти. – Я тоже рад, что она жива.
– Вот только это совсем не похоже на тебя, Ричард, – прошептала Александра.
– А что ты вообще знаешь обо мне? Ничего.
Кристофер решил, что с него довольно. Опираясь рукой о перегородку денника, он с трудом сделал шаг вперед и сказал, глядя на Александру:
– Вам двоим нужно многое обсудить. Можно мне предложить перенести эту дискуссию в другое место, где будет поменьше зрителей?
Всю обратную дорогу до деревенской площади Александра молчала, пока наконец Ричард не привел их с Кристофером в лавку торговца редкостями. Здесь было множество самых забавных вещиц – кукол, кружев, искусственных драгоценностей. Александра очень любила такие магазинчики и с огромным удовольствием принялась бы рассматривать весь этот пестрый товар, но только не сегодня.
Кристофер был совершенно прав, говоря о том, какое впечатление произведет появление Александры на владельца лавки, – дядюшка Бриджетт сразу же узнал ее и решил, что она явилась сюда, чтобы его ограбить. К удивлению Александры, Ричард лишь весело рассмеялся, услышав историю о том, что случилось на ярмарке, и, назвав владельца лавки Смитом, заверил, что леди Александра не сбежала из дома для умалишенных.
– Она настоящая аристократка, – успокоил он впавшего в панику ювелира, который с опаской поглядывал на гостью, ожидая от нее очередных неприятностей для своего заведения.
Когда Смит удалился в подсобное помещение, чтобы приготовить чай, Александра повернулась к Ричарду, стоявшему у входа в лавку и поддерживавшему здоровой рукой встревожено прильнувшую к нему Бриджетт. Широко раскрытые васильково-голубые глаза девушки смотрели на окружающих с недоверием.
– Подумать только, а ведь мой отец все эти годы приводил тебя в пример, считая образцом для подражания, – насмешливо сказал Ричард, крепче сжимая талию Бриджетт. – Я просто поражен, что и у тебя, как выяснилось, имеются недостатки.
– В этом нет ничего смешного, – прошептала Александра.
– Я не хотел никого оскорблять, уверяю тебя. А теперь, ваше сиятельство, – Ричард провел рукой по складкам на своем сюртуке, – я вынужден просить вас удалиться – Бриджетт нужно прилечь. – С этими словами он взял на руки мисс О'Коннелл и понес вверх по лестнице, в то время как глаза ее продолжали следить за Александрой поверх могучего плеча Ричарда, пока она с улыбкой собственницы не прижалась щекой к его груди.
Александра глубоко вздохнула и повернулась к стеклянной витрине, наполненной всевозможными безделушками. Коснувшись рукой прозрачного стекла, она почувствовала мучительный спазм в горле. Дело было вовсе не в том, что Ричард, этот бесшабашный и ветреный повеса, которого она знала всю свою жизнь, кажется, влюбился. И ему даже в голову не пришло поделиться с ней своими чувствами! Какие еще секреты он скрывает? Ей совершенно не хотелось подвергать сомнению годы дружбы с Ричардом, проверять их отношения на крепость; но неопределенность пугала, и Александра не могла решить, что ей делать дальше.
Неожиданный шум заставил ее обернуться: в дверях, ведущих в подсобное помещение, стоял Кристофер; по выражению его глаз трудно было сказать, о чем он думает. Намеренно не принимая участия в их разговоре с Ричардом, он находился неподалеку, чтобы не оставлять Александру наедине с Атлером или с подозрительным ювелиром. Зная об отношении Кристофера к молодому Атлеру, Александра не хотела, чтобы он заметил, как она расстроена после разговора с Ричардом; и все же ей не удалось скрыть растерянность, а противный ком в горле только еще больше портил ей настроение.
Со второго этажа до нее донесся голос Ричарда, и она упрямо вздернула подбородок:
– Бриджетт ждет ребенка...
Кристофер устало кивнул:
– Да, и срок уже довольно большой.
– Подожди пока обращаться к властям, пожалуйста. Дай мне сначала поговорить с ним.
– Но, Алекс...
– Ты знаешь, что происходите людьми, которые попадают в тюрьму? Они умирают.
Кристофер отвернулся, потом снова взглянул на нее: его пронзительно-голубые глаза пылали гневом.
– Не делай этого! – Александра, но голос ее дрогнул, когда она заметила, с каким трудом он спускается по лестнице, ведущей из жилой части дома в лавку. Только теперь до нее дошло, что Кристофер едва держится на ногах. – Почему ты не сказал мне, что снова поранил ногу?
Кристофер помолчал, потом устало сказал;
– Потому что ты все равно ничем не сможешь мне помочь.
Таким образом, он давал ей понять, что эта тема закрыта.
– Ты всегда так делаешь, – с обидой прошептала Александра. – Ускользаешь от меня и отгораживаешься, так что я не могу приблизиться к тебе.
– Чего ты хочешь, Алекс?
– Чтобы ты не обращался к властям, – упрямо сказала она, понимая, что уже не в состоянии управлять своими чувствами. Ее руки сами собой сжались в кулаки. – Я хочу, чтобы ты хоть раз доверился моему суждению.
Кристофер тихо выругался. Бранные слова вырвались у него непроизвольно, и Александра мгновенно поняла, что он нередко прибегает к ним.
– Как тебе не стыдно, Кристофер Донелли?! Я и забыла, что ты вырос на улице и, возможно, не знаком с хорошими манерами. Ты в точности как мой отец: если что-то вбил себе в голову, то уже не изменишь своего решения никогда.
Увидев ярость в его глазах, она поспешно подхватила юбки и попыталась проскользнуть мимо него к лестнице, но Кристофер оказался проворнее и крепко схватил ее за руку.
– Я тебе не враг, Алекс, как ты не можешь этого понять?!
Александра вырвала руку, с ужасом понимая, что минуту назад действительно верила в то, что Кристофер ее враг. Но в следующий миг он заключил ее в свои объятия, и она бессильно расплакалась у него на плече.
– Я боюсь! – Ее руки непроизвольно уцепились за него.
– Знаю. – Губы Кристофера коснулись ее волос. – Мне очень жаль.
Жаль, что она не в состоянии рассуждать здраво. Жаль, что товарищ детства скорее всего предал ее. Жаль, потому что после того, как все закончится, ему наверняка придется отправить Ричарда под арест.
Стиснув зубы, Кристофер проводил взглядом Александру, поднимающуюся вверх по лестнице.
– Он хороший мальчик, правда! – Это восклицание заставило Кристофера обернуться: у него за спиной стоял Смит с двумя дымящимися чашками в руках. Он скорчил гримасу. Ну и почему, черт возьми, сегодняшний день выдался таким тяжелым? – Я принес еще одну чашку для ее сиятельства, – пояснил ювелир. – Хотя ей, с ее характером, может, нужен вовсе не чай.
Кристофер обхватил ладонями чашку и вдохнул горячий аромат. На нем не было ни сюртука, ни галстука, и ему не мешало бы побриться. Закатав рукава своей белой рубашки, он присел на ступеньку и огляделся по сторонам, воображая себя настоящим разбойником.
– Она измучена и напугана, оставьте ее в покое, – бросил он хозяину и сделал глоток.
– Финли не сказал ни слова о том, что знает ее сиятельство. Он ведь мог и предупредить меня, что вы собираетесь заявиться сюда.
Кристофер поднял голову и с интересом взглянул на своего собеседника:
– Так вы разговаривали с Финли?
– Вчера поздно вечером.
Это объясняло, почему Финли настаивал, чтобы Кристофер пришел сюда прежде, чем идти к констеблю: должно быть, ему было кое-что известно об Атлере.
– Понятно. Вы с. ним старые друзья?
– Ну, лучше сказать: в старые добрые времена у нас с Финли были кое-какие общие дела, а тут он пришел и начал задавать мне кучу вопросов. Он удивился, что я спокойно живу здесь все эти годы, причем совершенно законно. Должно быть, вы и есть тот самый джентльмен, который нанял его, чтобы найти краденые камешки?
Кристофер вытащил из кармашка для часов рубин «Белый лебедь»:
– Полагаю, Финли уже спрашивал вас об этом камне? Ювелир поставил чашку на стеклянный прилавок и взял в руки рубин.
– Если бы он спрашивал, так я бы предупредил Ричарда. Толковый малый этот Финли. – Смит повертел камень в руках, любуясь игрой граней в лучах света. – Одна из лучших моих работ. Нам за него отвалили кучу монет. – Возвращая рубин Кристоферу, он добавил: – В этом нет ничего противозаконного.
– А вот в краже драгоценностей есть. Как и в ограблении музея.
– Ричард делает слепок и зарисовывает оправу, а я изготавливаю искусственный камень. Не угодно ли взглянуть? – Смит шагнул за занавеску. Сделав над собой усилие, Кристофер поднялся – его нога распухла, и ему было трудно двигаться. Войдя в подсобное помещение, он взглянул на дверь, за которой скрылась Алекс.
– Не волнуйтесь насчет ее сиятельства, мистер Донелли, – успокоил его Смит. – Если Ричард и повел себя грубо, то это потому, что он тревожился за Бриджетт.
Вдоль стен в задней комнате рядами стояли дубовые шкафы. Ювелир зажег лампу и поставил ее на стол, жестом предлагая гостю присесть.
– Похоже, вам этот стул нужнее, чем мне, мистер Донелли.
– Давно вы знакомы с Атлером? – спросил Кристофер, поставив рядом с собой чашку с чаем.
Смит подошел к деревянной конторке.
– Уже два года. Нас познакомила моя племянница. Моя Бридж всегда была независимой; она переехала в Блумсбери несколько лет назад, когда умерла ее мать, моя сестра: у нее было немного денег, и, будучи дочкой викария, она сумела получить кое-какое образование, так что ей удалось устроиться на работу в музей. Они с Ричардом поженились в прошлом месяце. Это была гражданская церемония, и никакого оглашения – уж очень он боится своего отца.
– Почему же мисс О'Коннелл оставила музей?
– Она была вынуждена это сделать. Девочка неважно себя чувствовала из-за ребенка и несколько дней провела дома. Ее друзья даже начали волноваться. А тут папаша Ричарда явился и принялся колотить в дверь, будто все здесь принадлежит ему, включая и хозяйку. И ведь не поленился выяснить, где она живет, а затем пригрозил ей всеми возможными бедами, если она не перестанет видеться с его сынком, и уволил ее из музея. Даже жалованье ей не заплатил. Той же ночью кто-то ворвался в ее квартиру и все там перевернул вверх дном. С тех пор бедняжка у меня.
– А тело, которое нашли у меня на участке?
– Не знаю. – Ювелир покачал лысой головой. – Одежду Бридж и все, что имело хоть какую-то ценность, из ее квартиры похитили. Теперь Ричард боится, как бы его отец не прознал, где она скрывается.
Смит вытащил несколько черных бархатных ящичков и положил их на стол. Открывая крышки одну за другой, он принялся показывать Кристоферу свою коллекцию драгоценностей – кольца и ожерелья с изумрудами, сапфировые броши со скарабеями и слонов, украшенных рубинами. Все эти изумительные вещицы являлись копиями музейных ценностей.
– Создать искусственные бриллианты невозможно, поэтому их и нет в нашей коллекции. В качестве образцов мы использовали музейные экспонаты.
– И брали их из хранилища без разрешения, как я понимаю.
– Ни одна из драгоценностей никогда не покидала стены музея. Ричард делал все слепки там же.
– У кого еще был доступ к копиям драгоценностей?
– Ричард держал большую часть коллекции дома, там, где он живет со своим отцом. Время от времени он устраивал небольшие закрытые показы для близких друзей. И вообще ему было удобно держать образцы под рукой. Камень, который вы держите в руках, тоже из той коллекции.
Кристофер окинул задумчивым взглядом рубин «Белый лебедь». За свою жизнь ему довелось разгадать немало головоломок, и он без труда понял, что на этот раз в своем небольшом расследовании наткнулся на что-то гораздо более сложное, нежели простая кража драгоценностей.
– Тебе придется сказать властям, что Бриджетт жива, Ричард. – Она стояла у окна, рассеянно перебирая пальцами розовые муслиновые занавески. Солнечные лучи приветливо освещали ее стройную фигуру. – Ни к чему поддерживать их в заблуждении, что было совершено убийство, и оно как-то связано с музеем.
– Как я понимаю, теперь Донелли не станет терять времени даром и попытается вывести меня на чистую воду... – Ричард стоял у кровати над раскрытым чемоданом и аккуратно склады вал тонкую женскую ночную сорочку, в то время как мисс О'Коннелл спала, удобно устроившись в соседней комнате.
Александра отвернулась. Ричард не произнес почти ни слова с того момента, как она рассказала ему о кражах в музее. Дядя Бриджетт О'Коннелл тоже скорее всего замешан в эту историю. Она не знала, где собирается спрятаться Ричард, но какое бы место он ни выбрал, уехать ему лучше было прямо сегодня.
– Кристофер оказался вовлечен в это дело, потому что я попросила его о помощи. – Александра отбросила занавеску. – Почему ты не рассказал мне о мисс О'Коннелл?
– Мы с тобой знаем друг друга довольно давно, но, если, честно, я не доверяю тебе, – сказал Ричард, не поднимая глаз, на щеке у него красовался кровоподтек, подбородок почернел и распух. – Когда констебль вызвал тебя на допрос, чего, к сожалению, никак нельзя было избежать, я этого не хотел. Я не хочу также защищать свои отношения с Бриджетт и оправдываться перед тобой сейчас, не хочу слушать твои нравоучения. В конце концов, это просто оскорбительно.
Некоторое время они молча смотрели друг другу в глаза, потом Ричард снова принялся паковать вещи. Щеки Александры пылали. Слова Ричарда больно задели ее. Если она и высказывала иногда критические суждения, то на нее всегда можно было положиться. Может быть, в последнее время она и принимала необдуманные, скоропалительные решения, но разве у Ричарда не имелось возможности убедиться в ее сочувствии и готовности прийти на помощь?
– Какая-то женщина все-таки утонула в Темзе...
– Но я никого не убивал, – Ричард замер над чемоданом с вещами, а затем поднял глаза на Александру, – и не собираюсь обсуждать это происшествие. В отличие от Донелли я никогда не проявлял излишней щепетильности в вопросах морали. Какая-то несчастная решила свести счеты с жизнью, спрыгнув с моста, и выбрала для этого участок, на котором ведется строительство. Всего лишь нелепое совпадение, но оно сделало свое дело и помогло сбить со следа моего отца, который охотится за Бриджетт.
Александра сжала губы. Со все возрастающим чувством разочарования она наблюдала за тем, как суетится Ричард.
– Для тебя это просто предлог, чтобы бросить все. Всю свою работу...
– Я хочу стать художником. Меня мутит при мысли о том, чтобы провести остаток своих дней, корпя над этими проклятыми книгами. Еще я хочу обреет и свободу, чтобы иметь возможность заглянуть к себе в душу. Я всегда этого хотел. Если бы ты присмотрелась ко мне внимательнее, ты бы давно это поняла.
Александра почувствовала, как в ней закипает гнев. Сейчас ее мысли занимали скорее собственные проблемы, чем идейные искания молодого Атлера.
– Ты нужен мне сейчас, Ричард, – она нервно сжала ладонями виски, – и просто должен мне помочь.
– Справиться с мнимыми ворами в музее? – насмешливо произнес Ричард.
– Они вовсе не мнимые. Я сама подписала отчет для твоего отца. – Голос Александры дрогнул, и она рассеянно взглянула в окно. Ей вдруг стало противно до тошноты. Холодная дрожь прошла по спине. Профессор Атлер полностью вычистил ее кабинет и уничтожил все ее первоначальные записи. – Твой отец пригласил специалистов из университета, чтобы они провели инвентаризацию музейных коллекций, а я молчала, чтобы сохранить свою должность и не нанести ущерб репутации музея.
– Как удобно, не правда ли? Я имею в виду твое молчание.
От этих слов Александра почувствовала себя еще хуже, ее тошнота усилилась.
– Ричард...
Отойдя от окна, она встала рядом с кроватью, и рассказала Ричарду всю историю с самого начала: о том, как составила подробную опись похищенных вещей, указав их инвентарные номера, и как профессор Атлер избавился от оригиналов; как в тот же день сделала копии с этих документов, для чего ей пришлось вернуться к себе в кабинет. Она хотела забрать записи себе, и это задержало ее в музее в тот вечер, когда она встретила Кристофера с Брайанной перед африканской экспозицией.
Знал ли профессор Атлер, что у нее сохранились копии записей? И неужели это он пытался проникнуть в ее домик в бывшем каретном сарае?
И тут внезапно все в этой головоломке встало на свои места.
– Если он уничтожил архивные документы, то тогда в моих бумагах содержится единственное подлинное свидетельство существования настоящих драгоценностей. У меня сохранились все регистрационные записи экспонатов, проходивших через мой отдел, за последние два года.
– Господи... – Ричард запустил обе руки в свою шевелюру. – Никто не посмеет обвинить главного куратора Британского музея в сокрытии улик – это просто невозможно!
– Сокрытие улик? – Прижав ладонь ко лбу, Александра с сомнением покачала головой. – Ты думаешь, дело только в этом?
Ричард сухо рассмеялся, а когда он заговорил, в его голосе зазвучала горечь:
– Пусть даже тебе удастся предъявить все твои бумаги: единственная возможность для тебя оправдаться и восстановить свою репутацию – объяснить, откуда взялись поддельные драгоценности, а значит, вовлечь в эту историю меня. Отец собирается обвинить тебя в некомпетентности, чтобы спасти себя и скрыть свое преступление. Доверие к тебе окажется подорвано навсегда, а отец благодаря удачным кражам и подлогу станет еще богаче, чем сейчас. Как ни велика моя ненависть к нему в настоящий момент, я все же не могу не восхищаться его способностью все продумать и предусмотреть.
– Наши с тобой отцы знают друг друга целую вечность. Как же мог профессор Атлер так поступить со мной?
– Потому что ты единственная, кто всегда защищал меня. В своей глупости я был просто слеп: мне и в голову не приходило, что мой отец способен на нечто подобное. Лорд Уэр не сможет вмешаться и опротестовать его обвинения, потому что ты сама, добровольно ушла из музея. Теперь у отца на руках все карты, причем на этот раз ему выпали одни тузы.
Александра бросила рассеянный взгляд на пару туфель, лежащих на кровати. Кристофер знает правду. Когда ее дело будет обсуждаться на собрании совета попечителей, он тоже окажется за общим столом. Но что он сможет сказать в ее защиту? Что она передала ему фальшивую драгоценность, которую украла из хранилища музея? У нее нет никаких доказательств, что профессор Атлер вообще прикасался к этой подделке. И как подобное свидетельство отразится на репутации самого Кристофера?
Александра сделала глубокий вдох и попыталась осмыслить все имеющиеся факты. Был ли весь этот гнусный сценарий порождением изощренного ума Ричарда? Хотя теперь это уже не важно. Как бы ей хотелось, чтобы все случившееся оказалось лишь дурным сном! Но весь чудовищный план был слишком тщательно продуман, в нем не оставалось места случайностям.
Александра перевела затуманенный слезами взгляд на Ричарда и увидела, что он уже почти закончил собирать вещи.
– Это ты сделал копию «Белого лебедя», которую я забрала из хранилища? – спросила она. – Должно быть, твой отец оценил ее весьма высоко, иначе бы он не стал рисковать, используя подделку?
Ричард невозмутимо встретил ее взгляд.
– Мне двадцать шесть лет, и это был, пожалуй, самый большой комплимент, который сделал мне отец за всю мою жизнь. Тогда он впервые признал за мной хоть какой-то талант, а теперь я могу угодить за это в тюрьму.
– Ты тщательно изучал фотографии и рисунки в моей папке, – спокойно сказала Александра. – Пока ты был у меня в кабинете, мисс О'Коннелл оставалась в коридоре, чтобы предупредить тебя, если кто-то появится поблизости. А потом ты брал экспонат из хранилища и делал слепок, так?
Ричард кивнул:
– Я знаю, ты считаешь меня фигляром и шутом, что ж, я и сам первый готов с этим согласиться. Один Бог знает, как я завидовал тебе всю свою жизнь. Ты можешь назвать меня безответственным и беспечным, но и только. Клянусь, я ничего не крал и не уничтожал – просто делал слепки, и все.
– Большая часть этих драгоценностей уникальна, Ричард, им нет цены. – Голос Александры окреп. – Ты вполне мог их повредить, делая свои слепки.
– Это что, очередная лекция Александры Маршалл? Если так, то я прекращаю наш разговор и ухожу.
Александра встала перед ним и сердито захлопнула крышку чемодана.
– Ты уже давным-давно ушел. Если теперь ты хочешь исчезнуть и начать другую жизнь, это твое дело, я не собираюсь тебя останавливать.
Она быстро прошла мимо Ричарда и вышла в коридор. При ее появлении Кристофер выпрямился. Александра молча кивнула ему, подавив ребяческий порыв броситься в его объятия и разрыдаться. Голубые глаза Кристофера казались ярче оттого, что он был небрит. Он даже не взглянул в сторону комнаты, из которой она только что вышла, и не спросил ее о Ричарде. Она просила его не вмешиваться, и Кристофер выполнил ее просьбу.
Должно быть, он считает ее непроходимой тупицей.
– Я готова ехать домой...
Казалось, весь мир вокруг Александры превратился вдруг в царство льда, и Кристофер был единственным живым существом в этом чужом и враждебном мире, способным согреть ее и успокоить.
Не в силах больше сдерживаться и не желая, чтобы Кристофер услышал ее рыдания, Александра торопливо спустилась по лестнице и вышла из лавки.
Почти вся обратная дорога в Лондон прошла в молчании. Когда Александра открыла глаза, ей показалось, что миновало всего одно мгновение с того момента, как она заснула. Кристофер сидел в карете напротив нее и, казалось, внимательно изучал что-то за окном: солнечный свет, проникая сквозь ветви деревьев, рисовал тонкие узоры на его загорелом лице.
Почувствовав на себе ее взгляд, Кристофер повернулся и, продолжая молчать, посмотрел ей в глаза.
Александра не собиралась, подобно страусу, прятать голову в песок при приближении опасности: теперь, когда стало известно все о преступлениях профессора Атлера, ей оставалось только избрать наилучшую линию поведения и тщательно придерживаться ее в дальнейшем.
Похоже, Кристофер не собирался нарушать молчание; поэтому некоторое время спустя Александра сама начала разговор:
– Что нам теперь делать?
– Тебе не приходило в голову, что, разрушив твою карьеру, профессор Атлер гораздо больше потеряет, нежели приобретет? Его финансовое положение и социальный статус очень сильно зависят от поддержки лорда Уэра. – Голос Кристофера звучал бесстрастно, и лишь в выражении его глаз можно было заметить волнение. – Каким мотивом должен руководствоваться человек, чтобы восстановить против себя такую могущественную особу, как лорд Уэр? Прежде чем вынести дело на обсуждение в совете попечителей, мне нужно получить ответ на этот вопрос. Вот только единственный человек, который может знать ответ, – твой отец.
Кровь отлила от лица Александры. Неужели Кристофер хочет, чтобы она пошла со всем этим к отцу?
– Он ни за что не станет разговаривать со мной, – тихо сказала она.
– Ну что ж, существует еще одна возможность. Ричард вполне мог украсть и заменить драгоценности. Тебе хотелось бы обсудить с правлением музея подобную вероятность? Если ты этого не сделаешь, это будет равносильно тому, как если бы ты своими руками вручила медаль профессору Атлеру. – Кристофер вынул из кармана рубин «Белый лебедь» и передал его своей спутнице. – Сейчас я думаю только о тебе и твоих интересах.
Александра резко отвернулась.
– Мне очень жаль. – К своему стыду, она не смогла сдержать слез, катившихся у нее по щекам. Разумеется, ей было ясно, что, бросая вызов человеку такого ранга, как профессор Атлер, Кристофер рискует гораздо больше, чем она. Ему нужно вести себя чрезвычайно осмотрительно, чтобы не вызвать гнев и осуждение общества, поставив под сомнение безупречную репутацию одного из самых уважаемых его членов.
Внезапно ее охватил страх. Во что она втянула Кристофера? И что теперь будет с ним?
– Иди ко мне. – Кристофер протянул к ней руку.
Александра спрятала голову у него на груди и беззвучно зарыдала, презирая себя за слабость и все же не находя сил, чтобы удержаться от слез.
Она глотала слезы и сама не знала, чего ей больше жаль. Александра оплакивала дружбу с Ричардом, свою карьеру археолога, свои несбывшиеся надежды. А еще ей было мучительно больно и страшно оттого, что, возможно, уже завтра Кристофер потеряет все, чего так долго добивался в жизни, потеряет свое будущее, если...
Ну нет, она не позволит ему погубить себя и ради этого готова поступиться принципами!





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В сердце моем - Томас Мелоди



Прочитайте, дуже добра книга ;)
В сердце моем - Томас МелодиЯна
10.03.2012, 15.22





Отличная книга!Советую!
В сердце моем - Томас МелодиСария
9.08.2013, 12.14





Несуразный роман, сюжет непродуман до конца, много лишних деталей, диалоги нелепы: 5/10.
В сердце моем - Томас Мелодиязвочка
10.08.2013, 0.25





Если бы было более оптимистичное окончание романа, мне кажется, он в целом смотрелся бы намного лучше! Почитать можно, он неплохой, но вот окончание... я немного разочарована...
В сердце моем - Томас МелодиИрина
19.10.2013, 15.50





Отличная книга.Хотелось бы почитать другие книги автора, кроме серии "Семья Донелли". Серия очень понравилась, это моя любимая книга.
В сердце моем - Томас Мелодиnatali
20.12.2015, 21.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100