Читать онлайн В сердце моем, автора - Томас Мелоди, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В сердце моем - Томас Мелоди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В сердце моем - Томас Мелоди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В сердце моем - Томас Мелоди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томас Мелоди

В сердце моем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17



Александра взялась за щеколду и замерла, потом прижалась ухом к двери и прислушалась. По другую сторону стоял Кристофер, и ей захотелось продлить это необычное ощущение предвкушения встречи. Сердце громко стучало у нее в груди, нервы были напряжены.
– Кто там? – громко спросила она. Кристофер ответил не сразу.
– Это я, Алекс! Открой же наконец эту проклятую дверь!
Александра не спеша повернула ключ. Она ожидала увидеть мисс Бейли, если не рядом с Кристофером, то по крайней мере в карете, в ожидании его возвращения.
Кристофер стоял, засунув руки в карманы, слегка наклонив голову. На нем был длинный шерстяной плащ. Он окинул внимательным взглядом Александру, и ей показалось, будто она стоит перед ним раздетая.
– Хорошая дверь...
Позади Кристофера клубился легкий туман. Улица была абсолютно пуста.
– Дверь и правда неплохая, вот только сейчас довольно поздно, чтобы наносить визиты.
– И все же я стою перед тобой, твой почтительный слуга...
– Почтительный? В самом деле? – Брови Александры взлетели вверх. – А может быть, ты здесь потому, что у меня есть нечто для тебя очень ценное? – спросила она с ноткой насмешки в голосе.
– Ну да. – Кристофер прислонился плечом к двери. – Я смог бы не одну неделю содержать любовницу на те деньги, что ты нашла у меня в кармане.
– Так ты повеса? – спокойно поинтересовалась Александра. – Мне кажется, нет. Хотя из тебя получился бы первостатейный распутник, если бы ты задался этой целью.
– И все-таки можно мне войти?
Александра посторонилась.
– А где твой экипаж?
Кристофер закрыл дверь и окинул взглядом комнату, отметив, что все аккуратно убрано, а в камине горит огонь. В его элегантном облике чувствовалась непринужденность, с которой держатся люди, умеющие хорошо одеваться. На нем был вечерний костюм; черный плащ и сюртук очень шли к его темным волосам, составляя резкий контраст с пронзительной голубизной глаз. Впрочем, Кристофер выглядел бы эффектно в любом наряде: каким-то непостижимым образом вещи на нем всегда сидели безупречно.
– Райан хотел показать Кэтлин музей, и Атлер устроил нам персональную экскурсию, позволив осмотреть каирскую коллекцию. А потом был обед. Это одно из преимуществ моего положения попечителя. После обеда всех развезли по домам.
«А ты остался», – заметила про себя Александра.
– Как тебе понравилась выставка? – спросила она вслух.
– Должно быть, те, кто ее готовил, настоящие романтики и без ума от истории.
– Принимаю это как комплимент.
– Это больше чем комплимент, Алекс. – Не снимая плаща, Кристофер пересек комнату, подошел к камину и протянул руку к изящным часам в форме купола, стоявшим на каминной полке. – Ты так замечательно все здесь устроила, я просто потрясен.
– На самом деле я вовсе не так уж беспомощна, как может показаться. – Александра направилась к столу, где рядом с небольшим ящичком, куда она сложила мелкие вещи, лежала пачка банкнот.
– О, я смотрю, ты даже отважилась сходить на рынок!
– Вряд ли для этого требуется специальное образование. Не вижу ничего сложного в том, чтобы принести себе продукты. Каждый товар продается в отдельной лавке, даже сладкое. – Александра сунула в рот мятный леденец и отвернулась.
Теперь Кристофер стоял у нее за спиной. От волнения Александра едва не проглотила конфету. Он снял перчатки, обошел ее, задев плечом, и, взяв из пакетика последний леденец, медленно поднес его ко рту и положил под язык.
– Я знаю, где были куплены эти конфеты. Магазинчик принадлежит очень приятной супружеской паре. Это лучшая кондитерская на Риджент-стрит.
Риджент-стрит! Так эти маленькие хулиганы потратили все ее деньги в одной из самых дорогих кондитерских в Лондоне!
Кристофер сунул руку в карман, достал пригоршню монет и бросил их на стол.
– Ты дала им слишком много, Алекс.
Александра в изумлении уставилась на деньги.
– Я заплатила им за то, что они исполнили мое поручение. Ты не имел права отбирать у них деньги.
– Им специально платят за то, чтобы они были у тебя на посылках и присматривали за домом. Эти сорванцы оберут тебя до нитки, если ты им все будешь спускать с рук.
– Я думала, они тебе нравятся.
– Это не имеет отношения к делу. Тебе нужно беречь деньги.
Александра тяжело вздохнула:
– Иногда ты умеешь быть таким страшным занудой, что это просто невыносимо.
– Ну что ж, в конце концов, меня обзывали и похуже.
– Должно быть, кто-то из твоей же собственной семьи, не иначе.
Стараясь держаться независимо, Александра выпрямилась и скрестила руки на груди. Кристофер прислонился к столу и принял ту же позу.
– Ты вроде бы хотела поговорить?
Александре захотелось отвернуться, чтобы не смотреть в глаза своему гостю. Казалось, из-за присутствия Кристофера в комнате стало невыносимо жарко.
– Ну, раз уж ты здесь. – Она отвела за ухо прядь волос, и в следующий миг Кристофер схватил ее за руку.
– Мне бы следовало прийти раньше, но я просто не мог вырваться. – Он провел пальцем по повязке на ее руке. – Что это у тебя?
– Я порезалась, когда пыталась снять корсет тупым ножом. – Александра высвободилась из его рук и отступила назад. Подвинув к себе стул, она неловко села, задев при этом стол. Кофейная чашка на столе жалобно звякнула. – Нож соскочил.
– Ты пыталась разрезать корсет тупым ножом? – недоверчиво переспросил Кристофер.
Александра решительно вздернула подбородок. Их нелепый разговор принимал нежелательное направление, и она решила поскорее перейти к делу.
– Отец считает, что ты пытаешься публично его унизить и, может быть, даже прибегнуть к шантажу...
Кристофер недоверчиво прищурился.
– И шантажировать его тобой? – презрительно фыркнул он. – Тебе не кажется, что уже немного поздновато для шантажа?
– Тебе все это представляется забавным?
– Честно говоря, Уэр всего лишь упрямый старый негодяй, и ты хорошо сделала, что ушла от него. Этим ты заслужила мое уважение.
– В самом деле? – нерешительно спросила Александра после небольшой паузы.
Кристофер снова взял ее руку и повернул ладонью вверх. Она настороженно молчала, глядя, как он распутывает повязку у нее на руке.
– Это вовсе не означает, что я одобряю те методы, которые ты избрала, чтобы бороться с ним, но все же не могу не восхищаться твоей храбростью. – Они оба уставились на порезанный палец Александры, который представлялся теперь самой безобидной темой для разговора. – Это простая царапина, – заявил Кристофер с заметным облегчением.
– Я и не говорила, что порезалась до кости.
– Тогда вряд ли стоило накладывать повязку.
– Конечно, это не такое серьезное ранение, как у тебя, – но все же мне довольно больно.
– Может быть, если поцеловать пальчик, тебе станет легче?
– Тьфу! – Александра мгновенно вырвала руку и спрятала ее за спину. – Так можно внести в рану инфекцию. – Взглянув на Кристофера, она с негодованием обнаружила, что он нагло смеется над ней. – Ты сменил тему и ушел от разговора.
Кристофер снова скрестил руки на груди.
– И это все твои важные новости?
– Мой отец потерял огромную сумму денег, – возразила Александра. – Ему пришлось взять ссуду в банке под залог лондонского дома. Похоже, ты являешься владельцем закладной и всех его векселей.
– Мне принадлежит множество закладных, – спокойно ответил Кристофер. – Моя компания – часть конгломерата, занимающегося инвестициями в недвижимость.
– Может, именно ты и есть привилегированный кредитор, обладающий правом наложения ареста на имущество должника, то есть на лондонский дом моего отца?
– Ты видела мое имя на документах, подтверждающих права кредитора? Возможно, их видел твой отец?
– Так было написано в письме от отцовского адвоката.
– И естественно, раз там было упомянуто мое имя, твой отец вообразил себе самое худшее.
– Папа входит в состав Королевской комиссии по общественным работам. Он думает, что ты вынашиваешь планы шантажа, чтобы заставить его поддержать твою кандидатуру при голосовании по какому-нибудь важному проекту.
Кристофер вскочил и, возвышаясь над Александрой, твердо взглянул ей в глаза:
– Я знаю твоего отца, Алекс. – Он горько усмехнулся. – А что касается остального, то точно на все вопросы смог бы ответить только мой поверенный.
– Но ты собираешься хотя бы выяснить, в чем тут дело?
– Я непременно сделаю это.
Разговор был закончен. Александра вжалась в сиденье стула, краснея от смущения.
– А теперь скажи мне, – Кристофер невозмутимо потянул за поясок у нее на талии, – тебе все-таки удалось снять корсет?
– Да. Но если я вдруг начну хрипеть и задыхаться, то это потому, что ты не даешь мне свободно дышать. – Александра не стала припоминать Кристоферу его слова о том, что она похожа на человека, пристрастившегося к опиуму, или о том, что любой здравомыслящий мужчина предпочтет встречу с инквизицией союзу с женщиной. Швырнув ему пачку денег, она холодно произнесла: – Уходи, пожалуйста, мне не о чем больше с тобой говорить. – Она проскользнула мимо него и, дрожа от гнева, открыла входную дверь. – Да-да, именно это я и хотела сказать. Уходи!
Кристофер даже не двинулся с места. В этот момент он был чертовски привлекателен и, конечно же, прекрасно знал об этом. Легкий ветерок принес с собой запах сырости и тумана. Кристофер подошел к двери и встал напротив Александры; потом, не сводя с нее взгляда, протянул руку и закрыл дверь.
– Меня беспокоит череда странных совпадений, которые преследуют нас обоих с момента нашей встречи. – Он на мгновение задумался и, как будто придя к какому-то решению, достал из кармана визитную карточку, на обратной стороне которой было нацарапано чье-то имя. – Ты помнишь дневного дежурного в музее, Поттера?
Встревоженная внезапной переменой в его тоне, Александра кивнула:
– Я каждый день проходила мимо него, спускаясь в хранилище. По-моему, он уже давно не появляется на своем посту: должно быть, уволился.
– Или его уволили.
Александра опустила голову, и непослушные волосы упали ей налицо.
– Да, – согласилась она. – Пожалуй, его рассчитали. Так ты за этим заходил в музей сегодня вечером? Искал Поттера?
– Если я не ошибаюсь, ты единственная, кто был как-то связан с известной кражей и кто все еще продолжает работать в музее?
Слова Кристофера заставили Александру засомневаться.
– Я как-то не задумывалась об этом, – озадаченно сказала она.
– Тебе это не кажется странным?
– Если рассматривать события под таким углом зрения, пожалуй, да. – Александра невольно задумалась над тем, почему Атлер до сих пор не уволил ее. – Видишь ли, в музее никто из работников надолго не задерживается, если не считать учёных-специалистов. Так было всегда.
Кристофер повертел карточку в руках и загнул пальцем уголок.
– Атлер всецело предан твоему отцу, верно?
– Они вместе выросли в нашем загородном поместье, в Уэре. Веришь ты или нет, но они друзья уже долгие годы. – Обеспокоенная серьезным тоном Кристофера, Александра в волнении подняла глаза. – Но к чему столько вопросов?
– Твой отец был сегодня вечером у Атлера. Мы вместе обедали.
Ошеломленная этой новостью, Александра зябко поежилась.
– Должно быть, там было на что посмотреть.
– Да. По крайней мере он все еще жив.
Александра скрестила руки на груди и внимательно взглянула на Кристофера:
– Так ты поэтому колебался, начиная этот разговор, – сомневался в моей беспристрастности? Ели тебе это важно, то знай, что мой отец использовал все свое немалое влияние, чтобы заставить Атлера взять меня на работу в музей. До недавнего времени я не знала об этом, но меня можно упрекнуть в том, что я осталась в музее после того, как узнала.
– Я никого ни в чем не собираюсь обвинять, – решительно сказал Кристофер. – И тем более не намереваюсь подвергать сомнению твою профессиональную компетентность.
– Надеюсь, что это так. И потом, я действительно хорошо знаю свое дело. – Внезапно Александре захотелось выступить на стороне профессора Атлера, потому что, защищая его, она защищала и себя. – Профессор Атлер лишь исполняет свой долг. Он просто пытается защитить музей – ты сам это говорил.
– Алекс...
– У него безупречная репутация, и если ты попытаешься бросить на нее тень, это лишь обернется против тебя. То же касается и Ричарда. Я знаю его всю свою жизнь – он никогда не сделал ничего такого, что могло бы причинить мне вред, потому что просто не способен на это.
Кристофер слушал ее многословные рассуждения, ничем не выдавая своего отношения; его лицо сохраняло бесстрастное выражение, и Александра рассеянным жестом заправила за ухо прядь волос. Ее пугало его непонятное молчание.
– А где «Белый лебедь», камень, который я тебе отдала? Удалось ли тебе что-нибудь узнать о настоящем рубине? – спросила она не совсем уверенным тоном. – Может, мне лучше забрать его обратно и вернуть в хранилище?
– «Белый лебедь» у Финли. – Положив карточку в карман сюртука, Кристофер задержал взгляд на стройной фигуре Александры, потом поднял глаза и посмотрел ей в лицо. – Мне следует обратиться к констеблю.
– Но ты ведь обещал, что не станешь этого делать. Ты не должен. Это разрушит всю мою жизнь. У нас по-прежнему нет никаких доказательств.
– В этом деле так много совпадений, что их нельзя больше игнорировать.
– Так, значит, на тебя все-таки произвело впечатление то, что я тебе сегодня сказала?
– Сказать по правде, твои слова не были для меня новостью, потому что мы с Уэром успели обменяться несколькими фразами сегодня вечером. Впрочем, говорили недолго и главным образом о тебе.
– Понятно. Потом ты решил прогуляться до моего дома, то есть попросту пересечь улицу, зная, что я тебя впущу и что он это увидит?
Кристофер беззлобно рассмеялся в ответ, и этот смех обезоружил Александру.
– Уэр покинул дом Атлера больше часа назад, так что никто не видел, как я сюда вхожу. Для всех я просто пошел прогуляться.
– В самом деле?
– Твой отец назвал тебя наивной. Он считает, что голова у тебя забита романтическими фантазиями, и ты не имеешь ни малейшего представления о реальной жизни. Конечно, перед этим он предложил рекомендовать «Ди энд Би» к участию в различных проектах строительства общественных сооружений и пригрозил засадить меня в тюрьму, если только я попробую его шантажировать.
Не в силах стерпеть это новое унижение, Александра попыталась спрятать лицо в ладонях, но Кристофер мягко коснулся ее подбородка и заставил поднять глаза. От его прикосновения Александру бросило в жар, ей мучительно захотелось погасить огонь, пылающий у нее внутри.
– Я уже не тот человек, которым был много лет назад, Алекс, – неожиданно тихо сказал Кристофер. В его голосе звучала такая страсть, что Александра невольно повернулась и посмотрела ему в лицо. – Танжер что-то убил во мне, и я думал, что навсегда похоронил в себе эти воспоминания. Последние несколько часов я только и делал, что пытался найти хоть какой-нибудь довод в пользу того, чтобы не приходить сюда.
Застенчивая улыбка тронула его губы. «Даже бесстрашный Кристофер Донелли подвержен приступам нерешительности», – подумала Александра, и сознание того, что именно она послужила причиной его сомнений, вдохнуло в нее силы.
– Похоже, ты растерял все свои аргументы. – Ее резкий тон заставил Кристофера удивленно поднять брови. – Но кажется, тебя не переехал пивной фургон, правда? – Александра нарочно передразнила ирландский акцент Кристофера, проявлявшийся у него лишь в минуты крайнего волнения.
– Я не могу уйти из «Ди энд Би», – ответил он, и Александра почувствовала, что Кристофер говорит искренне. Внезапно он показался ей необычайно уязвимым и незащищенным, и это застало ее врасплох. – Я никогда не смогу вести праздную жизнь, проводя время в ожидании очередного охотничьего сезона и чувствуя, как меня внимательно изучают сквозь увеличительное стекло. Ненавижу, когда меня пытаются контролировать. Моя жизнь – мое личное дело, и я сам ее сделал такой.
– Тебе когда-нибудь приходилось наблюдать, как люди пешком ходят на работу?
Кристофер презрительно скривил рот:
– Нет, пожалуй, не приходилось.
– Они идут одной и той же дорогой каждый день – туда и обратно. Это повторяется изо дня в день. Знакомая рутинная процедура приносит ощущение безопасности. В природе большинство видов животных существует таким образом.
Кристофер внимательно посмотрел на Александру, обдумывая ее слова. Неужели он угадал ее намек и понял, что она имеет в виду их обоих? Они могут продолжать ходить по проторенным тропам, по которым ходили годами, если не найдут в себе решимость изменить маршрут и сделать правильный выбор.
– А верно ли, что многие виды предпочитают любить своих самок, прижав их к стене? – Голос Кристофера прозвучал глухо: было похоже, что он с трудом сдерживает себя. – Ты даже не представляешь себе, что бы я хотел с тобой сделать прямо сейчас.
Он протянул руку к двери, но Александра удержала его. Ей уже не хотелось, чтобы Кристофер уходил. Теперь она другими глазами взглянула на то, что произошло сегодня между ними. Прикосновение к его сильному телу заставило ее сердце учащенно забиться, у нее перехватило дыхание. Внезапно ей показалось, что земля качнулась под ее ногами.
– Скажи, зачем ты пришел сюда сегодня?
Он молча смотрел на нее, не двигаясь с места. На фоне черного плаща Кристофера тонкая рука Александры казалась особенно белой и хрупкой.
– Скажи мне.
– Во всех грязных подробностях? – прошептал он, касаясь ее волос.
– Да.
Ей хотелось вечно стоять, окутанной пламенем, горевшим в его глазах. Кристофер отвел назад ее локоны, пригладил их, перебирая пальцами пряди, и коснулся рукой ее подбородка, заставляя поднять голову. Потом он наклонился и припал к ее губам с неожиданной страстью. Его поцелуй обжег ее губы, как жжет раскаленный металл, а язык с голодным нетерпением проник в сладостную глубину ее рта. Почувствовав внезапную слабость, Александра обвила его шею руками, вдыхая жар его тела, удивительный аромат, присущий лишь ему одному. Его ладони скользнули вниз, к ее животу и бедрам, заставляя ее раскрыться навстречу его неистовой жажде. Александра издала хриплый стон, когда его губы коснулись ее шеи и нежной кожи за ухом. Один-единственный поцелуй, и все их разногласия исчезли без следа. Еще ни одному мужчине не удавалось заставить ее забыть обо всем, ощущая лишь бешеные удары сердца и неистовый огонь желания. Никогда она не была так уверена в своих чувствах, как сейчас. Ни один мужчина не мог сравниться с Кристофером. Никто и никогда не испытывал к ней подобной страсти и не целовал ее так исступленно, до головокружения и ни один мужчина не обладал над ней такой властью, как Кристофер. Даже ее отец.
Александра почувствовала внимательный взгляд Кристофера и смутилась, как будто он мог прочесть ее мысли.
– Алекс... – Его голос звучал хрипло, в нем угадывались обещание и уверенная властность победителя.
Ресницы Александры дрогнули.
– Так сколько нынче стоит содержать любовницу?
Голубые глаза Кристофера сверкнули огнем, черным, как сама ночь.
– Ты хочешь, чтобы тебя содержали?
– Я... не знаю. – Александра вздернула подбородок, как будто обдумывая предложение. Она завидовала свободе Кристофера. Оба они хорошо знали, что ей никогда не удастся вырваться за пределы своего круга, и, может быть, Кристофер прав, считая что он стал ее грехом, попыткой взбунтоваться и дерзко бросить вызов всему миру, живущему по строгим, раз и навсегда установленным правилам. – А ты когда-нибудь занимался любовью, стоя у стены? – спросила она.
Он удивленно поднял брови, как будто не расслышал.
– Кристофер! – воскликнула Александра, чувствуя укол ревности.
– Странный вопрос.
– И что же это была за женщина?
На красивом лице Кристофера не мелькнуло и тени смущения.
– Она была женой одного майора в Нью-Дели.
Александра открыла было рот, чтобы ответить, но поняла, что не может произнести ни слова.
– Что сделано, то сделано, Алекс, – как-то отстраненно проговорил Кристофер. Он спокойно смотрел в глаза Александре, явно не испытывая ни замешательства, ни сожаления. – Тебя больше не было в моей жизни.
Только сейчас Александра начала понимать, что многое в душе Кристофера скрыто от нее и совершенно ей недоступно.
– Мне нравится идея насчет стены, – прошептала она, прижимаясь губами к его губам. Жар тела Кристофера проникал сквозь ткань ее капота, заставляя ее пылать от желания. – Я еще никогда не занималась любовью стоя.
Кристофер провел руками по телу Александры, наслаждаясь совершенством ее форм, и тихо прошептал:
– Погаси свет и задерни шторы, чтобы я мог отойти от стены. – Его голос был хриплым от желания.
С бешено бьющимся сердцем Александра принялась выполнять его просьбу. Она погасила лампы, одну задругой, задернула шторы в гостиной и, когда комната погрузилась в темноту, обернулась к Кристоферу.
Он успел снять плащ и сюртук и стоял теперь на пороге спальни, согнув руку в локте и вынимая запонку из манжеты. Его белоснежная рубашка была расстегнута, грудь обнажена. Не полностью задернутые занавеси на окнах открывали небольшую щель: бледно-янтарный свет уличных огней, проникая сквозь нее, ложился кружевным узором на паркет.
Кристофер молча протянул ей руку, и их пальцы переплелись, но Александра все же оставалась на месте, завороженная этим новым ощущением.
И тогда Кристофер тихонько потянул ее к себе.
– Иди сюда, – прошептал он.
Шагнув ему навстречу, она сразу же оказалась в его объятиях и услышала, как Кристофер чуть слышно произносит ее имя. Их поцелуй был жарким, нетерпеливым и закончился слишком быстро.
Капот соскользнул с плеч Александры и упал к ее ногам. Когда Кристофер поспешно снял с себя брюки, взгляд ее скользнул по его красиво очерченной груди, рельефным мышцам, темным волоскам, плоскому подтянутому животу и выделявшемуся шраму на мускулистом бедре.
В приглушенном свете кожа Александры казалось бархатной. Медальон, висевший у нее на груди, отливал мягким серебряным блеском и был теплым на ощупь. Теперь оба они, обнаженные, рассматривали друг друга открыто и без стеснения, пока Кристофер не приник губами к ее шее там, где трепетал и бился пульс.
– Ты предпочитаешь какую-то определенную стену? – спросил он, покрывая поцелуями ее горло.
По телу Александры прошла дрожь. Она хотела здесь, в спальне, как можно скорее ощутить в себе его плоть, почувствовать, как он проникает в ее тело все глубже и как теснее становятся их объятия.
– Здесь, – прошептала она, не в силах двинуться с места.
Перебирая пальцами спутанные пышные волосы Александры, Кристофер испытующе посмотрел ей в глаза, а затем поцеловал ее. Его нетерпение передалось Александре. Она прижалась к нему всем телом и ощутила волнующую твердость его восставшей плоти. Это открытие заставило ее затрепетать от страсти. Когда Кристофер коснулся губами ее груди, она выгнулась дугой и хрипло застонала. Его губы были горячими и влажными, и чем смелее становились его ласки, тем сильнее разгорался в ее теле огонь желания.
Александра обхватила руками Кристофера, царапая ногтями могучие мышцы его спины. Казалось, весь мир вокруг потускнел и утратил краски; оставалось лишь пронзительно-яркое ощущение близости Кристофера, прикосновения его губ, касания языка, жара ладоней и упругой твердости плоти.
Ладонь Кристофера скользнула по ее бедру и коснулась лона.
– О! – Она тут же замолчала, поглощенная новыми захватывающими ощущениями. Кристофер заставил ее раскрыться, отвечая на самые смелые ласки и требуя новых. Все ее тело пламенело от страсти; напряженная, как струна, она замерла, вбирая в себя то бесконечное блаженство, которое он дарил ей, а затем стала двигаться в ритме движений Кристофера, чувствуя нарастающий жар и бешеную пульсацию крови. Наконец, предвкушая близкую кульминацию, она снова замерла, прислушиваясь к своим ощущениям. В следующий миг все поплыло у нее перед глазами. Ноги подгибались, она не могла больше стоять.
Кристофер обхватил руками ее бедра.
– Впусти меня, – прошептал он голосом, хриплым от страсти. – Я хочу тебя, Алекс.
Теперь для нее не существовало ничего, кроме всепоглощающего ощущения их полного единства. Александра обвила ногами его пылающее тело и позволила ему проникнуть в себя, наслаждаясь его нетерпеливым натиском. Крепко прижимаясь к нему, она перебирала пальцами его волосы, прислушиваясь к страстному шепоту и слыша лишь свое имя, повторяемое снова и снова.
Внезапно Кристофер замер, и тут же по его телу прошла дрожь наслаждения. Александра почувствовала, как внутри ее пульсирует его плоть. Она вдохнула полной грудью божественный запах его тела и медленно открыла глаза, чтобы встретить восхищенный взгляд Кристофера. Он любовался ее лицом, как величайшим в мире сокровищем, в его глазах она прочитала любовь и нежность.
– Мне безумно хорошо с тобой, Алекс, – чуть слышно прошептал он.
Александра улыбнулась, нежно глядя на него из-под полуопущенных ресниц. Страсть уже пробуждалась в ней с новой силой.
– Мне тоже хорошо с тобой, Кристофер!
Он поставил ее на ноги, и их губы слились в поцелуе. На этот раз Кристофер овладел ею медленно, заставив пройти весь путь блаженства до конца и сполна насладиться каждым его мгновением. Тело Александры пылало, она с готовностью отвечала на его ласки, и он бережно прислушивался к каждому ее вздоху, к каждому порывистому движению. Наконец на смену нежности пришла настоящая страсть. Их1-ела слились воедино, охваченные неистовым желанием. Ногти Александры впились в плечи Кристофера, волосы разметались по плечам. Она плыла по волнам наслаждения, с радостью уступая властному натиску своего возлюбленного, и с каждым движением его горячего тела сила древнего, изначального волшебства уносила ее ввысь, к облакам, чтобы потом опустить на землю, возвращая к истокам.
Кристофер долго лежал, держа Александру в своих объятиях, их тела блестели от пота. Наконец она провела рукой по его волосам, и уголки ее губ дрогнули в улыбке. Хотя глаза ее были все еще затуманены, тело продолжало хранить воспоминания о только что испытанном чувственном наслаждении. Грациозно потянувшись, Александра снова уронила голову на подушку. Ее шелковистые волосы разметались и сложились в золотистый ореол вокруг головы. Кристофер не отрывал взгляда от ее лица. Словно зачарованный, он протянул руку и провел ладонью по груди Александры. Сейчас она походила на сказочную фею, в ее облике было что-то воздушное и неземное, как будто это прекрасная дриада явилась к нему из языческого леса.
– Ты останешься до утра? – спросила Александра, обводя пальцем контур его губ.
– Да.
Александра закинула ногу на бедро Кристофера и вдохнула его божественный запах.
– Я могла бы заниматься этим всю ночь, – заявила она, вытягиваясь и прогибая спину.
Кристофер мягко коснулся ее щеки.
– Может быть, и так, но, боюсь, мне потребуется некоторое время на то, чтобы восстановить силы.
Александра рассмеялась. Свет, пробивавшийся через щель между занавесками, мягко падал на ее бледное лицо.
Наблюдая за ней, Кристофер заметил, как веселое выражение глаз Александры сменилось задумчивостью и она рассеянным жестом отбросила волосы со лба.
– Интересно, откуда берутся твои знакомые вроде Финли и его мальчишек?
Кристофер нежно поцеловал ее в плечо.
– Мы с Финли оба были еще детьми, когда познакомились, – немного помедлив, ответил он.
Александра удивленно посмотрела на него:
– Как это?
Заметив ее недоумение, Кристофер не выдержал и опустил глаза.
– Когда мой отец впервые привез нас сюда из Ирландии, мы жили недалеко от Холборна, – объяснил он. – Благодаря помощи человека по имени Майкл Бейли отцу предложили место ассистента научного сотрудника в области металлургии в университете. Мне тогда было пять лет, а к тому времени, как мне исполнилось семь, Финли, мой брат Дэвид и я уже вовсю работали на местных уличных головорезов. Наша роль заключалась в том, чтобы пролезать в форточку выбранного заранее дома и открывать двери для грабителей. – Кристофер печально улыбнулся. – Потом нам пришло в голову, что легче научиться вскрывать замки при помощи отмычки.
– И что было дальше?
– Я выучил все языки, на которых говорили в нашем районе иностранцы – большинство из них были наемными рабочими и горбатились в доках. Благодаря моей матери я выучился читать и стал делать большие успехи. Вскоре после этого одно из отцовских изобретений опубликовали в научном журнале, и Бейли помог нам переехать в другое место. Меня отправили учиться и усадили в класс, где несносный учитель не давал мне спокойно жить последующие восемь лет. В конце концов мне удалось закончить школу, и даже с довольно неплохими результатами, так что меня приняли в Королевское военное училище в Вулидже. Вот и вся история моей жизни. – В глазах Кристофера неожиданно заплясали насмешливые искорки.
– Ты никогда раньше мне об этом не рассказывал...
– Финли содержит небольшой гимнастический зал в Холборне, – прибавил Кристофер, разглядывая линии на своей ладони, – а я оказываю ему финансовую помощь – помогаю проводить боксерские соревнования и поддерживаю программы, связанные с детьми. Этим ребятам нужно какое-то место, где они смогли бы поесть и выспаться не хуже, чем дома. – Он поднял глаза и посмотрел на Александру в надежде, что она поймет то, что он хочет сказать. – Это нечто глубоко личное, между мной и моим Создателем, можно сказать, частное дело. Просто я в долгу перед Творцом.
Глаза Александры заблестели, и она посмотрела на Кристофера с любовью и восхищением:
– Ты когда-нибудь расскажешь мне об Индии? Это поможет мне понять...
– Понять что? – Кристофер приник губами к нежному изгибу ее шеи. – Я работаю каждый день, а еще я ем и сплю. От случая к случаю, если позволяет время, я люблю покататься верхом, а иногда позволяю себе заняться криминальными расследованиями. Не так давно я даже умудрился завязать романтические отношения с одной капризной дамой, и это самое удивительное событие в моей жизни.
Александра приподнялась на локтях и опрокинула Кристофера на подушки. – Но почему?
– Потому что... я думал, это уже невозможно. – Он нежно обвел кончиком пальца линию ее брови. – Невозможно снова испытать прежние чувства.
Слова, готовые сорваться с языка Александры, замерли, в то время как глаза ее вспыхнули зеленым огнем.
– А она хорошенькая – та дама, героиня твоей романтической истории?
Ну да... если не считать случаев, когда ее только что освободили из кутузки или когда она основательно намокла под дождем. – В последующие несколько минут внимание Кристофера было полностью поглощено вызывающе соблазнительными губами Александры. – И... я нахожу ее... интересной.
Александра нежно провела рукой по его волосам.
– О, она тоже находит тебя интересным, поверь!
В соседнем доме, отделенном от них лишь внутренним двором, кто-то начал играть на фортепьяно. Александра, не выдержав, улыбнулась, а Кристофер, возмущенный подобной беспардонностью, приподнял голову от подушки.
– Эта сумасшедшая хотя бы знает, который час?
– Просто она без ума от своей музыки. – Весело смеясь, Александра принялась накручивать на палец курчавые завитки, украшавшие грудь Кристофера. Дождавшись, когда он поднимет на нее глаза, она снова заговорила: – Ты веришь в судьбу?
– Это риторический вопрос? – Губы Кристофера коснулись ее волос. – Или, может, начало религиозно-философского диспута? Если речь зайдет о философии, то мне лучше одеться.
– Я серьезно. – Александра подперла щеку рукой. – Ты когда-нибудь думал о том, что мы встретились вновь, после стольких лет, благодаря лишь случайному стечению обстоятельств? Удивительно, что так совпали место и время.
– Никто из нас не планировал эту встречу заранее, и мы не договаривались встретиться у входа в музей...
– Просто мы с отцом были приглашены в тот день на обед, чтобы встретиться там с профессором Атлером и познакомиться с новыми членами попечительского совета. Отец не знал, что ты тоже будешь в числе гостей. Хотя я опоздала и нам пришлось пропустить церемонию, но в этот же день, вечером, вместо того чтобы уйти через служебный вход, я воспользовалась центральным, и мы с тобой все же встретились. Это судьба.
Глаза Кристофера вспыхнули. Казалось, ему в голову пришла какая-то неожиданная мысль. В отличие от Александры он не слишком-то верил в судьбу, но, как и она, отдавал должное аналитическому подходу и теперь пытался осмыслить то, что услышал.
Внезапно к фортепьянным аккордам добавилась трель, выводимая высоким сопрано, и Кристофер вздрогнул от неожиданности.
– Ты скоро съедешь отсюда. Как только окончится сезон, мы найдем тебе более подходящее место.
В ответ Александра лишь пожала плечами:
– А что, если я не хочу уезжать?
Кристофер нежно пригладил рукой ее волосы:
– Тебе здесь не место, Алекс. Только не говори мне, что переехала сюда ради того, чтобы бросить вызов отцу, – ты можешь продолжать противоборство с ним в любом другом месте. В конце концов, почему бы не выбрать для этого более приемлемые условия?
– Он считает, что без него я ни на что не способна...
– И ты решила доказать ему обратное!
– Нет, – тихо сказала она. – Я просто хочу жить.
Кристофер удивленно посмотрел на свою возлюбленную:
– Но ты ведь объездила весь мир, Алекс, и где ты только нежила...
– Верно. И нигде, ни в одном городе, не оставалась дольше чем на несколько лет. Из-за этого у меня никогда не было подруг. Мне так отчаянно не хватало дружеского общения, что даже приходилось насильно заставлять Ричарда играть со мной в чаепитие. Я надевала ему на голову нижнюю юбку, чтобы было похоже, будто у него длинные локоны, и говорила, что если он хочет сидеть со мной за моим роскошным чайным столом, ему придется стать девочкой. Бедняге тогда было пять лет.
– И он позволял тебе все это с собой проделывать?
Александра улыбнулась:
– Он следовал за мной повсюду, как хвостик. А потом мы собирались вместе стать учеными и исследовать неизвестное, совершая великие открытия. – Она смущенно опустила глаза. – Так что, понимаешь... когда ты сегодня спросил меня об отношениях профессора Атлера с моим отцом... если я реагировала слишком остро, то прошу прошения. У тебя есть братья, сестры, племянницы и племянники, и все они тебя любят. И это будет с тобой всегда.
Кристофер с нежностью посмотрел на Александру. Он не стал спорить с ней, лишь провел рукой по ее груди и коснулся бедер.
– Когда я лежу рядом с тобой, обнаженной, мне приходит в голову великое множество идей по поводу того, как ты могла бы распорядиться своим ртом, вместо того чтобы разговаривать.
Кристофер склонился над ней, и в следующее мгновение они снова слились в тесном объятии. Он обхватил руками ее бедра и перевернулся на спину, крепко прижимая ее к себе. Теперь Александра возвышалась над ним, словно они были единым существом, продолжением друг друга.
– Мне тоже нравится эта поза, – прошептала она. Кристофер открыл глаза и встретил ее сияющий взгляд.
– Как ты хороша, Алекс! Тебе даже не представить этого.
Переплетясь телами, они продолжали смотреть друг другу в глаза. Им не были нужны слова, они оба испытывали одно и то же чувство пьянящего восторга, более крепкого и чистого, чем самое выдержанное вино.
Хриплое дыхание вырывалось из груди Кристофера, сердце билось в исступленном ритме. Александра затрепетала в его руках, выгибая спину. Ее нежная грудь с розовыми бутонами сосков, казалось, была создана для того, чтобы он ласкал ее. Александра наклонилась, чтобы поцеловать Кристофера, и их пальцы переплелись, дыхание смешалось...
И тут же тихий стук, донесшийся снаружи, заставил Кристофера досадливо поморщиться. Ему хотелось отгородиться от всего на свете, но реальность настойчиво вторгалась в их мир и пыталась отвлечь их друг от друга. Александра вздрогнула и замерла.
Приподнявшись на локте и прислушавшись, Кристофер убедился, что кто-то действительно стучит во входную дверь.
– Миледи. – Потом стук смолк. Послышался приглушенный голос уже со стороны окна.
Александра в волнении взглянула на Кристофера.
– Это Мэри и Альфред, – тихо сказала она.
– Как, в это время?
– Я сейчас открою, Мэри! – крикнула Александра, отстраняясь от Кристофера. Она искренне надеялась, что ей удалось успешно изобразить пробуждение ото сна.
«Ну почему именно сейчас?» Кристофер с трудом удержался от того, чтобы не застонать, и потянулся за своими брюками. Однако когда он заметил, как Александра прикрыла рот ладонью, чтобы не рассмеяться, на его губах тоже появилась улыбка. В конечном счете, все происходящее действительно выглядело довольно комично. Казалось, неожиданно они вновь почувствовали себя совсем юными, – ведь им вновь приходилось прятаться и бояться, что их обнаружат, и это определенно придавало прежнюю прелесть их отношениям.
– Комната для слуг наверху, – прошептала Александра, набрасывая на себя капот. – Ты сможешь уйти, когда я отведу их на второй этаж.
– Давненько мне не доводилось скрываться подобным образом под покровом ночи. – Кристофер, усмехаясь, принялся торопливо заправлять рубашку в брюки.
– И когда же тебе пришлось бежать в последний раз?
Подойдя к Александре, Кристофер принялся застегивать крошечные пуговки у нее на капоте.
– Помнишь тот день, в Танжере, на конюшне, – он притянул Александру к себе, и его голос неожиданно стал хриплым, – когда ты пыталась проткнуть меня вилами? Я думал, там на сене нам обоим придет конец из-за проклятых блох.
Александра обняла его рукой за шею. Она едва удерживалась от смеха.
– Так ты все-таки не забыл. – Она прижалась губами к его губам.
Наскоро пригладив волосы, Александра, приняв подобающую позу, выплыла из комнаты с видом королевы, и дверь за ней закрылась.
Хотя после ее ухода до Кристофера сразу стали доноситься приглушенные голоса, он и не думал прислушиваться к тому, что происходило в другой половине дома, и все размышлял над словами Александры. Сказав ей однажды, что вовсе не вспоминал об их прошлом, он солгал, так как отчетливо помнил каждый день из тех, что они провели вместе.....






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В сердце моем - Томас Мелоди



Прочитайте, дуже добра книга ;)
В сердце моем - Томас МелодиЯна
10.03.2012, 15.22





Отличная книга!Советую!
В сердце моем - Томас МелодиСария
9.08.2013, 12.14





Несуразный роман, сюжет непродуман до конца, много лишних деталей, диалоги нелепы: 5/10.
В сердце моем - Томас Мелодиязвочка
10.08.2013, 0.25





Если бы было более оптимистичное окончание романа, мне кажется, он в целом смотрелся бы намного лучше! Почитать можно, он неплохой, но вот окончание... я немного разочарована...
В сердце моем - Томас МелодиИрина
19.10.2013, 15.50





Отличная книга.Хотелось бы почитать другие книги автора, кроме серии "Семья Донелли". Серия очень понравилась, это моя любимая книга.
В сердце моем - Томас Мелодиnatali
20.12.2015, 21.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100