Читать онлайн Пусть будет лунный свет, автора - Томас Мелоди, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пусть будет лунный свет - Томас Мелоди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.7 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пусть будет лунный свет - Томас Мелоди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пусть будет лунный свет - Томас Мелоди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томас Мелоди

Пусть будет лунный свет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

– Позвольте налить вам еще кофе, ваша светлость?
Майкл поднял глаза. Пронизывающе ледяной ветер бросал соленые брызги на нижнюю палубу пакетбота «Северная звезда». Майор, вытянув длинные ноги, сидел в шезлонге и лениво наблюдал, как жена ухаживает за своей кобылой. На столике рядом с ним стояла пустая чашка из-под кофе. Не выдержав промозглой погоды, Александра и Грейси укрылись в теплой каюте.
– Черный, пожалуйста, – ответил Майкл.
Накатила очередная волна, корабль качнуло, и стюард с трудом сохранил равновесие. Вот только кофе из кофейника выплеснулся на стол.
– Простите, ваша светлость, я сейчас принесу другую чашку, – склонился в почтительном поклоне стюард.
Когда волна на море стала выше, пассажиры ушли с палубы, остались только Майкл и Бриана. Его жена, с трудом удерживая равновесие, добралась до поручней и схватилась за них. Последний час он молча наблюдал за ней и терпеливо ждал, когда она покорится неизбежному. Однако Бриана никогда не сдавалась.
– Что-нибудь еще, ваша светлость? – спросил вернувшийся стюард, протягивая Майклу на подносе чашку горячего ароматного кофе.
– Нет, благодарю вас. Стюард вытер тряпкой стол.
– Море сегодня разгулялось, вон какая высокая волна идет. Чуть ли не все пассажиры в лежку лежат по каютам. Ужин будет подан в столовую холодным.
– Такая погода, наверное, обычное дело для этого времени года?
– Ваша светлость совершенно правы. – Стюард бросил мокрую тряпку на поднос. – Если чем-либо смогу вам услужить, дайте знать. Я ответственный за вашу каюту.
Майкл задумчиво посмотрел вслед стюарду. Чуть дальше за самодельными стойлами для лошадей двое молодых офицеров в полковой форме собирались сразиться в палубный шаффлборд и то и дело бросали взгляды на его жену. Майкл откинулся поудобнее в шезлонге, скрестил ноги и, наслаждаясь царившим вокруг покоем, взял чашку кофе.
Он видел, что Бриана то и дело поглядывает в его сторону, наблюдая, как он размешивает в чашке сахар, и знал, что она все время думает о нем, также как он о ней. Даже спустя три недели после свадьбы он заставлял ее сердце учащенно биться.
Она не привыкла чувствовать себя чьей-то собственностью.
Всегда заботилась о себе сама и самостоятельно принимала любые решения. Но за последние несколько месяцев она умудрилась лишиться девственности, здравого смысла и напоследок свободы. Видимо, некоторые мужчины обладают способностью плохо влиять на женщин.
Крепко держась за поручни, Бриана уже раскаялась в своем упрямстве. Капор сорвало с головы ветром и не унесло лишь потому, что его задержали завязанные под подбородком ленты. Пакетбот сильно качало, порывистый ветер швырял в лицо холодные соленые брызги. И тут на ее руки легла знакомая мужская ладонь.
– Пойдем, принцесса. – Майкл обнял ее и привлек к себе. – Пора спуститься вниз.
Он подхватил Бриану на руки и уверенно понес.
– За кобылой я пригляжу, – сказал он.
Бриана устало положила голову на крепкое плечо мужа.
– Спасибо, – сухо поблагодарила она. – Ноги вдруг перестали меня слушаться.
– Я как раз подумываю о том, чтобы и эту услугу включить в перечень моих супружеских обязанностей.
Бриана знала, что Майкл раздосадован тем, что она решила пойти на верхнюю палубу покормить свою кобылу, отказавшись от помощи стюарда да вдобавок настояв на том, что за своей лошадью она присматривать будет сама.
Каюта была обставлена плюшевыми креслами и низкими столиками, на которых стояли фигурки итальянского мрамора резца Брокателли. Это отчего-то смущало Бриану, пока Майкл, бережно усадив жену в кресло, снимал с нее обувь и чулки.
– Грейси и Александра чувствуют себя не лучше, – сообщила Бриана, выбивая зубами барабанную дробь. – Мне говорили, что в это время года море здесь бывает очень бурным.
– Атлантика в январе всегда такая, – объяснил Майкл и, подхватив ее под мышки, поставил босыми ногами на ворсистый ковер. – Холод невыносимый.
В голосе его звучал легкий упрек.
– Я у тебя в долгу.
– Твоими бы устами, моя милая... – Он ласково приподнял ее подбородок. – Включи и этот должок в мой счет, хорошо?
– Ты же знаешь, каково мне.
– Когда мы наконец приедем домой, я лично передам тебе этот чертов счет, Бриана. Это доставит тебе радость?
– Да.
С каким все же пренебрежением он относится к тому, что для нее так важно!
Корабль снова ухнул куда-то вниз, и Бриана буквально упала на Майкла.
– С лошадьми ты закончила? – спросил Майкл, ласково запустив пальцы в ее волосы.
Бриана посмотрела на него и буквально возненавидела его цветущий здоровый вид.
– По правде говоря, я испытала бы настоящую радость, если бы и ты заболел морской болезнью.
– Нисколько в этом не сомневаюсь.
– Ты бы тогда стал... – Она запнулась, подбирая нужное слово. – Как же это сказать...
– Покладистым? – спросил Майкл, неся ее в спальню. – Беспомощным?
– Все ирландцы любят поминать дьявола и британцев в одной связке, ваша светлость. Но я никому не пожелаю чувствовать себя беспомощным или зависеть от чьей-то милости. Это очень плохо.
– Вне всякого сомнения, – хмыкнул Майкл, и у него едва заметно дрогнул уголок рта. – За тобой, принцесса, это как раз водится. – Он стал помогать ей снимать платье. – Если другие дебютантки высшего света только и делают, что строят глазки своим поклонникам, то тебе доставит удовольствие ни одного не удостоить своим вниманием.
– Очень забавно, Майкл. – В первый момент ей захотелось дать отпор двусмысленному выпаду, однако она тут же призналась себе, что аналогия эта ей пришлась по душе.
Впрочем, не будь ей сейчас так плохо, Майклу мало бы не показалось.
– К моему счастью, твоя винтовка тогда, в оазисе, не была заряжена, – сказал он. – Подумать только, еще в то время ты могла избавить себя от этой напасти.
– Какие ужасные вещи ты говоришь!
– В таком случае, леди Рейвенспор, скажите, вы своей жизнью довольны?
В иллюминатор начал барабанить ледяной дождь. Наконец и нижняя рубашка отправилась в общую кучу к платью, чулкам и прочей одежде, и Бриана предстала перед мужем в чем мать родила. Она открыла глаза и посмотрела в его красивое лицо. Она не нашлась, что ответить на его вопрос, и отвела взгляд. Что-то в ней изменилось, потому что ей нравилось зависеть от Майкла.
На плечи ей легло мягкое ватное одеяло, уютно скользнуло вдоль тела, и она ощутила нежный аромат сандала.
– Как ты думаешь, доктор не забыл хорошенько укрыть Александру и Грейси? – спросила Бриана.
Майкл укутал ее и усадил на край кровати. Потом плеснул в два бокала бренди и протянул один Бриане:
– Пей.
Сам Майкл, запрокинув голову, залпом опорожнил содержимое бокала. Бриана последовала его примеру. Жидкость обожгла ей горло. Она закашлялась и никак не могла остановиться. Но через секунду-другую почувствовала тепло во всем теле и упала на подушку. Ее стало клонить ко сну.
– Вы все умеете, ваша светлость. Представляю, скольким людям вы помогли, – пробормотала Бриана.
Майкл забрал у нее бокал и остался стоять у кровати, любуясь женой. Бриана уже спала. Работа на государственной службе в Египте требовала терпения и некоторых познаний в медицине. Переломы конечностей, дизентерия. Приходилось принимать даже роды.
– Для того чтобы угостить упрямую жену стаканом бренди, умение хирурга вряд ли потребуется, – пробормотал он и, поставив стакан на стол, обошел кровать и подоткнул под Бриану одеяло. Затем проверил, достаточно ли угля в печке, и вышел из каюты, тихонько затворив за собой дверь. Он вернулся на палубу и обнаружил там еще одного ненормального, который держался за поручни. Майкл стал вглядываться в спину мужчины, но тут его обдало ледяными брызгами, и он, чертыхнувшись, поднял воротник, опустил голову и начал пробираться к кобыле жены. Даже отсюда он мог слышать, как бухает о переборку незапертая верхняя половина двери стойла. За лошадьми, конечно, присмотреть было некому – шторм разогнал всех. Так что Майкл поспешил покрепче привязать кобылу и запер дверь на задвижку. Потом то же самое проделал и с остальными лошадьми.
Он разрешил Бриане взять с собой в Англию ее кобылу. Это было для нее важно, и он старался изо всех сил, чтобы успеть сделать все за то короткое время, которое у них оставалось перед отъездом из Каира.
Ничего больше она у него не просила, хотя право на это у нее было. Пока оставшуюся неделю он был занят в консульстве, она сумела собрать зимний гардероб для себя и своей служанки да еще заказать ему зимнее пальто, которое, как ни удивительно, сшили за пару дней до отъезда. Она также привела в порядок свои банковские счета. Он знал, что для Брианы очень важно уехать с ним на равных. Но когда в браке с упорством, достойным лучшего применения, во всем стремятся сохранить самостоятельность, это лишний раз свидетельствует о том, что упрямство лишено мудрости.
Корабль снова стало швырять из стороны в сторону, и Майкл, схватившись за поручни, двинулся в обратный путь. Добравшись до входа, он с удивлением обнаружил, что дверь заперта. Обернулся и увидел, что мужчины, стоявшего чуть в отдалении у поручней, нет. Чертыхнувшись, Майкл поднялся вверх по лестнице к другому входу, безуспешно пытаясь увернуться от то и дело с шумом накатывавших ледяных волн. Когда наконец он попал внутрь, то оказался вымокшим до нитки и был вне себя от ярости. Он специально спустился вниз, чтобы проверить дверь. Оказалось, она не заперта. В коридоре пахло лекарством. Майкл вернулся, подошел к двери своей каюты и убедился, что она заперта. Постояв в раздумье, он тряхнул головой и постучал в соседнюю каюту. Дверь приоткрылась, и он увидел леди Александру.
– Майор Фаллон? Где вы так вымокли? Проходите, пожалуйста. – И она, шурша юбками, отступила в сторону, пропуская Майкла в каюту.
– Вы не открывали дверь? – поинтересовался он. – В коридоре пахнет лекарством, как в больнице.
Леди Александра показала ему мокрую тряпку, которую держала в руке.
– Мы с моей служанкой ухаживаем за Грейси. Ей совсем плохо. Стюард только принес еще тряпок. Спасибо, что днем прислали доктора.
– Это Бриана. Она очень беспокоилась. Надо, чтобы врач и ее осмотрел.
– Надеюсь, вы не откажетесь от чашки чаю, ваша светлость? Или вы предпочитаете, чтобы вас называли майором?
, Майкл подошел к иллюминатору и вгляделся в царившую за бортом темноту.
– Вы же моя свояченица. Так что зовите меня лучше Майклом. – Он с легким поклоном принял из рук леди Александры чашку чаю. – Что же касается майора, то по возвращении в Англию мне придется забыть об армейской карьере. – Он подцепил ложечкой маленькую веточку мяты с крохотными листьями, поднес к глазам и снова отправил в чашку. – Полагаю, это чудодейственное средство против рвоты?
– Мята благотворно действует на желудок, – улыбнулась леди Александра.
Майкл сделал глоток, одобрительно кивнул и вопросительно посмотрел на дверь, которая вела в каюту Грейси. Александра положила руку ему на плечо:
– Сегодня с ней будет ночевать моя служанка.
– Моя жена и Грейси давно знают друг друга?
– Грейси помогала Бриане появиться на свет. Была рядом с ней, когда ее мать отошла в мир иной. Смерть матери Бриана перенесла очень тяжело.
Майкл еще раз вгляделся в темноту в иллюминаторе. Где-то там, за невидимым сейчас горизонтом, лежит Англия.
– Вы давно не были дома? – вежливо поинтересовалась Александра.
– Очень давно. Двенадцать лет. Никаких иллюзий в связи с возвращением домой я не питаю. – Отвернувшись от иллюминатора, он посмотрел на леди Александру и отпил еще немного чаю. – Англия осталась такой же промозглой, какой я ее запомнил.
– Когда приедете, то куда отправитесь?
– У моей семьи в Лондоне своя резиденция, – ответил он. – Какое-то время мы поживем там, пока я не приведу в порядок все свои дела. К тому же Бриане надо будет привыкнуть к новым местам.
– Вы ее недооцениваете, – улыбнулась Александра. – У нее огромная сила воли. В пустыне Бри три дня не давала мне умереть. Уберегла меня – и, между прочим, себя тоже! Ее упорство не знает границ. И она меня любит. Любит достаточно сильно для того, чтобы, сгибаясь в три погибели над столом в пыльных архивах и мучаясь от плохого знания французского языка, помочь мне доделать мою книгу, которую если кто и будет читать, так всего лишь маленькая горстка полупомешанных ученых. Все дело в том, что у нее потребность оберегать меня от моих близких, – объяснила Александра. – Вам она предана. А ведь вы не ирландец.
– Так вы тоже вроде не из тех мест, – иронически приподнял бровь Майкл.
– Верно, – согласилась Александра и, в свою очередь, задумчиво посмотрела в темноту за иллюминатором. – Мы с Кристофером уехали из Англии вскоре после свадьбы. Не могу сказать, что к тому времени у нас сложились безоблачные отношения с его семейством. Буду весьма удивлена, если меня кто-нибудь приедет встречать.
Майкл поставил блюдце с пустой чашкой на столик.
– Ваш муж отправил телеграмму своей семье накануне нашего отплытия из Александрии. Вас непременно встретят. На что угодно готов поспорить. Вы же часть их семьи. Одна из них.
Александра весело рассмеялась:
– Полагаю, вы-то можете говорить о Донелли «их семья». Это очень сплоченная, очень практичная семья. Своими интересами ни за что не поступится. – Она покачала головой и заметила: – Конечно, Каир не самое удачное место для рождения младенца. Но все равно этот отъезд мне не по душе. – Положив ладонь на свой округлившийся живот, Александра заметила, как внимательно смотрит на нее Майкл. – Простите мою нескромность. Боюсь, женитьба на одной из Донелли порушила всякое чувство собственного достоинства.
– Миледи, я не противник нескромности, – улыбнулся Майкл.
Бриана вошла в большую гостиную и огляделась. Находилось в ней всего несколько человек. В углу негромко играл оркестр, однако танцующих пар видно не было. В глубине зала сидел Майкл, задумчиво склонившись над шахматной доской.
Когда она в конце концов выбралась из кровати (а случилось это уже после полудня), Майкла в спальне не было. Утром она позавтракала вместе с ним потому лишь, что он просто заставил ее поесть. После этого залезла под одеяло и вновь провалилась в сон. Почувствовав себя немного лучше, она сначала заглянула к Александре с Грейси, а потом, поднимаясь на палубу, встретила стюарда, который ей доверительно сообщил, что Майкл вчера поздно вечером накормил ее лошадь.
– Ваш супруг, леди Рейвенспор, сидит у окна, вон там, – сказал стюард, почтительно протянув ей меню.
Она никак не могла привыкнуть к своему новому имени. Бриана подошла к Майклу.
– Надеюсь, ты еще не успел поужинать, – заметила она, сделав знак стюарду положить меню на стол перед Майклом.
– Что еще пожелает ваша светлость? – склонился перед Майклом стюард.
– Ничего, благодарю вас. Майкл лениво посмотрел на жену.
– Кухня, между прочим, уже закрыта. Ты что, принудила кока заняться твоим заказом? Или хватило одной лишь твоей улыбки?
– Ни то ни другое. Я пообещала ему, что ваша светлость напишет хвалебный отчет капитану о его выдающихся кулинарных способностях. Кажется, он не прочь продвинуться по службе и дорасти до шеф-повара, а рекомендация герцога в папке личных благодарностей для него дорогого стоит.
– Ты так думаешь? – спросил Майкл, взявшись за ферзя.
Бриана поймала себя на том, что не может глаз отвести от его рук. Музыканты заиграли медленный вальс. Майкл снял китель и повесил его на спинку кресла. Бриану обуревали самые противоречивые чувства. Вина. Сожаление.
И громадное облегчение.
Месячные у нее начались в срок. Ей надо было сказать об этом ему. Хотя она по-прежнему верила, что Майкл поступил со всех точек зрения правильно, червь сомнения не давал ей покоя. Теперь, когда настоящая причина этого брака больше не стояла на повестке дня, он мог снять с себя всякую ответственность за нее. Или оставить все, как прежде.
– Как ты себя чувствуешь? – спросил Майкл.
– Ожившей. – Бриана села в кресло напротив. – Спасибо за лошадь. И за то, что вчера вечером проведал Грейси. Это было очень благородно с твоей стороны. _
Он пристально посмотрел на нее:
– Я вообще благородный человек.
– Нет. Ты бываешь благородным, но не всегда и не во всем. Когда захочешь, можешь быть колдовски очаровательным. И выглядишь очень даже ничего, симпатичный. Твоя военная форма всегда вычищена до блеска, но никто, кроме тебя, этого не видит. Мы с тобой по-разному смотрим на брак.
– Теперь благодаря тебе я это понял.
Бриана расправила на коленях юбки. Когда она находилась рядом с мужем, многое в себе она просто переставала понимать.
– Я хочу, чтобы ты знал: ребенка не будет. – Бриана изо всех сил старалась произнести это спокойно. Она ожидала с его стороны гнева, разочарования, обвинения в том, что она ни за что ни про что сломала ему жизнь. – У меня сегодня месячные начались, это на тот случай, если ты окажешься слишком щепетильным, чтобы спросить, как я это узнала.
– Я вовсе не щепетилен, Бриана. Я склонен был считать, что так оно и будет.
Кровь бросилась ей в лицо.
– Еще неделя, и мы будем в Англии. Я согласна на расторжение брака. Ты сможешь идти своей дорогой, а я пойду своей.
– И куда же ты, Бриана, направишь свои стопы? Испуганная его вопросом, но испытавшая облегчение оттого, что он спросил об этом без какого-либо подвоха, она опустила глаза. На самом деле ей никуда, как он выразился, направлять свои стопы не хотелось и она произнесла первое, что пришло на ум.
– В Индию. – Кристофер как-то туда ездил. – В Гималаи.
В лице Майкла не дрогнул ни единый мускул, только взгляд немного потеплел.
– Тебе не кажется, что это оскорбительно? Мы женаты всего три недели, а ты уже хочешь бросить меня ради Гималаев?
Бриана едва удержалась от смеха.
– Я подумала, что ты будешь рад оказаться снова свободным, чтобы жениться на той, которая устроит твою семью.
– Свои чувства мне не надо объяснять.
– Нет, надо. Я не хочу расторжения брака. – Ей наконец удалось вслух произнести слова, ради которых она сюда, собственно говоря, и пришла. – Но я не хочу оказаться в твоей жизни вещью, для которой ваша светлость приготовит специально отведенную полочку. Я хочу понимать тебя. Я хочу, чтобы мы друг друга понимали. А то ведь начали мы с конца, все поставили с ног на голову.
Майкл не сводил с нее глаз и молчал.
Даже сейчас его присутствие подавляло ее. От новизны чувств, от неожиданной силы переживаний она была сама не своя. Если ночами ей мучительно хотелось любовной близости с мужем, то днем не менее сильно она желала простоты дружеских доверительных отношений. Ей снова нужно взять себя в руки.
– То, чем мы занимаемся в постели, мне очень нравится. Но мне хочется, чтобы мы... – Ей очень хотелось, чтобы он понял, как для нее важно проявлять себя и в других областях жизни. – Чтобы нам было хорошо не только в постели. – Она сложила руки на коленях. – Вот чего мне хочется, Майкл.
– Что ты имеешь в виду?
– Я хочу, чтобы мы получше узнали друг друга. Может быть, вообще начать сначала. Но только по-настоящему, понимаешь?
– А потом что? Ты сообщишь, прошел я испытание или нет?
– Майкл, никакое это не испытание.
Следует заметить, что последние две недели Майкл перестал задаваться вопросом, на какой женщине он, в конце концов, женился. Теперь он знал, что за женщина каждую ночь ему согревает постель.
Женщина эта могла свободно расположиться у него между колен и одними лишь поцелуями вознести на вершину блаженства. Чарующая юная гурия с глазами небесного цвета и смехом, серебристым как лунный свет в ясную летнюю ночь, она сводила его с ума.
Он и Бриана напоминали льва и львицу, которые настороженно ходят друг за другом кругами, потому что равны по силе и крепости духа. Под гордыней Брианы скрывалась неподдельная страсть.
Страсть эта потрясла его до глубины души, когда молодая женщина стояла перед представителями власти и спасала его от обвинения в преднамеренном убийстве, не думая о цене, которую ей придется за это заплатить. Страсть эта чувствовалась и тогда, когда она, глядя ему в глаза, произносила слова клятвы верности в браке ради ребенка, которого они могли зачать. Движимая этой страстью и волей, эта женщина смело приняла неведомое будущее, которое их ждало впереди. Эта женщина сумела уложить парочку негодяев тогда, в пустыне, слава Богу, ему этой участи избежать удалось.
Она не боялась никого и ничего – кроме себя самой.
Все это вызывало у него беспокойство, потому что он оказался на неведомой ему прежде территории. Еще он отдавал себе отчет в том, что Бриане удалось подчинить его себе, о чем сама она и не подозревала.
Майкл понимал, что, если он не согласится на ее просьбу сейчас, она никогда больше ни о чем его не попросит.
– Ты умеешь играть в шахматы? – спросил Майкл. Бриана растерялась, не понимая, зачем он ее об этом спросил.
– Может быть, рискнешь и поставишь на свою просьбу? Он видел, что хотя она явно ему не доверяет, но отступать не собирается.
– Мне не хотелось бы унижать вашу светлость.
– Я рад, что мы можем по-прежнему хоть в чем-то прийти к единому мнению.
– А на что тогда ставишь ты? – спросила Бриана. Майкл взял с доски две пешки, черную и белую, зажал в кулаках и протянул руки Бриане.
– На тебя. На всю жизнь. Никакого расторжения брака. Одна неделя моего ухаживания.
Она подняла на него сияющий взгляд:
– Четыре.
– Одна.
– Тогда две. И мы живем в отдельных комнатах.
– Одна. Отдельные комнаты, только когда мы будем в Англии, и на определенное время. Но комнаты должны быть смежными.
– Ты по-настоящему проигрывал полковнику Паркеру в шахматы?
Майкл чуть приподнял брови.
– Чтобы узнать, тебе нужно сыграть со мной.
В воздухе повисла напряженная тишина. Поколебавшись, Бриана выбрала левый кулак, в котором была белая пешка. Она всегда будет считать, что лучше первый ход делать ей.
– Давно играешь в шахматы? – поинтересовался Майкл.
– С десяти лет. Меня научил играть Райан. Бриана протянула руку и двинула вперед королевскую пешку. – Через какое-то время я начала его обыгрывать, и вскоре он со мной вообще перестал играть.
– Райан – это кто? – Майкл в ответ двинул свою королевскую пешку.
– Младший из моих братьев. А ты с каких пор играешь? Майкл ответил на ее следующий ход ходом слона.
– Морские офицеры коротают свободное время за шахматами или вистом. Я из семьи адмиралов.
Настал черед Брианы слегка приподнять брови.
– И тем не менее пошел служить в армию. – Она замолчала, опустила глаза на доску и надолго задумалась, прежде чем бросить в бой своего белопольного слона. – Если бы тебе не пришлось возвращаться в Англию, ты женился бы на мне?
Майкл двинул ферзя на одно поле и замешкался с ответом.
Бриана сразу поняла, что он замыслил. Хочет объявить ей мат. В три хода. Они молча смотрели друг на друга. Она ждала ответа на свой вопрос. И он подумал, что надо сказать правду. Иначе Бриана просто не поверит.
– Не мучайся, – сказала Бриана. – Ответ на этот вопрос я знаю. Мы подождали бы три недели, и как только у меня начались бы месячные, ты снова отправился бы в пустыню по служебным делам, а я влюбилась бы в кого-нибудь. Разумеется, не в Каире. Совсем в другом месте.
Надо же такое наговорить! Майкл ушам своим не поверил.
– Есть только одна правда, принцесса, и ты должна ее знать. – Он встал из-за стола. Она тоже поднялась с кресла, когда он обошел стол и оказался рядом с ней. – В то утро, когда ко мне на квартиру заявился твой брат, я нарочно тебя не разбудил. Я знал, что после той ночи мне нельзя будет оставить тебя в Каире. Ни благородства, ни великодушия в моем поступке не было. Как и желания сохранить твою добрую репутацию. Мне просто не хотелось тебя отпускать. Посмотри на меня получше, Бриана. – Он совсем близко склонился к ее лицу. – И скажи, что я должен сделать, чтобы на моем месте оказался другой мужчина, пока я хожу по этой земле.
И тут он увидел, как засияли ее глаза.
– Знаешь, когда я в первый раз задумалась о тебе? Разговор они продолжили уже во время танца. Кроме них, больше никого не было.
– И когда же? – тихо спросил он.
– Когда я увидела, как ты, раздетый до пояса, бреешься на берегу пруда. Это когда мы были в Бахарии. Я тогда была просто потрясена. – Бриана смущенно улыбнулась. – Только этим я объясняю мое безумное к тебе влечение и все то, что я потом делала. А знаешь, когда я поняла, что ты необычайно красив? Просто неотразим?
– Когда?
– Прошлой ночью.
Майкл опешил. Оказывается, Бриана знала, как прикоснуться к тайным струнам его души, и он почувствовал себя уязвленным.
Бриана едва слышным шепотом выдохнула ему в лицо:
– Может быть, игра стоила свеч?
Он чуть отстранился, заглянул ей в глаза и буквально утонул в их сияющей синеве.
– Как тебе удалось обыграть меня в три хода? – с улыбкой поинтересовалась она.
Вместо ответа он чмокнул ее в губы, чтобы скрыть кривую усмешку. Он обыграл ее по очень простой причине – она не заметила, как он словчил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пусть будет лунный свет - Томас Мелоди



Интересное приключение!!!!! Героиня не дура и герой самый настоящий мужчина!!! Читать однозначно)
Пусть будет лунный свет - Томас МелодиКатя
20.02.2015, 18.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100