Читать онлайн Пусть будет лунный свет, автора - Томас Мелоди, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пусть будет лунный свет - Томас Мелоди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.7 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пусть будет лунный свет - Томас Мелоди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пусть будет лунный свет - Томас Мелоди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томас Мелоди

Пусть будет лунный свет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Прежняя жизнь для Брианы закончилась.
От репутации остались жалкие лохмотья, на душе было тяжело. До ее ушей донесся громкий разговор, но слов разобрать было нельзя. Девушка, только что принявшая ванну, накинула халат, подошла к двери и прислушалась. На первом этаже, у себя в спальне, Кристофер и Александра разговаривали на повышенных тонах.
– Может быть, мне спуститься вниз? – в раздумье проговорила Бриана.
– Лучше никому на глаза не показываться. – Грейси деловито собирала разбросанные тут и там вещи Брианы. – Все в доме попрятались, когда твой брат привез тебя домой. Стыдоба, одним словом.
Бриана поплотнее запахнула халат.
– Грейси, мы не пропадем.
– Так я не о себе пекусь. Пусть даже меня в следующий раз не пригласят в консульство.
Бриана подошла к комоду, нашла гребенку.
– Ох и доброе же у тебя сердце, милая. До тех пор, пока тебе очередная глупость в голову не взбредет. – Грейси легонько помахала сандаловым гребнем. – Только вот своей молодостью да незнанием жизни все время прикрываться не получится. На этот раз никто тебя прощать не собирается.
– Думаешь, я не знаю?
Осуждали ее за то, что устроила настоящий раздрай в семье Кристофера, а еще за то, что выставила на посмешище родного брата и леди Александру. Бриана слишком хорошо знала, как умеют интриговать в высшем свете, чтобы не понять, что ей грозят серьезные неприятности.
– Ах ты, моя махонькая голубка! – Грейси видела, как страдает Бриана, подошла и ласково обняла девушку. – Ну и попала же ты в переделку, милочка. Сама себе все и устроила. Майор Фаллон поступит с тобой так, как и пристало джентльмену. Он тебя не оставит, не бросит на съедение этим стервятникам. Твой брат в этом очень скоро убедится.
– Ну что ты говоришь, Грейси! – Бриана попыталась разуверить служанку в том, что ее милочку ждет вполне благополучное будущее. – Я соглашусь с любым его решением, клянусь.
Сегодня утром путь от квартиры Майкла до дома показался ей нескончаемо долгим. Труднее всего было вытерпеть ледяное молчание брата. Он как воды в рот набрал, подтвердил только, что шейх Омар на самом деле был убит ударом в сердце кинжалом Майкла. Он даже не поинтересовался, солгала ли она об алиби Майкла, а Бриана раскрывать все подробности не собиралась. Когда они приехали домой, Кристофер немедленно послал за адвокатом. Бриана знала, зачем он это сделал.
Она вышла из спальни Майкла, чтобы спасти его от ареста. Это был порыв души. Майклу нужно было алиби.
Кристофер не видел того, что сотворил шейх Омар с полковником Бейкером. Не видел он и леденящего кровь разгрома каравана, не слышал крики людей, которых убивали. Одно Бриана знала точно: Майкл – это не Омар.
Сейчас Майкл наверняка, уже на трезвую голову, еще раз обдумал сделанное ей предложение. Если это можно назвать предложением. Должен ведь он понять, что принадлежит к высшему свету! И что она ему не пара. Судьба в очередной раз посмеялась над ней.
По узким деревянным ступенькам Бриана поднялась в свою фотолабораторию. Это было ее святилище. Девушка с наслаждением вдохнула до боли знакомые запахи коллодия и нитрата серебра, которыми были пропитаны даже стены. Бечевка, протянутая через всю комнату, была пуста. На ней не висело ни одного снимка. Но скоро все изменится. Ей надо пополнить запасы фотографических пластинок и магниевых вспышек. Она отнюдь не беспомощная девица и найдет свое место в жизни без чьей-либо помощи.
Скомпрометировала себя она сама. Майкл здесь совершенно ни причем. Не заявись она тогда к нему домой, у нее все было бы иначе. И у него тоже.
Но в этом случае его наверняка арестовали бы. Бриана Майклу доверяла, иначе не вышла бы из спальни.
Взгляд Брианы упал на фотографию Стивена. Она взяла ее с полки и села в кресло, стоявшее у рабочего стола.
На душе у нее кошки скребли. Однажды она увлеклась волшебной сказкой о возвышенной любви со счастливым концом. Она поверила в нее всей своей юной и непорочной душой. Она верила, что придет некто и влюбится в ее девичьи причуды и грезы. Влюбится навсегда, навеки. В нее.
Возможно, ее внимание было слишком поглощено ее собственной жизнью, ее призванием спасти мир просто потому, что со своими бедами она справлялась не слишком удачно. А может быть, ей хотелось добиться всего того, чего добились ее братья. В какой-то момент она почувствовала, что удовлетворена. Что у нее хватает здравого смысла справляться с собственной судьбой.
Так продолжалось до ее встречи с Майклом.
С майором Майклом Фаллоном, который не особо считался с тем, чтобы играть по правилам, который был таким же деспотом, как и ее заносчивые братья.
Она с возмущением подумала о том, что майор вовсе не является приверженцем морали и целомудрия, что он настоящий повеса. С какой стати женщина должна думать о замужестве? Она примет фамилию мужчины, а в обмен этот самый мужчина будет ею командовать до конца дней, следить за каждым ее шагом. Он может забрать у нее детей, завести любовницу, сходить проголосовать – и все это в один день, если ему этого захочется. Если женщина будет вести себя хорошо, ей кинут кость – украшение, платье, туфли, – и она будет счастлива.
Скрипнула дверь. Бриана обернулась.
На пороге, держа пробковый шлем под мышкой, стоял Майкл.
– Можно войти?
Одет он был в военную форму и выглядел настоящим красавцем. Зато она хороша – растрепанные волосы, красные опухшие глаза.
– Как ты меня нашел?
Майкл пригнулся и протиснулся в комнату.
– Подсказала твоя служанка.
– Если Кристофер узнает, что ты...
Майкл захлопнул дверь, запер ее на задвижку.
– Меня совершенно не интересует, что скажет Кристофер или кто-либо другой из вашей семьи. Ты позволишь мне поговорить с тобой?
– Я приятно удивлена тем, что ты спросил разрешения. Он сел на стул, уперся локтями в широко расставленные колени.
– Я решил, что так будет лучше, особенно после сегодняшнего утра. Я не убивал Омара.
Бриана вгляделась в его лицо:
– Это не важно...
– Это важно для меня, – перебил ее Майкл. Он попытался угадать, о чем она сейчас думает, но не смог. – На протяжении двадцати лет я был чертовски деятельным офицером. – Он опустил глаза и принялся разглядывать свои ладони. – Я никогда не был дипломатом, ни в чем. Но Омара я не убивал. Мне важно знать, что ты мне веришь.
Несколько секунд Бриана пристально смотрела в глаза Майклу, потом кивнула:
– Я тебе верю, Майкл.
Внезапно он понял, как же ему было важно, чтобы она поверила. Он признался себе, что пришел только ради одного – добиться ее руки любой ценой, чего бы это ему ни стоило. Кротостью он никогда не отличался, но сейчас, сидя перед этой женщиной, он желал освободить ее от страха. Все эти дни он думал лишь об их совместном будущем. Бриана обрела над ним буквально магическую власть, не прилагая никаких усилий, она стала частью его души. Такого ему еще не доводилось переживать. Со времени отъезда из Англии единственное, что его мучило, это неуверенность в себе.
Он, конечно, помнил о том, что Бриана более чем прохладно относилась к супружеству, однако был исполнен решимости выиграть сражение на этом поле боя. Бриана была натурой яркой, независимой, умела указать мужчине его место. Она была необычайно красивой, исполненной страсти, щедрой ко всем, кого любит. Она отдала ему всю себя. Вселила в него уверенность в том, что душа его гораздо богаче, чем ему прежде казалось. Бриана нужна была ему не только в постели, а, что гораздо важнее, как спутница жизни.
– Ты-то сама хоть немного успокоилась? – спросил он. Она молча кивнула. Ей действительно стало немного легче.
– Зачем я здесь, ты знаешь, – продолжил Майкл. – Я прошу, чтобы ты пришла ко мне только по своей воле, Бриана.
Она ничего не ответила, но это не означало, что ей было все равно. Майкл обратил внимание на небольшую фотографию в рамке, которую Бриана держала в руке. Майкл взял фотографию.
На ней был изображен незнакомый ему мужчина. Майкл сразу понял, кто это.
– Почему ты уехал из Англии? – спросила Бриана.
Майкл перевел дыхание и выпрямился на стуле. Бриана имела право знать. Но как рассказать будущей жене не совсем приглядные подробности своей жизни? Все осталось в прошлом. И теперь не имеет для него никакого значения.
Он не был легкораним и после сегодняшнего дня к этому больше никогда не позволит себе вернуться, однако именно сейчас он твердо знал, что единственно правильным будет рассказать ей всю правду и облегчить наконец душу.
– Отец лишил меня наследства, – сказал он и, положив руки на колени ладонями вниз, в какой уже раз посмотрел на белый шрам, что тянулся по тыльной стороне его левой ладони от костяшек пальцев к кисти. Отец сделал все, чтобы он никогда не вернулся в Англию. – Мне было двадцать, я безумно влюбился в девушку, но жениться на ней я не мог. По крайней мере это была часть всей проблемы. – Он посмотрел на Бриану. – Один из самых громких скандалов в истории британской аристократии был связан со мной. Если бы твоя семья была вхожа в высшие светские круги двадцать лет назад, твой брат пришел бы в ужас от перспективы твоего замужества со мной.
– Это все из-за того, что ты влюбился и повел себя глупо?
– Да.
– А кем была эта девушка?
По глазам Брианы Майкл понял, что она искренне ему сочувствует. Можно было бы сыграть на этом, мелькнуло в голове, если бы у него совесть была чиста. Однако он не мог отрицать, что заслужил всеобщее осуждение.
– Мы с Каролиной вместе выросли. Поместье ее родителей соседствовало с нашим. Она ходила за мной по пятам и очень скоро подружилась со мной и с моими братьями. Мне было двенадцать, когда я влюбился в нее. В девятнадцать решил на ней жениться. К несчастью, у моего брата были свои соображения на этот счет. Два года спустя, когда я учился в Итоне, отец Каролины, герцог Бедфорд, объявил о ее помолвке с Эдвардом. Я пришел к отцу и все ему рассказал, но он безжалостно растоптал все мои юношеские грезы в угоду своей сиюминутной политической выгоде. Он хотел, чтобы приданое Каролины пополнило и так уже битком набитые семейные сундуки и чтобы Эдвард получил поддержку в парламенте. Все оказалось проще некуда. Она должна была выйти замуж за Эдварда, и мне оставалось лишь смириться.
– Но ты не смирился.
– Я не простил отцу его предательство. За неделю до свадьбы я встретился с Каролиной в летнем домике у нас в поместье. Когда нас обнаружил старший брат, он стал меня громко звать. Я чуть не убил его. Отец лишил меня наследства, и я уехал из Англии к Гордону в Китай. Вот такая грустная история, Бриана.
– Ты все еще ее любишь?
Он положил фотографию на стол.
– А ты все еще любишь Стивена Уильямса? Она покачала головой.
– Нет, не люблю, – едва слышно ответила она. – Допрос окончен?
– Мне хотелось это знать. – Он привлек Бриану к себе, усадил на колени, убрал с ее лица все еще влажные после купания волосы. – В любом случае карьере моей конец. Единственное, что у меня в жизни осталось, это ты, Бриана.
Она отвернулась.
– Майкл, ну что ты обо мне знаешь?
Он ласково взял ее за подбородок и повернул лицом к себе.
– Я знаю, что ты обожаешь восход и запах утреннего воздуха. Любишь розы и скучаешь по дождю. – Он повторял почти слово в слово то, что однажды ему говорила Бриана в пустыне перед тем, как он ее впервые поцеловал. Было это задолго до того дня, когда он привел ее на свое судно и жизнь ее круто переменилась. – Ты была среди участниц марша суфражисток на Лондон. Потом твою книгу запретили в Англии, а сама ты оказалась в ссылке в Египте. А еще ты считаешь, что у меня самые красивые глаза на свете, – улыбнулся он и добавил: – Правда, они не совсем голубые. Они...
– Зеленые, пепельно-серые? – выдохнула она. – Слава Богу, все зубы у тебя целы. – Она с нежностью притронулась кончиками пальцев к тому месту, куда врезался кулак ее брата. – А как же любовь, Майкл?
Он обхватил ладонями ее лицо, заглянул в широко распахнутые, исполненные печали голубые глаза и больше не сомневался в том, что чувство, возникшее между ними, больше, чем любовь.
– Ты можешь понести нашего ребенка, Бриана. Но я уеду до того, как ты об этом узнаешь.
– А если не будет ребенка?
– Тогда будет повод вернуться к вопросу о твоей невинности.
– Майкл, не надо.
– В глазах света ты безнадежно опозорена, – шепнул он ей. – Ты доказала, что ни одно дурное деяние не остается безнаказанным.
– Вот как! – Она попыталась встать с его колен, но он не отпустил ее. – Мне надо было тогда держать рот на замке, пусть они заковали бы тебя в кандалы. Хороша же твоя благодарность за все мое великодушие!
– Бриана, так есть еще и это.
И Майкл приник губами к ее губам.
Бриана не сразу ответила на поцелуй, но потом губы ее приоткрылись, и она прильнула к нему. Они с нежностью пили этот долгий и томный поцелуй, забыв на время о суровых испытаниях, уготованных им судьбой.
Не прерывая поцелуя, Майкл осторожно просунул руку под ворот халата Брианы и почувствовал под ладонью ее горячее нагое плечо. Тут же мысленно обругал себя последними словами за то, что легкомысленно поддался соблазну желания. Стиснув зубы, он медленно отстранился и встретил затуманенный взгляд голубых глаз. Взгляд его исполнился неприкрытого желания, и он отчетливо вспомнил то непередаваемое наслаждение, когда они сливались в единое целое.
– Майкл, ты играешь не по правилам.
– А разве когда-нибудь было по-другому?
Никто никогда не мог обвинить ее в трусости, не уставала мысленно напоминать себе Бриана несколько часов спустя, пока Грейси поправляла прядки в ее прическе. Взволнованные служанки набились было к ней в комнату, но она их отослала.
. – Милочка, для всех нас это очень радостное событие. – Грейси вколола еще одну шпильку в густые волосы девушки. – Через несколько дней ты уедешь в Александрию, где будет дожидаться пакетбот, и поплывешь ты до самой Англии. Времени собрать все твои вещи у нас достаточно. Еще успеют тебе и пару платьев сшить по английской погоде. В январе, милочка, в Лондоне ох как зябко. А в этом году, говорят, холоднее, чем обычно.
В дверь постучали.
Это пришел Кристофер. Остановился, оглядел сестру, сидевшую у туалетного столика. Кивком отпустил Грейси. Выглядел он просто ослепительно – строгий черный сюртук, черные брюки, накрахмаленная белая сорочка и тщательнейшим образом повязанный галстук.
Сложив руки на коленях, Бриана посмотрела в зеркало. Глаза у нее были грустные и усталые. Она не помнила у себя таких чужих, с затаенной болью, глаз. Из зеркала на нее смотрела незнакомая женщина в бледно-голубом платье из тонкой тафты.
– Бриана, все контракты подписаны. – Кристофер опустился на стул рядом с ней и протянул ей пачку бумаг. – Все в порядке.
Слова прозвучали как приговор, не подлежащий обжалованию. Бриана положила бумаги перед собой, начала просматривать лист за листом, но на каждой странице не видела ничего, кроме жирной подписи сразу вслед за подписью Кристофера, и на последнем листе, в самом конце, ее собственную подпись. Сердце у нее билось тихонько и неровно.
Хотя за эти тягостные недели в ее жизни и промелькнула благословенным светом нежность Майкла, однако ей не был знаком аристократ Джеймс Майкл Фаллон Олдбери, десятый герцог Рейвенспор.
Весь день Бриана отчаянно боролась с охватившей ее тревогой, прекрасно понимая всю мелодраматичность происходящего с ней. Поначалу Майкл вроде как признал свою ошибку и отказался от своих намерений. Теперь же, когда она поняла, что он ее не бросил, что он действительно хотел на ней жениться, неуверенность Брианы превратилась в страх. Наступит вечер, и она станет женой Майкла со всеми вытекающими из этого последствиями.
Господи, да как же она справится со всем этим?
– Он знает, что женится на наследнице?
– Твои акции компании «Дан энд Брэдстрит» его не интересуют, – ответил Кристофер и, помолчав, мягко добавил: – Может быть, признает, что тебе, Бри, нужна в ряде случаев самостоятельность.
Возможно, она все же сумеет внести что-то свое в этот брак и тем самым проявить свою самостоятельность.
Кристофер, пододвинув стул, подсел поближе к ней и, почти касаясь плечом ее плеча, уперся локтями в колени. Какое-то время оба молчали.
– Я отправил телеграмму Райану и Джонни, чтобы они нас встретили. Александра намеревается вернуться в Англию вместе с тобой. Мы с Фаллоном решили, что тебе и Александре лучше уехать из Каира. Что же касается меня, – продолжил Кристофер, – то я в любом случае прибуду в Англию к рождению моего сына, если даже мне придется добираться вплавь.
– Твоего сына? – негромко рассмеялась Бриана. Боже, до чего мужчины самонадеянны!
Конечно, она знала, что брату совсем не хотелось именно сейчас отсылать Александру, да еще в Англию. Она нисколько не сомневалась в том, что Майклу, задержись он здесь еще на какое-то время, по-прежнему будет грозить опасность. Или что опасность эта дотянется и до нее самой, и до Александры. Ведь напал же кто-то на Майкла прошлой ночью, а потом ложно обвинил в убийстве Омара. Кто за всем этим стоит до сих пор, неизвестно.
– Бри, я не хочу, чтобы ты спустилась вниз с мыслью о том, что тебя все бросили. Ты не просила меня быть посаженым отцом. Я тебя нисколько не обвиняю.
Она поднялась с кресла и крепко обняла брата, самого старшего в их семействе Донелли. У них была разница в четырнадцать лет. Любила она его всем сердцем.
– Отречься от тебя сейчас? – рассмеялась она, с трудом сдерживая слезы. – Уверена, ты ждал этого момента с тех самых пор, как мне исполнилось двенадцать.
Усмехнувшись, он крепко обнял ее.
– Фаллону с тобой несказанно повезло. Мама гордилась бы тобой, Бри. Ты так похожа на нее.
Мать Бриана помнила плохо. Она оглядела себя, поправила и разгладила платье. Кристофер поднялся и предложил ей руку.
– Думаю, Фаллон прождал нас достаточно долго.
Бриану снова стала бить дрожь. Она позволила Кристоферу вывести себя из комнаты, обернулась на пороге, расправила плечи и шагнула вперед.
Спускаясь по ступенькам, Бриана услышала голоса и невольно замедлила шаги.
– Бриана! – Из гостиной выплыла Александра. – Какая же ты красивая! – Она с нежностью взяла девушку за руки. – Министр уже здесь.
Бриана знала, что священник обвенчает их позже.
Неожиданно появился Абдул. Бриана вгляделась в смуглое морщинистое лицо. Возможно, это их последняя встреча. Она ласково взяла его за руки.
– Это каждой из твоих жен, Абдул. – Она привстала на цыпочки и расцеловала его в обе щеки. – Я очень ценю наше знакомство.
– Я тоже, госпожа Донелли. – Абдул, сложив руки перед собой, почтительно склонился в арабском приветствии, выпрямился и отступил в сторону.
Грейси протянула ей букет белого жасмина и, с трудом сдерживая слезы, ворчливо сообщила, что красивее женщины она еще не видела. Несколько слуг столпились в коридоре и тут же выстроились в два ряда вдоль стен, когда Кристофер повел Бриану дальше, в гостиную. На пороге гостиной Бриана замерла. Дыхание у нее перехватило.
Майкл, облаченный в парадную военную форму, стоял рядом с министром неподалеку от дверей, выходящих на веранду. Молодая женщина посмотрела ему в глаза, которые сияли счастьем. Будущее лежало впереди, необъятное, неведомое, незнакомое, и Бриане снова стало страшно.
Они принесли обет друг другу уже не в гостиной, а снаружи, под теплыми лучами заходящего солнца, окруженные благоуханным воздухом столицы Египта. Потом Майкл склонился к Бриане, та подняла ему навстречу лицо и приоткрыла губы для поцелуя. Она чувствовала привкус мяты. Мужчина, который еще недавно был ее любовником, стал законным мужем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пусть будет лунный свет - Томас Мелоди



Интересное приключение!!!!! Героиня не дура и герой самый настоящий мужчина!!! Читать однозначно)
Пусть будет лунный свет - Томас МелодиКатя
20.02.2015, 18.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100