Читать онлайн Ангел в моей постели, автора - Томас Мелоди, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ангел в моей постели - Томас Мелоди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 83)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ангел в моей постели - Томас Мелоди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ангел в моей постели - Томас Мелоди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Томас Мелоди

Ангел в моей постели

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

– Защищайтесь, Донелли!
Дэвид, испытывая противника, парировал выпад Рокуэлла и выжидал момента для нападения. Ответный удар Йена заставил Дэвида отступить на два шага. В фехтовальном зале снова раздался звон металла, противники скрестили рапиры во второй раз. Кожаный жилет прикрывал белую рубашку Дэвида. Под маской пот струился со лба, и он радовался влажному ветерку, проникавшему через открытое окно, из которого открывался вид на долину. Потеплело, и не прекращающийся моросящий дождик смыл остатки снега.
Однако в тот день, когда Дэвид решил найти развлечение в доме, погода не имела никакого значения. Рокуэлл оказался достойным партнером для тренировки, и Дэвиду доставляло удовольствие его дразнить.
– Ты кровожаден сегодня. – Дэвид отразил атаку, стараясь лишить Рокуэлла возможности засчитать себе одно очко.
– А вы нет?
Йен Рокуэлл, несмотря на свое воображаемое мастерство, был близок к нулевому счету.
– Удар, Рокуэлл.
Затем, словно по команде, оба перехватили рапиры левой рукой, и все началось сначала. Зазвенела сталь. Состязание быстро превратилось в схватку. Рокуэлл, тяжело дыша, проскользнул под рапирой Дэвида.
– Неплохо, Донелли. Но вы еще не победили. Дэвид рассмеялся:
– Мне не надо побеждать, чтобы выиграть. Я просто должен мешать тебе заработать очко.
Рапиры зазвенели, они снова дважды по кругу обошли зал, пока наконец Рокуэлл не согнулся, опустив голову, и закончил упражнение.
– Мы достаточно помучили друг друга, – с трудом произнес он. – Я считаю это ничьей.
Дэвид помахал кончиком рапиры перед косом противника:
– Только во сне, Рокуэлл.
– Тогда заработайте очко, – прохрипел Йен.
Несмотря на желание всадить тупой кончик рапиры в грудь Рокуэлла, несмотря на то что он в это дождливое утро проспал восход солнца на целых два часа и не выполнил намеченные дела, Дэвид был настроен весьма оптимистично. Прошлой ночью он решил, что больше не играет в чужие игры. Пусть Рокуэлл узнает, каково чувствовать себя игрушкой и жертвой в чьих-то руках.
– Знаю, чего вы добиваетесь. – Йен пытался ударом отвести рапиру Дэвида и промахнулся – реакция Дэвида была более быстрой. – Так что не надо тратить время, стараясь вывести меня из себя. Продолжим или соглашайтесь на ничью.
Дэвид поднял руку, чтобы снять маску, и застыл, глядя через плечо Рокуэлла. Его сердце забилось быстрее. В дальнем конце зала, у кадки с фиговым деревом, стояли сын и жена. Виктория положила руки на плечи мальчика, и на какое-то мгновение выражение ее лица выдало ее волнение, в нем отразились те же чувства, которые владели им самим. Они не могли оторвать взгляд друг от друга. Его раздражение, вызванное Рокуэллом, исчезло. Казалось, засияло солнце, и у Дэвида потеплело на сердце.
– Надеюсь, мы не помешали? – сказала она.
Дэвид отвел мокрые волосы со лба и сунул маску под мышку.
– Нет, – сказал он, переведя взгляд на сына. Натаниел, никогда прежде не проявлявший смущения перед ним, опустив глаза, смотрел на ободранный носок своего башмака.
– Натаниел услышал звон рапир, – сказала Мэг. – Ему очень хотелось посмотреть, но он не знал, можно ли ему.
– Господин Нат! – Рокуэлл склонился перед ними к изящном поклоне. – Вы только что наблюдали, как ни один из двух самых лучших во всей Европе фехтовальщиков не смог победить.
Дэвид про себя выругался. Он мог бы высказаться, но его остановил интерес, вспыхнувший в глазах мальчика. Мэг улыбнулась:
– Кто я такая, чтобы оспаривать мнение человека о самом себе.
Рокуэлл внимательно посмотрел на нее:
– Так вы держали в руках рапиру, миледи?
– Мама знает, как обращаться с оружием, – вмешался Натаниел. – В прошлом году она чуть не разрубила кузена Неллиса пополам.
Дэвид поднял бровь.
– Должно быть, это было интересно, – заметил он.
– Он и в этом слабак. – Натаниел дернул мать за рукав. – А разве нет? Он больше никогда не состязался с тобой.
– Кузен Неллис проявил благоразумие, – пошутила Виктория.
Это слегка позабавило Дэвида.
– Именно благоразумие, – подтвердил он.
Йен повесил рапиру на стену и, извинившись, ушел.
Щеки Виктории вспыхнули. И Дэвиду пришла в голову мысль, что Мэг боится его. Точнее, не его, а того, что он отнимет у нее сына.
Но ему следовало бы знать, что она не дрогнет перед угрозой, долгом и даже перед ним.
– Твой отец мастерски владеет шпагой. – Мэг улыбнулась сыну той сияющей, чарующей улыбкой, от которой у Дэвида перехватывало дыхание. В ее глазах он прочел желание матери защитить свое дитя и сочувствие к мужу, которого Дэвид от нее не ожидал. – У меня есть дела, – сказала она и поцеловала Натаниела. – Ничего, что я тебя оставлю здесь?
Натаниел кивнул, не поднимая глаз. Дэвид не понял, значило ли это «да», «нет» или «может быть». Хорошо, что он хотя бы не выбежал из комнаты.
– Я буду в оранжерее, если понадоблюсь.
– Мама! – Натаниел подбежал к ней, когда она была уже у двери. – Разве тебе не хочется побыть с нами?
Она потрепала его по волосам и, не глядя на Дэвида, ответила:
– Нет. Если захочешь, потом поможешь мне убрать в оранжерее, Бельчонок.
С этими словами Мэг вышла из комнаты.
Сын обернулся и через плечо посмотрел на Дэвида, который все еще стоял посередине зала с рапирой в руке и маской под мышкой. Они с сыном провели вместе две недели, но сейчас впервые оказались наедине. И Дэвид почувствовал волнение.
– Я должен был приехать к тебе раньше, Натаниел.
Мальчик пожал плечами:
– Мама сказала, что это не твоя вина. Что ты не уехал бы в Лондон без меня.
– Нет. – Смотреть в глаза мальчику было все равно что смотреть в глаза Мэг. – Так ты хочешь вызвать Итана Бирмингема на дуэль, не так ли?
Мальчик снова пожал плечами:
– Он ходит в школу в Винчестере и берет уроки у самого лучшего во всей Англии учителя фехтования.
– Это он так говорит. – Дэвид усмехнулся. – А ты научился держать дуэльную шпагу?
У Натаниела заблестели глаза.
– Только тупые рапиры. Мама боится, что я поранюсь.
– Она права. Для владения шпагой требуется гораздо больше, чем желание превзойти Итана Бирмингема. Надо научиться владеть шпагой так, чтобы не пораниться.
– А ты умеешь?
Дэвид улыбнулся:
– Умею, сынок.
Прошел час с тех пор, как Виктория оставила Натаниела и Дэвида одних, но она отказалась от попыток занять себя работой в оранжерее, бросила перчатки и вернулась в зал.
Виктория прижала ухо к двери, прислушалась и почувствовала облегчение. До нее донесся голос Дэвида, потом смех сына. И вдруг наступила тишина. Приоткрыв дверь, Виктория заглянула в зал.
Дэвид двигался вместе с сыном по залу. Виктория поняла, что это «ката», которой Дэвид когда-то обучал ее. Ветерок шевелил его темные волосы. Он был без сапог и сменил свою одежду на длинный, с белым поясом, халат на алой подкладке. Повторяя движения отца, Натаниел вместо шпаги держал в руке что-то напоминающее деревянный костыль, выглядел сосредоточенным и решительным, его движения точно соответствовали командам Дэвида.
Они не заметили ее появления.
Виктория прикрыла дверь. Ей, собственно, нечего было там делать. Она приложила руку к раненому боку. Рана еще не совсем зажила, но боль, которую она испытала, не имела никакого отношения кране.
Виктория схватила свою накидку и попросила мистера Рокуэлла проводить ее до коттеджа. Сэр Генри спал, когда час спустя она постучала в его дверь. Эсма была наверху, помогала Бетани шить платье.
Виктория вышла из коттеджа и впервые за несколько дней углубилась в работу. Она не слышала, как открылась дверь подвала.
– Они пробыли в большом доме три часа, – сказал сэр Генри.
Виктория подняла глаза от садовой земли, которую перебрасывала в бочонки, стоявшие у стены. Свет лампы падал на сэра Генри, стоявшего у стола, где она уже приклеила этикетку на последний горшочек с травами.
– Откуда вы знаете? – Она устало стряхнула землю с колен.
– Знаю, потому что столько времени ты провела здесь. – Он криво усмехнулся. – Я не спал, когда ты постучала.
За окном луч солнца пробился сквозь облака. В комнате становилось светлее. Виктория вернулась к столу и принялась наводить порядок.
– У вас есть достаточное количество мяты. Но нам нужно...
– Виктория. – Сэр Генри тронул ее локоть, и она замерла. – Подожди.
Она обхватила ладонями пустой горшочек, поставила его на полку и только тогда повернулась к нему.
– Я не знала, что будет так трудно. Я понимаю, сыну нужен отец...
– А ты представь, что переживает он.
– Натаниел?
– Чедвик.
Виктория открыла рот, чтобы поправить сэра Генри, называвшего Дэвида Чедвиком, но не смогла и схватила метелку.
– Само общение Натаниела с Дэвидом исключает мое присутствие.
– Как и Чедвика твое общение с Натаниелом. Ты поступаешь правильно, Виктория.
Она видела, как задрожала рука сэра Генри, когда он ухватился за палку, и отложила метелку в сторону, забыв о своих проблемах.
– Как вы себя чувствуете?
– Здесь был Дэниел Гибсон со своим сыном Робби, – проговорил сэр Генри, опираясь обеими руками на палку. – Сказал, что лорд Чедвик просил его приехать. Я отправил мистера Гибсона в усадьбу с просьбой привезти его сюда. Нам надо поговорить.
– Вы пьете кофе со сливками, мэм? – спросила Эсма.
Виктория подняла голову от документов, которые держала в руках. Она сидела за столом в кухне. В очаге потрескивал огонь, пахло свежеиспеченным пирогом. Возле нее стояла Эсма с кувшинчиком сливок в руке.
– Когда сэр Генри это сделал? – Она положила бумаги на стол.
– Стряпчий привез бумаги сегодня утром, мэм.
За окном послышался стук копыт. Виктория подошла к окну и приподняла край занавески. Во двор на Люцифере въезжал Дэвид. Виктория не сразу заметила Натаниела, сидевшего впереди него в седле.
Из конюшни вышел Рокуэлл, взял поводья. Вслед за ним в дверях появился Робби. Дэвид опустил Натаниела на землю, и он побежал к Робби. Даже через стекло она слышала, как сын рассказывал обо всем, чем занимался все утро, и заявил, что, когда вырастет, станет рыцарем.
Она не слышала, что сказал Рокуэлл, когда Дэвид слез с коня. Опустила занавеску и, прижавшись лбом к раме, закрыла глаза.
Этим утром он разрешил все ее сомнения относительно будущего благополучия их сына. Натаниел боготворил отца. Но она почему-то предполагала, что их сближение займет больше времени и она будет играть более значимую роль в жизни сына.
Входная дверь закрылась. Дэвид вошел в кухню.
– Все хорошо? – спросил он, передавая пальто и перчатки Эсме, суетившейся вокруг него.
Следом за ним вошли мистер Рокуэлл и Бетани. Затем появился сэр Генри.
– Лорд Чедвик, – поздоровался он с Дэвидом и попросил его сесть за стол, указав Бетани на другой стул.
Эсма принесла чай. Зная, о чем сэр Генри собирался просить Дэвида, Виктория, не поднимая глаз, села напротив.
Сэр Генри был тяжело болен. Виктория впервые заметила симптомы его болезни еще год назад. И теперь он решил привести в порядок свои дела. Он не хотел брать на себя ответственность за Роуз-Брайер. Если бы даже ему удалось отговорить Дэвида от сделки, он все равно не смог бы сделать земли плодородными, поскольку на это требовались деньги, а у сэра Генри их не было.
– Я истощил все силы, – сказал сэр Генри. – Провел все курсы лечения, но ни травы, ни чудодейственные снадобья не спасут меня. Я могу прожить еще год или умереть завтра. Это как Господу будет угодно.
– Дед...
– Бетани, выслушай меня. Ты и Виктория должны меня понять. – Сказав это, сэр Генри обратился к Дэвиду: – Я завещаю все свое имущество владельцу Роуз-Брайера и прошу вас остаться, – сказал он. – Не продавайте имение, ведь это родной дом Натаниела. У вас есть средства вдохнуть жизнь в эту землю и сделать для этого города то, чего я не сумел сделать.
Слушая сэра Генри, Виктория думала о том, что Дэвид, как агент секретной службы британского правительства, вскоре должен уехать, а она вместе с ним.
– В сложившихся обстоятельствах Неллис попытается каким-то образом оспорить ваши права на Роуз-Брайер, – продолжал между тем сэр Генри, обращаясь к Дэвиду. – Без сомнения, он затеет тяжбу. Чем она закончится, неизвестно. А вот оспорить мое завещание он никак не сможет. Я прошу об этом, потому что Бетани нужен опекун.
Дэвид подумал, что только сумасшедший может на это согласиться. И посмотрел на Викторию.
– Она ничего не знала о моем решении, – сказал сэр Генри.
Первой высказалась Бетани.
– Не говоря уже об остальном, я не хочу быть членом вашей семьи, лорд Чедвик. – Она поднялась и обратилась к сэру Генри: – Зачем вы это делаете, дедушка? Вы говорите так, будто стоите на краю могилы, в то время как вы совершенно здоровы.
– Сядь, Бетани, – приказал сэр Генри.
– Не сяду.
Сэр Генри поднялся, возмущенный до глубины души. Он часто сердился на внучку, обвинял ее в упрямстве, говорил, что ее надо отшлепать. А сейчас заявил, что ее надо выдать замуж. И именно лорд Чедвик как опекун может найти ей достойную пару.
– Выдать меня замуж? – со слезами на глазах ахнула Бетани. – Я сама найду себе мужа, дед.
– Тебя избаловали, Бетани Энн Манро. – Он покачал головой. – Хочешь, чтобы твоим опекуном стал Неллис?
– Вам следовало бы спросить, чего я хочу. Виктория встала.
– Чего же ты хочешь, Бетани?
– Уж конечно, я не хочу быть там, где не нужна. Натаниел принадлежит лорду Чедвику, а я ему чужая. – Она перевела взгляд с сэра Генри на Викторию. – Мне почти восемнадцать. Конечно, если ты не останешься, то и я тоже.
Дэвид хотел высказать свое мнение, но передумал и вышел из кухни.
Дэвид курил, прислонившись к перекладине забора, когда позади него заскрипел гравии и он увидел Мэг. В конюшне Натаниел, Робби и старший сын Шелби играли в морских разбойников. Дэвид пришел сюда, чтобы быть подальше от коттеджа и избавиться от своих мыслей. Он был рассержен, хотя и не понимал почему. Впрочем, догадывался.
– Я бы предупредила тебя о планах сэра Генри, если бы могла, – сказала Мэг. – Но что бы ты ни думал о мотивах его поступка, это дом Натаниела и Бетани.
– Ты уговорила сэра Генри принять такое решение?
– Нет. Совершенно очевидно, что сэр Генри принимает тебя за какого-то ангела-хранителя. Он верит, что ты послан нам всем судьбой.
– А во что веришь ты?
– В то, что судьба не обязательно означает удачу для всех.
Дэвид стряхнул пепел и скрестил руки на груди, остро ощущая ее близость. В плаще, под которым виднелись ее брюки и сапоги, она выглядела так необычно, так возбуждающе, что у него возникало желание раздеть ее и отвести в какое-нибудь уединенное темное местечко. Но это было совершенно нереально, учитывая их положение.
Мудрость .сэра Генри открыла перед Дэвидом дорогу к осуществлению его глубоко скрытых тайных желаний. Только чувство долга вызываю сомнения. В этом заключалось единственное противоречие.
Но теперь он не был уверен даже в этом.
– Почему Неллис так старается завладеть этим имением?
– Не знаю. В прошлом году наши отношения по крайней мере не выходили за рамки приличия.
– Не считая того, что ты выбила у него из рук шпагу. Виктория усмехнулась:
– Было дело.
– Ты все еще занимаешься фехтованием? – спросил он.
Она покачала головой, и странное ощущение утраты охватило его. Как невероятно давно это было, когда он обучал ее фехтовальным приемам. Когда ее смех звучал в пустом дворе дома ее отца.
Из сеновала над конюшней донеслись стоны умирающего в битве пирата, и Виктория взглянула на открытые ставни.
– По-моему, наш сын только что убил Робби, – сказала она.
Дэвид не ответил, Она повернулась, увидела, что он пристально на нее смотрит, и нахмурилась. Взгляд его был затуманен желанием. В глазах Мэг появилось что-то похожее на беспокойство. Дэвид понял, чем оно вызвано, хотя сама Мэг, возможно, не поняла этого.
Дэвид в душе посмеялся над собственной слабостью, вспомнив, как один из его братьев, Райан, однажды сказал, что ему надо разобраться в своих делах и только потом осуждать других.
Когда он перестал осуждать Мэг?
– Ты не та женщина, на которой я когда-либо предполагал жениться, – сказал он. – Но с первого же взгляда ты запала мне в душу. Я никогда не знал, что с этим делать, не знаю и теперь. – Он посмотрел на тлеющий кончик сигары. – Что бы я ни делал, все получалось плохо, Мэг. Конечно, я не ангел.
– Ошибаешься, не все у тебя получается плохо. Он удивленно приподнял бровь:
– Это комплимент?
– Ты нашел меня.
Дэвид выронил сигару и растоптал каблуком.
– Может быть, мне было суждено найти тебя. Суждено оказаться здесь. Но не в высоком смысле этого слова.
Очевидно, ей тоже в голову пришла такая мысль.
– Ты здесь, в то время как должен быть в Лондоне, – сказала она. – Мистер Рокуэлл, должно быть, сказал тебе что-то новое об этом деле. Настолько важное, что ты отбросил всякую осторожность.
Уверенность Мэг, что он находится здесь с единственной целью охранять ее, показалась ему смешной и грустной. Он видел ее удивительные глаза, и ему вдруг захотелось, чтобы она поверила в него. Доверилась ему.
– Полгода назад исчез твой отец, – сказал он. – Я узнал, что Кинли отвечал за его содержание в тюрьме.
– Полгода? Приблизительно в это время Неллис начал проявлять интерес к Роуз-Брайеру. Но если кто-то знал, где я, зачем было посылать тебя сюда?
– Разве не ясно, что твой отец задумал месть?
Она побледнела.
– Думаешь, в этом замешан Неллис? Но почему Роуз-Брайер?
– Это скажешь мне ты. Возможно, он думает, что в этом имении спрятано что-то, имеющее огромную ценность? – Он взял ее руку и вложил в нее медальон. – Так это или не так?
Выражение ее лица не изменилось, и если бы он не держал ее руку, не слышал ее дыхания, никогда бы не узнал, что она чувствует. Он понял, что дело не в его вопросе, а в самом медальоне.
– Зачем ты его принес? – спросила Мэг. – Это всего лишь старое украшение.
– У тебя нет необходимости продавать свои вещи. Я не беден. – Он поднес к губам ее сжатую в кулачок руку и нежно поцеловал пальцы.
– Мы оба пришли к соглашению и знаем, что будет, когда это дело закончится.
– А ты хотела, чтобы это произошло, когда все закончится? – тихо спросил он.
Медальон расстроил Мэг. Дэвид смущал ее. С тех пор как прошлой ночью вернулся из города. Ему нравилось, когда она смущалась. Ранимость была плохой защитой, и он мог лучше понять ее, не пробиваясь сквозь покров неприступности.
– В медальоне портрет твоей матери. Почему ты хотела его продать, Мэг?
– Ты прав. Я тоже верю, что кто-то руководит каждым нашим шагом. Тебе небезопасно здесь оставаться. Пусть мистер Рокуэлл закончит это дело и, когда придет время, передаст меня властям. Только возьми с собой Бетани и Натаниела. И начни свою жизнь где-нибудь в другом месте. Любая женщина в Англии ухватится за мужчину с такими безупречными рекомендациями.
Он уперся ладонями в грубую обшивку стены так, что Мэг оказалась в кольце его рук.
– Мои безупречные рекомендации? – В его глазах она видела беспечную насмешку над самим собой, и он казался не таким уж непреклонным и даже чувствительным к ее нежному взгляду. – Ты только что считала, что мне следует принять предложение сэра Генри. А сейчас навязываешь мне другую женщину?
– Я не хочу, чтобы у тебя была другая женщина.
– Почему ты не сказала мне, что о нас сплетничают в городе?
– Это из-за тебя. Разве не этого ты добивался? Сделать себя самой заметной мишенью. Ты – барон, с красивой любовницей и большим домом на холме. Ты начал войну с Неллисом. Как мог мой отец или кто-то из его людей не заметить тебя, чтобы потом найти меня? Так и получилось. Поэтому уезжай, и пусть мистер Рокуэлл закончит свою работу, пока мы оба не оказались в том же положении, что и девять лет назад.
– А что будет, когда все это закончится? – снова спросил он. – Мы снова станем врагами?
Она покачала головой и опустила глаза.
– Я не хочу ненавидеть тебя, Дэвид.
– Тогда мы никому не позволим вмешиваться в наши отношения. – Глаза его потеплели. Дэвид понимал, что Мэг имеет полное право не доверять ему, и в то же время знал, что десять лет назад она могла убедиться в том, что он всегда добивался своего. – Дорога в тысячу миль начинается с первого шага, Мэг. – Она смотрела на его руку, лежавшую на ее руке. – Ты можешь сделать этот шаг вместе со мной.
– А что потом? – Она встретила его пристальный взгляд и прошептала: – Ты знаешь о каком-то чудодейственном средстве, которое сможет спасти меня от тебя?
– Пока не знаю.
Он наклонился к ней и, когда прижал ее к стене конюшни, слегка распрямился и впился взглядом в ее глаза. В них была настороженность. Дэвид знал, как сильно когда-то обидел ее.
Он не поцеловал Мэг. Даже не попытался. Хотя его взгляд задержался на ее губах, прежде чем он отпустил ее. В ее глазах он увидел страсть, и теперь знал, что она хочет его так же, как он ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ангел в моей постели - Томас Мелоди



интересно
Ангел в моей постели - Томас Мелодиджон
26.01.2011, 10.43





Хорошая книга
Ангел в моей постели - Томас МелодиПони
10.03.2012, 15.45





мне понравилась книга!!
Ангел в моей постели - Томас Мелодитанюся
20.07.2012, 13.48





Очень понравилась.
Ангел в моей постели - Томас Мелодипетрович
25.10.2012, 18.59





Приятное чтение.Отличительное от большинства
Ангел в моей постели - Томас МелодиИрония
21.04.2013, 12.29





Книга не понравилась
Ангел в моей постели - Томас МелодиАнтонина Ленгауэр
15.07.2013, 9.35





Не в восторге. Запутанное изложение.
Ангел в моей постели - Томас Мелодитатьяна
18.07.2013, 22.50





Очень красивый сюжет, советую всем прочитать книгу
Ангел в моей постели - Томас Мелодината
4.05.2014, 16.26





книга немного не в моем вкусе,но сюжетная линия интересная.то ли перевод плохой,то ли гл.герои диалоги вели с двойным смыслом,что мне не всегда было понятно их.твердая 8.
Ангел в моей постели - Томас Мелодичитатель)
21.05.2014, 19.17





Очень понравился, особенно красиво писатель закончил роман... не скомкал как другие.Сюжет конечно немного запутан, но интригу держит.... Читайте обязательно!!!!
Ангел в моей постели - Томас МелодиЛюба
22.04.2015, 23.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100